ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ВЛИЯНИЕ АГРЕССИВНОСТИ НА ВЫБОР ТЕЛЕВИЗИОННЫХ ПЕРЕДАЧ В СТАРШЕМ ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ

Т. В. Яковлева (Московский государственный педагогический

университет)

Автором анализируется агрессивность старших подростков как возрастная проблема. Выявляется зависимость выбора телевизионных передач со сценами агрессии и насилия от общей агрессивности подростков. Приводятся корреляционные связи агрессивности с различными индивидуально-психологическими особенностями личности.

Ключевыге слова: агрессивность; индекс агрессивных реакций; индекс враждебных реакций; старший подростковый возраст; акцентуации характера; нейротизм; эмпатия; самооценка.

Проблема агрессивности подростков была и остается актуальной проблемой в науке, несмотря на то что ее разработкой занимались многие представители как отечественной, так и зарубежной психологии: И. Б. Бойко, А. К. Осницкий, Л. М. Семенюк, А. А. Реан и др.

Существует множество точек зрения относительно происхождения подростковой агрессивности. Некоторыми учеными (Н. М. Платонова и др.) она связывается с кризисностью протекания самого возрастного этапа. Каждый возрастной этап в силу своей специфичности выдвигает различные требования к личности. Часто именно адаптация к возрастным требованиям вызывает агрессивное поведение. «Кризисные, переходные, периоды сопряжены с неудовлетворенностью своим положением, протестным поведением, кризисностью и неуравновешенностью» [1, с. 55]. Таким образом, согласно данной точке зрения любой возрастной этап, сопровождающийся кризисными проявлениями, изначально скрывает в себе рост агрессивности. Р. Лоубер и Д. Хей писали, что агрессия у подростков — в определенной степени возрастная норма; поведение с намерением причинить вред другому демонстрируют, по крайней мере изредка, многие, а то и большинство представителей этой возрастной группы [10].

Однако не всегда агрессивность подростков можно причислить к нормальным реакциям, даже если сделать ссылку на возрастные особенности. И. А. Фурмановым выделяются две формы агрессивного поведения подрост-

ков — социализированная и несоциализи-рованная. Дети с социализированной агрессией не имеют психических нарушений, но их низкий моральный и волевой уровень регулирования поведения часто порождает нравственную нестабильность (игнорирование социальных норм и слабый самоконтроль). Дети, имеющие несоциализированную форму агрессивного поведения, проявляют признаки психических расстройств (тревога, страхи, дистрофия). Их агрессивное поведение развивается на фоне органических психических заболеваний (шизофрении, эпилепсии, различных органических повреждений головного мозга) [8]. Такая форма агрессивности рассматривается как патологическая. Нас же в данном исследовании интересует первая форма — социализированная агрессия.

Раскрывая общие принципы развития агрессивности, А. Налчаджян пишет, что «однажды возникнув в процессе взаимодействия своих общебиологических предпосылок с окружающей средой, агрессия как форма поведения и агрессивность как ее внутрипсихологический аспект и черта характера эволюционируют в процессе всей жизни человека» [4, с. 69—70]. У определенной категории детей агрессивность сохраняется и продолжает развиваться, трансформируясь в устойчивое негативное восприятие и отношение к окружающим. К ним относятся подростки, поведение которых отклоняется от нормальной линии развития. Они проявляют устойчиво высокий уровень агрессивного поведения, который вряд ли можно считать возрастной нор-

© Яковлева Т. В., 2010

мой. Фиксация агрессии снижает положительный потенциал личности, в результате чего возникает конфликт между личностью и обществом. В то же время тормозится процесс полноценной социализации ребенка, так как агрессивность является социально неприемлемой чертой личности. Принято считать, что подростковая агрессия значительно превосходит агрессивность взрослых. Чаще всего это объясняется стремлением к самоутверждению, которое играет важную роль в развитии подростка как личности.

В настоящее время изучение агрессивности проводится в русле основных традиционных направлений в психологии. Каждая теория по-своему трактует природу агрессии и пытается объяснить причины ее возникновения, однако всех их объединяет принятие идеи о том, что агрессивность личности в той или иной степени связана с определенными устойчивыми поведенческими паттернами, индивидуально-психологическими особенностями. В инстинктивистской психологии К. Лоренц, постулируя биологическое происхождение агрессивности, раскрывает черты, которые формирует инстинктивное поведение и которые влияют на формирование агрессивных реакций.

В русле психоаналитического направления агрессивность — это способ разрядки внутреннего напряжения, связанного с половым влечением или иными проблемами, сопряженными со стремлением получить удовольствие. Вместе с тем 3. Фрейдом приводится классификация детского развития, где на каждом его этапе при определенных условиях формируются черты личности, которые сохраняются в течение всей жизни человека и могут иметь определенные негативные проявления, в том числе усиливать общую агрессивность личности.

Если рассматривать логику теории социального научения, то здесь совершенно отчетливо прослеживается связь агрессии с характерологическими типами личности. Изучая агрессивные проявления людей в обществе, А. Бандура пришел к выводу, что «люди наделены

нейропсихологическими механизмами, обеспечивающими возможность агрессивного поведения» [2, с. 12]. Активация данных механизмов зависит от соответствующей стимуляции, поэтому различные формы агрессивного поведения, частота его внешнего проявления, обстоятельства, в которых оно обнаруживает себя, а также объекты для нападения определяются социальным окружением, и в первую очередь семьей. Кроме того, последователи теории социального научения относят к факторам социальной среды школу, группу сверстников и друзей, а также средства массовой информации. Значение последнего источника в современном мире занимает далеко не последнее место. В данной работе нам особо хотелось бы отметить роль телевидения в процессе формирования личности подростка.

По мнению Дж. Гербнера, телевидение является центральным звеном культурного процесса. «Будучи агентом сложившегося порядка, телевидение прежде всего служит поддержанию, стабилизации и усилению соответствующих ценностей, убеждений и моделей поведения» [цит. по: 3, с. 102—103]. Действительно, телевидение формирует новый тип взаимоотношений между людьми, прививает новые ценности, формирует новый взгляд на мир. Поскольку предлагаемая телеиндустрией продукция очень разнообразна по жанрам и содержанию, перед каждым человеком неизбежно встает вопрос выбора. Он может быть осознанным и неосознанным. Особое положение в рассмотрении данной проблемы занимают подростки, так как их самосознание еще не полностью сформировано, поэтому при выборе телевизионных программ они ориентируются на определенные внутрипсихологические компоненты — индивидуально-психологические и индивидуально-типологические характеристики.

По нашему мнению, существует связь между индивидуально-психологическими особенностями личности, агрессивностью и выбором телевизионных программ у старших подростков. С целью подтверждения этого предположе-

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ния нами был проведен эксперимент. В нем приняли участие учащиеся 9—11 классов средних общеобразовательных школ г. Чебоксары Чувашской Республики (321 чел.). В качестве инструментария были выбраны следующие методики: анкета «Мой выбор» (на основе анкеты А. В. Федорова [6] к проекту «Проблема насилия на экране»); диагностика агрессивных и враждебных реакций по опроснику Басса — Дарки; исследование акцентуаций характера по опроснику Ле-онгарда — Шмишека; использование опросника Г. Айзенка по определению темперамента; исследование способно-

сти к эмпатии по опроснику В. В. Бойко; изучение самооценки старших подростков по списку качеств личности. Для выявления взаимосвязей между индивидуально-типологическими особенностями подростка был использован метод ранговой корреляции гСпирмена.

На первом этапе на основе результатов, полученных при помощи методики Басса — Дарки, были выявлены индекс агрессивных реакций (ИАР) и индекс враждебных реакций (ИВР) старших подростков, по соотношению которых все испытуемые (321 чел.) были распределены на 8 групп (рисунок).

%

30

25-

20

15

10

5-

В/В

в/н

н/в

н/н н/низ низ/в низ/н низ/низ

Распределение испытуемых по соотношению ИАР/ИВР:

В — высокий уровень индекса; Н — нормальный уровень индекса; НИЗ — низкий уровень индекса

Несмотря на то что наиболее многочисленная группа — 89 испытуемых (27,7 %) — имеет нормальный уровень агрессивности и враждебности, общее количество подростков с высоким уровнем обоих или хотя бы одного из индексов превосходит эту цифру (198 учащихся— 61,8 %). Следовательно, больше половины подростков обследуемой группы отличаются повышенным уровнем агрессивности или враждебности.

Для проведения дальнейшего исследования 107 чел. (33 % испытуемых), показавших высокий уровень агрессивности, составили экспериментальную группу. Произвольно была выбрана кон-

трольная группа, в которую также вошли 107 учащихся, показавших нормальный уровень агрессивных реакций.

Анализ анкеты «Мой выбор» в двух обозначенных группах дал следующие результаты.

1. И в контрольной, и в экспериментальной группах старшие подростки большую часть своего свободного времени уделяют общению с друзьями (47,0 и 42,0 % соответственно). Такой выбор легко объясним, так как ведущий вид деятельности в данный возрастной период — общение со сверстниками. На втором месте стоит вариант «смотреть телевизор» (23,5 и 31,0 %).

0

11111111111* № 1,

2. Было выявлено, что подростки, входящие в состав экспериментальной группы, смотрят телевизор чаще и дольше по времени: 3 и более часов за экраном телевизора проводят 60,8 % из них; в контрольной группе эта цифра составила 48,6 %.

3. Жанровые предпочтения телепродукции в обеих группах подростков совпали — это художественные фильмы и музыкальные программы. Причем если подростков менее всего интересуют новости (11,0 %), то среди предпочтений взрослых членов семьи на первое место они ставят как раз новостные телепередачи (37,0 %).

4. Выбор жанров художественных фильмов распределился следующим образом: чаще всего подростки выбирают комедийный жанр, но имеются значительные различия между группами по проценту выбора. Если в контрольной этот показатель составляет 72,0 %, то в экспериментальной — 51,0. Жанры «боевик» и «ужасы» мы включили в одну категорию фильмов, доля их выбора — 75,5 и 60,5 % соответственно.

5. Сцены насилия на экране привлекают 17,8 % подростков контрольной и 32,4 % — экспериментальной группы. По нашему мнению, в данном случае играет роль множество сдерживающих факторов (в том числе национальный характер, в традициях которого — предъявление социально-приемлемых вариантов поведения).

6. Интересные данные были получены по вопросу о функциях сцен насилия на экране. В обеих группах на первое место безоговорочно ставятся развлекательная и рекреационная функции, что характеризует общую гедонистическую направленность современного подростка. Однако увидеть в фильмах, имеющих агрессивный сценарий, рекреационную составляющую достаточно сложно. В экспериментальной группе также были отмечены компенсаторная (13,0 %) и идентификационная (11,0 %) функции рассматриваемых видов телепродукции. Первая выражает стремление подростка восполнить на экране то, чего ему не хватает в собственной жизни (просмотр

фильма со сценами насилия и агрессии компенсирует агрессивные потребности личности). Вторая отмечается теми подростками, которые, погружаясь в сюжет, вживаются в роль героев фильмов. Если это агрессивные сюжеты, то происходит идентификация с отрицательным героем. По мнению И. А. Фурманова, существуют определенные условия, способствующие имитации преступлений, увиденных в фильмах и телепередачах: идентификация с телепрограммой и ее героями; постоянная сильная вовлеченность в телепрограмму на фантазийном уровне; способность совершить реальное действие [7]. При наличии этих условий есть реальная угроза повторения подростком увиденных сцен в реальной жизни.

7. Старшие подростки смотрят телепередачи со сценами насилия в одиночестве или в компании друзей. Вариант «с родителями» имеет наименьший процент встречаемости (7,0 и 8,5 % в экспериментальной и контрольной группах). При этом есть различия в самочувствии зрителя-подростка. В контрольной группе 27,0 % учащихся наблюдают сцены насилия в нормальном состоянии. 32,0 % выбрали вариант «иное», где были отмечены ответы, связанные с волнением, беспокойством, боязнью, тревожностью во время просмотра. В экспериментальной группе часто встречается ответ «назло окружающим», что ярко характеризует негативизм подростка по отношению к социальному окружению. Причинами этого могут являться самые различные факторы. Ответ «в хорошем, приподнятом настроении» выбрали 24,0 % испытуемых. Результаты говорят о том, что подростки не воспринимают агрессивность на экране как нечто неприемлемое и требующее осуждения. Положительный настрой связан скорее всего с действительно испытываемым ощущением радости при просмотре.

8. Вызывает интерес эмоциональная сторона, сопровождающая просмотр сцен насилия. В экспериментальной группе почти 28,0 % опрошенных испытывают безразличие к сценам насилия, у 19,0 % психологическое состояние не меняется. Таким образом, практически половина

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

испытуемых этой группы (47,0 %) проявляют нейтральные чувства по отношению к агрессивным и насильственным действиям. Кроме того, 9,0 % учащихся ответили, что сцены насилия на экране вызывают у них чувство веселья. Парадоксальность этого чувства в данной ситуации очевидна, тем не менее оно вписывается в общую тенденцию, наблюдающуюся среди подрастающего поколения, — нарушения логики эмоционального реагирования.

Вслед за С. Хухлаевой [9] и другими психологами мы считаем, что специфической формой подростковой агрессии нередко становится смех. Подростки смеются, выражая несогласие, защищаясь или нападая. Чаще всего смех как средство агрессии используется в тех случаях, когда открытое ее проявление невозможно.

Далее нами был проведен анализ корреляционных связей между агрессивностью и акцентуациями характера (по Леонгарду — Шмишеку). В контрольной группе были выявлены значимые корреляции между уровнем агрессивности (показатель ИАР) и гипертимной акцентуацией (0,319). Также положительная корреляция существует между косвенной агрессией и указанным типом акцентуации (0,189). Других значимых связей не обнаружено. В экспериментальной группе параллели связей более разнообразны. ИАР, как и в контрольной группе, дал корреляцию с гипертимной шкалой (0,366), но, кроме того, отчетливо прослеживаются значимые связи с демонстративным (0,212) и возбудимым (0,253) типами акцентуаций. Связь отдельных шкал агрессивности с типами акцентуаций характера показана в таблице.

Взаимосвязь шкал агрессивности и акцентуаций характера подростка (экспериментальная группа, п = 107)

Типы агрессивности

Типы акцентуаций Физиче- ская агрессия Косвен- ная агрессия Раздражи- тельность Негати- визм Обида Подозри- тельность Вербаль- ная агрессия Чувство вины

Гипертимический

Экзальтированный

Демонстративный

Дистимический

Возбудимый

Циклотимический

Эмотивный

Педантичный

Застревающий

Тревожный

0,207

0,267

0,243

0,192

0,203

0,219

0,211

0,169

0,224 0,233

0,254

0,216

Положительных корреляций в отношениях акцентуаций характера и таких шкал агрессии, как «обида» и «подозрительность», обнаружено не было. Этот факт мы связываем с тем, что реакции обиды и подозрительности редко имеют внешнее проявление, не выходя за рамки неосознанного намерения.

Опрос по методике Г. Айзенка позволил определить показатели экстраверсии и уровня нейротизма в группах испытуе-

мых. В экспериментальной группе установлена прямая корреляция между этими двумя показателями. Общее количество испытуемых, имеющих высокий уровень нейротизма при наличии четко обозначенной экстравертности, составляет 34 чел. (32,0 %).

Средний показатель самооценки также разнится: в контрольной группе — 0,52, в экспериментальной— 0,63. Оба показателя находятся в пределах нормы,

однако в данном исследовании разница в 0,11 является значимой. Таким образом, самооценка учащихся коррелирует с уровнем выраженности агрессивных реакций у старших подростков (подтверждено при помощи ранговой корреляции Спирмена, г = 0,278): чем выше уровень самооценки, тем выше показатели общей агрессии (ИАР) и различных ее составляющих. Результаты также подтверждают выводы А. А. Реана [5] о том, что агрессивность сопряжена с крайней, экстремальной самооценкой подростка. В нашем случае это выраженная высокая самооценка.

При анализе эмпатии подростков (по В. В. Бойко) был выявлен средний показатель эмпатийных способностей по исследуемым группам учащихся. В контрольной группе он составил 46,3 %, в экспериментальной— 41,5 %. Низкий уровень эмпатии в экспериментальной группе показали 22,0 % испытуемых. По итогам ранговой корреляции установлен значимый показатель обратной зависимости эмпатии и ИАР — 0,209.

Результаты проведенной исследовательской работы позволяют заключить, что больше половины учащихся старшего подросткового возраста нуждаются в коррекции агрессивного поведения. Между выбором ими телевизионных программ и уровнем агрессивности существует связь: чем выше уровень агрессивности, тем больше вероятность выбора телевизионных передач, содержащих в своем составе сцены насилия и агрессии.

Анализ взаимосвязей агрессивности старших подростков и индивидуальнопсихологических особенностей показал, что высокий уровень агрессивности, а

также отдельных ее шкал (физическая агрессия, косвенная агрессия, раздражительность и вербальная агрессия) положительно коррелирует с гипертимным, возбудимым и демонстративным типами акцентуаций характера; чем выше уровень агрессивности подростка, тем выше его самооценка и тем ниже эмпа-тийные способности.

В целом проведенная работа свидетельствует о том, что при изучении агрессивности старшего подростка важно учитывать все стороны его личности, поскольку в их взаимодействии и раскрывается проблема.

список

ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Агрессия у детей и подростков / под ред. Н. М. Платоновой. — СПб. : Речь, 2006. — 336 с.

2. Бандура, А. Агрессивный подросток / А. Бандура. — М. : Апрель-Пресс : ЭКСМО-Пресс, 2000. — 508 с.

3. Назаров, М. М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований / М. М. Назаров. — М. : УРСС, 2002. — 240 с.

4. Налчаджян, А. Агрессивность человека / А. Налчаджян. — СПб. : Питер, 2007. — 736 с.

5. Реан, А. А. Психология личности: социализация, поведение, общение / А. А. Реан. — М. : АСТ ; СПб. : Прайм-ЕВРОЗНАК, 2007. — 407 с.

6. Федоров, А. В. Права ребенка и проблема насилия на российском экране / А. В. Федоров. — Таганрог : Изд-во Кучма, 2004. — 414 с.

7. Фурманов, И. А. Агрессия и насилие: диагностика, профилактика и коррекция / И. А. Фурманов. — СПб. : Речь, 2007. — 479 с.

8. Фурманов, И. А. Детская агрессивность: психодиагностика и коррекция / И. А. Фурманов. — Минск : Ильин В. П., 1996. — 216 с.

9. Хухлаева, О. В. Психология подростка / О. В. Хухлаева. — М. : Академия, 2008. — 158 с.

10. Loeber, D. Key issues in the development of aggression from childhood to early adulthood / D. Loeber, D. Hay // Annual Review of Psychology. — 1997. — 48. — 511 p.

Поступила 21.05.09.