ИЗВЕСТИЯ

ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ № 28 2012

IZVESTIA

PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO PUBLIC SCIENCES № 28 2012

УДК 159.922

условия СТАНОВЛЕНИЯ МАТЕРИНСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

© Е. И. ЗАХАРОВА, Ю. А. ТОРЧИНОВА Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, кафедра возрастной психологии e-mail: E-I-Z@yandex.ru

Захарова Е. И., Торчинова Ю. А. - Условия становления материнской идентичности// Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2012. № 28. С. 1234-1239. - В предложенной статье обсуждаются личностные изменения женщины в период ожидания рождения ребенка. В фокусе внимания оказывается самосознание женщины, осознание и присвоение ею своей новой социальной позиции. Становление материнской идентичности рассматривается в связи с такими индивидуально-психологическими особенностями женщины, как ценностная направленность, психологический пол. В исследовании подчеркивается связанность изменений личности и сознания, создающее предпосылки для успешного присвоение родительской позиции.

Ключевые слова: идентичность, родительская позиция, ценностная направленность, беременность.

Zakharova E. I., Torchinova Y. A. - Conditions of maternal identity formation // Izv. Penz. gos. pedagog. univ.

im.i V. G. Belinskogo. 2012. № 28. P. 1234-1239. - In this article we discuss personality changes a woman while waiting for the birth. The focus of attention is her consciousness of the new social position. Becoming a mother’s identity is considered in connection with such psychological characteristics of women, as a value orientation, a psychological sex. The study concludes that changes in personality and consciousness are interconnected, which creates prerequisites for a successful assignment of the parent positions

Keywords: identity, parental position, value orientation, pregnancy.

Понятие «идентичность» традиционно связывают с именем Э. Эриксона и привлекают в качестве категории, характеризующей самовосприятие и осознание себя личностью [13]. В соответствии с идеями Э. Эриксона выделяют личностную идентичность (Эго-идентичность) и социальную (групповую идентичность). Личностная идентичность понимаемая как «внутренняя непрерывность и тождественность личности» основана на двух одновременных наблюдениях: восприятие своей тождественности как осознание непрерывности своего существования во времени и пространстве, и восприятии того факта, что «другие признают мою тождественность». Обладать идентичностью означает, во-первых, ощущать свое бытие лич-ностно неизменным, независимо от изменения ситуации, роли; во-вторых, переживать прошлое, настоящее и будущее как единое целое; в-третьих, ощущать связь между собственной непрерывностью и признанием этой непрерывности другими людьми. Процесс формирования и существования идентичности связан с идентификацией, оцениванием и выбором ценностей, целей и убеждений, которые впоследствии становятся ее элементами. А. Ватерман выделяет четыре сферы жизни, наиболее значимые для формирования идентичности:

- выбор профессии и профессионального пути;

- принятие религиозных и моральных убеждений;

- выбор политических взглядов;

- принятие набора социальных ролей, включая половые роли и ожидания в отношении супружества и родительства [1].

Идея о наличии двух аспектов идентичности -ориентированного на социальное окружение и на уникальность проявлений человека - наиболее полно воплотилась в теории социальной идентичности Х. Тэджфела и Дж. Тэрнера [11]. Социальная идентичность складывается из отдельных идентификаций, аспектов образа «Я», которые вытекают из восприятия себя индивидом, как члена определенных групп, и определяется принадлежностью человека к различным социальным категориям: расе, национальности, классу, полу. Объектами социальной идентификации могут быть многообразные первичные группы (семья, ближайшее окружение) и вторичные группы, как непосредственного контактного общения, так и символические сообщества («мое поколение», политические сообщества) [12].

Формирование идентичности - непрекращаю-щийся процесс. Развивающийся человек постоянно обогащает свою личную, профессиональную и семейную идентичности по мере того, как меняется их внутренний и внешний мир. В данной работе мы будем

обсуждать изменения идентичности, происходящие в связи с ожиданием и рождением ребенка. В этот период взрослый человек встает перед задачей освоения новой социальной позиции - позиции родителя. В ходе этого освоения он начинает ощущать свою принадлежность к специфической социальной группе - родителям, обогащая свою идентичность новым содержанием. Поскольку нас в первую очередь интересовал процесс становления материнской идентичности (в виду малого количества исследований отцовской выборки, приходится сузить исследуемое понятие родительской идентичности), необходимо остановиться подробнее на условиях развития идентичности женской. Женская идентичность - биологически и социально обусловленная категоризация себя как представительницы женской социальной группы и воспроизведение гендерно обусловленных ролей [10]. По мнению Э. Эриксона, переход от юности к зрелости является решающим моментом в становлении целостной женской идентичности, когда молодая женщина оставляет родительскую семью и посвящает себя любви к чужому человеку и заботам об их общем ребенке. В этот период все половые различия окончательно поляризуются [13]. Э. Эриксон описывает «превращение» девушки в настоящую женщину в связи с осознанием обладания неким «Продуктивным внутренним пространством, предназначенном для воспроизводства». Помимо внутреннего пространства на формирование женской идентичности влияет специфический «женский опыт», который создается благодаря особенностям социализации девочек, поощрению родителями гендерно-норамативного поведения [2]. Таким образом, с позиций психоаналитического подхода, материнская идентичность неразрывно связано с собственно женской идентичностью.

Сензитивным периодом для становления материнской идентичности становится период ожидания ребенка. для любой женщины беременность является периодом трансформации ее телесной, гендерной, сексуальной, профессиональной, и, наконец, личностной идентичности. Беременность, роды и материнство -это определенные ступени формирования зрелой материнской идентичности, связанные между собой таким образом, что от того, насколько полно и позитивно женщина проживает предыдущий этап, зависит возможность прохождения следующего [8]. Беременность, в особенности первая, становится кризисной точкой в поиске своей женской идентичности. Она подразумевает конец существования женщины как независимого отдельного существа и начало непременных, и бесповоротных отношении мать-дитя [9]. В психоаналитической традиции материнская идентичность рассматривается в прямой корреляции с отношениями собственной матерью, которая создает базис для формирования у девочки «Образа матери». Образ матери становится тем образцом, с которым женщина будет идентифицировать себя в период подготовки к предстоящему материнству. идентификация здесь понимается как «..уподобление Я чужому

я, вследствие чего первое я в определенных отношениях веден себя как другое, подражает ему, принимает его в известной степени на себя» [9]. Д. Пайнз пишет о исключительной важности отношений женщины с собственной матерью, поскольку, начиная с периода беременности, женщина должна играть роль матери для собственного ребенка, оставаясь ребенком для своей матери. Важную роль отношений с матерью в период формирования у девочки образа себя как будущей матери говорит и Т. В. леус. Внутренний образ матери, по мнению автора, и есть тот образец, с которым женщина будет идентифицировать себя в период подготовки к предстоящему материнству. Говоря о беременности, как кризисной ситуации, подчеркивается важность разрешения амбивалентного отношения женщины к собственной матери, что способствует уверенности в себе, высокой самооценке, отсутствию внутренних конфликтов, связанных с материнством, и, как следствие, формированию адекватной внутренней позиции матери [7].

С целью изучения особенностей идентичности женщин, ожидающих ребенка, было проведено их обследование на ранних сроках беременности и незадолго до родов. В исследовании приняли участие 35 беременных женщин репродуктивного возраста (от 20 до 36 лет). Особенности идентичности исследовались посредством метода открытого самоописания «20 утверждений» М. Куна [3]. Поскольку личностная идентичность человека, так или иначе, проявляется в любом развернутом самоописании, появляется возможность применить процедуру контент-анализа и качественного анализа высказываний женщин в ответ на вопрос «Кто я такой». Нас интересовали высказывания, каким либо образом указывающие на материнскую идентичность или зреющую материнскую идентичность - «будущая мать». В ходе анализа учитывалось как само упоминание материнской принадлежности, так и позиция в отношении остальных характеристик женщины. Среди названных женщинами характеристик были зафиксированы:

- указания на принадлежность к социальной группе (собственно идентичность) - женщина, девушка, жена, мать;

- указания на сферу профессиональной деятельности - воспитательница, экономист и т. д.;

- указание на личностные качества и особенности - веселая, добрая, умная, воспитанная.

Как мы и полагали, указания на материнскую идентичность встретились не у всех женщин. Те же, которые ее называли, различались позицией материнской идентичности в отношении остальных. С учетом этих особенностей удалось выделить 4 группы женщин.

1 группа, составившая 31,4 % выборки, была образована женщинами с явно выраженной материнской идентичностью. Женщины этой группы упоминают свою материнскую идентичность одной из первых, часто неоднократно. Факт принадлежности к материнскому статусу подчеркивается эпитетами,

характеризующими качество реализации материнской роли - «ответственная мать, любящая мать, заботливая мать и т. д.».

2 группу (25,7 % выборки) составили женщины, указывающие на свою будущую материнскую принадлежность (зреющая материнская идентичность). Они еще не называют себя матерью, добавляя к указанным характеристикам эпитет «будущая». В их описаниях будущая материнская идентичность сочеталась с профессиональными характеристиками, множественными семейными ролями - отличная хозяйка, преданная жена, заботливая дочь, лучшая подруга моей лучшей подруги, хороший товарищ. У данной группы женщин зреющая материнская идентичность гармонично сочеталась с принадлежностью к другим социальным группам.

В самостоятельную 3 группу были выделены женщины, в самоописании которых обращала на себя внимание ярко выраженная женская идентичность. небольшая (14 %), но своеобразная группа женщин указывала на свою будущую материнскую принадлежность, в то время как большинство характеристик касались супружеской роли и женской привлекательности. Женщины этой группы давали яркие, эмоциональные описания своих гендерных особенностей - «любовница для мужа, любимая и любящая, пантера, счастливая женщина, красивая женщина, добрая, отзывчивая, милая».

В 4 группу вошли женщины, в самоописании которых вообще не встречается упоминания об актуальном или будущем материнстве - отсутствуют указания на материнскую идентичность. Женщины описывают свою супружескую роль, профессиональную идентичность, индивидуально-личностные качества. Однако, о материнстве не говорится ни слова, свое актуальное положение и предстоящие изменения игнорируются. К нашему удивлению, эта группа оказалась достаточно большой - составила 31,4 % выборки.

Можно сказать, что треть обследованных женщин обладали достигнутой материнской идентичностью, треть находились в состоянии зреющей материнской идентичности, и у трети женщин ожидающих ребенка пришлось констатировать отсутствие мате-

ринской идентичности - они не только не ощущают себя матерью, но и не предвидят освоение данной социальной роли в ближайшем будущем.

Зафиксировав существенные различия самосознания беременных женщин, мы стремились установить, с какими личностными особенностями связано успешное обретение материнской идентичности. Так, были проанализированы особенности ценностной направленности женщин [4]; особенности их психологического пола - методика Сандры Бэм [6], успешность присвоения женщинами родительской позиции [5].

Результаты исследования свидетельствуют о наличии связи успешности становления материнской идентичности с характером ценностной направленности женщин.

Приведенные результаты свидетельствуют о том, что ярко выраженная материнская идентичность сопровождается ценностной направленностью на ребенка. Высокий процент женщин с ценностной направленностью на интересы ребенка и в группах со зреющей материнской идентичностью, в то время как у женщин с невыраженной материнской идентичностью ценностная направленность на ребенка встречается значительно реже.

неблагополучными в связи с наличием ценностного конфликта оказались группа женщин со зреющей материнской идентичностью на фоне ярко выраженной женской идентичности и группа женщин, у которых материнская идентичность вообще не выражена. В отношении женщин, остро ощущающих свою женскую принадлежность, можно сказать, что удовлетворение потребностей, связанных с женской ролью, продолжает быть для них чрезвычайно значимым. Они стремятся поддерживать свою привлекательность, заботятся как о своем гардеробе, так и о собственном психологическом комфорте. Для них материнство является предельным воплощением их женской сущности. Совершенно другую картину мы видим в группе женщин, не ощущающих себя матерями. В данной группе деятельность, направленная на удовлетворение интересов ребенка вступает в конкурирующие отношения с профессиональной деятельностью, и деятельностью направленной на удовлетворение личных интересов.

Таблица 1

Приоритетность ценностной направленности на ребенка у женщин с разной степенью выраженности материнской идентичности (в %)

Материнская идентичность

Ценностная направленность /группа Ярко выражена Зреющая Зреющая на фоне ярко выраженной женской Не выражена

Ребенок Работа Общение 100 88,9 75.0 63,6 9.1

Собственные (личные) интересы 11,1 25.0 18,2

Характер ценностного конфликта

Отсутствует 90,9 88,9 50 63

Работа/ребенок Интересы/ребенок 9,1 11,1 50 9.1 18,2

Подводя итоги можно сказать, что ценностная направленность женщины на работу, общение, личные интересы, снижает выраженность ощущения своей принадлежности к материнству. Наличие ценностных конфликтов осложняет становление материнской идентичности.

Вполне согласуются со сложившейся картиной особенности принятия женщинами родительской позиции. Степень ее принятия в описанных группах женщин существенно различается.

Представленные на диаграмме различия в степени принятия родительской позиции в группах женщин с ярко выраженной материнской идентичности и женщин, у которых материнская идентичность не выражена оказались статистически значимыми (непараметрический критерий Манна-Уитни, р=0,002). Женщины, у которых материнская идентичность не выражена с трудом принимают родительскую позицию. не ощущая себя матерью, они не могут смириться с необходимостью заботиться о малыше, поддерживать его, принимать на себя ответственность за его поступки.

Различаются выделенные группы женщин и по принадлежности к психологическому полу. У всех

обследованных женщин присутствуют фемининные качества, однако, степень их выраженности различная. У всех женщин, исключая последнюю группу (материнская идентичность не выражена), можно говорить о яркой выраженности фемининных качеств.

Подтверждается представление о том, что беременность становится расцветом женственности, наивысшим ее проявлении. Особенно ярко это выступает в группе женщин, материнская идентичность которых зреет на фоне выраженной женской идентичности. Здесь данные, полученные с помощью разных методик, вполне согласуются. Проявившееся в свободном самоописании осознание своей женственности нашло подтверждение в ответах на вопрос относительно принадлежности к психологическому полу (С. Бэм). Картина, полученная с помощью опросника, дополняет субъективное восприятие себя беременными женщинами. Различия в степени выраженности феминных качеств между группами оказались статистически значимыми. (критерий Манна - Уитни, значимые различия между 3 и 1 группами, р = 0,06; значимые различия между 3 и 2 группами, р = 0,013; значимые различия между 3 и 4 группами , р = 0,004).

35

30

25

20

15

10

5

0

31 7 3 о 5

2

2 3 2

□ 1 - материнская идентичность ярко выражена

□ 2 - зреющая материнская идентичность

□ 3 - ярко выражена женская идентичность

□ 4 - материнская идентичность не выражена

Диаграмма 1. Степень принятия родительской позиции у женщин с разной степенью выраженности материнской идентичности (среднее по группам)

4

3.5 3

2.5 2

1.5 1

0.5

0

41

2 *т 4

1

1 гр.

2 гр.

3 гр.

4 гр .

□ 1 - явно выражена материнская идентичность

■ 2 - зреющая материнская идентичность

□ 3 - ярко выражена женская идентичность

□ 4 - материнская идентичность не выражена

Диаграмма 2. Степень фемининности у женщин с разной степенью выраженности материнской идентичности

Общий индекс психологического пола у женщин, не обнаруживших материнскую идентичность, имеет крайне низкое значение (1,07). В соответствии с предложенной в методике интерпретации, данное значение свидетельствует об андрогенности, то есть маскулинные черты у этих женщин выражены с той же силой, что и феминные. О женственности у этих женщин можно говорить только условно. Опять мы находим подтверждение близкой связи женственности и ощущения себя матерью.

После того, как были зафиксированы существенные различия в самосознании женщин исследуемой выборки, было принято решение проследить динамические изменения степени выраженности материнской идентичности. С этой целью женщины были обследованы вторично, незадолго до рождения ребенка. Были обнаружены существенные изменения, однако, далеко не у всех женщин. В данном случае, нам пришлось вынести за скобки группу женщин, которые

Из таблицы наглядно видно, что неблагополучие второй группы женщин связано с низкой ценностной направленностью на интересы ребенка - только половина группы имеет такую направленность, наличием ценностных конфликтов - у половины группы ценности, связанные с уходом за ребенком конкурируют с профессиональными и личными интересами. Показательным является сравнение особенностей отношения женщин к собственной матери. Данную особенность мы исследовали с помощью проективной рисуночной методики «Я и моя мама». Негативное отношение к матери затрудняет идентификацию с ней, что, в свою очередь препятствует становлению материнской идентичности.

уже в начале беременности отличались выраженной материнской идентичностью. Отсутствие положительной динамики в этой группе было обусловлено изначально высоким уровнем выраженности исследуемой характеристики. Интерес для сравнительного анализа представили две группы - группа женщин, у которых была зафиксирована положительная динамика - 34,3 % выборки (в данном случае, с какого изначального уровня произошел сдвиг, уже не имело принципиального значения), и группа женщин, у которых в течение беременности не произошло никаких изменений самосознания - 11,4 % выборки. Анализ социо-биографических данных не показал существенных различий в семейном положении, образовании, профессиональной занятости у женщин двух выделенных групп. Зафиксированные различия касались ценностной структуры женщин, характера их отношения с собственной матерью и степени идентификации с ней, особенностями психологического пола.

Низкий уровень принятия родительской позиции женщинами второй группы подтверждает сделанные ранее выводы о том, что материнская идентичность становится условием успешного принятия родительской позиции (различия статистически значимы на уровне р=0,01). Присвоение родительской роли делает взрослую женщину матерью.

Подводя итоги, можно сказать, что наступление родительства создает условия для существенных изменений самосознания взрослого человека. Оказываясь перед необходимостью реализовывать новую социальную роль, он расширяет границы своей идентичности. Осознание себя родителем («Я-мать», «Я-отец») хоть и происходит в связи с рождением ребенка, но

таблица 2

Индивидуально-психологческие особенности женщин с наличием и отсутствием положительной динамики выраженности материнской идентичности

в период беременности

Положительная динамика выраженности материнской идентичности (%) Отсутствие положительной динамики (%)

Ценностная направленность на:

Ребенка 91,7 50

Работу 8,3 25

Общение Личные интересы 25

Ценностный конфликт Работа/ребенок 8,3 25

личные интересы/ребенок 25

Отношение к матери

Позитивное 75 50

Амбивалентное 25 25

Негативное 25

Идентификация с матерью

Присутствует 50 25

отсутствует 50 50 + 25 -отказ)

Психологический пол (К) 2,32 - 0,4

не гарантировано его появлением. как мы видим, у некоторых женщин беременность не стала поводом изменения идентичности. Эффективность этого процесса связана с такими предпосылками, как наличие женской идентичности, выраженность феминных черт у женщины, особенностей ценностно - смысловой сферы. Ценностная направленность на ребенка способствует формированию материнской идентичности, наличие ценностного конфликта ослабляет ее выраженность. Мы видим, что изменения личности и изменения структуры сознания имеют глубокую внутреннюю связь. Это по-настоящему системное преобразование, соответствующее пониманию новообразования, данному Л. С. Выготским. Полученные данные свидетельствуют, что такая структурная перестройка подготавливает успешное присвоение родительской позиции.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Антонова И. В. Проблемы личностной идентичности в интерпретации современного психоанализа, инте-ракционизма и когнитивной психологии // Вопросы психологии. 1996. №1. С. 131-143.

2. Алешина Ю. Е., Волович А. С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопросы психологии. 1991. №4. С. 74-81.

3. Бодалев А. А., Столин В. В., Аванесов В. С. Общая психодиагностика. СПб.: Речь, 2000. 440 с.

4. Захарова Е. И., Кукушкина Н. С. Диагностика ценностной направленности матери // Психологическая диагностика. 2005. № 4. С. 75-93.

5. Захарова Е. И., Строгалина А. И. Особенности принятия родительской позиции // Психологическая диагностика. 2005. № 4. С. 58-70.

6. Ижванова Е. М. Развитие полоролевой идентичности. Дисс. ... канд. психол. наук. М.: МГУ имени М.В.Ломоносова, 2004. 215 с.

7. Леус Т. В. Представление женщины о себе как о матери до и после родов. Автореф. дисс. ...канд. психол. наук. М.: Институт психологии РАН, 2001. 34 с.

8. Нечаева М. А., Рыбалова Л. Ф., Штрахова А. В. Психологические факторы онтогенеза материнской сферы, внутренней картины беременности и перинатального развития. Челябинск: Издательство ЮУрГУ, 2005. 59 с.

9. Пайнз Д. Бессознательное использование женщиной своего тела. СПб.: совместное издание Восточно-Европейского института психоанализа и Б.С.К., 1997. 195 с.

10. Уэст К., Зиммерман Д. Создание гендера // Хрестоматия феминистских текстов / Под ред. Е. Здравомысло-вой, А. Темкиной. СПб., 1992. С. 193-220.

11. Шайгерова Л. А. Психология идентичности личности в ситуации вынужденной миграции. Дисс. . канд. психол. наук. М.: МГУ имени М.В. Ломоносова, 2002. 218 с.

12. Ядов В. Я. Россия как трансформирующееся общество // Общество и экономика. 1999. № 10-11. С. 65-72.

13. Эриксон Э. Детство и общество. СПб.: Ленато, ACT, Фонд «Университетская книга», 1996. 592 с.