М.В. Рагулина

ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ «АУТЕНТИЧНОСТЬ» КАК СИСТЕМНОГО КАЧЕСТВА ЛИЧНОСТИ

На базе системно-синергетического подхода рассматривается содержание понятия «аутентичность». Поскольку аутентичность относится к качествам личности, которые сложно верифицировать, автор вводит понятие аутентичной установки личности. Цель работы - исследовать ценностно-смысловые аспекты сознания личности с аутентичной установкой. Для изучения смысловой сферы и ее реорганизации была создана экспериментальная методика анализа вероятностного типа реорганизации смысловых образований личности, которая базируется на идеях Д.А. Леонтьева, О.С. Никольской и А. Ахиезера. Исследования позволили выявить существенные различия в группах исследуемых со сложившейся и не сложившейся аутентичной установкой.

Идея аутентичности обязана своим вхождением в психологическое научное пространство экзистенциальным психологам, которые в свою очередь позаимствовали его у философов-экзистенциалистов. Хотя и те и другие связаны термином «экзистенциальный», изначально у них разные задачи: у философов - описать мир в общих и частных категориях, у психологов, принявших эту модель мира, - помочь человеку существовать в этом мире, отыскать те его способности и ресурсы, которые обеспечивали бы ему жизнеспособность.

Одним из первых «узаконил» сам термин и наполнил его психологическим содержанием Дж. Бюджен-тал. Первый переводчик его книги «The Search for Authenticity» С. Братченко описал и интерпретировал основные понятия и представления. Аутентичность, по Бюдженталу, - это, скорее, сам процесс проживания собственной жизни. В его концепции есть ключевое понятие «присутствие». Присутствие означает не просто физическое нахождение, а осознание своей субъективности, контакт с внутренней жизнью [4].

Выделяя условия проявления аутентичности, ряд исследователей (Д.А. Леонтьев, С. Мадди, Е. Осин, Р. Пивоваров) одним из основных условий называют осознание как открытость собственному опыту, чувствительность к самому себе, способность слушать себя.

Экзистенциальный персонолог С. Мадди определяет аутентичность как качественную личностную характеристику; личность может быть аутентичной и неаутентичной. Аутентичная личность описывается рядом характеристик: высокий уровень социальной и личностной рефлексии, внутренняя дисциплинированность и автономность (проблема психологических границ), умение выстраивать глубокие и интимные взаимоотношения с другими и т.д. Аутентичность представлена у С. Мадди как некая нравственно-этическая интегральная характеристика, но проявляется в жизнестойкости личности. Соответственно, жизнестойкость имеет у Мадди уже психолого-теоретическое обоснование; им создана методика, измеряющая жизнестойкость как эмпирический факт [15. С. 1-25; 32].

Интересна концепция аутентичности А. Ленгле, который описывает ее одновременно как способ жизни и как некую имманентную характеристику, внутренний источник трансцеденции личности, внутреннюю силу, которая априори существует в каждом, но не каждый человек готов к ней прислушаться [11].

Следует упомянуть также психологов гуманистического направления (К. Роджерса, А. Маслоу и их последователей), которые выделяли аутентичность как

дискретную характеристику самоактуализирующейся личности, по выражению Маслоу, как «приведение фальши к нулевому показателю» (Маслоу А., 1997).

Аутентичность - один из феноменов психологии, который практически невозможно верифицировать с помощью традиционных для классической психологии методов измерения. Более того, идея аутентичности, становясь массовой, приобретает некий мифологизированный образ изолированного индивида, обреченного в своей изолированности, или героя, бросающего вызов судьбе. Таким образом, аутентичность трактуется как удел немногих или избранных. Мы придерживаемся позиции Дж. Бюджентала, который пишет, что у любого человека есть все ресурсы и возможности обрести аутентичность.

Его понятие аутентичности очень близко понятию человечности, возникшей в недрах российской религиозной философии, поэтому не случайно новая христианская психология (С. Братусь, Ф. Василюк, Л. Шехов-цова, Л. Рюмшина и др.) проявляет такой большой интерес к этому понятию.

Опираясь на идеи системно-синергетического подхода и научные исследования психологов экзистенциально-гуманистического направления, мы попытались объяснить содержательную сущность феномена аутентичности для дальнейшего его наблюдения как эмпирического факта.

Аутентичность - понятие экзистенциальной психологии, которое, по выражению Д.А. Леонтьева, «сопротивляется систематизации», но для решения исследовательских задач мы попытаемся с помощью системносинергетических метафор придать некоторую структуру внутреннему пространству данного понятия. Существует серьезное основание, которое объединяет экзистенциальное направление в психологии и синергетику - это понятие сложности, одно из ключевых в тех и других исследованиях. Сложность мира, сложность человека в сложном мире - ключевые представления экзистенциального подхода. Синергетика есть научная попытка объяснения природы сложного, его принципов организации и эволюции [2, 9]. Аутентичность - это качество «усложняющегося» человека, воссоздающего сложный образ мира.

Системно-синергетический подход позволяет нам не учитывать все многообразие элементов, из которых складывается система, но выделять главные на данный момент самоорганизации системы, так называемые параметры порядка. В системно-синергетическом подходе параметрами порядка обозначают элементы, которые,

являясь независимыми переменными, тем не менее, определяют смысл поведения системы, так как «дирижируют поведением множества элементов низшего уровня» [2. С. 95]. Это первое допущение, которое позволяет сделать системно-синергетический подход.

Нет нужды отслеживать всю историю развития личности как системы и ее детерминированные связи и отношения, достаточно выявить внутренние и внешние ресурсы формирования и развития того или иного системного качества, возникновение которого в то же время будет определять потенциальные возможности ее развития.

Наши теоретические исследования существующих психологических концепций аутентичности позволяют утверждать, что развитие аутентичности как системного качества в процессе актуалгенеза обеспечивают психологическими ресурсами две родовых потребности человека, или два его родовых качества, - социальность (диалогичность сознания) [4, 5, 26-31] и потребность познания (индивидуальность и трансцендентность) [13. С. 3-34; 18, 19, 23, 25]. Психологические ресурсы как совокупность источников деятельности уже существуют в психологической реальности человека, но для проявления аутентичности необходимо возникновение между ними определенных функциональных связей.

Социальность как потребность и как качество обеспечивается такими психологическими ресурсами, как личностная и социальная рефлексия, которые позволяют развивать целый комплекс качеств, присущих человеку - субъекту незатрудненного общения. В.А. Ла-бунская определяет субъекта незатрудненного общения в сочетании следующих характеристик: направленность на сотрудничество, признание ценности и уникальности другого, выстраивание своего жизненного мира в контексте существования других [10. С. 14-32].

Познавательные потребности всегда избирательны и обеспечивают человеку развитие индивидуальности, следовательно, осознание и осмысление своего «мета-индивидуального мира» позволяет справляться с механизмами психологической защиты и расширять психологические границы. Здесь конкретными внутренними ресурсами могут быть способ самоорганизации смыслов и степень открытости внешней ситуации.

А. Ахиезер описывает два способа самоорганизации смыслов: инверсионный и медиационный. Он пишет: «...инверсия - это выбор из готового, возможно, автоматический, возможно, становящийся психологически мучительным. Жизнь по законам инверсии, попытка реализовать личностный творческий потенциал на его основе, однако, не поднимается выше способностей обеспечить воспроизводство традиционных ценностей в рамках статичного целого» [3. С. 41-51]. Выбор неизменности - так этот выбор называет Д.А. Леонтьев. Инверсионный тип реорганизации смыслов — это сохранение целостности себя в мире. Медиация есть необходимая форма реорганизации сознания как первичной реорганизации поведения, которая включает анти-энтропийные механизмы, приводящие, согласно представлениям синергетики, к усложнению структуры личности, иначе - необратимый распад и гибель системы (инволюция личности). Медиация как форма реорганизации сознания зреет в условиях доминирования инверсии, происходит постепенное накопление потен-

циала. Медиационный способ связан с ценностями углубления свободы как расширения пространства альтернатив развития субъекта; это есть онтологически необходимый процесс накопления способностей, определяющих всеобщую сущность человека к развитию во все более усложняющемся мире с разными ценностнокультурными полями, с усложняющимися проблемами. Медиация есть способ преобразования смыслов в условиях принятия самим человеком сложности и бесконечности мира. Перефразируя Д.А. Леонтьева, медиа-ционный тип реорганизации смысловой системы есть доверие неизвестности и стремление к ее познанию. Медиация — это сохранение целостности расширяющегося мира в себе.

С точки зрения системно-синергетического подхода именно смысловая система личности является параметром порядка для аутентичности как многомерного системного феномена. В синергетике выделение иерархических уровней формулируется главным образом для временной иерархии, т.е. на основании вектора времени [2]. Принято говорить, что параметры порядка - это «долгоживущие» коллективные переменные, задающие язык нижних уровней иерархии, соответственно, «менее живучих». Если выделить мега-, макро-, микроуровни, то мегауровень - это смысловые системы, управляющие макроуровнем, который образуют ценностно-мотивационные и мотивационно-потребност-ные системы. Те, в свою очередь, управляют микроуровнем - отдельными переживаниями. Удивительным образом представления синергетики перекликаются с концепцией Л.С. Выготского о переживании как единице сознания [6. С. 331-358; 17]. Мегауровень -сверхмедленные, почти «вечные» переменные, управляющие переменные для нижележащих уровней иерархии, подверженные общему закону эволюции и трансформации, необходимость которых возникает в моменты бифуркации.

Для смысловой системы «бифуркационным полем» [7. С. 49] является пространство диалога, которое обеспечивает приток новых смыслов - ресурсов реорганизации смысловой системы и ее усложнения как необходимого эволюционного процесса, преодолевающего хаотизацию системы и распад структуры. В «бифуркационном поле» соединяются одномоментно самоорганизация системы и актуалгенез как форма взаимодействия системы с актуальной средой, которая побуждает систему к новой самоорганизации, в результате которой возникают новые модели взаимодействия.

Для полного и научно убедительного описания аутентичной личности необходимы длительные лонги-тюдные исследования человека. Целью же нашего исследования было выявление психологических ресурсов (социальных качеств и динамики развития индивидуальности), обеспечивающих развитие аутентичной установки личности, индикатором которой выступают особенности смысловой сферы.

Характеристики социальных качеств определяли по следующим методикам: целенаправленность поведения, диапазон невербального общения, гибкость ролевого поведения, умение делать качественный анализ ситуации выявляли по методике «Диагностика социального интеллекта» Дж. Гилфорда и М. Салливена,

личностную рефлексивность (общий показатель), перспективную рефлексию, ретроспективную рефлексию, рефлексию общения, ситуативную рефлексию оценивали по методике А.В. Карпова, В.В. Пономаревой, социальную рефлексию изучали по методике, разработанной Е.Н. Ткач и Л.Ф. Вязниковой [6, 24].

Характеристики развития уровня индивидуальности оценивали по вопроснику Э. Шостром, адаптированому Н.Ф. Калиной и А.В. Лазукиным (САМОАЛ). Вопросник содержит следующие шкалы: бытийные (экзистенциальные) ценности, взгляд на природу человека (степень доверия людям), потребность в познании, креативность, автономность, спонтанность (доверие к себе, аутентичность как дискретная характеристика), самопонимание, аутосимпатия (осознание Я-концепции), контактность, гибкость в общении.

Для исследования смыслового пространства личности и особенностей ее реорганизации нами была разработана экспериментальная методика анализа вероятностного типа реорганизации смысловой системы. В своей работе при создании методики мы опирались на представления Д.А. Леонтьева о художественном переживании как пространстве диалога [14].

Именно в поле художественного переживания сталкиваются два процесса: трансляция смыслов автором в изображении образа мира и извлечение смыслов из произведения реципиентом в контексте собственной жизни. Соотнося эти представления с концепцией об аффективной сфере человека О.С. Никольской, мы обращаем внимание, что возможности смысловой реорганизации обоих типов (инверсии и медиации) заложены в развитии сознания индивида и его базальной основы - аффективной сферы.

Первый уровень - уровень эмоциональной пластичности. На этом уровне осуществляется оценка безопасности среды или пространства, в которое предстоит субъекту войти. Эмоциональное реагирование проявляется в ощущениях комфорта или дискомфорта. С включением второго уровня аффективной сферы индивид решает задачи аффективного освоения психологического пространства. Здесь осуществляется расширение смыслового пространства, но в контексте уже наработанных стереотипов, то, что Д.А. Леонтьев называет смыслообразованием. На этом уровне субъект крепко спаян со своим пространством, картина мира максимально упорядочена и структурирована пристрастиями и опредмеченными потребностями; можно предположить, что границы пространства достаточно охраняемы и закрыты в период активной работы второго уровня. Положительный заряд получают благоприятные смысловые совпадения, отрицательный заряд - несовпадения или разрушения уже сложившейся положительной связи. Третий уровень - это уровень, где на первый план выступают событие, новизна, препятствие. Это уровень, который отвечает за освоение новых объектов, за счет которых происходит расширение психологического пространства. Основным показателем динамики является скорость - показатель преодоления пространства во времени. Здесь нарушается конгруэнтность психологического пространства и субъекта, что вынуждает его преодолевать стереотипы целевых устремлений, деятельности по достижению цели и экспериментировать с самой целью. На этом уровне осуществляется смысло-

строительство, которое начинается с осознавания смысловых связей. Всякое столкновение с чужим, иным на психологической границе «Я» - «Другой» будет все равно вызывать напряжение, но стабилизация напряжения будет происходить быстрее во времени, так как это является естественным и необходимым, если обеспечена полноценная работа сознания с включением третьего уровня аффективной сферы. Структура переживания включает азарт, интерес, любопытство. И второй и третий уровни моделируются под влиянием четвертого, который решает задачу эмоционального контроля. Он дает возможность использовать в развитии навыков индивидуальной жизни аффективный опыт сообщества, что открывает путь к произвольной регуляции аффективного тонуса не только в процессе совместного переживания, но и подключением к энергии «надситуативных», «вечных» смыслов, закрепленных в культурной памяти сообщества [20].

Возможности поднять и стабилизировать активность через удаление, связывание, преобразование и переосмысление диспозиционных смысловых систем связаны с тем максимумом негэнтропии или хаотиза-ции системы, который совместим с ее жизнеспособностью. Это положение концепции логически связано с теорией С. Мадди об уровне активации [16. С. 148158], необходимом для жизнеобеспечения личности.

Это же определяет, на наш взгляд, способность личности вести диалоги инверсионного или медиаци-онного типа. Все зависит от конкретной конфигурации аффективной сферы личности - чувствительности и выносливости разных уровней аффективной сферы - и проявляется в типизации эмоциональных реакций в процессе диалога.

Есть достаточно оснований предполагать, что в поведении человека это проявляется по-разному.

Инверсионный тип реорганизации смысловой системы проявляется тогда, когда человек, сталкиваясь или обнаруживая новые полярные смыслы в поле художественного переживания или диалога, испытывает устойчивое негативное напряжение или дискомфорт. Дискомфорт может возникнуть уже на стадии начального этапа подготовки к деятельности. Смыслообразование как включение новых смыслов осуществляется в привычной логике поиска и связывания подобного, сходного и удаления, отвержения полярного, иного. Так стабилизируется состояние, достигается состояние комфорта. Ситуация диалога завершается расширением смыслового поля, но в привычных для человека смысловых схемах, которые формируются в раннем онтогенезе (Э. Берн, З. Фрейд, К. Юнг и др.). Иногда ситуация остается незавершенной, поскольку человек уходит от диалога, пытаясь стабилизировать состояние, или формально принимает полярные смыслы (уступка), но при этом его состояние остается в негативном спектре переживаний. Это можно квалифицировать как незавершенную ситуацию с негативной динамикой. Нельзя утверждать, что человек, основная форма смысловой реорганизации которого есть инверсия, не способен перейти на более обобщающий тип реорганизации - медиацию. Осознание не только смысловых структур, но и смысловых связей помогает человеку понять логику развития смысловых структур и обеспечивает развитие «большой» динамики смысловых образований [1, 5].

Медиационный тип реорганизации смысловых образований, на наш взгляд, проявляется тогда, когда изменения состояния при обнаружении полярных смыслов стабилизируются довольно быстро, сменяясь состоянием интереса и любопытства. Ситуация завершается возникновением новых смысловых образований или их принятием, что проявляется как интерес к высказываниям другого, их положительная оценка в стабильном состоянии ненапряженной активности. Это можно квалифицировать как незавершенную ситуацию с положительной динамикой.

Исследование с использованием методики, разработанной нами для анализа типа реорганизации смысловых образований, было организовано следующим образом.

Испытуемые выбирали одно из предложенных коротких стихотворений с неоднозначным содержанием. В качестве стимульного материала использовались стихи из сборника В. Дмитровича. По словам самого автора, его целью при написании этих стихов было создание

психологических условий «взращивания смыслов» в педагогической и психотерапевтической работе с молодежью и подростками (тексты приводятся в приложении). Выбирая поэтический текст, респонденты руководствовались принципом «нравится - не нравится», «заинтересовало или нет». Затем им предлагалось определить смысл выбранного поэтического текста. Завершающим моментом работы с текстом было обсуждение извлеченных смыслов в группах, объединяющим признаком которых был выбор одинакового текста. Давалось задание в процессе обсуждения на основе согласования прийти к единому мнению. На всех этапах работы испытуемые оценивали свое состояние по методу семантического дифференциала. При завершении работы всем участникам группы предлагалось самостоятельно сформулировать и оценить содержание коллективно извлеченных смыслов. Все ответы испытуемые фиксировали в специально разработанных бланках.

Все варианты ответов для более точного определения смысловых образований мы представили в табл. 1.

Т а б л и ц а 1

Результаты анализа смысловых структур и их обозначения

Название смысловой структуры Обозначение Пример или содержание

Достижение цели как движение, развитие, как структурирование неопределенности ДЦ Сам человек виноват, что не всегда достигает высот; Возможно, в любой момент жизни, надо захотеть; Идти вперед, развиваться, выполнить предназначение

Принятие невозможности достижения цели (смирение перед жизнью) СЖ Все мечты сбываются только в сказках; Грандиозные планы строить нельзя (сверчок знай свой шесток)

Стремление к яркости, наполненности жизни НЖ Обязательно должны быть яркие планы

Уход от сложности жизни Чем меньше знаешь, тем больше ясности и меньше проблем; Не стоит усложнять жизнь

Осознание как начало движения ОЖ Прежде чем что-то делать, всегда нужно понять, что ты должен делать; Человеку много дано, он может запутаться, если не будет думать, для чего; Детство - пора неосмысленности, нужно взрослеть, осознавать и двигаться вперед; Заглянуть к себе в душу; Всякое новое состояние нужно осмыслить

Страх взросления СВ Уходит беззаботное детство. Грустно. Хочется вернуться. Во взрослой жизни много проблем. Их трудно преодолевать

Возможность и невозможность влияния на жизнь ВВЖ / НВЖ Мы не все в жизни определяем, но если можем что-то определять, нужно это делать; Не имеет значения, много или мало знаем, любые попытки что-то изменить безрезультатны

Конкретность целей КЦ Нужно очень взвешенно выбирать цели - те, которые ты можешь достичь

Все смысловые структуры по содержанию укладываются в основные полярные смысловые ориентации:

- Смирение перед трудностями жизни - Сопротивление;

- Цикличность развития - Непрерывность развития;

- Принятие сложности жизни - Уход от сложности жизни;

- Развитие как движение - Развитие как осознание;

- Страх взросления - Потребность в развитии;

- Возможность влиять на жизнь - Отсутствие возможности влиять на жизнь.

Все результаты были оформлены так, как представлено в табл. 2.

Т а б л и ц а 2

Сводная таблица анализа вероятностного типа реорганизации смысловых структур личности

№ п/п Оценка состояния Изменения Обозначение СО Собственная оценка содержания совместных смыслов п и со и И

до во время после до после

Условные обозначения: ЗСД - завершение ситуации диалога; ВТРС - вероятностный тип реорганизации смыслов; СО - смысловое образование.

Для выявления группировок объектов применяли иерархический кластерный анализ (Hierarchical Cluster Analysis) методом одиночной связи или методом «ближайшего соседа». Исходная таблица составляла 29 переменных (измеряемые признаки социальных качеств и динамики индивидуальности) у 42 испытуемых. Обработку матрицы различий производили с помощью пакета статистических программ SPSS. Существует проблема выделения численности классов, поскольку нет формальных критериев, позволяющих определить оптимальное

количество кластеров. Чтобы выделить объекты (испытуемых с определенным уровнем развития признаков), мы задавали разделение от 2 до 5 кластеров. Полученные структуры сравнивали и, исходя из наших представлений о системном характере качества ПГА, выделили 3 кластера:

- 1-я группа - со сформированной аутентичной установкой;

- 2-я группа - группа неопределенности;

- 3-я группа - группа с несформированной аутентичной установкой.

Т а б л и ц а 3

Средние значения социальных качеств и качеств, характеризующих динамику индивидуальности в согласованном пространстве всех переменных структуры ПГА (р = 0,05)

Шкалы 1-я группа (9 чел.) 2-я группа (25 чел.) 3-я группа (8 чел.)

Целенаправленность поведения 11,21 9,94 7,14

Sig. 1,000 Sig. 1,000 Sig. 1,000

Диапазон 9,11 8,00 8,00

невербального общения 8,00 7,56

Sig. 0,072 Sig. 0,470

Гибкость ролевого 9,11 8,00 8,00

поведения 8,00 7,56

Sig. 0,072 Sig. 0,470

Социальные умения, необходимые 7,43 5,26 4,86

для анализа ситуации 5,26

Sig.1,000 Sig. 0.586

Ретроспективная 36,78 28,79 22,85

рефлексивность Sig.1,000 Sig.1,000 Sig.1,000

Ситуативная 36,78 28,79 22,85

рефлексивность Sig.1,000 Sig.1,000 Sig.1,000

Перспективная 34,21 27,94 29,28

рефлексивность 27,94

Sig.1,000 Sig.0,534

Рефлексивность 33,83 29,62 22,00

общения Sig.1,000 Sig.1,000 Sig.1,000

Креативность 10,33 9 ,0 8, 7,64

9 ,0 8,

Sig.1,000 Sig.0,588

Экзистенциальные ценности 10,5 7,99 6,86

7,99

Sig.1,000 Sig.0,192

Спонтанность, естественность 8,57 7,22 5,14

поведения 8,57

Sig. 0,123 Sig.1,000

Ориентация во времени 10,01 6,84 7,07

6,84

Sig.1,000 Sig.0,793

Общая оценка вектора 63,82 51,52 44,57

самоактуализации Sig.1,000 Sig.1,000 Sig.1,000

Обратимся к реорганизации смысловых образований каждой из выделенных групп и типичных состояний, сопутствующих этому процессу и определяющих характерные паттерны поведения. Из рис. 1 очевидно, что на протяжении всей процедуры исследования испытуемые этой группы находились в дружелюбном, активном состоянии деятельного интереса. При завершении групповой дискуссии у них же в среднем наблюдалось повышение активности. В основном они определяют ситуацию дискуссии для себя завершенной. В эту группу мы включили также студентов, для которых ситуация не завершилась до конца, но произошло открытие новых смыслов на фоне быстрой стабилизации состояния и проявления активного интереса к смыслам, обнаруженным другими участниками дискуссии. Например, в опросном бланке делались приписки: «Я не совсем понял, но над этим стоит заду-

маться» или «Здесь была высказана интересная мысль, мне необходимо ее обдумать».

Характерным для этой группы является то, что в результате совместной работы они выделяли комплекс смысловых образований, в котором прежние смыслы не терялись, но получали новое звучание; понимание необходимости осмысления человеком своей жизни укреплялось новым пониманием неопределенности и сложности жизни: «Смысл жизни человек приобретает под воздействием этого мира», после дискуссии «смысл в действиях, поступках, на которые приходят ответы из мира. В этом нужно искать смысл» или «цели не достичь только из-за внутренних причин», после дискуссии «сейчас не готов, или не хватает опыта, или плохо представляешь конечный результат, нужно понять, что можешь сегодня в этом направлении».

3 2 10 12 3

Дружелюбное К Недружелюбное

Расслабленое х Напряженное

Сомнение 1| > Интерес

Пассивность А Ч Активность

Рис. 1. Среднегрупповая динамика состояний в процессах внутреннего и межгруппового диалога испытуемых со сформированной аутентичной установкой: /Л - состояние до дискуссии; - состояние во время дискуссии;

^ - состояние после дискуссии

3 2 10 12 3

Дружелюбное А «- к Чч. Недружелюбное

Расслабленое А II / 4* Напряженное

Сомнение V Интерес

Пассивность о- Активность

Рис. 2. Среднегрупповая динамика состояний в процессах внутреннего и межгруппового диалога испытуемых с несформированной аутентичной установкой: Д - состояние до дискуссии; - состояние во время дискуссии;

^ - состояние после дискуссии

Здесь мы наблюдаем, что состояние расслабления сменяет напряжение. От сомнения, вызванного неодна-значностью текста, состояние через неустойчивый интерес снова возвращается к сомнению, а активность сменяется пассивностью при завершении дискуссии, хотя в опросных листках участники в большинстве своём отмечают что ситуация для них завершена. Пассивность в данном случае является следствием снижения тонуса в результате жесткой защиты своего смыслового пространства [8. С. 15]. Для участников этой группы характерны следующие приписки в опросных листах, «сколько людей, столько и мнений», «я осталась при своем мнении», «я так погрузилась в свои раздумья, что не поняла, о чем говорили другие». Лучшим вариантом в этой группе является расширение прежнего смысла, например: «у каждого есть свои планы и мечты, большинство не сбываются»; после дискуссии - «детские мечты и планы - это несбыточные сказки». Большинство участников третьей группы проявляли скрытую и явную конфронтацию в процессе обсуждения или оценивали смыслы другого как близкие своим, иногда даже в том случае, когда согласия по этому поводу с партнером по диалогу не достигалось

(рис. 2). В этой группе преобладают смысловые образования, связанные со страхом взросления, упрощением жизни, отрицанием крупных жизненных стратегических целей.

Во второй группе часто встречаемый паттерн - уход от диалога или уступка, т.е. формальное принятие других смыслов, при этом собственное состояние оценивается как пассивно-напряженное, новые смыслы - как расплывчатые, а ситуация - как незавершенная.

Таким образом, аутентичная установка определяется внутренней готовностью личности вступать в диалог (сотрудничество), что отражается в особенностях реорганизации его смысловой сферы. Как пишет Д.А. Леонтьев, смысловые структуры являются превращенными формами жизненных отношений субъекта [14].

Достаточная открытость личности со сформированной аутентичной установкой, готовность к диалогу, которую обеспечивает переживание естественного интереса к «Другому-Иному», способствуют реорганизации смысловых структур медиационного типа, что позволяет развиваться как социальным качествам, так и качествам, раскрывающим индивидуальность в эволюционном процессе самоорганизации личности.

П р и л о ж е н и е

Стимульный материал к методике анализа вероятностного типа реорганизации смысловой системы

1.

Не из всего человека, а из того, что рядом рождается взгляд или то, что за взглядом.

2.

Одна строка как повод. Из глубины основ струится некий довод в оправе слов.

3.

И может быть небытие стремится в нас воплотиться чтоб жить иль жизнь стремится себя усилить и воплощением продлить.

Движение и мы как нечто сумнящееся как некие бурлящие котлы, в которых варится настоящее.

7.

Где-то в глубинах меня. Прячется ясность. Но это не ясность я. Это понятно. Что-то древнее, но не как история. А как вечная категория.

10.

Откуда мы и вы Где это место?

И что в нем ценно и известно и что Свершить нам разрешат!

Коль мы как тесто

Не надо строить все уже есть Надо только в себе разобраться. Подневольность заменим на честь и стараться.

8.

Идти - это значит оцелен, когда же бездумное я себя обнаружило в цели, тогда нет меня.

11.

Вот они мы!

И нас примеряют Но в мерках своих меня забывают И может однажды Нам меры свои доверят и скажут Что вы это мы.

Примечание: Знаки препинания расставлены автором методики В. Дмитровичем.

До каких-то высот не совсем дотянулись Видно встали давно, Но еще не проснулись.

9.

Уходит детство, ясность, обоняние Приходит ум, формальность и тупик И вот теперь я должен это состояние Переложить на "правильный" язык.

12.

Ну, что с того что мы знаем Что с того?

Ведь знаньями мы не правим. Себя же лишь с болью буравим и Вечность, но ради чего?

ЛИТЕРАТУРА

1. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М.; Воронеж, 1996.

2. Аршинов В.И., Буданов В.Г. Синергетика постижения сложного // Синергетика и психология: Тексты. Вып. 3: Когнитивные процессы / Под.

ред. В.И. Аршинова, И.Н. Трофимовой, В.М. Шендяпина. М.: Когито-Центр, 2004. С. 82-127.

3. Ахиезер А.С. Субъект общественного развития: динамика отношений между диалогизацией и монологизацией // Мир психологии. 2005. № 1.

С. 41-51.

4. Братченко С. Экзистенциально-гуманистический подход Джеймса Бюджентала: человек в поисках самого себя // Психологические пробле-

мы самореализации личности. СПб., 1998. Вып. 2. С. 56-66.

5. Братусь Б.С. Аномалии личности. М., 1988.

6. Выготский Л.С. О психологических системах // Психология развития как феномен культуры / Под ред. М.Г. Ярошевского. М.: Институт

практической психологии; Воронеж: МОДЭК, 1996. С. 331-358.

7. Вязникова Л.Ф. Психологические основания профессиональной переподготовки руководителей системы образования: время перемен. Хаба-

ровск, 2002.

8. Киршбаум Э.И., Еремеева А.И. Психологическая защита. 3-е изд. М.: Смысл; СПб.: Питер, 2005.

9. КнязеваЕ.Н., Курдюмов С.П. Антропный принцип в синергетике // Вопросы философии. 1997. № 3. С. 62-79.

10. Лабунская В.А. Психологический портрет субъекта затрудненного общения // Психологический журнал. 2003. Т. 24, № 5. С. 14-22.

11. Ленгле А. Person. Экзистенциально-аналитическая теория личности. М.: Генезис, 2005.

12. Леонтьев Д.А. О предмете экзистенциальной психологии: Материалы I Всероссийской конференции по экзистенциальной психологии // Видео-текстовый архив, 2001.

13. Леонтьев Д.А. Симбиоз и адаптация или автономия и трасценденция: выбор личности в непредсказуемом мире // Личность в современном мире: от стратегии выживания к стратегии жизнетворчества / Под ред. Е.И. Яцуты. Кемерово: Графика, 2002. С. 3-34.

14. Леонтьев Д.А. Психология смысла. М., 2000.

15. Мадди С. Жизнестойкость. Ее диагностика и тренинг: видеозапись авторского семинара / Пер. с англ. Д.А. Леонтьева. М., 2002.

16. Мадди С. Теории личности: Сравнительный анализ / Пер. с англ. СПб.: Речь, 2002.

17. Морозов С.М. Диалектика Выготского. М.: Смысл, 2002.

18. Маслоу А. Психология бытия. М., 1997.

19. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. СПб., 1997.

20. Никольская О.С. Аффективная сфера человека. Взгляд сквозь призму детского аутизма. М.: Центр лечебной педагогики, 2000.

21. Осин Е. Аутентичность // Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия. 2004 (5). Вып. 2. С. 88-93.

22. Пивоваров Р. Аутентичность: интернет-ресурсы. http://institut.smysl.ru

23. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1994.

24. Ткач Е.Н. Социальная рефлексия учителя как условие и средство его профессионального развития: Дис. ... канд. психол. наук. Хабаровск, 2000.

25. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.

26. Фрейд З. Психология бессознательного. М.: Просвещение, 1989.

27. Фрейд З. Психопатология обыденной жизни // Психология бессознательного. М.: Просвещение, 1990.

28. Фромм Э. Искусство любить / Пер. с англ.; Под ред. Д.А. Леонтьева. 2-е изд. СПб.: Азбука-классика, 2005.

29. Эдингер Э.Ф. Творение сознания. Миф Юнга для современного человека / Пер. с англ. К.М. Бутырина; Науч. ред. В.В. Зеленского. СПб.: Б&К, 2001.

30. Юнг. К.Г. Психологические типы. М.: Госиздат, 1924.

31. Юнг К.Г. Архетип и символ. М.: Renaissance, 1991.

32. Maddi S. Creating Meaning Through Making Decisions // The Human Search for Meaning / Ed. P.T.P. Wong, P.S. Fry. Mahwah: Lawrence Erlbaum,

1998. Р. 1-25.

Статья представлена научно-редакционным советом журнала, поступила в научную редакцию «Педагогика и психология» 11 декабря 2006 г., принята к печати 18 декабря 2006 г.