ПЕДАГОГИКА

О. В. Винокурова

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СУБЪЕКТНО-ЛИЧНОСТНОГО РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА В МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Раскрывается проблема актуализации значимости субъектно-личностного развития в современном образовательном пространстве. Рассматриваются сущностносодержательные характеристики развития личности как субъекта, анализируется взаимосвязь категорий «личность», «субъект», «субъектность», «активность», «деятельность», определяется теоретико-методологическое основание субъектно-личностного развития с позиций культурно-исторической теории Л. С. Выготского, системно-деятельностного подхода, антропологической парадигмы и теории «отраженной субъектности» В. А. Петровского.

Ключевые слова: субъектно-личностное развитие, субъектность, субъект, личность, активность, деятельность, саморазвитие.

O. Vinokurova

Theoretical and Methodological Bases

of Subjective Personal Development of Children in Interdisciplinary Researches

The article reveals the problem of the current importance of subjective and personal development in the current educational process. The substantial characteristics of personality are pointed out, the interrelation between the categories of «person», «subject», «subjectivity», «activity», «activity as a sphere of action» are analyzed, and theoretical and methodological bases is defines of subjective personal development according to the theory of L. S. Vygotsky, the system-activity approach and the anthropological paradigm and theory of "reflected subjectivity” of V. A. Petrovsky.

Keywords: subjective personal development, subjectivity, subject, personality, activity, activity (as a sphere of actions), self-development.

В современной социокультурной ситуа- альной ограниченности существа и задается

ции, которая предъявляет все более высокие новый вектор развития личности. Консти-

требования к компетентности человека в туирующими характеристиками личности

разнообразных сферах жизнедеятельности выступают самостоятельность, активность,

и ставит его перед необходимостью осуще- авторство и ответственность человека по

ствления выбора своего пути в мире проти- отношению к своей жизни в целом и к её

воречивых ценностей, формируется особый отдельным аспектам, способность к произ-

взгляд на развитие человека как преодоле- водству и воспроизводству человечности и

вающего барьеры своей природной и соци- человеческого. В связи с этим, личность пе-

рестает быть «простым набором» личностных качеств и становится подлинным субъектом своего жизненного пути.

Соответственно центральным моментом взаимодействия растущих и взрослых людей в современном образовательном пространстве, взаимодействия целостных, постоянно развивающихся личностей ребенка и педагога, способных определять и реализовывать цели собственного развития, преобразовывать условия социальной среды, создавать новые продукты культуротворче-ства, т. е. личностей, способных быть «авторами» той социокультурной среды, в которой преимущественно и протекает человеческая жизнедеятельность, выступает онтогенетическое становление субъектности как социального, деятельностно-преоб-разующего способа бытия человека.

Вместе с тем устоявшиеся организация и содержание образовательного процесса не позволяют в полной мере решать задачи субъектно-личностного развития ребенка, а в практике образования остается недооцененным развивающий потенциал субъектно-личностного развития (Е. А. Леванова). По мнению В. А. Сластенина, «:.. .драматизм этой ситуации усугубляется тем, что сложившаяся система педагогического образования не блокирует этот разрушительный процесс, сохраняя во многом безразличный характер, тиражируя широко распространенные в практике авторитарность, инструментально-нормативную рецептурность, стереотипы, лишающие педагогическую деятельность стратегического ориентира — личности человека» [2, с. 41], а следовательно, исключая саму возможность становления субъектности ребенка в образовательном процессе, возможность осуществления полноценного субъектно-личностного развития ребенка.

Выявленная тенденция стимулирует необходимость пересмотра концептуальных основ развития личности как целостности (модус целостности — субъектность личности) и требует, с одной стороны, смены ме-

тодологических оснований психолого-

педагогического исследования личности ребенка, с другой стороны, смены парадигмы современного образования на основе субъектного подхода. Фактически речь идет о переосмыслении задач современного образования: оно должно стать универсальной формой субъектно-личностного развития подрастающего человека.

Субъектность невозможно запечатлеть в виде константного образования. Она являет собой спиралевидный процесс, в котором каждый новый виток спирали есть новый этап саморазвития, самосовершенствования, этап становления человека как автора своей жизнедеятельности. И поэтому в современных научных исследованиях все более прочные позиции занимают те теории, в которых субъектность раскрывается как одна из характеристик человека, развивающаяся в течение всей его жизни при различном содержательном наполнении этого процесса на каждом возрастном этапе (Ю. А. Варёнова, Е. И. Исаев, В. А. Петровский, В. О. Татенко, Б. Д. Эльконин и др.).

Обращение к проблеме субъектности в онтогенетическом плане раскрывает те моменты субъектно-личностного развития, когда психика является лишь средством становления субъектного ядра человека, она выступает основанием, базой для становления «собственно человеческого в человеке» (В. П. Зинченко), а также те моменты развития, которые характеризуются выходом за пределы достигнутого уровня, способностью преобразовывать себя, свою деятельность и окружающий мир в соответствии с внутренними целями, ценностями, убеждениями. Здесь отправной точкой (средством) становятся уже не психические особенности человека, а ценностно-смысловые основания его личности. Человек реализует в преобразующем способе бытия то, что представляет смыслы его жизнедеятельности. Он как бы «вбирает» в себя личность и управляет своими личностными характеристиками и диспозициями.

«Согласно концепции развития субъективной реальности в онтогенезе жизненный путь человека представляет собой последовательность двух этапов (биографических эпох). На первом — человек овладевает внутренними (телесными, психическими) и внешними (социокультурными) обстоятельствами своего существования, он только становится субъектом собственной жизнедеятельности. Апогеем и одновременно переломным моментом первой фазы является точка «обретения души», открытия собственного Я. ...Собственная самость открывается человеку как предмет его отношения и собственного преобразования. Теоретически с этого момента можно говорить о саморазвитии субъективности как особой духовной реальности, способе человеческого бытия, атрибутами которого являются самостоятельность и жизнестроительство» [4, с. 128].

Таким образом, в субъектно-личностном развитии чётко прослеживаются две «эпохи». Первая — эпоха становления субъект-ности, в рамках которой складываются и консолидируются психологические предпосылки, «внутренние условия» субъектности. В. А. Петровский вводит для обозначения момента становления субъектности в онтогенезе понятие «виртуальной субъектно-сти», что соотносится с возникновением личностного в человеке.

Переход к эпохе проявления субъектно-сти в индивидуальной реальности происходит тогда, когда субъектное ядро человека (только ему присущее основание его жизнедеятельности) превращается в детерминанты преобразования его собственной психики, деятельности и окружающего мира, когда личность вырастает подлинным субъектом, способным к саморазвитию и самоде-терминации.

В современной психолого-педагоги-ческой науке категория «субъектность» (в самом упрощенном понимании) определяется как свойство человека быть субъектом. Сущностно-содержательные характеристи-

ки субъектности выстраиваются вокруг категории «субъект», которая, имея интегративный характер, связывает понятие «субъ-ектность» с понятиями «активность», «деятельность», «сознание», «личность». Это позволяет объяснить феномен субъектности посредством совокупности этих понятий и раскрыть теоретико-методологические основы субъектно-личностного развития.

Будучи заимствованной из философии, категория «субъект» наделяет человека такими качествами, как самостоятельность, активность, способность осуществлять специфически человеческие формы жизнедеятельности и, прежде всего, предметнопрактической деятельности. В современных исследованиях категория «субъект» используется в качестве системообразующей характеристики целостности личности и её жизненного пути, подчеркивая не только зависимость личности от её жизни, но и зависимость жизни от личности, их взаимосвязь. Понятие «субъект» приобрело более широкий контекст — распорядитель душевных и телесных способностей, творчески преобразующий собственную деятельность и жизнедеятельность. Процессы созидания и творения человеком своей деятельности знаменуют развитие его личности. Таким образом, можно установить следующее соотношение образующих концепт «субъектно-личностное развитие» категорий «субъект» и «личность»: человек впервые обретает шанс быть личностью, только становясь субъектом своих действий и своей деятельности (при этом масштаб субъ-ектности может быть различным).

Из вышесказанного становится совершенно очевидно, что подлинным субъектом может быть только личность, а феномен субъектно-личностного развития находит свое проявление в контексте реализации человеческой деятельности. И это закономерно вследствие того обстоятельства, что именно личность является субъектом специфически человеческой формы активности

— деятельности. Деятельность выступает

универсальной формой реализации личности как субъекта, а субъектность личности выступает системообразующим основанием для становления всего богатства форм человеческой деятельности в динамике субъектно-личностного развития.

В целом необходимость использования термина «субъектность» и возникает тогда, когда необходимо описать личность как субъекта деятельности: в какой степени личность способна использовать возможности своей психики для реализации своих целей, занимать авторскую позицию по отношению к своей психике и предметной деятельности, преодолевать свои возможности для решения новых и старых задач, изменять себя и окружающую среду. Выше-обозначенные положения находят подтверждение в принятом и обоснованном отечественной психологией тезисе о неразрывности деятельности и личности, личности и субъекта. Вместе с тем субъект — это всегда личность, функционирующая как высший уровень психической организации человеческой активности, а личность не всегда является субъектом. Личностная позиция может выражаться в осознанном выборе позиции объекта в процессе того или иного вида взаимодействия.

Итак, субъект является одной из частных ипостасей личности. Субъектность и субъектная активность — это высшие проявления личности, «амплифицированные» регуляторными возможностями её сознания. Становление личности подлинным субъектом своей жизнедеятельности выражается в становлении субъектности как деятельност-но-преобразующего способа бытия, как способности «превращать собственную жизнедеятельность в предмет практического преобразования, относиться к самому себе, оценивать способы деятельности, контролировать её ход и результаты, изменять её приёмы» [3, с. 250].

Выполненный научной школой С. Л. Рубинштейна анализ изучения субъектной природы человека подводит к пониманию

субъектности как способности человека активно производить взаимообусловленные изменения в мире и в самом себе. Классическое понимание субъекта как личности через категорию «активность» С. Л. Рубинштейн дополняет определениями самоде-терминации, саморазвития и самосовершенствования, указывая на онтогенетически возрастающую роль личности в выборе тех детерминант, которые определяют её деятельность и жизнь. В современной психологии данные положения находят отражение в трудах целого ряда исследователей

— Е. Н. Волкова, П. Н. Ермакова, И. Ю. Кулагина, А. Н. Леонтьева, А. В. Петровского, В. И. Слободчикова, М. Г. Ярошевского и др., — которые подходят к рассмотрению феномена субъектности как качества, подразумевающего развитую способность личности преобразовывать себя и окружающий мир. «Эти способности могут стать и быть только в развитии, и не просто в развитии

— а в саморазвитии, в развитии собственной самости, в развитии самого себя» [4, с. 24].

Таким образом, психологический анализ феномена субъектности позволяет зафиксировать соотношение понятий «субъект-ность», «личность», «сознание», «деятельность», «активность» следующей формулой: уровень субъектности характеризуется использованием личностью регуляторных функций сознания как средства управления реализуемой деятельностью и жизнедеятельностью, их активного преобразования в соответствии со смысловыми структурами личности. И если из категории субъектность вычесть понятия активности, деятельности, сознания, личности, то она просто потеряет смысл.

Существует целый ряд личностных параметров, которые характеризуют человека как субъекта: преобразовательная актив-

ность, творческое освоение деятельности, осознанность, самостоятельность, связанная со способностью к целеполаганию, инициативность, способность к рефлексии,

гармоничность. Субъектность, выражающаяся в отношении человека к себе как к деятелю (Е. Н. Волкова), к себе как причине себя самого, связана с признанием у себя этих атрибутов и с совершением поступков, обусловленных этим признанием.

Исходные методологические позиции проблемы субъектно-личностного развития определяются антропологической парадигмой в отечественной психологии — К. А. Абульханова-Славская, Б. Г. Ананьев, А. В. Брушлинский, Е. И. Исаев, Т. В. Кудрявцев, Д. А. Леонтьев, А. В. Петровский, В. И. Слободчиков, Б. Д. Эльконин и др., — которая формирует особый взгляд на развитие человека как преодолевающего барьеры своей природной и социальной ограниченности существа. Парадигмальные установки раскрывают человека как целостное, уникальное духовное образование, постоянно выходящее за границы собственного «Я», не равное самому себе в каждый момент времени, находящееся в постоянном развитии, способное встать в практическое (преобразующее) отношение к собственной жизнедеятельности. Такой подход к человеку позволяет описать его развитие в терминах преображения собственной психики, преодоления физиологических и психологических предпосылок в пользу целей саморазвития, т. е. субъектно-личностного развития (Ф. Т. Михайлов, В. И. Слободчи-ков).

Сущность собственно человеческого способа развития в рамках данного подхода раскрывается как способность превращать свою жизнедеятельность в предмет практического преобразования: подвергать её изменениям в соответствии с внутренними представлениями и внешними требованиями ситуации. В этом состоит коренное отличие психики человека от психики животного. Определяющими факторами такого развития выступают внутренние психические детерминанты и собственная активность субъекта. Однако такой характер детерминации в онтогенезе оказывается воз-

можным лишь тогда, когда в достаточной мере сложатся и окрепнут «внутренние условия» субъектности, когда личность станет подлинным субъектом, способным к саморазвитию и самодетерминации.

Антропологический принцип детерминизма не исключает сложившийся в отечественной психологии принцип «внешнее преломляется через внутреннее и изменяет его» (Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн), а преемственно развивает и дополняет его, следуя указаниям С. Л. Рубинштейна на то, что по мере своего созревания личность во всё возрастающей степени вмешивается в выбор тех детерминант, которые непосредственно определяют её жизнедеятельность. Такой переворот в де-терминационных отношениях оказывается возможным лишь благодаря тому, что в процессе развития возможности натуральных психических функций усиливаются культурно-историческими орудиями психической деятельности. Культурные по происхождению высшие психические функции открывают человеку возможность овладения своей активностью и её сознательного воспроизводства. Таким образом, психологический феномен субъектности вписывается в исторические закономерности развития высших психических функций человека. А культурно-историческая теория развития высших психических функций Л. С. Выготского выступает методологической основой феномена субъектно-личностного развития.

По мнению Б. Д. Эльконина, «именно в работах Выготского субъектность не понимается натурально, не допускается некритически при описании поведения, а последовательно теоретически и экспериментально воссоздаётся. Выделяется та точка, тот момент в жизни человека, в котором он становится субъектом этой жизни» [5, с. 15].

Проводя подробный и последовательный анализ становления человеческой психики с точки зрения овладения культурными функ-

циями, Л. С. Выготский представил разворачивание психических процессов и поведения как переход к новому принципу их порождения (именно в произвольности поведения прослеживается образ субъектно-сти у Л. С. Выготского). «Самая сущность культурного развития состоит в столкновении развитых культурных форм поведения, с которыми встречается ребенок, с примитивными формами, которые характеризуют его собственное поведение», — пишет Л. С. Выготский [1, с. 186]. Именно через преодоление этого конфликта человек овладевает своим поведением, заново его порождая и становясь его субъектом. Субъект-ность возникает и бытийствует тогда, когда выражен и объективирован «сдвиг» от натуральной к культурной форме — переход к превращению своего поведения в предмет собственного внимания, к видению своего поведения вне себя.

Указав на то, что носителем и транслятором культурного опыта является взрослый, а развитие есть процесс «присвоения» этого опыта, Л. С. Выготский положил начало научному подходу к человеку как к субъекту общения, воспроизводящего общность с другими людьми, и концепциям возникновения субъектности из развития человеческих общностей, направляющих психическое развитие (Е. И. Исаев, В. И. Слободчи-ков, Г. А. Цукерман, Б. Д. Эльконин). По мнению Г. А. Цукерман, именно внутри общности образуются те многообразные способности человека, которые позволяют ему не только приобщаться к существующим формам культуры, но и самому творить новые формы, то есть быть самобытным.

Анализируя процесс субъектно-личностного развития, авторы указывают, что процесс саморазвития начинается вместе с жизнью, но стать его субъектом, инициирующим и направляющим этот процесс, ребёнок может только при субъектном взаимодействии ребёнка и человеческой общности. Собственно субъектным взаимодействием выступает такой процесс общения, в

котором в равной мере представлены интересы и мотивы обеих сторон. Кроме того, процесс субъектного взаимодействия направлен на реализацию тех целей, которые представляют смыслы жизнедеятельности субъектов, способствуют их личностному росту, выходу за пределы их наличных возможностей.

В исследованиях человека как субъекта общения особую значимость приобретает разработка проблемы «отраженной субъ-ектности» В. А. Петровским. По мнению автора, человек отражается в других людях, обретая в них свою идеальную представленность и продолженность. Это идеальное бытие индивида в других, вызывающее изменение смысловых образований другого индивида, и есть феномен «отраженной субъектности». Отражённая субъектность выступает как форма представленности и продолженности субъекта в других людях и служит источником преобразования ситуаций общения и взаимодействий в значимом для участников направлении, а преобразовательная активность субъекта (субъект-ность) актуализируется в общении, значимом для его участников.

С позиций принципа отраженной субъ-ектности В. А. Петровский считает необходимым дополнить теорию деятельности фактом опосредованности её выполнения другим человеком, поскольку феномен субъектности возможен только в контексте реализации человеческой деятельности.

Методологические положения системнодеятельностного подхода, развитого в трудах С. Л. Рубинштейна и в научной школе А. Н. Леонтьева, вносят неоценимый вклад в понимание проблемы субъектноличностного развития. Философское определение деятельности как фундаментального способа бытия человека в мире, состоящего не только в осознанном и целенаправленном преобразовании мира, но и себя в этом мире, позволяет утверждать, что в деятельности субъект не только проявляется, объективируя свои способности, но и заро-

ждается, формируется и саморазвивается, субъективируя свои способности. И это са-моизменение субъектом себя, появление интенции к самодвижению является, по мнению В. О. Татенко, главным предназначением субъектности.

Исследования Л. С. Выготского, А. В. Запорожца, А. Н. Леонтьева, С. Л. Рубинштейна показывают, что становление внешней деятельности приводит к саморазвитию внутренних структур личности и к возникновению особой личностной позиции — позиции субъекта. В свою очередь, становление позиции субъекта позволяет создавать собственный стиль осуществления деятельности, творить, проявлять активность. Стать субъектом какой-либо деятельности, по Б. Г. Ананьеву, значит освоить эту деятельность, овладеть ею, быть способным к её осуществлению и творческому преобразованию. Вместе с тем субъектность выражается не только в способности оценивать способы деятельности, контролировать её ход и результаты, изменять её приёмы, выбирать средства осуществления деятельности, но и в способности соответствующим образом относиться к самому себе, превращать собственную жизнедеятельность в предмет практического преобразования.

Такой деятельностно-преобразующий способ существования человека как субъекта связан с появлением индивидуального реф-лектированного сознания. «Овладение» индивидуальным сознанием позволяет личности определять направления своего развития, самостоятельно принимать решения, строить свою судьбу. «Достижение человеком уровня субъектности предполагает овладение им всей совокупностью родовых психологических способностей: мышления, сознания, желаний, воли, чувств и т. д. Понятие субъектности потенциально включает в себя всю совокупность проявлений человеческой психологии и представляет собой особого рода целостность» [3, с. 250].

Таким образом, представляя собой одну из «предельных категорий» (В. И. Слобод-чиков, Е. И. Исаев) анализа субъективной реальности человека, субъектность образует ценностно-смысловое отношение человека к собственной психике, направляет и организует его развитие. Становление субъект-ности в динамике субъектно-личностного развития представляет собой процесс перехода психических особенностей в субъектное ядро человека, то есть только ему присущее уникальное основание его жизнедеятельности, детерминирующее преобразование собственной психики и окружающего мира.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Выготский Л. С. Развитие высших психических функций. М.: Изд-во Акад. пед. наук, 1960. 483 с.

2. Сластенин В. А. Гуманистическая парадигма педагогического образования // Магистр, 1994. № 6. С. 2-7.

3. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Основы психологической антропологии. Психология человека: Введение в психологию субъективности. М.: Школа-Пресс, 1995. 384 с.

4. Слободчиков В. И. Очерки психологии образования/ 2-е изд., перераб. и доп. Биробиджан: Изд-во БГПИ, 2005. 272 с.

5. Эльконин Д. Б. Введение в психологию развития (в традиции культурно-исторической теории Л. С. Выготского). М.: Тривола, 1994. 186 с.

REFERENCES

1. VygotskijL. S. Razvitie vysshih psihicheskih funktsij. M.: Izd-vo Akad. ped. nauk, 1960. 483 s.

2. Slastenin V A. Gumanisticheskaja paradigma pedagogicheskogo obrazovanija // Magistr. 1994. № 6. S. 2-7.

3. Slobodchikov V I., Isaev E. I. Osnovy psihologicheskoj antropologii. Psihologija cheloveka: Vvedenie v psihologiju subjektivnosti. M.: Shkola-Press, 1995. 384 s.

4. Slobodchikov V I. Ocherki psihologii obrazovanija. 2-e izd., pererab. i dop. Birobidzhan: Izd-vo BGPI, 2005. 272 s.

5. El'konin D. B. Vvedenie v psihologiju razvitija (v traditsii kul'turno-istoricheskoj teorii L. S. Vygot-skogo). M.: Trivola, 1994. 186 s.

Е. Г. Гаевская

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КЛАССИФИКАЦИИ ЭЛЕКТРОННЫХ УЧЕБНЫХ РЕСУРСОВ

Предлагается подход к классификации электронных учебных ресурсов, основанный на авторстве контента учебного ресурса, а также ряд терминов, характеризующих некоторые из них, а именно «электронный ресурс с открытым контентом», «экспертная сеть», «электронный курс». Автор предлагает свое видение жизненного цикла электронного ресурса от виртуального представительства академического сообщества к экспертной сети.

Ключевые слова: Интернет, дистанционное обучение, электронное обучение, сетевые ресурсы.

E. Gaevskaya

Classification of Electronic Learning Resources: Theoretical Aspects

An approach is proposed for the classification of electronic learning resources based on the authorship of the content of resources. A number of terms are introduced, such as the "electronic resource with open content," "expert network", e-course". Electronic resource life cycle, from the virtual representation of the academic community to the expert network, is described.

Keywords: Internet, distance learning, eLearning, network resources.

Интернет отражает реальную жизнь, предоставляя место самым разнообразным направлениям социальной активности: бизнесу, образованию, развлечениям, неформальному общению и т. п. В рамках наших исследований нас интересуют ресурсы, которые разработаны с целью использования в обучении в широком смысле: в учебном заведении, для самообразования, для развлечения и т. д. В нашем исследовании мы предлагаем собственное видение классификации ресурсов, представленных в «учебном сегменте» Всемирной паутины.

Актуальность данной проблемы становится все более очевидной по ряду причин. Недостаточное развитие теоретических подходов к развитию учебных ресурсов является одной из причин низкого качества многих из них. Сетевое обучение развива-

ется уже более 50 лет, ресурсы создаются методом проб и ошибок, что порождает либо их изначально низкое качество, либо деградацию.

Вектор развития технологической и программной составляющих Интернета направлен на упрощение навыков, необходимых пользователю для работы с Сетью. Пользователи Интернета становятся все более независимыми как поставщики информации, что порождает комплекс проблем. В означенном комплексе мы отмечаем процесс деградации информации, ее качеств научности и достоверности после ее многочисленной переработки анонимными пользователями.

По мнению автора, исправить эту ситуацию можно путем управления процессом создания контента электронного ресурса,