Теоретические основания концепции социального интеллекта

О. В. Лунева (Московский гуманитарный университет)*

Представлены основные подходы к пониманию социального интеллекта, позитивные и дискуссионные аспекты результатов его исследования, возможные направления дальнейших исследований, место социального интеллекта в детерминации поведения личности, авторская концепция социального интеллекта.

Ключевые слова: социальный интеллект, ресурсы, детерминанты поведения, социальное взаимодействие, авторская концепция, социальные способности.

К настоящему времени в психологии сложилась достаточно широкая палитра концепций социального интеллекта. К относительно сформированным можно отнести не более десятка концепций и моделей. Исследования в области изучения социального интеллекта можно сгруппировать следующим образом1:

— Работы, выполненные в традициях когнитивного подхода и рассматривающие социальный интеллект как совокупность познавательных способностей, ориентированных на познание и понимание других людей и ситуаций взаимодействия (М. И. Бобнева, Ю. Н. Емельянов, Д. В. Ушаков, А. Л. Южа-нинова, J. Guilford, M. Hendricks, M. O’Sullivan, G. Snooks и др.).

— Когнитивно-личностный подход, согласно которому различия в социальном поведении объясняются проявлением индивидуальных различий в знаниях, личностных характеристиках, которые люди привносят в свое социальное взаимодействие. Кроме того, указанные различия относятся к компетенциям, навыкам и особенностям внутренней ментальной деятельности (В. Н. Куницына, А. И. Савенков, N. Cantor, W. John, J. Kihlstrom, Kosmitzki, W. Mischel и др.).

— Деятельностный подход (activity) — исследование реального поведения человека в ситуациях выполнения практических заданий, связанных с социальным взаимо-

действием (проведение интервью, организация переговоров и т. п.) (Е. В. Субботский, О. Б. Чеснокова, H. Marlowe, M. Ford, М. Ti-sak, N. Frederickson, S. Carlson, W. Ward и др.).

— Исследования имплицитных представлений о социальном интеллекте и влиянии на него культурных и возрастных факторов (О. В. Лунева, Л. Н. Смирнова, N. Cantor,

O. John, C. Kosmitzki, U. Neisser, L. Okagaki, E. Rosch, R. Sternberg и др.).

— Рассмотрение социального интеллекта как компонента практического, адаптивного и эмоционального интеллектов (D. Goleman,

S. Greenspan, R. Sternberg). В структуре названных интеллектов социальный интеллект выполняет функции, связанные с социальным взаимодействием.

— Прикладные модели социального интеллекта, используемые в семинарах и тренингах для обучения персонала организаций (Д. Гоулман, Р. Бояцис, K. Albrecht и др.).

Наиболее значимыми автору представляются следующие позитивные достижения почти столетнего исследования социального интеллекта.

— Признание значительной частью исследователей факта существования социального интеллекта как самостоятельного конструкта и рассмотрение его в качестве предмета исследований. Наиболее частое отнесение социального интеллекта к категории «способность».

* Лунева Ольга Викторовна — кандидат психологических наук, доцент, заместитель заведующего кафедрой социальной и этнической психологии Московского гуманитарного университета. Тел.: +7 (499) 374-56-11. Эл. адрес: ksep@mail.ru

— Появление разнообразных подходов к исследованию социального интеллекта и его отдельных сторон.

— Формирование точки зрения, согласно которой психометрический подход рассматривается как имеющий ограничения для использования в исследованиях социального интеллекта, содержание которого качественно отличается от других видов интеллекта.

— Осознание частью исследователей идеи о несовпадении измеряемых показателей способностей с их реальным проявлением в социальном взаимодействии.

— Включение в содержание социального интеллекта личностных характеристик либо указание на наличие между ними и социальным интеллектом тесных взаимосвязей.

В то же время анализ работ в области изучения социального интеллекта позволяет выделить и ряд основных позиций исследователей, вызывающих несогласие автора и порождающих сложности понимания точек зрения исследователей.

1. Существование понятийно-содержательной неопределенности, «размытости» и непоследовательности в использовании терминов в исследованиях как самого социального интеллекта, так и связанных с ним феноменов (например, адаптации, всех видов компетентности, эмоционального и практического интеллектов и др.).

2. Неразработанность взгляда на социальный интеллект как категорию социальной психологии, позволяющей рассматривать его в предметном поле этой научной дисциплины. Исследователями чаще всего не указываются и не раскрываются социальнопсихологические ресурсы социального интеллекта.

3. Рассмотрение социального интеллекта вне социального и личностного контекстов; «изъятие» социального интеллекта из реальной жизни личности в коммуникативном пространстве различных социальных групп и выполнения ею разнообразных социальных ролей.

4. Доминирующая направленность вектора исследовательского интереса к когнитив-

ным структурам индивида и трактовка социального интеллекта как способности к познанию людей и прогнозированию их поведения.

5. Непредставленность в структуре социального интеллекта механизмов формирования социального знания и проявления социального интеллекта в реальном поведении.

6. Преобладающая традиция рассмотрения диагностических срезов социального интеллекта и отсутствие лонгитюдных исследований, позволяющих выявлять особенности развития социального интеллекта в онтогенезе.

Анализ результатов исследования социального интеллекта позволил установить два значимых момента, которые, по мнению автора, становились препятствием в развитии понимания психологической природы социального интеллекта. Первый момент связан с отказом исследователей от поиска показателей проявления социального интеллекта в реальном взаимодействии. Второй — с неопределенностью роли личностных характеристик в контексте анализа социального интеллекта. Наблюдаемые полюса диапазона отношения исследователей к личностным характеристикам включают либо отсутствие интереса к ним, либо признание существования связи разной степени силы между ними и социальным интеллектом. Исключением, пожалуй, являются работы Л. С. Выготского, концепция В. Н. Куницыной и понимание интеллекта Р. Сноу, Л. Кронбахом, Ф. Акерманом. Они включают в понятие «способность» не только когнитивные способности, но и конструкты личностных черт, а также их комбинации.

Анализ истории изучения социального интеллекта показывает, что для значительной части исследователей он связан с социальным поведением человека, взаимодействием с другими людьми. Традиционно в психологии рассматривается целый спектр категорий, детерминирующих социальное поведение личности, включающий два типа детерминант: внутренние и внешние (Шоро-хова, 1976 и др.). Наиболее близко к интере-

сующей нас проблеме эти виды детерминации представлены в психологии ситуаций. Среди наиболее значимых детерминант поведения личности выделяются следующие: личностные диспозиции (внутренние детерминанты) и конкретные обстоятельства и условия ситуации взаимодействия (внешние детерминанты).

Достоверность предсказания поведения людей в различных ситуациях, как и его оценка, зависят от многих факторов (культура, информированность, субъект оценки и т. п.), но определяются в основном либо влиянием ситуации, либо личностными диспозициями. Под диспозициями в данном случае понимается набор личностных черт, установок, целей, ценностей, значимость ситуации и т. п.

Некоторые авторы признают, что путь, ориентированный на поиск детерминант поведения человека среди личностных черт (диспозиций), оказался непродуктивным (Росс, Нисбетт, 2000). Такой же вывод в полной мере относится и к поиску детерминант поведения внутри характеристик самой ситуации. Методологический тупик был преодолен как через принятие идей символического интеракционизма, так и через разработку иных подходов, исследующих различные типы ситуаций и восприятие их человеком, личностное переживание ситуации. Однако на сегодняшний день многие аспекты изучения этой проблемы остаются незавершенными.

Тем не менее наметились новые линии исследования поведения человека в социальных ситуациях, особую популярность среди которых приобрели направления, связанные с практическими задачами обучения взрослых и детей, решением управленческих задач, в том числе конфликтов, и т. п. Так, Ю. Н. Емельянов, предлагая рассматривать проектирование межличностных ситуаций как теоретико-прикладное направление социальной психологии, отмечал доказанный многочисленными исследованиями факт, что знание личностных особенностей человека дает диагностический и прогностиче-

ский эффект лишь при учете ситуационных переменных. Известный отечественный ученый полагал, что такой подход сместил акценты в исследовании личности: «Вместо исследования отдельных личностных черт психологи сосредоточивают усилия на поиске интегрального качества (курсив наш. — О. А.), которое позволяет индивиду дифференцированно реагировать на ситуации и находить оптимальный режим своего участия в них» (Емельянов, 2001: 140).

Результатом участия автора данной публикации в поиске такого интегрального качества стала разработка концепции, некоторые аспекты которой представлены далее.

Ставшее классическим утверждение С. Л. Рубинштейна о внешнем воздействии, преломляющемся через внутреннее содержание, дополняется, как показывают многочисленные исследования, собственной активностью личности. При возникновении ситуации взаимодействия осуществляется встречное движение вышерассмотренных внутренних и внешних факторов. Дальнейшее поведение человека определяется в значительной степени результатом их взаимопроникновения, столкновения, взаимовлияния и т. п.

Возникает вопрос: какое психическое образование управляет этим процессом? Допустимой представляется мысль о том, что это взаимодействие и регуляция поведения личности в нем может осуществляться таким психическим образованием, которое активирует определенные ресурсы личности, востребованные в этом взаимодействии. Эти ресурсы, как и характер их предъявления участникам взаимодействия, могут быть в различной степени конгруэнтны, релевантны содержанию, условиям и обстоятельствам взаимодействия. Кроме того, они должны соотноситься с целью самого субъекта, вступающего во взаимодействия, либо с целями, общими для участников взаимодействия.

Автор полагает, что все вышесказанное позволяет сформулировать собственный подход к рассмотрению социального интеллекта и предложить его понимание как интегрального сложного конструкта, обеспе-

чивающего взаимодействие личности с ситуацией социального взаимодействия.

Разработка концепции социального интеллекта требует определения онтологического статуса этого феномена и раскрытия теоретических оснований концепции. К теоретическим основаниям концепции относятся научные результаты, полученные в области психологии интеллекта, способностей, взаимодействия, конструирования реальности, а также психологии воздействия, влияния и саморегуляции поведения личности.

Социальный интеллект рассматривается автором как самостоятельный вид интеллекта, качественно отличный от общего интеллекта (в его доминирующей когнитивной трактовке) и имеющий с ним родовидовые отношения. Родовым, базовым, компонентом в социальном интеллекте можно считать способность к ментальной деятельности, включаемую в обеспечение конструирования образа реальности и разумности социального поведения. Доказательством того, что в основе социального интеллекта лежат родовые характеристики интеллекта как способности к ментальной деятельности, являются, например, результаты исследования учеников коррекционных школ. Они показали, что для развития социального интеллекта требуется определенный, базовый уровень развития общего интеллекта. Специалисты в области социального познания также считают, что, несмотря на качественные отличия этого вида познания от когнитивных познавательных процессов, исследуемых в общей психологии, человеку необходим определенный когнитивно-интеллектуальный уровень развития личности.

Способности человека являются предметом более длительного изучения, чем социальный интеллект. Однако известно, что фундаментальных работ, имеющих систематизирующий и обобщающий характер, в области исследования способностей в отечественной психологии недостаточно. Наиболее полно для своего времени эту задачу решали монографии и статьи Б. М. Теплова (Теп-лов, 1941; 1961), К. К. Платонова (Платонов,

1972), В. Д. Шадрикова (Шадриков, 2007 и др.), В. Н. Дружинина (Дружинин, 1999). В основном исследователи способностей исходят из принятия тезиса о том, что способности различаются у разных людей, связаны с успешностью деятельности и не сводятся к умениям и навыкам. Наиболее популярным стало изучение специальных способностей (математических, музыкальных, литературных, художественных, интеллектуальных). В этих исследованиях в основном реализуется когнитивный подход к пониманию содержания способностей, рассматриваемых прежде всего как познавательные способности.

Известно, что способности, проявляемые в социальной сфере, представляют особую сложность как для теоретических, так и для эмпирических научных исследований. Наибольшее количество работ, выполненных в рамках указанного направления, связано с коммуникативными видами деятельности: педагогической (Н. В. Кузьмина, Ф. Н. Го-ноболин, В. А. Крутецкий, Д. Н. Левитов, В. А. Кан-Калик, А. А. Кидрон и др.) и организаторской (Б. М. Теплов, Л. И. Уманский и др.). Общей характеристикой для указанных авторов исследований является реализация субъект-субъектного подхода.

Д. В. Шадриков, известный специалист в области исследования способностей, также обратился к способностям, лежащим вне предметной деятельности. Он разделяет способности субъекта деятельности и способности личности. Способности субъекта деятельности ориентированы на предметный мир. А способности личности, направленные на понимание и изменение поведения людей, обозначены как духовные способности. Духовные способности, по мнению автора, определяют успешность поведения (Ша-дриков, 2007).

В контексте социальной психологии как особую способность личности к социальному поведению рассматривали социальный интеллект М. И. Бобнева, Ю. Н. Емельянов,

В. Н. Куницына.

Наиболее полно проблема способностей в 70-е годы прошлого века была представле-

на в монографии К. К. Платонова (Платонов, 1972). Эта работа содержит ряд идей, некоторые из которых не получили дальнейшего развития и признания. С другой стороны, некоторые положения концепции К. К. Платонова близки автору и позволяют выстраивать логику анализа социального интеллекта как способности, видеть его место и роль в социальном взаимодействии.

В классификации К. К. Платонова способности делятся на элементарные и сложные. Каждая из этих групп включает по две подгруппы: общие и частные способности. Сложными общими способностями являются способности к труду, общению и речи, обучению, воспитанию, организаторские, правовые и нравственные способности. Эти способности присущи всем людям, но не в равной мере. Сложные общие способности, по мнению К. К. Платонова, являются комплексом, сочетанием свойств личности, соотносимых с определенной деятельностью.

В концепции К. К. Платонова автору представляются наиболее значимыми следующие моменты:

— Признание сложной структуры способностей.

— Включение коммуникативных способностей в число сложных способностей.

— Соотнесение общих сложных способностей с социальными сферами проявления.

— Рассмотрение способностей не просто в тесной связи с личностными свойствами, но и как структуры, включающей сочетание свойств личности.

— Развитие способностей, а значит, и личностных свойств в процессе выполнения деятельности.

Далеко не все из приведенных выше аспектов концепции К. К. Платонова разделяются автором. Прежде всего это относится к двум последним пунктам. На начальном этапе разработки автором собственной концепции социального интеллекта чрезвычайно привлекательной представлялась идея включения в этот конструкт личностных свойств. Такой взгляд позволял подчеркнуть

отличие своего понимания социального интеллекта от когнитивно-ориентированных концепций и показать участие в социальном взаимодействии не просто субъекта, а реальной, живой личности со всем набором ее психических свойств.

Однако подробное изучение истории исследования социального интеллекта, анализ проявлений личности в социальном поведении и результаты научных дискуссий с коллегами привели к принятию иной категориальной формы социального интеллекта и его взаимоотношений с личностными свойствами. Стало очевидно, что личностные свойства и социальный интеллект не являются содержательно идентичными феноменами, хотя и тесно связаны между собой. Эта связь, подтверждаемая частью исследователей, осуществляется согласно предлагаемой концепции в форме функциональных отношений. Социальный интеллект личности, будучи сложной общей способностью, выполняет функции активации личностных свойств, их презентации участникам взаимодействия и управляет их проявлением в процессе взаимодействия. Свойства личности при таком понимании являются ресурсами, управляемыми социальным интеллектом. А сам социальный интеллект имеет онтологический статус сложной способности, включающей в свою структуру несколько видов способностей, релевантных целям и формату коммуникативного взаимодействия.

Стоит отметить, что в предлагаемой автором концепции речь идет именно о коммуникативном взаимодействии, а не о деятельности. Коммуникативное взаимодействие рассматривается как форма активности личности, в которой взаимодействие носит субъект-субъектный характер. Общение же является сложной и наиболее интересной формой взаимодействия (А. Л. Журавлев, Б. Ф. Ломов и др.).

ПРИМЕЧАНИЕ

1 Более подробно результаты истории изучения социального интеллекта представлены в монографии автора (Лунева, 2009).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Дружинин, В. Н. (1999) Психология общих способностей. СПб. : Питер.

Емельянов, Ю. Н. (2001) Исследование и проектирование межличностных ситуаций как теоретико-прикладное направление социальной психологии // Психология социальных ситуаций / сост. и общ. ред. Н. В. Гришиной. СПб. : Питер. С. 138-150.

Лунева, О. В. (2009) Социальный интеллект: история развития и основные модели. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та.

Платонов, К. К. (1972) Проблемы способностей. М. : Наука.

Росс, Л., Нисбетт, Р. (2000) Человек и ситуация. Уроки социальной психологии : пер. с англ. М. : Аспект Пресс.

Теплов, Б. М. (1941) Способности и одаренность // Ученые записки Гос. НИИ психологии. М. Т. 2.

Теплов, Б. М. (1961) Проблемы индивидуальных различий. М. : Изд-во АПН РСФСР.

Шадриков, В. Д. (2007) Ментальное развитие человека. М. : Аспект Пресс.

Шорохова, Е. В. (1976) Социальная детерминация поведения // Психологические проблемы социальной регуляции поведения / отв. ред. Е. В. Шорохова, М. И. Бобнева. М. : Наука.

С. 5-29.

THEORETICAL FOUNDATIONS OF THE

CONCEPTION OF SOCIAL INTELLECT O. V. Luneva (Moscow University for the Humanities)

The paper presents the main approaches to the understanding of social intellect, both affirmative and debatable aspects of the results of

a research on this subject. Potential directions of further studies, the place of social intellect in the determination of person’s behaviour and the author’s conception of social intellect are proposed.

Keywords: social intellect, resources, determinants of behaviour, social interaction, author’s conception, social abilities.

BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION)

Druzhinin, V. N. (1999) Psikhologiia obshchikh sposobnostei. SPb. : Piter.

Emel’ianov, Iu. N. (2001) Issledovanie i proek-tirovanie mezhlichnostnykh situatsii kak teore-tiko-prikladnoe napravlenie sotsial’noi psikho-logii // Psikhologiia sotsial’nykh situatsii / sost. i obshch. red. N. V. Grishinoi. SPb. : Piter.

S. 138-150.

Luneva, O. V. (2009) Sotsial’nyi intellekt: isto-riia razvitiia i osnovnye modeli. M. : Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta.

Platonov, K. K. (1972) Problemy sposobnostei. M. : Nauka.

Ross, L., Nisbett, R. (2000) Chelovek i situatsi-ia. Uroki sotsial’noi psikhologii : per. s angl. M. : Aspekt Press.

Teplov, B. M. (1941) Sposobnosti i odaren-nost’ // Uchenye zapiski Gos. NII psikhologii. M. T. 2.

Teplov, B. M. (1961) Problemy individual’nykh razlichii. M. : Izd-vo APN RSFSR.

Shadrikov, V. D. (2007) Mental’noe razvitie cheloveka. M. : Aspekt Press.

Shorokhova, E. V. (1976) Sotsial’naia determi-natsiia povedeniia // Psikhologicheskie problemy sotsial’noi reguliatsii povedeniia / otv. red. E. V. Sho-rokhova, M. I. Bobneva. M. : Nauka. S. 5-29.