Вестник Томского государственного университета. 2013. № 369. С. 164-167

УДК 159: 614.8

Т.И. Шевченко, Н.В. Макарова, Т.Г. Бохан СТРЕССОУСТОЙЧИВОСТЬ СПЕЦИАЛИСТОВ ОПАСНЫХ ПРОФЕССИЙ МЧС РОССИИ

Проведено психологическое обследование 221 специалиста федеральной противопожарной службы г. Санкт-Петербурга,

15 горноспасателей федерального государственного учреждения «Управление военизированных горноспасательных частей в строительстве» и 28 курсантов пожарно-спасательного колледжа «Санкт-Петербургский центр подготовки спасателей». Использован метод измерения нервно-психической устойчивости «Прогноз», разработанный психологической лабораторией ФГВОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова» МО РФ [2] и метод экспертных оценок для определения эффективности деятельности пожарных.

Ключевые слова: пожарные; горноспасатели; нервно-психическая устойчивость; экспертные оценки; эффективность деятельности; нервно-психическая устойчивость (НПУ).

В современных условиях происходит модификация иерархии личностных качеств специалиста и на первый план выходят не узкопрофессиональные особенности человека, а его способность быстро реагировать на изменения - творчество, инициативность и разносторонность [1]. Поэтому мы посчитали необходимым исследовать личность специалиста опасной профессии в парадигме саморегулируемой психологической системы.

Установлено, что работа специалистов опасных профессий характеризуется высоким напряжением адаптационно-приспособительных механизмов психики, ригидизацией личности, снижением нервнопсихической устойчивости, что впоследствии приводит к формированию у специалистов синдрома эмоционального выгорания, снижающего профессиональную эффективность и надежность деятельности [2]. Исследование психологического статуса курсантов позволяет прогнозировать изменения психологических состояний в процессе их «врастания» в профессию.

Изучение проблемы профессиональной адаптации пожарных с точки зрения их нервно-психической устойчивости к постоянно присутствующей угрозе здоровью и жизни позволило выявить у них различные психические реакции - от состояния тревожности до развития неврозов и психоза. Например, по наблюдениям В.И. Лебедева [3], у подводников, летчиков и космонавтов вследствие сознания угрозы для жизни присутствует постоянная готовность к действиям, которая, однако, не всегда ими осознается. Такая готовность, сопровождаемая соответствующей психической напряженностью в адекватной форме, является закономерной реакцией на опасность.

Высокая степень готовности к действию подразумевает переадаптацию человека к обстановке, связанной с угрозой для жизни, способность поддерживать готовность к моментальному действию при возникновении различных неожиданностей, быструю перестройку психической деятельности на фоне возникшего эмоционального напряжения. В отличие от этого, неспособность находиться в постоянной готовности к экстренным действиям имеет следствием неадекватные реакции, которые нередко приводят к авариям и катастрофам.

Одним из условий успешной переадаптации к экстремальной ситуации является обладание в полной мере профессиональными навыками, конкретная инфор-

мированность о характеристиках ситуации, уверенность в надежности технических средств и соратников (в том числе командиров), стенический характер эмоций, активное мышление, целеустремленность и увлеченность своей профессией.

Необходимо четко представлять себе, что нагрузка на психику специалиста опасной профессии - это нагрузка на функциональные нервные образования, которые у каждого человека имеют свой диапазон реактивности и предел работоспособности. При выходе за эти рамки может наступить этап неустойчивой психической деятельности.

Выделяются две формы психической неустойчивости в условиях угрозы здоровью и жизни: состояние ажитации и кратковременный ступор [1, 4]. При ажи-тированном состоянии в ответ на раздражители, сигнализирующие об опасности для жизни, на первый план выступает беспокойство, тревога. Возбуждение выражается главным образом в суетливости, в возможности осуществлять только простые автоматизированные акты под влиянием попавших в поле зрения случайных раздражителей. Мыслительные процессы при этом замедленны. Способность понимания сложных отношений между явлениями, требующая суждений и умозаключений, нарушается. У человека возникает чувство пустоты в голове, отмечается отсутствие мыслей. Появляются вегетативные нарушения в виде бледности, учащенного сердцебиения, поверхностного дыхания, потливости, дрожания рук и др. Состояние ажитации в условиях экстремальной ситуации у специалистов опасных профессий проявляется в виде растерянности, которая характеризуется трудностью анализа информации, совершением ошибочных действий, нарушением восприятия окружающей действительности, в частности нарушением оценки временных интервалов, что затрудняет понимание ситуации в целом.

В состоянии нервно-психической неустойчивости нарушаются процесс выбора действий, логичность и последовательность мышления. В результате создаются условия для «высвобождения» стереотипных, автоматизированных действий, не соответствующих сложившейся ситуации. Кратковременный ступор в условиях угрозы жизни характеризуется внезапным оцепенением, при этом сохраняется интеллектуальная деятельность.

Наличие экстремальных профессиональных факторов является обязательным, но недостаточным услови-

ем для возникновения ажитации или кратковременного ступора. Так, одна и та же ситуация при равной неподготовленности людей или неожиданности для них у одного человека, в зависимости от особенностей психики, вызывает аффект, у другого - не нарушает психической деятельности. Еще недостаточно изучены факторы, предрасполагающие к аффектам, однако некоторые из этих факторов выявлены определенно и достоверно. К их числу в первую очередь следует отнести комплекс врожденных свойств нервной системы (тип высшей нервной деятельности) [5-7]. Люди, не обладающие достаточной силой процесса возбуждения, и люди с преобладанием тормозного процесса над процессом возбуждения, вероятнее всего, окажутся несостоятельными в ответственных и сложных ситуациях.

Как показывают исследования [1, 3, 4], переутомление, нарушение ритма сна и бодрствования, астениза-ция способствуют возникновению аффекта. Таким образом, устойчивые индивидуально-психологические особенности личности (тип высшей нервной деятельности) и временные функциональные психофизиологические состояния (астенизация и др.) способствуют развитию аффективных реакций в условиях экстремальной ситуации. При неблагоприятных обстоятельствах кратковременные аффективные реакции могут приводить к глубоким психическим нарушениям, что означает переход в новое качество - болезнь.

Настоящее исследование призвано выделить маркеры и дать рекомендации для психологического сопровождения специалистов опасных профессий, а также для психологов, участвующих в учебном процессе курсантов, для профилактики психологических деформаций личности и обеспечения их профессиональной успешности и долголетия.

Материалы и методы исследования

Исследование проводилось в 2011-2012 гг. на базе Всероссийского центра экстренной и радиационной медицины им. А.М. Никифорова МЧС России. Обследованы 264 человека, в том числе 221 специалист федеральной противопожарной службы г. Санкт-Петербурга, 15 горноспасателей федерального государственного учреждения «Управление военизированных горноспасательных частей в строительстве» (весь списочный состав) и 28 курсантов старшего курса пожарноспасательного колледжа «Санкт-Петербургский центр подготовки спасателей». Все респонденты - мужчины, проживающие в г. Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Возраст обследуемых колебался от 17 до 55 лет, средний возраст по группам выборки представлен в табл. 1. Средние значения стажа пожарных не отличаются от средних значений стажа горноспасателей и составили 8,1 ± 0,4 лет.

Нервно-психическая устойчивость (далее по тексту НПУ) исследовалась с помощью теста «Прогноз», разработанного в психологической лаборатории ФГВОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова» МО РФ [2]. С помощью теста НПУ рассчитываются два параметра психической устойчивости: «категория НПУ» и «показатель НПУ», выраженный в стенах, позволяющие приблизиться к нормальному распределе-

нию данных теста НПУ. При измерении в стенах большее значение показателя соответствует более высокой психической устойчивости.

Т а б л и ц а 1 Средний возраст по всей выборке респондентов

Группа Возраст (M ± m), лет Кол-во человек

Курсанты 18,2 ± 0,1 28

Пожарные 29,5 ± 0,5 221

Горноспасатели 44,5 ± 2,1 15

Всего 29,2 ± 0,5 264

Эффективность деятельности пожарных определялась при помощи метода экспертных оценок по 100балльной шкале. В качестве экспертов выступал руководящий состав отряда (начальники пожарных частей и их заместители, начальники караулов). Оценивались дисциплинированность, коммуникативность, частота заболеваний, профессиональная перспективность, специальные навыки и умения респондентов, на основании которых выставлялась средняя оценка профессиональной эффективности.

Результаты обследования проверены на нормальность распределений. Обработка и анализ полученных данных проводились методами параметрической и непараметрической статистики с помощью программы Statistica 6.0 for Windows.

Результаты исследования

Средние значения показателя НПУ по группам выборки представлены в табл. 2.

Т а б л и ц а 2

Средние показатели НПУ курсантов, пожарных и горноспасателей

Группа Кол-во человек НПУ (M ± m)

Курсанты 28 5,8 ± 0,4

Пожарные 221 7,9 ± 0,1

Горноспасатели 15 5,9 ± 0,6

Всего 264 7,5 ± 0,1

Как видно из табл. 2, пожарные имеют достоверно более выраженную стрессоустойчивость по сравнению с курсантами и горноспасателями (ДА Фишера, р < 0,001).

На рис. 1 отражена структура НПУ по категориям в группах наблюдения. Отличия структур высоко значимы (МП Хи-квадрат р = 0,0000).

Расчеты по категориям НПУ по всем трем группам выборки позволяют сказать, что максимально стрессоустойчивыми (категория I) показали себя пожарные (58,4% из всей группы пожарных). В этой же группе наименьшее число психически неустойчивых (IV категория) - 0,9%, или 2 человека, они и составляют группу риска психологической дезадаптации.

Почти треть обследованных горноспасателей (26,7%) составили группу риска нарушения адаптации (IV категория НПУ) и нуждаются в психокорректирующих мероприятиях. То же психологическое сопровождение необходимо для 0,9% пожарных и 17,9% курсантов.

Так как III категория НПУ предполагает недостаточно высокие показатели нервно-психической устойчивости для профессиональной деятельности в экстре-

мальной ситуации, то мы в настоящем исследовании для выделения в группу риска возможного нарушения адаптации сгруппировали курсантов, пожарных и горноспасателей с III и IV категориями НПУ в одну груп-

пу. Таким образом, 40% горноспасателей, 54% курсантов и 9% пожарных требуется психологическая помощь для предотвращения дезадаптации и развития у них неврозов и нервно-психических нарушений.

Рис. 1. Структура групп выборки по категориям НПУ

В связи с тем что средний возраст пожарных и курсантов имеет выраженные отличия, отдельно приведен сравнительный анализ НПУ у курсантов и группы молодых пожарных того же возраста. Возраст обследуемых молодых пожарных и курсантов пожарноспасательного колледжа колебался от 17 до 25 лет и составил в среднем 20,3 ± 0,4 лет, стаж работы по специальности молодых пожарных варьировал от 0 до 8 лет, средний стаж работы 3,0 ± 0,5 лет. Под понятием «деятельность» курсантов подразумевается учебная деятельность, наполненная частыми практическими занятиями в пожарных отрядах по месту их дислокации. Аналогичную группу по возрасту среди горноспасателей сформировать не удалось.

В группе молодых пожарных показатель НПУ (8,1 ± 0,2 баллов) оказался выше такового у курсантов (5,8 ± 0,4 балла) в 1,4 раза (двухвыборочный критерий Стьюдента, р < 0,001). Высокострессоустойчивых

(I категория НПУ) в общей выборке молодых пожарных оказалось в 3 раза больше, чем у курсантов (67,6 и 21,4% соответственно). Очень важно, что среди пожарных отсутствовали лица с низкими значениями НПУ (IV категория НПУ), а с пограничными показателями (III категория НПУ) оказалось 6 человек (8,5%). В то же время курсанты с низкими и пограничными значениями НПУ составили 53,6%, т.е. более половины всей группы, что в 6 раз больше такой же группы молодых пожарных (рис. 2). Различие структуры НПУ по степени выраженности нервнопсихической устойчивости статистически высоко значимо (МП Хи-квадрат, р < 0,0001).

Приведенные результаты указывают на то, что эмоциональная устойчивость, самооценка, локусы контроля у курсантов намного ниже, чем у пожарных, что свидетельствует о меньшей степени саморегуляции их жизнедеятельности.

пожарные курсанты

Рис. 2. Структура НПУ по категориям у курсантов и молодых пожарных

Сравнение НПУ пожарных и горноспасателей од- отличия (Хи-квадрат Пирсона р = 0,043). Невысокая

ной возрастной группы (36 и более лет) дает значимые статистическая значимость связана в первую очередь с

малочисленностью выборки горноспасателей, но отличия структур категорий НПУ вполне выражены. Показатели НПУ (в стенах) у старших по возрасту пожарных и горноспасателей 7,2 ± 0,28 и 5,4 ± 0,6 соответственно отличаются на высоком уровне значимости: р = 0,004 (двухвыборочный критерий Стьюдента). Исследование психологических характеристик сотрудников военизированных горноспасательных частей в строительстве проводится нами впервые. Для обоснования более низкой стрессоустойчивости горноспасателей по сравнению с пожарными требуется дополнительное исследование условий и характера их профессиональной деятельности.

Сравнение структур категорий НПУ по возрастным категориям пожарных (вся выборка - 221 человек) значимых отличий не дало, но обнаружило тенденцию роста числа пожарных с низкими и пограничными показателями НПУ (ранговая корреляция гамма у между возрастной группой и категориями НПУ составила

0,23, а без малочисленной возрастной группы (1820 лет) этот коэффициент у = 0,32).

Статистически значимой зависимости показателей НПУ от стажа работы пожарных и горноспасателей не обнаружено.

Корреляционный анализ позволил выявить у пожарных прямую слабой степени связь между показателями НПУ и экспертными оценками показателей здоровья (г = 0,32) и перспектив профессионального роста (г = 0,23). Расчеты по экспертным оценкам здесь и далее были проведены на группе пожарных из 74 человек. Дисперсионный анализ категорий НПУ показал значимую связь этого фактора с экспертной оценкой профессиональных перспектив (р = 0,0086). Средние значения и стандартные ошибки экспертных оценок для разных категорий НПУ приведены в табл. 3.

Т а б л и ц а 3

Средние значения экспертной оценки профессиональной перспективы пожарных в зависимости от категорий НПУ, баллы

Наибольшее число пожарных (65 человек) с хорошими показателями стрессоустойчивости (I и II категории) имеют средние по величине экспертные оценки профессиональной перспективы. А пожарные с низкими показателями стрессоустойчивости (III и IV категории НПУ) имеют, соответственно, и низкие показатели этих экспертных оценок (9 человек). Именно эти пожарные отнесены к группе риска нарушения адаптации, которая характеризуется низким уровнем поведенческой регуляции, нарушением межличностных отношений, недостаточной социальной зрелостью, нарушением профессиональной деятельности, нарушениями дисциплинарных и моральных норм поведения, отсутствием адекватной самооценки и реального восприятия действительности, низкими адаптационными возможностями. При этом апостериорное сравнение экспертных оценок в сопоставляемых группах (критерий наименьшей значимой разницы) показало, что значимо отличаются от остальных оценки в группе пожарных, имеющих I категорию НПУ.

Выводы

1. Сравнительный анализ средних показателей НПУ по группам выборки показал более высокую стрессо-устойчивость (I категория НПУ) пожарных (58,4%) по сравнению с курсантами (21,4%) и горноспасателями

(33,3%).

2. Группу риска возможного нарушения адаптации (III и IV категории НПУ), нуждающуюся в психокоррекционных мероприятиях, составили 40% горноспасателей, 53,6% курсантов и 9% пожарных.

3. Высокострессоустойчивых в общей выборке молодых пожарных в 3 раза больше, чем курсантов (67,6 и 21,4% соответственно). С низкими и пограничными показателями НПУ курсантов в 6 раз больше, чем молодых пожарных в своей выборке (53,6 и 8,5% соответственно).

4. Выявлено снижение стресоустойчивости у специалистов опасных профессий в возрасте старше 36 лет.

5. Статистически значимой зависимости показателей НПУ у пожарных и горноспасателей от стажа работы не обнаружено.

6. Чем выше НПУ пожарного, тем позитивнее оценивается он экспертами по показателям здоровья (г = 0,32) и перспективе профессионального роста (г = 0,23).

Категория НПУ Экспертная оценка проф. перспективы, М ± т

I, п = 41 59,6 ± 4,4

II, п = 24 42,3 6,4

III, п = 7 22,9 ± 14,8

IV, п = 2 25,0 ± 25,0

Всего, п = 74 49,6 ± 3,7

ЛИТЕРАТУРА

1. Прикладная социальная психология / под ред. А.Н. Сухова, А.А. Деркача. М. : Ин-т практич. психол. ; Воронеж : НПО «МОДЭК», 1998.

688 с.

2. Шевченко ТИ. Особенности эмоциональных состояний сотрудников государственной противопожарной службы МЧС России : автореф.

дис. ... канд. психол. наук / ФГУЗ ВЦЭРМ им. А.М. Никифорова МЧС России. СПб., 2007. 143 с.

3. Александровский ЮА. Состояния психической дезадаптации и их компенсация. М. : Наука, 1976. 272 с.

4. Булка А.П. Система организации психологических мероприятий в вооруженных силах Российской Федерации : автореф. дис. ... д-ра мед.

наук ФГВОУ ВПО «Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова» МО РФ. СПб., 2011. 325 с.

5. ЛебедевВИ. Личность в экстремальных условиях. М. : Политиздат, 1989. 304 с.

6. Марищук В Л, Евдокимов В.И. Поведение и саморегуляция человека в условиях стресса. СПб. : Сентябрь, 2001. 260 с.

7. Павлов И .П. Экспериментальная патология высшей нервной деятельности. М. : Наука, 1988. 244 с.

Статья представлена научной редакцией «Психология и педагогика» 6 февраля 2013 г.