ББК Ю91 (2Р36)

СТАНОВЛЕНИЕ ПСИХОЛОГИИ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ

В.О. Недоспасов ЮУрГУ

В статье содержится краткий историографический очерк по истории психологии на Южном Урале. Исследованы связи известных отечественных психологов с Челябинской областью на разных этапах развития нашего региона. Показана особая роль Челябинской области в развитии отечественной психологии в период Великой Отечественной войны. Отражен современный этап развития психологии, связанный с деятельностью Челябинского педагогического института и Южно-Уральского государственного университета.

Ключевые слова: история психологии, развитие психологии в Челябинской области, факультет психологии Южно-Уральского государственного университета.

Доподлинно известно, что история Челябинска началась в 1736 году - с основания казачьей крепости на границе с киргизской степью. Назвать с такой же точностью дату основания психологии в России не представляется возможным. Как известно, до официального открытия Психологического института в Москве (1914) она существовала лишь в качестве учебного предмета на философском, а потом на историко-филологическом факультете Московского университета (Ждан, 1993). На первом Всероссийском съезде по педагогической психологии (1906) Г.И. Челпанов сформулировал общее мнение участников о необходимости преподавания психологии в школе, и вскоре её начали изучать в старших классах мужских гимназий. Челябинск был тогда уездным городом, однако мужской гимназии в нем не устроили - обошлись реальным училищем, основанным в 1902 году

(Дореволюционный Челябинск, 1997).

В 1910 году в городе открылась учительская семинария, куда принимали юношей, выдержавших экзамен в объёме двухклассного начального училища. На протяжении четырёх лет будущие педагоги штудировали разные предметы, среди которых психология не значилась. И только на летних курсах повышения квалификации учителей в губернском Оренбурге (1914) был объявлен курс лекций по педагогической психологии (Челябинский государственный, 2004). Лектором значился Иван Васильевич Эвергетов, имевший, вероятнее всего, духовное образование.

В 1921 году в Челябинске был открыт педагогический техникум, в 1924 году его окончили всего двенадцать учащихся. Эту весьма скромную цифру следует оценивать в соответствии с данными о голоде 1921-1922 годов, принесённом политикой военного коммунизма и сократившем население Челябинской губернии на 3,1 процента (Челябинск: Энциклопедия, 2001). В 1923 году на основе педагогического техникума была организована переподготовка учителей, прослушавших, наряду с другими дисциплинами, 20-ти часовой курс педагогической психологии. Об уровне тогдашнего преподавания в школах можно судить по тому, что в 1931 году на Урале только один из пяти учителей имел высшее образование, а единственный на весь Урал педагогический факультет существовал лишь в составе Пермского университета (Челябинский государственный, 2004). В 1934 году была образована Челябинская область, вскоре в Челябинске был основан педагогический институт. Во всех школах области тогда работали примерно 2500 учителей, из которых только восемь процентов имели высшее педагогическое образование (Челябинский государственный, 2004).

Первым заведующим кафедрой педагогики и психологии, предназначенной для соответствующего образования будущих учителей в педагогическом институте, был В.М. Нефедов, о котором известно немного. Под его руководством преподаватели кафедры проводили исследования, посвящённые организации учебного процесса, но вскоре

Нефедова уволили как «неразоружившегося педолога». Здесь уместно вспомнить постановление ЦК ВКП (б) о запрете педологии, «как лженауки, тормозящей развитие социалистической педагогики» (июнь 1936), хотя существовала и другая подоплека отстранения Нефедова. Примерно в это же время был арестован и обвинён в создании контрреволюционной организации директор института, а следователи получили от несчастного признание, что в «свою преступную организацию» он вовлек и Нефедова. На суде обвиняемый отказался от всех выбитых на допросах «признаниях» и обвинил в клевете всех, кто дал против него показания. В их числе оказался и новый заведующий кафедрой педагогики и психологии П.М. Бобровский (Челябинский государственный, 2004). Трудно представить, что при таких условиях в институте могла осуществляться исследовательская работа по психологии: одно лишь её преподавание с учетом приведённых обстоятельств представляется делом отнюдь не безопасным.

В конце 1920-х годов в Челябинске была построена мощная по тем временам электростанция, что позволило начать строительство заводов: ферросплавного, тракторного, станкостроительного и т.д. На Челябинском тракторном заводе была создана психотехническая лаборатория, изучавшая условия повышения производительности труда рабочих. В организации этой лаборатории в начале 1930-х годов участвовал молодой психолог К.К. Платонов (1906-1984). Лаборатория существовала недолго: в 1935 году был арестован, а затем расстрелян лидер психотехнического направления И.Н. Шпильрейн. После этого все психотехнические лаборатории были уничтожены в ходе очередной идеологической кампании (Колбановский, 1936), которые незамедлительно распространялись из Москвы в провинцию.

В 1937 году из Москвы в Челябинскую область был выслан высококвалифицированный психолог профессор Владимир Михайлович Экземплярский (1889-1957). Причина переезда указана в его автобиографии (архивные документы предоставлены Музеем Челябинского государственного педагогического университета): «в июле 1937 г. выехал из Москвы по распоряжению УНКВД по Московской области «как член семьи осужденной в 1935 г. на 5 лет ИТЛ

жены Беляевой-Экземплярской С.Н.» в Челябинскую область». В справке о трудовой деятельности В.М. Экземплярского увольнение с последнего места работы в Москве -Совет по коммунальному хозяйству - датировано 14 июля 1937 года.

Судьба Экземплярского сопоставима с историей отечественной психологии. По окончании Московского университета в 1911 году он был оставлен для приготовления к профессуре по кафедре философии со специализацией в области экспериментальной психологии. В 1916 году по сдаче магистерского экзамена был утвержден приват-доцентом, в 1921 году защитил в Комиссии историко-филологического факультета Московского университета диссертацию на тему «Учение о типах представления в индивидуальной психологии». После этого Учёный Совет утвердил его в звании действительного члена Психологического института, что соответствовало званию профессора университета. С 1916 по 1921 год Экземплярский преподавал в Московском университете общую, экспериментальную и дифференциальную психологию, и оставил преподавание не по своей воле: в 1921 году вышло распоряжение о закрытии историко-филологического факультета.

Его первая книга «Элементы педагогики. Руководство для средней школы и самообразования» была издана ещё в 1914 году, когда автору исполнилось всего 25 лет. В 1919 году Экземплярский стал заведовать образованным в Психологическом институте отделением прикладной психологии. По результатам исследований были напечатаны его работы: «Экспериментальные исследования типов представления» (1919), «О влиянии быстрого чтения на запоминание у разных типов представления» (1919), «О непосредственном и длительном запоминании у различных типов представления» (1919).

В 1923 году основателя и директора Психологического института Г.И. Челпано-ва сместили с должности его же ученики К.Н. Корнилов и П.П. Блонский, которые в отличие от своего учителя стали приверженцами марксизма и провозгласили строительство психологии на основе диалектического материализма (Рыбников, 1994). Вслед за Челпановым из института ушли многие его ученики, в том числе В.М. Экземплярский и С.Н. Беляева-Экземплярская. Началась тотальная ревизия психологиче-

ских направлений и школ, в ходе которой гуманитарным наукам предстояли большие изменения по лекалам марксистской «материалистической диалектики».

Прибежищем для сторонящихся этой «диалектики» стала Государственная Академия художественных наук (ГАХН), основанная в 1921 году художником В.В. Канн-динским и теоретиком искусства А.Г. Габричевским. Деятельность ГАХН скоро переросла рамки искусствоведения и в ней образовались три отделения: физико-психологическое, социологическое и философское (Марцинковская, Полева, 1998). Экземплярский вспоминал в автобиографии: «С 1923 г. по 1930 г. состоял действительным членом и заведующим психофизической лабораторией Государственной академии художественных наук (ГАХН), где организовал исследования по психологии искусства». Психофизическая лаборатория предназначалась для экспериментального исследования зрительного и слухового восприятия, психологии искусства и творчества, изучения природы эстетических оценок. В ней работали С.В. Кравков,

А.А. Смирнов, С.Н. Беляева-Экземплярская, Б.М. Теплов, П.М. Якобсон.

В ту пору Экземплярского интересовала проблема одарённости, были изданы его книги: «Проблемы одарённости» (М.: 1923), «Проблема школ для одарённых» (M.-JL: 1927). Экземплярский рассматривал понятие одаренности как «некоторый комплекс, а не только сумму изолированных функций». Он отмечал, что «проблема общей одаренности обычно ставилась, главным образом, в смысле определения высоты развития лишь интеллектуальных свойств, ... в качестве идеальной задачи стоит, конечно, определение высоты развития всех основных свойств психической жизни - и интеллектуальной, и эмоциональной, и волевой, и лишь недостаточность имеющихся у нас экспериментальных методов для определения высоты развития эмоционально-волевой сферы, и наоборот, значительное развитие методики количественного исследования интеллекта ограничивают до сих пор интеллектуальной сферой разрешение проблемы». Другие публикации Экземплярского в пору его работы в ГАХН назывались «Воспитание воли» (М., 1929) и «Психология и педагогика памяти» (М., 1930).

В 1930 году ГАХН была закрыта, а многие ее сотрудники арестованы. О своей дея-

тельности после закрытия ГАХН Экземплярский писал в автобиографии так: «С 1930 г. по 1937 г. (до выезда из Москвы) вел научно-исследовательскую работу в области вопросов методики и руководящую методическую работу в Секторе образовательного вещания Радиоуправления (1930-1931 гг.), по заочному обучению во Всесоюзном Институте технического образования, в Науч-но-методическом кабинете Всесоюзного Комитета по коммунальному хозяйству при ЦИК СССР (1932-1937 гг.). Параллельно вел курсы психологии и педагогики в Рязанском агропедагогическом институте (в порядке выезда), в Московском институте тонкой химической технологии, Московском научно-исследовательском методическом институте и др.».

Соответствуют этой деятельности печатные работы Экземплярского 1930-х годов: «Методика эпизодических радио-лекций в области техпропаганды» (М.: 1932), «Отсев заочников, его причины и борьба с ним. Опыт изучения бюджета времени и темпов работы заочников» (М.: 1933), «Учебно-педагогичес-кий процесс в системе заочного обучения» (М.: 1934), «Методы и организация самостоятельной работы заочников» (М.: 1935). Экземплярский был вынужден заниматься преимущественно педагогикой, но это ещё не главное стеснение его свободы.

Экземплярскому шёл 48-й год, когда повелели ему поселиться в селе Шатрово Челябинской области (ныне это территория Курганской области). Чем занимался Владимир Михайлович в этой деревне, можно только гадать: в автобиографии он вскользь упомянул «работу в селе Шатрове», но в листке трудовой деятельности сведений об этом нет, видимо, по каким-то причинам не дали нужную справку, а в результате трудовой стаж разорвался. Молодой Челябинский педагогический институт испытывал тогда острую потребность в квалифицированных преподавателях, и единственным препятствием к приглашению Экземплярского был его статус члена семьи врага народа. Однако ректор института, историк П.Б. Жибарев не побоялся принять опального профессора на работу, к которой Экземплярский приступил 1 сентября 1938 года.

Естественная для непредсказуемого времени осторожность руководства состояла в том, что для начала Экземплярскому поручили преподавать латынь - один из пяти

языков, которыми владел Владимир Михайлович. Позже один из студентов так вспоминал профессора: «при полном внешнем спокойствии он оказывал покоряющее влияние, и всякий, кто соприкасался с ним, попадал под его обаяние. И потому учили мы латынь с увлечением, находя иногда даже веселые способы запоминать нелегкие правила». (История и историки, 2006).

На следующий год Экземплярский получил возможность читать лекции по психологии, а в 1943 году он стал заведующим кафедрой педагогики и психологии и состоял в этой должности до ухода на пенсию в 1956 году. О его преподавательской деятельности можно судить по воспоминаниям бывших студентов: «Самым любимым и досточтимым преподавателем, притом любимым не только студентами исторического и литературного факультетов, но и, скажу без преувеличения, всего института был профессор Владимир Михайлович Экземплярский, читавший курс психологии. Тому способствовали и внешние особенности Владимира Михайловича - человека высокого роста, крупного, во всех отношениях, импозантного: большая голова, в высшей степени интеллигентное лицо, умный, спокойный и выразительный взгляд, медленная, размеренная, типично профессорская речь, величественная манера держаться - все это придавало Экземплярскому масштабность, значительность. Его отличали энциклопедическая образованность, основательное знание своего предмета... Лекции Экземплярского все студенты слушали с удовольствием и интересом, тщательно записывая». И ещё: «читал нам психологию профессор

В.М. Экземплярский, память о котором сохранилась у меня на всю жизнь как о человеке высокой культуры» (Челябинский государственный, 2004).

В трудные годы войны Владимир Михайлович сумел издать «Анализ уроков в начальной и средней школе и руководство работой учителя в классе» (Челябинск: Институт усовершенствования учителей, 1943, 32 с.). Сведения об этой маленькой книге можно найти на сайте, посвящённом книгоизданию военных лет 1939-1945. Деятельность Экземплярского была теперь связана с практикой школьной жизни, он активно участвовал в методической работе, читал лекции для учителей и родителей в Доме ученых и на областном радио, неизменно вы-

ступал на учительских конференциях разного уровня. В 1948 году Экземплярскому удалось открыть аспирантуру по психологии.

Последней монографией профессора стали «Очерки психологии учебно-воспита-тельной работы в школе» (М.: Учпедгиз, 1955. - 166 с.). В следующем году он вышел на пенсию в возрасте 66 лет, а через год с небольшим Владимира Михайловича не стало. Он похоронен в Челябинске на Митро-фановском кладбище.

В 1940 году к работе в Челябинском педагогическом институте приступила Софья Николаевна Беляева-Экземплярская, имевшая к тому времени 18-летний опыт исследовательской и преподавательской работы в области психологии, прерванный не по своей воле в 1935 году. В архиве сохранилась её автобиография, написанная при поступлении от руки: «Curriculum vitae» (жизнеописание

- лат.). В 1917 году кончила Московский Государственный Университет и оставлена на кафедре философии для подготовки к профессорскому званию. С 1917 по 1935 год работала в Москве в Научно-исследовательских институтах: в Психологическом институте в качестве ассистента, в Государственном институте музыкальной науки в качестве научного сотрудника до 1926 г., с 1926 г. состояла действительным членом этого института и Государственной Академии художественных наук. С 1932 г. вела исследовательскую работу в Государственном научно-исследовательском Институте при Московской консерватории. Работала по делам экспериментальной психологии, психологии искусства и прикладной психологии. Вела преподавательскую работу в должности ассистента (Академия социального воспитания) и доцента (Архитектурно-строительный институт и др.). С 1935 г. по 1940 г. находилась в исправительно-трудовых лагерях по постановлению ОСО НКВД.

Несколько работ из указанного списка выполнены в соавторстве с Б.Л. Яворским -музыковедом, пианистом и композитором, учеником С.И. Танеева (см.: Восприятие ладовых мелодических построений // Труды Гос. Академии Худож. Наук, сборник экспериментально-психологических исследований психофизической лаборатории, вып. 1. - Ленинград, 1926; Восприятие мелодического движения // В кн.: Структура мелодии. - М.: Academia, 1931; Die Gestaltung des Tonkomplexes. // Archiv f. die gesamte Psychologie,

лько один автор - Беляева-Экземплярская (см.: О психологии музыкального восприятия (экспериментальная работа). - М.: Русский книжник, 1926, 110 с.; Музыкальное переживание в дошкольном возрасте // Труды ГИМН, Сборник психофизиологической секции, 1926, 2 п.л.; Психология массового слушателя // Журнал «Музыкальное образование», 1929; Профессиограммы музыкантов // Музыкальное образование, 1930; Grundsätzliches zur Erforschung der Musikalitat Psy-chotechnische // Zeitschrift München, 1928 (номер, посвящённый K. Шрумпфу); Das musikalische Empfinden im Vorschulalter // Zeitschrift f. Angewandte Psychologie, 1926, Bd. 27; Die Auffassung der melodischen Bewegung. «Archiv f. die gesamte Psychologie», 1934, Bd. 96, H. 3-4). Ещё была статья «Музыка» для Большой медицинской энциклопедии (т. 19) и «Музыкальная герменевтика», опубликованная в журнале «Искусство» (1927, кн. 4). Некоторые работы Софьи Николаевны были переизданы спустя много лет, например: Заметки о психологии восприятия времени в музыке // Проблемы музыкального мышления. - М.: Музыка, 1974. -С. 303-329.).

В 1942 году Беляева-Экземплярская была научным консультантом Челябинского областного дома художественного воспитания детей, где проводила лекции-беседы, сопровождая их игрой на фортепьяно. Она считала, что «музыкальное переживание дает именно такой материал, который трудно уловить сознанием и еще труднее выразить словом».

В 1931-1932 годах одним из мест трудовой деятельности С.Н. Беляевой-Экземп-лярской стал Институт швейной промышленности. К исследовательской работе в этом прикладном направлении Софья Николаевна была хорошо подготовлена всем своим опытом, накопленным в психофизической лаборатории ГАХН (см.: Об иллюзии выступающих цветов // «Журнал психологии и неврологии», 1924, Т.4; Uber sogenannten hervortretenden Farben // «Zeitschrift Psychologie», Bd.96). Результаты новой работы вскоре нашли отражение в журнальных публикациях (см.: Об окраске рабочих помещений // Малярное дело, 1932, №5; О цвете одежды. // Швейная промышленность, 1932, № 8-9; О форме одежды // Швейная промышленность, № 8-9; Взаимодействие цветов одежды // Швейная промышленность, 1934, № 5; Кон-

траст цветов одежды // Швейная промышленность, 1934, № 6; Наилучшие комбинации цветов одежды // Швейная промышленность, 1934, № 7-9; Пространственная композиция одежды // Швейная промышленность, 1934). И как обобщённый итог этих исследований - монография «Моделирование одежды по законам зрительного восприятия» (М.: Гизлегпром, 1934). В этой книге представлен обзор оптико-геометрических иллюзий и предложены оригинальные идеи их использования в одежде. Через 60 с лишним лет репринтное издание этой книги появилось почти одновременно в «Академии моды» (1996) и Российской государственной библиотеке по искусству (1996).

Во время Великой Отечественной войны в город Кыштым, расположенный в ста с небольшим километрах от Челябинска, был эвакуирован Ленинградский государственный педагогический институт имени Герцена. Между ним и Челябинским педагогическим институтом установилось взаимодействие, и ленинградские преподаватели стали читать лекции в Челябинске. Совет Ленинградского пединститута имел право присуждения учёной степени, и Софья Николаевна представила ему кандидатскую диссертацию на тему «Психология восприятия музыки», обобщающую её прежние исследования по этой проблеме. 5 октября 1943 года она защитила диссертацию, а в следующем году была утверждена в учёном звании доцента по кафедре «Педагогика и психология», которой в то время заведовал её муж, профессор В.М. Экземплярский.

Начиная с 1944 года, Софья Николаевна вела курс психологии в Челябинском педагогическом институте и одновременно читала лекции в Институте усовершенствования учителей по проблемам художественного восприятия. В 1949 году она сделала доклад в Институте философии, о чём свидетельствует следующая архивная справка: «25 января 1949 г. на заседании сектора психологии Института философии АН СССР доцент

С.Н. Беляева-Экземплярская прочитала доклад на тему «Познавательное содержание эмоций». Доклад вызвал к себе интерес, возбудил оживленные прения и был оценен выступавшими положительно. Продолжение работы признано желательным. Зав. сектором психологии Института философии АН СССР, член-корреспондент АН СССР Рубинштейн С.Л.».

Остаётся лишь гадать, отчего не последовало «желательное продолжение» этой работы. Сказались, наверное, тяжкие испытания, доставшиеся незаурядной женщине, сумевшей пережить и гонения, и каторжный труд, и военное лихолетье. После смерти мужа, последовавшей в конце 1957 года, Софья Николаевна вышла на пенсию и навсегда покинула Челябинск.

Одной из важнейших научно-практических задач, решаемых психологами во время Великой Отечественной войны, стало восстановление боеспособности и трудоспособности раненых бойцов. Основными центрами, где осуществлялась эта работа, сделались тыловые эвакуационно-восстановитель-ные госпитали. В самом начале войны на базе санатория Кисегач был развернут реабилитационный нейрохирургический эвакогоспиталь 3120, в котором работала большая группа психологов во главе с Александром Романовичем Лурия (1902-1977), вспоминавшем впоследствии: "Я выбрал для этой цели недавно открытый санаторий на 400 мест в маленькой деревне Кисегач близ Челябинска. Все помещения санатория были переоборудованы для терапевтического лечения и восстановительной работы и уже через месяц я с группой моих бывших московских сотрудников начал работать в госпитале... Госпиталь был скромно оборудован нейрофизиологическими приборами, нейрохирургической аппаратурой и аппаратурой гистологической лаборатории. В таких условиях нам приходилось ставить диагнозы и лечить самые разнообразные нарушения психических функций, начиная с дефектов ощущений, восприятия и движения до нарушений интеллектуальных процессов» (Лурия, 1982).

Вместе с Лурия в Кисегач приехали около 30 квалифицированных специалистов, среди которых был Соломон Григорьевич Геллерштейн, один из основателей отечественной психологии и психофизиологии труда. В эвакогоспитале 3120 он организовал службу восстановительной трудотерапии, а собранные наблюдения обобщил в книге «Восстановительная трудотерапия в системе работы эвакогоспиталей» (1943). Владимир Михайлович Коган, бывший аспирант Л.С. Выготского, до войны работал вместе с Геллерштейном в первой в стране лаборатории психологии труда (см.: Коган В.М., Се-лецкая Л.И. Воспоминания о первой лабора-

тории психологии труда (К 100-летию со дня рождения С.Г. Геллерштейна // Вопросы психологии, 1996, №4). В эвакогоспитале ему пришлось решать проблему восстановления функций после черепно-мозговых ранений. После войны он возглавлял психологическую лабораторию Центрального Института экспертизы трудоспособности инвалидов в Москве, а его докторская диссертация (1963 год) была посвящена исследованию афазий.

Активное участие в восстановлении психической деятельности тяжело раненых бойцов принимали Блюма Вольфовна Зей-гарник и Сусанна Яковлевна Рубинштейн, аспирантка А.Р. Лурии (см.: Зейгарник Б.В. К вопросу о локальном и общемозговом факторах при лобных нарушениях мозга // Невропатология и психиатрия, 1943, Т. 12, № 6). В 1945 году С.Я. Рубинштейн защитила кандидатскую диссертацию на тему «Восстановление трудоспособности у больных с военными травмами мозга». Вместе с ними Работали Э.С. Бейн, Л.Б. Перельман и другие психологи (см.: Бейн Э.С. Аграфия при травматических афазиях // Теория и практика неврологии военного времени, М., 1949.; Перельман Л.Б. Реактивная постконтузион-ная глухонемота, ее распознавание и лечение, 1943).

В восстановительном эвакогоспитале 3120 получили помощь несколько тысяч раненых бойцов. Огромная по объёму практическая работа сочеталась с теоретическим анализом результатов, что позволило

А.Р. Лурия сформулировать основные теоретические положения нейропсихологии в качестве самостоятельной дисциплины. Были созданы новые способы психологического тестирования и установлена корреляция результатов тестирования с клиническими и патологоанатомическими данными.

В 1946 году вышло постановление ЦК ВКП (б) «О преподавании логики и психологии в средней школе», по которому, начиная с 1947/48 учебного года, вводилось преподавание этих дисциплин во всех школах Советского Союза. О том, как в конце 1940-х годов решался вопрос с преподавателями психологии в школе, можно судить по рассказу Натальи Багрецовой (Багрецова, 2005): «...в старших классах ввели логику и психологию. Старые учителя не брались: надо было переучиваться. Сунули эти часы Маше. Абрамович Мария Григорьевна (1926-1995), заслуженный учитель РСФСР (1976), читала

лекции в институте усовершенствования учителей, в том числе на тему «Преподавание логики и психологии в средней школе». Она взялась. Сорок восьмая школа была тогда мужская, причем в нее стекались все «сливки» Тракторозаводского района. Много было самостоятельных думающих мальчиков. Новые предметы, преподнесенные умным думающим учителем, им очень понравились, и успех был полный». Абрамович Мария Григорьевна (1926-1995) стала заслуженным учителем РСФСР (1976), читала лекции в институте усовершенствования учителей, в том числе на тему «Преподавание логики и психологии в средней школе».

Несмотря на эти усилия психологов, преподавание психологии в средней школе было прекращено в 1959 году. Формальным поводом для такого решения послужила ссылка на отсутствие квалифицированных преподавателей, которых в большинстве школ не было. В Московском университете преподавание психологии возобновилось в 1942 году, когда открылась кафедра психологии на философском факультете. Она организовала преподавание сначала на отделении психологии философского факультета, а затем и на отделении русского языка, логики и психологии филологического факультета.

В 1947 году части студентов филологического факультета было предложено перейти учиться на отделение русского языка логики и психологии, причём некоторых студентов заставили это сделать в принудительном порядке. Вера Ивановна Малинина, будущий доцент Челябинского педагогического института, перешла на вновь образованное отделение по собственному желанию, руководителем ее дипломной работы был С.Л. Рубинштейн. На всю жизнь запомнила она и других своих учителей: Б.М. Теплова, А.Н. Леонтьева, П.Я. Гальперина и А.Р. Лурию, поддержавшего Веру Ивановну при утверждении в степени кандидата психологических наук.

На этом же отделении учился челябинец Владимир Дмитриевич Небылицын, впоследствии вписавший свое имя в историю отечественной психологии. А в 1947 году он окончил с золотой медалью 2-ю железнодорожную мужскую школу г. Челябинска и поступил на отделении русского языка, логики и психологии Московского государственного университета. Годом позже стал студентом Владимир Яковлевич Топычка-

нов, которого через несколько лет судьба сведёт с В.И. Малининой на кафедре педагогики и психологии Челябинского педагогического института. В.Я. Топычканов с 1943 года был в армии, воевал и встретил Победу недалеко от Берлина, в университет он поступил после демобилизации в 1948 году.

В.Я. Топычканов после окончания университета учился в аспирантуре у К.Н. Корнилова, работал в педагогических институтах Актюбинска и Архангельска, стал кандидатом психологических наук и в 1959 году прошёл по конкурсу на кафедру педагогики и психологии Челябинского педагогического института. В 1963 году на этой же кафедре начала работать кандидат психологических наук В.И. Малинина, имевшая к тому времени опыт преподавания в педагогических институтах Шуи и Ишима. Вместе с ними работали кандидат психологических наук

В.П. Беспечанский и окончившая аспирантуру у профессора Экземплярского Г.М. Мельникова. Преподаватели вели курс психологии на разных факультетах и проводили исследования в области педагогической психологии.

В 1968 году в Челябинске был основан Институт культуры (ныне Государственная Академия культуры и искусств), в котором открылась кафедра педагогики и психологии. В.И. Малинина, всегда неравнодушная к разным жанрам искусства, перешла работать во вновь созданный институт, где обучала основам психологии будущих музыкантов и режиссёров. С 1981 г. по 1993 г. на кафедре педагогики и психологии работал Василий Прокопьевич Беспечанский. Его монография «Психология исторического мышления школьников» (1981) представляет целостную научную концепцию социальной ориентации и самоопределения школьников.

В 1965 году приказом министра здравоохранения СССР был введен курс лекций по медицинской психологии для студентов медицинских институтов. В Челябинском медицинском институте (ныне Медицинская академия) преподавание медицинской психологии началось с 1977 года на кафедре психиатрии сначала в форме только лекционного курса, к которому позднее были добавлены практические занятия.

В 1976 году в педагогическом институте была организована первая в городе кафедра психологии, её заведующим стал В.Я. Топычканов. Областью его научных интересов

были психология художественного воображения, психологические аспекты профессиональной ориентации, нервно-физиологические основы психики. Сотрудники кафедры вели преподавание психологии на всех факультетах, разрабатывали и применяли психологические тесты, предназначенные для выявления склонности к педагогической деятельности. Другое направление научных исследований было связано с проблемой психологической подготовки учителя к профессиональной деятельности.

В 1978 году в Челябинской государственной академии физической культуры (в то время она представляла Челябинский филиал Омского института физической культуры) организуется кафедра педагогики и психологии. В 1988 году из неё была выделена самостоятельная кафедра психологии

- вторая по очереди рождения в Челябинске. Первым заведующим этой кафедрой стал

Н.А. Батурин, а в числе её сотрудников были И.М. Марковская, E.JI. Солдатова, Е.В. Чумакова, Г.И. Захарова.

Реформой школьного образования СССР, предпринятой в 1988 году, было предусмотрено введение штатной должности психолога в школах. Квалифицированных специалистов для заполнения открывшихся вакансий не было, их надо было научить. В 1989 году Ю.С. Багимов, имевший к тому времени опыт организации психологической службы в Челябинском политехническом институте (ныне ЮУрГУ), выступил с предложением готовить психологов на базе Института усовершенствования учителей. В разработке этого проекта участвовали члены Челябинской областной Ассоциации независимых психологов Н.А. Батурин, В.Г. Грязева, Г.Г. Горелова, М.В. Зюсько, И.И. Опарин,

В.П. Беспечанский, В.И. Малинина, JI.H. Ро-дыгина.

С помощью ГОРОНО был объявлен набор на двухгодичные заочные курсы, к обучению приглашались молодые педагоги, желающие получить психологическую подготовку. Учебные планы и программы подготовили члены Ассоциации независимых психологов, они же проводили занятия со слушателями. Первый выпуск курсантов состоялся в 1991 году, все они получили удостоверения о повышении квалификации, а примерно половина из них заняла штатные должности школьных психологов.

В 1990 году H.A. Батурин с группой единомышленников организовал очные девятимесячные курсы психологической переподготовки учителей. В декабре 1990 года состоялся выпуск первой группы психологов, в их числе были известные ныне специалисты, такие как доктор психологических наук Е.Л. Солдатова, доктор психологических наук Е.Ф. Ященко, руководители психологических служб А.Б. Уревич и В.А. Глухова.

В том же году в связи с происходившей в стране перестройкой обозначилась необходимость психологического образования инженеров и руководителей производства. Для решения этой задачи в Политехническом институте (ныне ЮУрГУ) была организована кафедра «Прикладной психологии и управления», которую возглавил Ю.С. Багимов. На базе этой кафедры впоследствии был создан факультет психологии Южно-Уральского Государственного Университета.

Объединёнными усилиями челябинских и петербуржских психологов в 1993 году был открыт филиал факультета психологии Ленинградского государственного университета (ныне СПбГУ). Филиал существовал на базе психологического центра «Пси-ХРОН» (директор Н.А.Батурин), за время деятельности филиала диплом психолога смогли получить более ста человек.

В апреле 1996 года Ученый совет Технического университета принял решение о подготовке психологов. Организация факультета психологии была поручена Н.А. Батурину, в проведении подготовительной работы участвовала инициативная группа психологов: И.М. Марковская, З.А. Шакурова, Е.В. Чумакова, Е.Л. Солдатова, Д.М. По-лев, H.H. Мельникова.

1 октября 1996 г. H.A. Батурин был официально назначен деканом факультета психологии, а 2 октября 1996 г., приказом ректора Челябинского государственного технического университета (так именовался в те годы ЮУрГУ) Германа Платоновича Вяткина был открыт факультет психологии в составе двух кафедр: прикладной психологии и общей и возрастной психологии. Организация факультета психологии, наряду с созданием нескольких других гуманитарных факультетов позволило техническому университету приобрести статус классического университета, каким является современный ЮУрГУ.

Литература

1. Багрецова, Н. Челябинск, сороковые / Н. Багрецова // История людей на Южном Урале: альманах. - Челябинск: Изд. дом «Губерния», 2005. - Вып. 1. - С. 223-431.

2. Дореволюционный Челябинск в слове современников. - Челябинск: Центр ист.-культ. наследия г. Челябинска, 1997.

3. Ждан, А.Н. Преподавание психологии в Московском университете (К 80-ти летню Психологического института к 50-ти ле-тию кафедры психологии в Московском университете) /А.Н. Ждан //Вопросы психологии. -1993. - №4.-С. 80.

4. История и историки. - Челябинск: ЧГПУ, 2006.

5. Колбановский, В.Н. Так называемая психотехника / В.Н. Колбановский // Известия. -1936. - 23 октября.

6. Лурия, А. Р. Этапы пройденного пути: Научная библиография. / А.Р. Лурия. -М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. -181 с.

7. Марцинковская, Т.Д. Роль Государственной академии художественных наук в научной судьбе Б.М. Теплова / Т.Д. Маар-цинковская, Н.С. Полева//Вопросы психологии. -1998. -№4. - С. 94.

8. Рыбников, НА. Как создавался Психологический институт / НА. Рыбников // Вопросы психологии. -1994. -№1. - С. И.

9. Челябинский государственный педагогический университет. - Челябинск: ЧГПУ, 2004.

10. Челябинск: энциклопедия. - Челябинск: Каменный пояс, 2001.