УДК 316.6

А. В. Микляева

СПЕЦИФИКА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОДРОСТКОВ С ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ РАЗЛИЧНЫХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП

Представлены результаты эмпирического исследования, посвященного проблеме межвозрастного взаимодействия подростков. Межвозрастное взаимодействие рассматривается с теоретических позиций социального конструкционизма и теории социальной идентичности. Показано, что подростки характеризуются высоким уровнем возрастной толерантности, которая оказывает влияние на течение взаимодействия подростков с теми возрастными группами, опыт общения с которыми ограничен (дети и пожилые люди), во взаимодействии с другими социальными группами используются иные, помимо возраста, основания социальной категоризации. При основе субъективной дифференциации подростками оценок взаимодействия с различными возрастными группами лежит статусно-ролевое неравенство этих групп относительно подростковой группы.

Ключевые слова: межвозрастное взаимодействие, возрастная ингруппа, возрастная аутгруппа, возрастной стереотип, возрастная толерантность.

Подростковый возраст традиционно рассматривается как период, когда активно развивается система представлений о себе и своем месте в социальном мире, формируются стратегии взаимодействия с представителями тех или иных социальных групп. Значительно расширяется спектр социальных категоризаций, выступающих в качестве оснований для познания окружающего мира, формирования отношений к различным социальным группам и выбора стратегий взаимодействия с реальными партнерами по общению.

В современной психологии довольно широко освещены вопросы, касающиеся социального взаимодействия подростков с представителями других социальных групп в гендерном (см., напр.: [1, 2 и др.]) и этническом [3, 4 и др.] аспектах. Однако социальные идентификации подростков не исчерпываются этими двумя компонентами. На основании наших предыдущих исследований мы можем утверждать, что не менее актуальными для современных российских подростков являются возрастные, национальные и городские роли, а также специфическая роль «ученика» -прообраз профессиональной идентичности [5].

В нашем исследовании была предпринята попытка исследовать межвозрастной аспект социального взаимодействия подростков. Предметом исследования послужила специфика взаимодействия подростков как представителей соответствующей возрастной группы с другими возрастными группами - детской, взрослой и группой пожилых людей.

Необходимо отметить, что возрастные группы долгое время считались предметом изучения смежных с психологией наук, прежде всего социологии и демографии. Однако сегодня в связи с появлением новых парадигм гуманитарного мышления происходит переосмысление как самой категории «возраст», выступающей системообразующим признаком для этих общностей, так и сущности самих возрастных групп, формируется социально-психологический интерес к этой проблеме (см., напр.: [6, 7 и др.]).

В частности, анализ феномена возраста через призму социального конструкционизма, который составляет методологическую базу наших теоретических взглядов и эмпирических исследований, позволяет обратиться к рассмотрению возраста в качестве социаль-но-конструируемого феномена, отражения сложившихся в конкретном обществе возрастных отношений. Именно этот ракурс дает возможность рассматривать возрастные группы в качестве субъектов социальной жизни, занимающих определенное место в системе общественных отношений, обладающих определенным набором социальных ролей и статусов [8]. В этом случае мы можем вслед за H. Tajfel и J. Turner [9] рассматривать межвозрастные отношения (понимаемые как разновидность межгрупповых отношений) как функцию положения той или иной возрастной группы в системе отношений с другими группами, как основание для формирования возрастной идентичности - компонента социальной идентичности личности. Таким образом, полученные эмпирические данные могут интерпретироваться в ключе теории социальной идентичности, с использованием соответствующей терминологии. В частности, в нашем исследовании социальная категоризация по возрастному признаку связывалась с актуализацией возрастных стереотипов, в качестве социальной ингруп-пы рассматривалась группа подростков, в качестве аутгрупп - возрастные группы детей, взрослых и пожилых людей, выделившиеся в нашем предыдущем исследовании [10] как инвариантные этапы структурирования жизненного пути обыденным сознанием.

В проведенном нами исследовании приняли участие 86 подростков в возрасте 15-16 лет (52 девушки и 34 юноши). Использовались методы анкетирования и тестирования, представленного методиками ВИК-ТИ (шкала «межпоколенная толерантность») [11], «Цветовой анализатор мира» (ЦАМ) [12], а также проективным рисованием (с последующей экспертной оценкой) [13-15]. Для обработки полученных данных

использовались контент-анализ с последующим расчетом устойчивости выделенных семантических единиц [16], критериальный анализ, корреляционный анализ и кластерный анализ.

Результаты, полученные с помощью методики ЦАМ (табл. 1), позволяют утверждать, что наиболее комфортной во взаимодействии возрастной аутгруп-

Т аблица 1

Комфортность взаимодействия с различными возрастными группами для подростков (по результатам ЦАМ)

пой для подростков являются дети [17]. Общение с группами взрослых и пожилых людей значительно менее эмоционально комфортно (р<0.05 и р<0.01 соответственно). Собственная возрастная группа занимает промежуточное место, ингрупповой фаворитизм в субъективной оценке «своей» и «чужих» общностей проявляется только в отношении более старших возрастных групп - взрослых и пожилых людей.

Кластерный анализ (табл. 2) позволяет предположить, что в основе отмеченной выше дифференциации отношений к возрастным аут-группам лежит их статусно-ролевое неравенство относительно подростковой группы. Так, подростки воспринимают свое взаимодействие со взрослыми и пожилыми людьми как равноправное, построенное на принципах сотрудничества и взаимопомощи, допускающее возможность взаимных уступок. Учитывая отмечаемое в современной психологической и социологической литературе объективное статусное неравноправие перечисленных возрастных групп [8, с. 17], вероятно, более справедливо о стремлении подростков к подобному равноправию, которое на практике, не будучи удовлетворенным, приводит к снижению эмоциональной привлекательности общения со старшими поколениями [18].

В противовес этому младшая в сравнении с ними возрастная группа воспринимается подростками как группа с более низким статусом, требующая «заботы», и общение с представителями этой группы является максимально эмоционально комфортным.

Описанные выше данные полностью подтверждаются и анализом проективных рисунков на темы «Человек моего возраста общается с ребенком», «Человек моего возраста общается с подростком», «Чело-

Таблица 2

Результаты кластеризации стимульных категорий ЦАМ

Название кластера Содержание кластера

Кластер позитивных отношений Подкластер «равноправие» Общение с пожилым человеком, сотрудничество, взаимопомощь, общение со взрослым, удивление, компромисс, общение с подростком

Подкластер «забота» Интерес, радость, забота, общение с ребенком

Кластер негативных отношений Соперничество, гнев, конфликт, печаль, стыд, презрение, отвращение, игнорирование, избегание, страх, соглашательство

век моего возраста общается со взрослым» и «Человек моего возраста общается с пожилым человеком». Наиболее значимые различия в характеристиках взаимодействия были получены именно по параметру «эмоциональный фон». В частности, эмоциональный фон взаимодействия с детьми, отраженный в рисунках, оказался достоверно выше, чем во взаимодействии с представителями старших поколений (р<0.05). В рамках пятибалльной шкалы усредненный показатель эмоционального фона взаимодействия с детьми составил 3.37 балла, тогда как со взрослыми - 2.84 балла, а с пожилыми людьми - 2.92.

Между тем данные, представленные в табл. 2, свидетельствуют о том, что межвозрастное общение в целом для подростков является комфортным, как, впрочем, и общение в рамках возрастной ингруппы. Анализ результатов, полученных с помощью методики ВИКТИ, позволяет связать этот факт с довольно высоким уровнем межпоколенной толерантности подростков. Согласно полученным данным, 62.8 % испытуемых, участвовавших в нашем исследовании, продемонстрировали высокий уровень толерантности в межвозрастных отношениях, 37.2 % - средний. Низкий уровень данного показателя в подростковой выборке не встретился.

Результаты корреляционного анализа (табл. 3) еще раз иллюстрируют, что в основе отношения подростков к возрастным аутгруппам лежит отражение статусно-ролевых отношений этих групп в аспекте «доминирование - равноправие», тесно связанное с эмоциональным фоном взаимодействия с ними.

Стимульная категория ЦАМ Средний ранг Коэффициент комфортности

Общение с ребенком 2.67 42.00

Общение с подростком 3.55 7.60

Общение со взрослым 4.19 2.07

Общение с пожилым 4.55 1.26

Т аблица 3

Значимые корреляционные связи ранговых показателей комфортности взаимодействия с различными возрастными группами (р<0.05)

Возрастная группа Взаимосвязанные показатели (в скобках указано значение г8) Опосредованно связанные показатели (в скобках указано значение г8)

Дети Забота (0.31) Избегание (-0.38) Конфликт (-0.37) Эмоц. фон - рисунок (-0.43)

Печаль (-0.38) Радость (-0.45)

Аффективный компонент межпоколенной толерантности (-0.37) Общий индекс межпоколенной толерантности (0.39)

Подростки Удивление (-0.35) Агрессивность во взаимодействии - рисунок (0.41) Печаль (-0.35)

Взрослые Соглашательство (0.33) Интерес (0.37)

Пожилые Личностно-идентификационной компонент межпоколенной толерантности (-0.36) Когнитивный (-0.35) и потребностно-мотивационный (0.34) компоненты межпоколенной толерантности

Соперничество (-0.38) Общий индекс толерантности (0.36)

Гнев (-0.33) Конфликт (0.48)

Сотрудничество (0.37) Взаимопомощь (0.49) Игнорирование (-0.34)

Однако обращает на себя внимание большая разница в показателе количества корреляционных связей, полученных каждым из анализируемых показателей. В частности, если показатели комфортности взаимодействия с ребенком и пожилым человеком включены в разветвленные системы корреляционных связей, то взаимосвязи показателей комфортности взаимодействия с подростком и взрослым человеком единичны. Как известно, более сложные системы корреляционных связей характерны в том случае, если соответствующая структура является устойчивой и ее вариативность минимальна. Таким образом, мы можем предположить, что в межвозрастном взаимодействии подростки проявляют наибольшую гибкость в общении с представителями возрастной ингруппы и взрослыми, в то время как общение с детьми и пожилыми людьми характеризуется большей ригидностью.

В этой связи весьма интересными представляются корреляции между показателями комфортности взаимодействия с различными возрастными группами и тех или иных аспектов межпоколенной толерантности. Ранговая оценка комфортности взаимодействия с детьми и пожилыми людьми оказывается опосредованно отрицательно связана с общим индексом межпоколенной толерантности при том, что, применительно к оценкам взаимодействия с подростками и взрослыми, подобных связей выявлено не было. Таким образом, выше оценивают комфортность взаимодействия с детьми и пожилыми людьми подростки с высоким уровнем межпоколенной толерантности, и наоборот. Этот факт позволяет нам предположить, что

межпоколенная толерантность оказывает влияние на течение взаимодействия подростков с теми возрастными группами, общение с которыми ограничено и в большой степени стереотипизировано, когда доминирующим признаком для социальной категоризации становится возраст партнера по взаимодействию. В случаях, когда довольно обширный опыт взаимодействия дает более широкий простор для категоризаций, возрастные признаки теряют свою актуальность.

Предположение о большей стереотипизированности взаимодействия подростков с пожилыми людьми и детьми, в сравнении с общением со своей возрастной группой и группой взрослых, подтверждается и результатами контент-анализа результатов интервью, которое показало, что вариативность характеристик взаимодействия с различными возрастными группами существенно различается [19]. Так, если общение с детьми и пожилыми людьми описывается 9 и 7 статистически устойчивыми характеристиками с общим удельным весом 0.764 и 0.702 соответственно, то взаимодействие с представителями возрастной ингруппы характеризуется с помощью 6 устойчивых категорий, составляющих 0.362 от общего числа характеристик, а применительно к описанию общения со взрослыми эти цифры составляют 7 и 0.504. Помимо указанной выше закономерности эти цифры, на наш взгляд, иллюстрируют действие эффекта гомогенности аутгрупп, поскольку в качестве наиболее вариативного было охарактеризовано взаимодействие с представителями возрастной ингруппы.

В целом по результатам проведенного исследования были сделаны следующие выводы:

- общение подростков с представителями ингруппы и аутгрупп, выделенных по возрастному признаку, в целом характеризуется ими как комфортное, что тесно связано с типичным для них высоким уровнем межпоколенной толерантности;

- межпоколенная толерантность оказывает влияние на течение взаимодействия подростков с теми возрастными группами, общение с которыми ограничено и в большой степени стереотипизировано (дети и пожилые люди), в остальных случаях (ингруппа и группа взрослых) возрастные признаки теряют свою актуальность в процессах социальной категоризации;

- в основе субъективной дифференциации подростками оценок взаимодействия с различными возрастными группами лежит статусно-ролевое неравенство этих групп относительно подростковой группы;

- наиболее комфортным для подростков является взаимодействие с детьми, воспринимаемыми как возрастная группа с более низким статусом, менее комфортно взаимодействие с группами взрослых и пожилых людей, в отношении которых подростки претендуют на статусно-ролевое равенство;

- в межвозрастном взаимодействии подростков проявляются эффекты ингруппового фаворитизма и гомогенности аутгруппы.

Список литературы

1. Клёцина И. С. Гендерная социализация. СПб., 1998.

2. Арутюнян М. Ю. «Кто я?» Проблема самоопределения юношей и девушек подростков // Женщины и социальная политика (гендерный аспект). М., 1992.

3. Левкович В. П., Панкова Н. Г. Проблемы формирования этнического самосознания у детей в работах зарубежных ученых // Советская этнография. 1973. № 5. С. 123-131.

4. Хотинец В. Ю. Этническое самосознание. СПб., 2000.

5. Микляева А. В., Румянцева П. В. Социальная идентичность: содержание, структура, механизмы формирования. СПб., 2008.

6. Андреева Г. М. Социальная психология (5-е издание). М., 2008.

7. Краснова О. В., Лидерс А. Г. Социальная психология старости. М., 2002.

8. Смелзер Н. Социология. М., 1994.

9. Tajfel H., Turner J. An Intergrative Theory of Intergroup Conflict // The Social Psychology of Intergroup Relations / ес1. by W. G. Austin and

S. Woегrchel. Monterey, 1979. Р 33-49.

10. Микляева А. В. Отражение жизненного пути личности в обыденном сознании: возрастной аспект // Психология человека в современном мире. Т. 1. М.: Изд-во ИП РАН, 2009. С. 256-262.

11. Почебут Л. Г. Взаимопонимание культур: методология и методы этнической и кросс-культурной психологии. Психология межэтнической толерантности. СПб., 2005.

12. Парачев А. М. Символический анализатор мира. СПб., 1997 (в рукописи).

13. Романова Е .С., Потемкина О. Ф. Графические методы в психодиагностике. М., 1992.

14. Романова Е. С., Сытько Т. И. Проективные графические методики. СПб., 1992.

15. Шошин П. Б. Метод экспертных оценок. М., 1987.

16. Еремеев Б. А. Статистические процедуры при психологическом изучении текста. СПб., 1996.

17. Микляева А. В. Социально-психологический анализ «имяупотребления» как средства общения подростков: автореф. дис. ... канд. психол. наук. СПб., 2002.

18. Foner N. Ages in conflict: A cross cultural perspective on inequality between old and young. N.Y., 1984.

19. Rados R. C. Stereotypes toward older people among young adults // Dissertation Abstracts International Section A: Humanities and Social Sciences. 2004. Vol. 64. No. 8A. Р 2835.

Микляева А. В., кандидат психологических наук, доцент.

Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена.

Наб. р. Мойки, 48, г. Санкт-Петербург, Россия, 191186.

E-mail: a.miklyaeva@gmail.com

Материал поступил в редакцию 05.08.2009

A. V. Miklyaeva

THE TEENAGERS INTERACTION WITH DIFFERENT AGE GROUPS

The article represents the results of the empirical research devoted to a problem of interage interaction of teenagers. Interage interaction is considered by theoretical positions of social constructionist and social identity theories. It is shown, that teenagers are characterized by a high level of age tolerance which influences current of interaction with those age groups, which have limited experience of interaction (children and older persons). The interaction with other social groups is based on other social categorizations, besides age. The basis of subjective differentiation to estimations of interaction with various age groups is the status-role inequality of these groups.

Key words: interage interaction, age ingroup, age outgroup, age stereotype, age tolerance.

A. 1 Herzen State Pedagogical University of Russia.

Moyka emb., 48, Saint-Petersbourg, Russia, 191186.

E-mail: a.miklyaeva@gmail.com

— 1ЗВ —