Психологический стресс в настоящее время рассматривается как особое психическое состояние, являющееся субъективным отражением экстремального воздействия на организм, его неспецифической реакцией на значимый раздражитель. Однако последствия стресса обусловлены, как правило, не характером стрессора, а индивидуальной реакцией организма человека на повреждающий раздражитель. В стрессовых условиях происходят психофизиологические изменения в организме, необходимые для мобилизации организма и имеющие адаптационное значение на физиологическом, биохимическом, морфологическом, эмоциональном, моторном и других уровнях [5, 15, 19].

Одно из современных направлений развития теории психологического стресса связано с разработкой концепции о психофизиологических особенностях людей с различным типом латерального профиля, включающим такие виды асимметрий как межполушарная, моторная и сенсорная. Е.Д. Хомская рассматривает тип латеральной организации мозга как «особый нейропсихологический фактор или особое структурно-функциональное образование, которое определяет целый набор психических явлений» [22, с.709].

В настоящее время установлена закономерная связь типа латеральной организации мозга с целым комплексом психических функций и эмоциональноличностных качеств, в том числе, с динамическими характеристиками двигательных функций, показателями познавательных процессов, когнитивными стилями, с адаптационными возможностями организма, особенностями вегетативной регуляции адаптационных процессов и т.д. [6, 22, 23]. Данный факт дал нам основание предположить, что различная комбинаторика латерального профиля обусловливает специфические особенности протекания стрессовых реакций людей в деструктивных условиях среды.

Для понимания механизмов стресса необходимо также учитывать реци-прокность взаимодействия основных структур мозга, что обеспечивается характером деятельности вертикальных, горизонтальных и передне-задних проводящих путей. Так в реципрокных отношениях, которые наиболее отчетливо проявляются в стрессовых условиях, находятся кора больших полушарий и ретикулярная формация [10]; лобные и затылочные отделы полушарий [1]; правое и левое полушария головного мозга [7].

Кроме того, адаптивной реакцией на стресс является нейрогуморальная регуляция организма, перераспределение крови во внутренних органах, повышение мышечной активности и потоотделения для нормализации внутренней темпера-

туры тела и т.д. Симпатическое воздействие на потовые железы изменяет электропроводность кожи, что отражается в динамике показателей кожногальванической реакции (далее - КГР) в условиях стресса. Колебания показателей КГР коррелируют с субъективными оценками силы стрессовой реакции человека [2].

Несмотря на множество концептуальных механизмов психологического стресса, построенных на обширном теоретическом и экспериментальном материале [4, 12, 13, 9, 14, 24] в настоящее время отсутствует целостная картина данного процесса.

В связи с этим целью исследования1, проведенного авторами, явилось изучение совместного влияния комбинаторных сочетаний функциональных асимметрий и межполушарного взаимодействия на специфику протекания стрессовых реакций человека.

В экспериментальном исследовании принимали участие курсанты военного вуза в количестве 176 человек в возрасте 18-20 лет. Задачей экспериментального исследования являлось изучение специфики протекания стрессовых реакций у лиц с различным комбинаторным сочетанием функциональных асимметрий, при этом предполагалось учитывать оценочные параметры межполушарного взаимодействия. Специфика протекания стрессовых реакций в выборке определялась по кожно-гальванической реакции с учетом амплитудных характеристик КГР, а также асимметрии КГР, фиксируемой с правой и левой рук респондентов.

В качестве функциональных асимметрий анализировались мануальная и аудиальная асимметрии.

Для определения профиля латеральной организации моторных функций (право-леворукости) применялась проба Аннет. В ходе пятикратного выполнения пробы фиксировалось время манипуляций правой и левой руками. В последующем вычислялся коэффициент мануальной асимметрии (КМА) по формуле:

КМА = 1;ср. пр. / 1;ср.л.,

где 1ср. пр. - среднее значение времени выполнения проб правой рукой; 1ср.л. - среднее значение времени выполнения проб левой рукой.

Решение о причислении респондентов к группе с преобладанием асимметрии по руке принималось при соблюдении следующих условий:

Исследование на тему: «Теоретическое и экспериментальное исследование особенностей протекания стресса у людей с различным типом индивидуального латерального профиля» проведено при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований по проекту №05-06-80087.

1. 0,96 < КМА < 1,04 - невыраженность моторной асимметрии (7 чел.);

2. КМА < 0,96 - преобладание праворукости;

3. КМА > 1,04 - преобладание левоворукости.

Аудиальная асимметрия определялась при помощи методики «Дихотиче-ское прослушивание». Для этого использовалась калиброванная компьютерная двухканальная запись 2-х серий по 10 слов на каждое ухо со сменой положения головных телефонов. После прослушивания каждой серии курсанты воспроизводили слова, которые они запомнили. Далее определялось среднее значение соотношения слов, воспроизводимых с правого и левого уха по формуле (коэффициент слуховой асимметрии - КС А):

КСА = ((Рпр1 + Рпр2) - (Рл1 + Рл2))/(Рпр1 + Рпр2 + Рл1 + Рл2),

где Рпр1, Рпр2 - количество правильно воспроизведенных слов с правого уха в 2-х сериях; Рл1, Рл2 - количество правильно воспроизведенных слов с правого уха в 2-х сериях.

Решение о причислении испытуемых к группе с выраженностью асимметрии по уху принималось при соблюдении следующих условий, определенных на основе анализа распределения результатов диагностики по выборке:

1. КСА < -0,15 - преобладание левосторонней асимметрии;

2. КСА > 0,15 - преобладание правосторонней асимметрии.

В остальных случаях испытуемый причислялся к группе с невыраженно-стью аудиальной асимметрии (17 чел.).

Межполушарное взаимодействие оценивалось по выполнению реципрок-ных проб [17, 25]:

- «Кулак-ладонь». Испытуемым предлагалась смена положения рук с одновременным сжатием одной кисти в кулак и разжиманием кулака другой кисти в ладонь.

- «Кулак-ребро-ладонь». Испытуемым предлагалась смена положения руки на плоскости стола: распрямленная ладонь на плоскости стола; ладонь, сжатая в кулак; ладонь ребром на плоскости стола и т.д. Проба выполнялась сначала правой рукой, затем — левой, затем — двумя руками вместе.

Кроме того, для оценки межполушарного взаимодействия был использован бимануальный ритмический тест и координационные пробы Ю.В. Малова [3].

При выполнении проб на оценку межполушарного взаимодействия учитывались длительность удержания программы движений, темповые характеристи-

ки, безошибочность выполнения проб. По результатам данной диагностики выборка испытуемых была дифференцирована на группы с высокой, средней и низкой оценками межполушарного взаимодействия.

КГР снималась с ладоней респондентов прибором «Активациометр». Замеры КГР в выборке снимались дважды. Первый замер производился в ходе выполнения курсантами интеллектуальных субтестов («Аналогии», «Зрительная память», «Пространственные преобразования», «Вербальная память», «Установление закономерностей», «Арифметический счет», «Умозаключения»). КГР фиксировалась перед началом выполнения заданий, однократно в ходе тестирования и по окончании. В последующем рассчитывалось среднее значение амплитудных характеристик КГР и фиксировалась асимметрия КГР.

Тестирование проводилось в учебных группах 2-го, 3-го и 5-го курсов во время планового психологического обследования. Данный вид обследования по опросам курсантов не вызывал у них чувство беспокойства, так как он не предполагал негативных или позитивных последствий. Кроме того, для создания относительно спокойной экспериментальной ситуации в группах проводился соответствующий инструктаж, а также увеличивалось время выполнения заданий. Это позволило, с одной стороны, обеспечить необходимую мотивацию участия в эксперименте, а, с другой стороны, создать в группах комфортную психологическую обстановку.

Второй замер КГР проводился в ходе сдачи курсантами экзаменов во время сессии. Исследовательская группа, как правило, посещала те экзамены, которые традиционно сдаются курсантами достаточно сложно и вызывают сильные эмоциональные переживания. На наш взгляд, данная ситуация обладает всеми параметрами стрессовой ситуации, так как существует угроза оценки, которая может повлечь негативные последствия в виде наказания, изменения размеров денежных выплат, нереализованного уровня притязаний и т.д. Показатели КГР регистрировались перед началом экзамена и сразу после окончания ответа на экзамене. Полученные данные усреднялись и подготавливались для последующей обработки. Как и в первом замере учитывалась амплитуда КГР и ее асимметрия.

Кроме того, для оценки личностных параметров, традиционно связываемых в психологической науке со степенью подверженности человека стрессу, использовались методика диагностики личностной тревожности Ч.Д. Спилберга, Ю.Л. Ханина [11] и многоуровневый личностный опросник «Адаптивность» А.Г. Мак-лакова, С.В. Чермянина [11].

В последующем результаты тестирования сопоставлялись с психофизиологическими параметрами испытуемых и результатами исследований в стрессовой ситуации.

Диагностика функциональных асимметрий (ФА) и оценка межполушарного взаимодействия (ОМВ) в обследованной выборке представлена в таблице 1.

ФА Слуховая асимметрия (СА) Моторная асимметрия рук (МАР) Оценка межполушарного взаимодействия (ОМВ)

Высокая Средняя Низкая

Левая 48 чел. 29 чел. 47 чел. 68 чел. 37 чел.

Правая 104 чел. 123 чел.

Табл. 1. Результаты психофизиологической диагностики

По результатам диагностического обследования мы исключили из дальнейшего анализа респондентов, показавших по пробам Аннет и «Дихотическое прослушивание» наличие амбилатеральных признаков. Таких испытуемых в выборке оказалось 24 чел. Невыраженность функциональных асимметрий в данной группе не позволяла сформировать типы латеральных профилей (ЛП), включающих комбинаторные сочетания ФА. Латеральный профиль респондентов определялся сочетанием асимметрии рук и слуха.

Проведенный корреляционный анализ полученных данных, описывающих ФА соответствующими коэффициентами (КСА и КМА) и оценку межполушар-ного взаимодействия, показал отсутствие значимых связей. Это позволило нам считать исследуемые факторы относительно независимыми друг от друга. В литературе встречаются данные, свидетельствующие о том, что несформирован-ность и патологии межполушарного взаимодействия приводят к накоплению ам-билатеральных признаков [16]. Опираясь на эти исследования, мы полагали, что и в нашем случае низкие оценки по пробам, диагностирующим межполушарное взаимодействие, должны коррелировать с невыраженностью ФА. Однако статистический анализ не показал каких-либо закономерностей между соответствующими оценками и коэффициентами, описывающие функциональные асимметрии. По-видимому, это можно объяснить тем, что в исследовании принимали участие респонденты, не имеющие диагноза функциональной несформированности меж-полушарных взаимодействий.

Учитывая отсутствие взаимосвязей между оценками межполушарного взаимодействия и коэффициентами функциональных асимметрий, было принято решение «разбить» всю выборку на группы с различным латеральным профилем,

учитывая при этом специфику организации межполушарного взаимодействия (табл. 2). Такая классификация групп позволяет проследить самостоятельное и совместное влияние исследуемых функциональных асимметрий и межполушар-ного взаимодействия на характер протекания стрессовых реакций.

Оценка межполушарного взаимодействия (ОМВ) Комбинаторные сочетания моторной и слуховой асимметрий (МАР/СА)

Прав./ Прав. Прав./Лев. Лев./Прав. Лев./Лев.

Высокая 29 чел. 11 чел. 7 чел. -

Средняя Зб чел. 18 чел. 9 чел. 5 чел.

Низкая 17 чел. 12 чел. б чел. 2 чел.

Табл. 2. Классификация обследуемых групп в экспериментальной выборке

Стрессовая реакция, как известно, сопровождается вегетативными реакциями, к числу которых относится и КГР. В нашем эксперименте разница замеров КГР в обычных и стрессовых условиях выступала показателем, позволяющим оценить «силу» протекания стрессовой реакции. При выборе такого показателя мы опирались на положение о том, что характеристики КГР выступают показателем психоэмоционального состояния, отражающим субъективные переживания человека по поводу окружающей действительности [1, 21]. В ряде научных публикаций встречаются статистические нормы для различных половозрастных групп, позволяющие по амплитудным параметрам КГР оценить оптимальность психоэмоционального возбуждения [21]. Однако проведенные нами исследования показали, что сама по себе амплитудная характеристика КГР у человека может быть сугубо индивидуальной. В то же время колебания КГР в различных условиях более объективно отражают индивидуальность человека. Например, чрезмерные колебания КГР могут быть связаны с чрезмерной активацией мозга и свидетельствовать о существенных психоэнергозатратах в процессе адаптации к стрессовой ситуации. Умеренные колебания могут являться следствием хорошей саморегуляции в стрессе. Кроме того, специфика изменений КГР может выступать результатом патологий, наличием соответствующего опыта и др. Принимая во внимание последние доводы, мы проверили выборки курсантов различных курсов на значимость различий в колебаниях КГР с тем, чтобы учесть наличие опыта в восприятии и переживании экзаменационной ситуации. Проведенный анализ показал, что испытуемые разных курсов не отличаются между собой по данному показателю. Поскольку в исследуемой выборке все испытуемые были

здоровыми, то мы посчитали, что изменения в КГР валидны задачам экспериментального исследования.

Соотнеся результаты замеров КГР с ранее сформированными выборками мы получили данные, представленные в таблице 3, где разница замеров КГР в обычных и стрессовых условиях представлена в условных единицах.

_______________________________________________________________Таблица 3

Оценка межполушарного взаимодействия Комбинаторные сочетания моторной и слуховой асимметрий (МАР/СА)

Прав./ Прав. Прав./Лев. Лев./Прав. Лев./Лев.

Высокая 1б,7 20,2 18,б -

Средняя 18,3 17,1 20,1 22,4

Низкая 22,2 34,4 28,2 29,2

Примечание. Разница замеров RUH в обычных и стрессовых условиях представлена в условных единицах.

Табл. 3. Средние абсолютные значения разницы замеров КГР по стрессовой ситуации и

ситуации когнитивных нагрузок без угрожающих факторов в различных группах

Как видно из таблицы наибольшие колебания КГР отмечаются в группах с низкими оценками межполушарного взаимодействия. При этом изменения КГР по данной переменной обладают нелинейной зависимостью, вероятно подчиненной степенному закону.

Анализ колебаний КГР в различных группах по оценке межполушарного взаимодействия показал, что группа с низкой оценкой значимо отличается от других групп (при сравнении групп с высокой и средней ОМВ соответственно t = 8,3 и t = 7,27 при p < 0,001 по Стьюденту). В группе с низкой оценкой межполу-шарного взаимодействия отмечены самые значительные изменения КГР в стрессовой ситуации (ДКГРср = 28,5; о = 6,3). Колебания КГР в группах с высокой и средней ОМВ не отличаются на приемлемых уровнях значимости (ДКГРср выс. Омв = 18,5; о = 4,2; ДКГРср ср. омв = 19,7; о = 5,2).

Таким образом, динамика колебаний КГР, являющаяся показателем протекания стрессовых реакций, у испытуемых с низкой ОМВ наиболее выражена по сравнению с другими группами. Данные результаты могут являться свидетельством того, что у испытуемых с низкой ОМВ недостаточно сформированы механизмы регуляции психоэмоциональных состояний в стрессе.

Анализируя динамику изменений КГР в группах респондентов с различным латеральным профилем следует отметить, что различия по данному фактору отмечены на минимальном уровне значимости (t = 2,13 при p < 0,05 по Стьюденту) между группами с комбинацией функциональных асимметрий Прав./Прав.

(ДКГРПрав/Прав = 19,1; о = 7,6) и Прав./Лев. (АКГР^ав/лев = 23,9; о = 13,4). Сравнение других групп между собой в колебаниях КГР оказались незначимы.

Корреляционный анализ изменений КГР в стрессовых условиях по отдельным функциональным асимметриям (КМА и КСА) также не показал каких-либо взаимосвязей. Также сравнение групп с дискретизацией отдельных функциональных асимметрий не выявило значимых отличий в динамике КГР. Группа респондентов, имеющая амбилатеральные признаки в исследованных функциональных асимметриях, не отличалась по КГР от других анализируемых групп.

Следовательно, на психофизиологическом уровне функциональные асимметрии и их комбинаторные сочетания (рука-ухо) не оказывают существенного влияния на специфику протекания стрессовой реакции, оцениваемой по КГР. С другой стороны, группа респондентов с латеральным профилем Прав./Прав. показывает самые низкие колебания КГР по среднему значению, что может свидетельствовать об оптимальности функционирования регуляторных и адаптационных процессов в данной выборке.

Достаточно интересными оказались результаты эксперимента при анализе динамики КГР в группах различного латерального профиля с различными оценками межполушарного взаимодействия (табл. 3). Например, в группе с низкими оценками межполушарного взаимодействия все латеральные профили значимо отличны друг от друга по изменениям КГР (табл. 4). Группа с комбинацией ФА Лев./Лев. не анализировалась, т.к. в ней было 2 испытуемых. При средних и высоких оценках межполушарного взаимодействия динамика КГР у испытуемых с различным латеральным профилем не отличается друг от друга.

Полученные результаты свидетельствуют о неоднозначном влиянии функциональных асимметрий головного мозга на особенности протекания стрессовых реакций у человека. Различия в специфике стрессовых реакций, обусловленные мануальной, аудиальной асимметриями и их комбинаторными сочетаниями возникают лишь при неэффективном функционировании межполушарного взаимодействия. В остальных случаях, межполушарное взаимодействие вероятно компенсирует неоптимальность механизмов регуляции психоэмоциональных состояний человека в стрессе. Неоптимальность механизмов регуляции может быть связана со спецификой адаптационных стратегий к конкретным ситуациям в жизни индивида, обладающего различными функциональными асимметриями головного мозга, их комбинаторными сочетаниями, вследствие чего, собственно, и возникает эта специфичность.

Сравниваемые группы при низкой ОМВ Значение критерия Манна-Уитни

Прав./Прав. - Прав./Лев. и = 32; р <0,01

Прав./Прав. - Лев./Прав. и = 21; р <0,05

Прав./Лев. - Лев./Прав. И = 10; р <0,01

Табл. 4. Сравнение динамики КГР в группах различного ЛП

Наименьшие изменения КГР при переходе от групп с высокой к группам с низкой ОМВ внутри латерального профиля отмечены у респондентов, имеющих правостороннюю комбинацию функциональных асимметрий (Прав./Прав.). В данной группе изменения в КГР составляют в среднем 5,6 у.е., тогда как в других группах эти показатели варьируют от 9,6 у.е (Лев./Прав.) до 14, 2 у.е. (Прав ./Лев.). Иначе говоря, испытуемые с латеральным профилем, включающим все правосторонние асимметрии, в меньшей степени подвержены стрессу. Как было отмечено ранее, в данной выборке зафиксированы не только минимальные средние значения колебаний КГР в стрессовой ситуации, но и самые незначительные изменения, обусловленные спецификой организации межполушарного взаимодействия. Ниже представлены данные о том, что у испытуемых с правосторонней комбинацией латеральных признаков отмечается самый высокий уровень нервно-психической устойчивости. Очевидно поэтому в данной группе протекание стрессовых реакций проявляется на психофизиологическом уровне в незначительной динамике амплитудных характеристик КГР. Остается невыясненным вопрос об универсальной эффективности механизмов психической регуляции у людей с данным типом латерального профиля. Возможно, эти механизмы эффективно проявляют себя лишь в стрессовых условиях подобных экспериментальной ситуации. Мы склонны объяснять полученные результаты в рамках последнего варианта интерпретации.

Кроме абсолютной разницы КГР в обычных и стрессовых условиях были проанализированы также направления асимметричных сдвигов КГР. Фиксировались левосторонние и правосторонние сдвиги асимметрии КГР, связываемые разработчиками диагностического прибора с активацией левого и правого полушарий мозга. Правосторонние сдвиги КГР в численном выражении кодировались со знаком «-», левосторонние - со знаком «+». На основании анализа распределения данной переменной принималось классификационное решение о причислении респондентов к группе с «лево-правополушарной» динамикой в асимметрии КГР (более 16 условных единиц в соответствующем направлении). Испы-

туемые, не превысившие данный порог по динамике КГР, классифицировались как группа с относительно стабильной КГР. Таких испытуемых в группе с высокой ОМВ насчитывалось 16 чел. (29,7%), в группе со средней ОМВ - 17 чел (25%), в группе с низкой ОМВ - 5 чел. (13,5%). Данный факт является ещё одним подтверждением зависимости специфики протекания стрессовой реакции от организации межполушарного взаимодействия.

Учитывая традиционно описываемые в литературе дихотомии функциональных асимметрий головного мозга [6, 20], полученные данные мы интерпретировали как коррелят развитых регуляторных процессов (в случае «левополушарных сдигов» по КГР), позволяющих в стрессовой ситуации активизировать структуры мозга, отвечающие за произвольность, работу со смысловыми категориями и понятиями и т.д. Характерно, что испытуемые с такими сдвигами в КГР сдавали экзамены лучше, чем респонденты с «правополушарной» динамикой асимметрии по КГР. Сравнение групп «левополушарных» асимметрий по КГР с «правополушарными» по результативности сдачи экзаменов показало, что первые (средний балл за экзамен 4,15) значимо отличаются от последних (средний балл за экзамен 3,74) (1 = 2,71 при р < 0,01 по Стьюденту).

Дальнейший статистический анализ показал, что «левополушарные» сдвиги по КГР отмечены у испытуемых, показавших высокие результаты по пробам, диагностирующим межполушарное взаимодействие (табл. 5). Кроме того, высокие оценки по пробам, диагностирующим межполушарное взаимодействие, также как и в предыдущем случае коррелировали с более высокими оценками, полученными на экзамене (г3=0,29 при р < 0,01 по Спирмену).

Таким образом, это является косвенным подтверждением того, что эффективность межполушарного взаимодействия в стрессе проявляется не только на физиологическом, но и на поведенческом уровне, обуславливая интеллектуальную продуктивность, задействование необходимых когнитивных и поведенческих стратегий в конкретной ситуации. Механизм этого задействования можно описать через интегративные процессы мозга, специфичность которых обусловлена функционированием межполушарных связей. Иначе говоря, высокие оценки межполушарного взаимодействия обеспечивают оптимальную работу мозга в направлении достижения цели, что и проявляется в асимметрии левополушарной активации («активация под задачу») в экспериментальной ситуации.

Каких-либо закономерностей в динамике асимметрии КГР в зависимости от моторной, аудиальной асимметрии и их комбинаторных сочетаний не отмечено.

Динамика асимметрии КГР ОМВ

Высо- кая Средняя Низкая

«Левополушарная» 25 чел. 34 чел. 8 чел.

«Правополушарная» 6 чел. 19 чел. 24 чел.

Табл. 5. Динамика асимметрии КГР в группах с различной ОМВ

Анализ результатов диагностики по личностным тестам в обследуемых группах показал, что ряд психофизиологических параметров взаимосвязан с выраженностью личностных качеств обследуемых, отражающий психический уровень регуляции поведения испытуемых в напряженных ситуациях (таблица 6). Уровень нервно-психической устойчивости (НПУ) респондентов положительно коррелировал с незначительными колебаниями КГР и преобладанием правосторонних асимметрий, представленных соответствующими коэффициентами (КМА, КСА). Кроме того, преобладание праворукости (КМА) оказалось взаимосвязано со способностью курсантов принимать нормы и требования социальной среды и действовать в соответствии с ними (шкала «Моральная нормативность»

- МН). В целом эти факты обусловили и более высокие адаптивные способности (АС) у респондентов с преобладанием праворукости.

Следует отметить, что и в группах с различным комбинаторным сочетанием функциональных асимметрий наблюдались значимые отличия по шкалам «НПУ» и «АС». У респондентов с латеральным профилем Прав ./Прав. зафиксированы высокий уровень нервно-психической устойчивости и адаптивных способностей по сравнению с другими группами (при сравнении с группами по критерию Стьюден-та: Прав./Лев. X = 2,11 при р<0,05; Лев./Прав. X = 3,12 при р<0,01). С учетом того, что в данной группе ранее нами отмечались наименьшие колебания КГР, следует классифицировать данный профиль как наиболее устойчивый стрессу.

НПУ МН АС Тревож- ность ОМВ

ОМВ - 0,2*

ДКГРабс 0,24* 0,27** -0,35***

ДКГР -0,38*** -0,41***

КМА 0,31** 0,23* 0,26**

КСА - 0,22*

Примечание. В таблице представлены коэффициенты корреляций по Пирсону (столбцы НПУ, МН, АС, Тревожность), по Спирмену (столбец ОМВ). Уровни значимости: * - р<0,05; ** - р<0,01; *** - р<0,001.

Табл. 6. Корреляционная матрица психофизиологических параметров с личностными тестами

Анализ уровня тревожности респондентов показал, что данный показатель взаимосвязан с показателями динамики КГР, как в абсолютных значениях

(ДКГРабс), так и с учетом асимметрии КГР (ДКГР). Фактически это означает, что значительные колебания КГР и «правополушарная» динамика асимметрии КГР связаны с высоким уровнем личностной тревожности. И, как правило, такие вегетативные реакции преобладают у лиц, имеющих невысокие оценки по пробам, диагностирующим межполушарное взаимодействие.

Проведенное на мужской выборке исследование позволило сформулировать следующие выводы:

1. У респондентов с различной латеральной организацией мозга отмечаются особенности протекания стрессовых реакций. Различные психофизиологические параметры индивидуальности, объединенные термином латеральная организация мозга, проявляются на разных уровнях анализа специфичности стрессовых реакций у человека. При этом особенности стрессовых реакций индивида, обусловленных влиянием латеральных признаков, обнаруживают себя лишь в определенных условиях, к числу которых можно отнести как внешние (характеристики стрессовой ситуации), так и внутренние факторы (специфика организации межполушарного взаимодействия).

2. Наиболее сильное влияние на специфику протекания стрессовых реакций оказывает межполушарное взаимодействие, определяющее эффективность функционирования механизма регуляции психоэмоциональных состояний испытуемых в стрессе. Кроме того, межполушарное взаимодействие выступает компенсаторным механизмом в случае неэффективных адаптационных стратегий, обусловленных влиянием латеральных признаков. А также обеспечивает оптимальность интеграционных процессов, необходимых для эффективного функционирования психики в стрессовых условиях, что проявляется в активации определенных структур мозга.

3. Отдельные функциональные асимметрии и их комбинаторные сочетания не оказывают существенного влияния на индивидуальные особенности протекания стрессовых реакций по психофизиологическим показателям. Специфичность вегетативных реакций в стрессе (КГР), обусловленная комбинаторным сочетанием латеральных признаков обнаруживается при недостаточной сформиро-ванности межполушарного взаимодействия. Наиболее устойчивыми к воздействию стресса являются респонденты с правосторонней комбинацией мануальной и аудиальной асимметрий, что проявляется как на психофизиологическом, так и на психическом уровне анализа протекания стресса.

4. Уровень тревожности, нервно-психическая устойчивость и адаптационные способности взаимосвязаны с особенностями латеральной организации мозга человека. Низкий уровень личностной тревожности взаимосвязан с «левополушарной» активацией мозга по КГР, высокий уровень тревожности связан с «правополушарной» активацией, что является следствием особенностей организации межполушарного взаимодействия в исследованной выборке. В целом, следует отметить, что динамика и асимметрия КГР достаточно информативно отражают индивидуальные особенности психической регуляции состояний индивида в стрессовых условиях.