Kreisman и Straus анализируют факторы, на основании которых представляется возможным прогнозировать развитие ПЛР. Авторы утверждают, что наблюдения за пациентами с ПЛР в течение десяти и более лет позволяют выделить специфические характеристики, свидетельствующие об относительно хорошем или плохом прогнозе. Положительные прогностические признаки включают: высокий интеллект; физическую привлекательность; художественный талант; самодисциплину; вовлечение в 12-шаговую программу в случаях злоупотребления веществами, изменяющими психическое состояние; раннее, резкое улучшение.

К отрицательным прогностическим характеристикам относятся: хроническая враждебность и раздражительность; наличие в истории жизни (анамнез) антисоциального поведения; тяжелое родительское насилие; патологическая ревность; эксцентричное, отчужденное поведение; злоупотребление веществами, изменяющими психологическое состояние, без включения в 12-шаговую программу.

Kreisman и Straus выделяют также факторы, «коррелирующие с негативным прогнозом». К ним относятся:

- хроничность. Чем дольше существуют симптомы, тем более вероятно продолжение;

- тяжесть. Чем более серьезны симптомы, тем менее вероятна их ремиссия;

- коморбидность. Наличие других нарушений, таких, как депрессия или злоупотребление субстанциями, которые ухудшают прогноз;

- импульсивность. Чем более постоянно и сильно выражен этот симптом, тем менее вероятно достижение полного его устранения;

- возраст возникновения начальных проявлений. Если начальные симптомы наблюдаются или в раннем подростковом периоде или в возрасте 30-40 лет, количество диагностированных случаев сокращается;

- нарушенные отношения с родителями. Плохие отношения с родителями в детстве и позже, во взрослом

периоде, предсказывают плохой исход;

- нетрудоспособность. Пациенты, получающие пособие по инвалидности, имеют худший прогноз, чем те, кто способен поддерживать себя экономически.

При наличии одного и более позитивных индикаторов и ни одного негативного в 90% случаев и более пациенты хорошо справляются с ситуациями. Среди тех, кто обнаруживает один или более негативных индикаторов без какой-либо позитивной характеристики, всего 35,0% их достигают минимального удовлетворяющего уровня функционирования.

Как уже говорилось, существуют промежуточные между нормой и патологией состояния - транзитор-ные, обратимые, которые могут перерасти в более стойкие расстройства, если вовремя не обратить на них внимания. Сотрудники правоохранительных органов, страдающие данной патологией, испытывая серьезные трудности в общении, личной жизни, профессиональной деятельности, зачастую не обращаются за профессиональной помощью. Эти люди представляют проблему как для себя, так и для других, особенно для близких людей.

ЛИТЕРАТУРА

1. Kreisman'U'Straus. Sometimes J Act Crazy. - Hoboken, 2004.

2. Stem\A. Psychoanalytic Investigation in the Borderline Group of Neuroses Psychoanalytic Quaterly, 1937. - № 1. APA (2000) DSM - IV - TR, Washington, DC.

3. Stone'M. Borderline Anger: The Border of Treatability: Follow-Up Data Concerning Treatment (In Japanese) // Psychiatrica at Neurologica Japonica. - 1990. - № 92.

4.'Батаршев'Ж.В. Психодиагностика пограничных расстройств личности и поведения. - М., 2004.

5. Василюк\Ф.\Е. Психология переживаний: (анализ преодоления критических ситуаций). - М., 1984.

6. Короленко\Ц.Ш.,\Дмитриева\Ы.В. Личностные и диссоциативные расстройства: расширение границ диагностики и терапии: монография. - Новосибирск, 2006.

СПЕЦИФИКА .ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ» У СОТРУДНИКОВ ЛИНЕЙНЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ

К. Г. Шабанова

Проблема влияния профессии на личность, взаимосвязи деятельности и личности в деятельности - одна из наиболее актуальных проблем в психологии. В начале XX в. известный социолог П. Сорокин для обозначения особого социально-психологического феномена ввел в научный оборот выражение «профессиональная деформация».

Специфика предмета труда оказывает влияние на психику субъекта профессиональной деятельности, формирует или деформирует его психику. Профессиональная роль сотрудника ОВД многосторонне влияет на личность, предъявляя к человеку определенные требования, преобразует его облик, как внешний, так и внутренний. Многолетнее, ежедневное решение типовых задач со-

Северо-Западное УВДТ МВД России, г. Санкт-Петербург

вершенствует не только профессиональные знания, но и формирует профессиональные привычки, определяя стиль мышления и стиль общения, оказывает влияние на установки, мотивы, ценности. Профессии системы ОВД в той же степени накладывают специфический отпечаток на психический образ человека. Сущность профессиональной деформации заключается в том, что под влиянием исполнения профессиональной роли у человека изменяются свойства личности, возникает профессиональный тип личности, который проявляется в непрофессиональной сфере.

В профессионально-нравственной сфере деформация проявляется в утрате адекватного представления о гражданском и нравственном смысле профессиональ-

ной деятельности, формировании ощущения ее бесперспективности, в притуплении профессионального долга, росте эгоцентризма и эгоизма. Как следствие, возникает формальный подход к работе или использование профессиональной деятельности для достижения личных, узкоэгоистических целей.

Многие авторы, описывая признаки профессиональной деформации сотрудников МВД, называют следующие: оценку собственной профессии как малопристойной; неудовлетворенность содержанием своего труда; неприятие новых форм и методов работы; эмоциональное притупление; сужение круга интересов (интересы ограничиваются рамками работы, так же как и круг друзей и единомышленников: как правило, начинает ограничиваться только рабочим коллективом); низкую оценку своего социального статуса, престижности профессии, потерю интереса к работе (порой переходящую в формализм при составлении документов, отчетов, при общении с коллегами и подчиненными) и др.

Наряду с «профессиональной деформацией» был введен термин «burnout» американским психиатром X. Д. Дрейденбергером в 1974 г. для характеристики психологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении, в эмоционально нагруженной атмосфере. Такой поведенческий стереотип, вырабатываемый в ходе выполнения функциональных обязанностей специалистом, в отечественной литературе определяется как «эмоциональное выгорание». Служба в органах внутренних дел сопряжена с высокой эмоциональной насыщенностью при дефиците позитивных впечатлений. Причем отрицательные эмоции сотрудникам приходится подавлять, а эмоциональная разрядка бывает отсрочена на длительный период. Подобные обстоятельства профессиональной деятельности сотрудников ОВД могут вызвать развитие у них явления «эмоционального выгорания». Оно рассматривается как выработанный личностью специфический механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций (понижения их интенсивности и уровня экспрессии) в ответ на отдельные психотравмирующие воздействия, не устраивающую сложившуюся ситуацию, или в большем объеме, например, этап жизни. «Эмоциональное выгорание» представляет собой выработанный, защитный стереотип эмоционального, чаще всего профессионального поведения.

Рассматриваемый феномен - это объективное явление, имеющее и положительные, и отрицательные стороны. С одной стороны, «эмоциональное выгорание» как функциональный стереотип позволяет человеку дозировать и экономично расходовать энергетические ресурсы, тем самым сохранить свою внутреннюю целостность. С другой стороны, оно отрицательно сказывается на выполнении профессиональной деятельности и отношениях с коллегами.

Одним из факторов профессионального выгорания можно выделить специфику деятельности. Повышение эффективности деятельности сотрудников ОВД, улучшение их профессиональной подготовки требуют психологического обеспечения этого особого вида деятельности. Особое внимание надо уделять факторам, оказы-

вающим психотравмирующее действие и приводящим к профессиональной деформации личности сотрудника - «эмоциональному выгоранию». В отличие от представителей других профессий, сотрудники ОВД ежедневно встречаются с самыми различными категориями населения. В психологическом плане это означает, что деятельность сотрудника должна быть предельно гибкой, нестандартной, творческой (при этом творческий подход - только в рамках закона и установленных норм; имеют место случаи, когда самовольное творчество и новации переходят в самоуправство, разрешение ситуаций и конфликтов без непосредственного руководителя ведут к дисциплинарным нарушениям). Это требует знаний, умений, навыков, психологической подготовки в сфере общения. Нужны хорошо развитые механизмы защиты «Я» личности, чтобы избежать синдрома эмоционального выгорания.

Зачастую сотрудники испытывают воздействие отрицательных эмоций (как во взаимоотношениях в своем коллективе, так и в отношении окружающих, граждан и милиции), значительные психологические перегрузки. Эти факторы деятельности так или иначе, медленно, но целенаправленно приводят к «выгоранию» личности. Периодически наблюдая нелицеприятные стороны жизни, сотрудник может приходить к бездушию, формализму.

Синдром «эмоционального выгорания» включает в себя следующие признаки: ощущениеОобственноибес-полезности,\дегуманизацию,\деперсонализацию,\^ега-тивноеЯосприятиейебяЯЯрофессиональномЯлане, агрессивные Чувства, Психосоматические ^заболевания.

Существует единая точка зрения на сущность «психического выгорания» и его структуру. Согласно современным данным, под «психическим выгоранием» понимается состояние физического, эмоционального и умственного истощения, проявляющееся в профессиях социальной сферы (2, 443-464). Этот синдром включает в себя три основные составляющие: эмоциональную истощенность, деперсонализацию (цинизм) и редукцию профессиональных достижений. Под эмоциональным истощением понимается чувство эмоциональной опустошенности и усталости, вызванное собственной работой.

В настоящее время понятие деперсонализации означает отрицательное отношение не только к гражданам, но и к труду, его предмету в целом (тестирование показало, что данная характеристика в наименьшей степени выражена у сотрудников) (3).

Редукция профессиональных достижений - возникновение у работников чувства некомпетентности в своей профессиональной сфере, осознание неуспеха в ней. Подобный настрой может возникнуть в результате бесплодных попыток изменить систему («один в поле не воин»). Инициатива сотрудника зачатую наталкивается на скептическое отношение коллег, а также, что порой имеет большую силу и значимость, расхождение новых идей и направлений работы с нормами, требованиями, диктуемыми вышестоящими органами. Требованиями, которые иногда не учитывают сложившуюся ситуацию, первопричину происшествий и в целом специфику, особенность каждого отдельного подразделения.

Отсутствие заинтересованности со стороны вышестоящего руководства, нежелание принимать во внимание и учитывать мнение и опыт сотрудников неизбежно приводят к тому, что сотрудник воспринимает свою работу как бесцельную, бесперспективную, а главное - ненужную. Как результат, «эмоциональное выгорание» и переход к формализму, излишнему догматизму и шаблонности в выполнении служебных обязанностей (1).

В наибольшей степени «эмоциональному выгоранию» подвержены те, кто с первых дней и долгое время работают страстно, с особым интересом, пытаясь изменить, улучшить «систему». Натыкаясь на одни и те же препятствия, будучи не в состоянии изменить стереотипы взаимоотношений и подходов работе, они начинают чувствовать разочарование, так как не удается достичь того эффекта, которого ожидали. Такая работа сопровождается чрезмерной потерей психологической энергии, приводит к психосоматической усталости и эмоциональному истощению.

Таким образом, «эмоциональное выгорание» можно рассматривать как форму профессиональной деформации личности, которая постепенно начинает влиять на все сферы жизни сотрудника. Показателями организационного фактора «эмоционального выгорания», по мнению большинства авторов, являются: многочасовая (в нашем случае - неурочная), не оцениваемая должным образом работа; деятельность, имеющая трудноизмеримое содержание; повышенные требования к продуктивности выполняемой работы, недостаток ответственности (большинство сотрудников не стремятся переходить на офицерские должности и брать на себя большую ответственность, тем самым отвечать не только за свои поступки, но и за работу других) и т. д. (4).

Симптом «выгорания» у сотрудников линейных подразделений проявляется на уровне физического и психического самочувствия (75,0% сотрудников со средними показателями «выгорания» жалуются на частые головные боли, постоянную усталость, повышенное артериальное давление). Многое из того, что касается отдельных сторон профессиональной деятельности, провоцирует отклонения в соматических или психических состояниях. Порой даже мысль о такой работе вызывает плохое настроение, пессимистические ассоциации, бессонницу, неприятные ощущения в области сердца, сосудистые реакции, обострения хронических заболеваний (язвенные болезни и др.).

Переход реакций с уровня эмоций на уровень психосоматики свидетельствует о том, что эмоциональная защита - «выгорание» - самостоятельно уже не справляется с нагрузками, и энергия эмоций перераспределяется между другими подсистемами индивида. Таким способом организм спасает себя от разрушительной мощи эмоциональной энергии (5).

В интеллектуальной сфере происходят следующие изменения (у 68,0% респондентов): притупление способности к самостоятельному мышлению и принятию решений, потеря способностей к самостоятельной учебе и профессиональному развитию; затруднения с принятием решений в нестандартной ситуации, склонность к шаблонности мышления, завышенная оценка своих зна-

ний и способностей; развитие некритического отношения к собственному мнению и оценкам происходящего.

В эмоциональной сфере - огрубление чувств, сужение и обеднение эмоционально-психологической сферы личности, ослабление способности контролировать и регулировать свои эмоции и чувства; в некоторых случаях - развитие ощущения эмоциональной неуравновешенности, повышение уровня конфликтности (внешней и внутренней), ослабление волевых качеств и способности к сознательному самоконтролю. К этому нередко прибавляется состояние хронической усталости и депрессии.

Диапазон негативных проявлений личности в деятельности сотрудников ОВД широк и разнообразен, возможно, далеко не полон. Поэтому кадровая проблема, в частности проблема воспитания, обучения и профессионализации сотрудников, - одна из самых жгучих в милиции. Вряд ли можно говорить на данный момент о наличии стопроцентного профессионального ядра в данной системе.

Актуальность для органов внутренних дел проблемы предупреждения профессиональной деформации, в частности «выгорания», личности сотрудников обусловливает активизацию деятельности всех субъектов работы с личным составом, а также совершенствование организации профессиональной психологической подготовки и психопрофилактической работы в ОВД. Наиболее значимым фактором, способствующим развитию «выгорания», а далее и профессиональной деформации, являются организация, условия и опыт профессиональной деятельности в сфере ОВД, а также освоение профессиональной роли. К личностным причинам, которые во многом способствуют возникновению деформации, относят недостаточный уровень профессиональных способностей, недостаток позитивной мотивации к служебной деятельности; особенности протекания профессиональных и возрастных кризисов; неадекватную самооценку и понимание социальной значимости своих профессиональных функций. Неправильное понимание содержания профессиональной роли, расхождение между ее субъективным пониманием и социальными ожиданиями окружающих, отрицательный опыт или искаженное осмысление профессионального опыта сотрудником ОВД - все это причины, способствующие профессиональной деформации.

Формирование гармонично развитой личности невозможно без изучения феноменов деформации и «профессионального выгорания». Проблема влияния деятельности на личность, формирования личности в деятельности, проблема профессиональной деформации личности мало изучены, хотя представляют значительный интерес и в теоретическом, и в прикладном плане.

Сотрудник в процессе деятельности сталкивается со сложными задачами, от решения которых иногда зависят жизнь и здоровье граждан, он подвержен различным психологическим стрессам, многостороннему социальному контролю. Профессиональная деятельность сотрудников милиции очень важна для общества, она социально значима, но, к сожалению, имеет низкий статус в связи со сложившимися в нашем обществе приоритетами и стереотипами.

Исследование профессиональной деформации и «выгорания» личности позволит в значительной мере улучшить психологическое обеспечение деятельности сотрудников, оптимизировать процессы подготовки и переподготовки специалистов, создать систему диагностики и профилактики негативных влияний данного феномена на личность.

Многие признаки, явления профессиональной деформации, деформированные стереотипы и шаблоны поведения и оценки можно предотвращать (осуществлять профилактику) путем осознания деятельности, делая их поддающимися изменениям и коррекции.

ЛИТЕРАТУРА

1. БезносовС.Ш. Профессиональная деформация личности. - СПб., 2004.

2. ВодопьяноваШ.Е. Синдром психического выгорания в коммуникативных профессиях // Психология здоровья. -СПб., 2000.

3. Муздыбаев\К. Психология ответственности. - Л., 1983.

4. СельеШ. Стресс без дистресса. - М., 1979.

5. Хекхаузен\Х. Мотивация и деятельность. - М., 1986. -Т. 2.

ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ РАЗВИТИЮ СИВДРОМА «ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ» СОТРУДНИКОВ ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ СИСТЕМЫ

А. Н. Плотникова

Специализированный межрегиональный учебный центр, г. Новосибирск

Профессиональная деятельность сотрудников пенитенциарной системы разворачивается в социальнонапряженном психологическом поле. Они постоянно включены в межличностные взаимодействия, сопряженные с возникновением негативных реакций, и поэтому вынуждены воздвигать своеобразный барьер психологической защиты от подопечных, становиться менее эм-патичными, более жесткими, иначе им грозит «эмоциональное выгорание».

При этом несущий «груз общения» специалист вынужден постоянно находиться в гнетущей атмосфере чужих отрицательных эмоций, служить то утешителем, а то, напротив, мишенью для раздражения и агрессии.

К этому добавляются еще и вторичные переживания по поводу чужих проблем, вызванные незримой, но ощутимо давящей ответственностью. Следствием всего этого может являться, помимо собственного ухудшения здоровья человека, еще и стойкое снижение результативности его работы. Итог известен и емко охарактеризован словами: «Еще один сгорел на работе».

Изучение синдрома «эмоционального выгорания» в профессиональной деятельности сотрудников системы исполнения наказания особенно актуально в период реформ, которые приводят к интенсификации профессиональной деятельности.

«Выгорание» - психологический термин, обозначающий симптомокомплекс последствий длительного рабочего стресса и определенных видов профессионального кризиса.

Данные современных исследований наглядно показали, что «эмоциональное выгорание» отличается от других форм стресса, что это не просто слабый синоним более устоявшихся обозначений данных симптомов.

Некоторые авторы, в том числе М. Кинг, возражали против термина «выгорание» из-за его неопределенности и частичного совпадения с родственными понятиями, например посттравматическим стрессовым расстройством, депрессией или «хандрой», либо, как Л. Морроу, рассматривали его в качестве «странной психиатрической химеры».

В 1981 г. вышла работа американских психологов К. Маслач, С. Е. Джексона, в которой возможность «психического выгорания» ограничивается представителями коммуникативных профессий. В соответствии с их подходом синдром «психического выгорания» представляет собой трехмерный конструкт, включающий эмоциональное истощение; деперсонализацию (тенденцию развивать негативное отношение к клиентам); редуцирование личных достижений, проявляющееся либо в тенденции к негативному оцениванию себя в профессиональном плане, либо в редуцировании собственного достоинства, ограничении своих возможностей, обязанностей по отношению к другим, снятии с себя ответственности и перекладывании ее на других (3, 443-463).

Большинство специалистов признают необходимость учета именно трех составляющих для определения наличия и степени «выгорания». При этом вклад каждого из факторов различен. Например, исключение фактора «редуцирование персональных достижений» сближает синдром «эмоционального выгорания» с депрессией.

Структура синдрома «эмоционального выгорания», по В. В. Бойко, представляет собой последовательность трех фаз (1; 2):

- напряжение включает симптомы: переживание психотравмирующих обстоятельств, неудовлетворенность собой, загнанность в клетку, тревогу и депрессию;

- резистенция представляет: неадекватное избирательное эмоциональное реагирование, эмоционально-нравственную дезориентацию, расширение сферы экономии эмоций, редукцию профессиональных обязанностей;

- истощение включает: эмоциональный дефицит, эмоциональную отстраненность, личностную отстраненность (деперсонализацию), психосоматические и психовегетативные нарушения (4).

Рассмотрим факторы, способствующие развитию синдрома «эмоционального выгорания».

В литературе выделяют три фактора, играющих существенную роль в «эмоциональном выгорании»: личностный, ролевой и организационный (у К. Кондо соответственно индивидуальный, социальный, характер работы и рабочего окружения) (6).