УДК 316.6+159.9:61 СТЕЦИФИЧНОСТЬ САМООТНОШЕНИЯ БОЛЬНЫХ ТУБЕРКУЛЕЗОМ ЛЕГКИХ В КОНТЕКСТЕ АДАПТАЦИОННЫХ СТРАТЕГИЙ

Орлова М.М.

В статье рассматривается проблема соотношения личности и социальной ситуации на примере тяжелого, стигматизирующего заболевания. Проблема са-моотношения больных туберкулезом рассматривается в связи с адаптационными механизмами, представлениями о здоровом и больном человеке, ретроспективной оценкой переживания здоровья и болезни.

Был использован комплекс методов: исследование самоотношения проводилось по методике МИС, определение идентичности по тесту Куна «Кто Я», анализ представлений о здоровом и больном человеке методом анкетирования, а также с помощью методик «Исследование жизненного стиля» Келлермана-Плутчика-Конте, «Исследование копинг-стратегий» Лазаруса, исследование ретроспективной оценки переживания здоровья и болезни.

При статистической обработке результатов были использованы Т-критерий Стьюдента, а также метод корреляционного анализа Пирсона с помощью компьютерной программы SPSS-19.

По мнению автора, у больных туберкулезом факторы позитивного оценивания себя уязвимы, в то время как негативное самоотношение является более устойчивым образованием, которое определяет адаптационные механизмы личности. По-видимому, негативное самоотношение в ситуации тяжелого, стигматизирующего заболевания является фактором трансформации идентичности, предполагающей признание принадлежности к новому социальному статусу и адаптации к новой ситуации за счет утраты собственных притязаний.

Ключевые слова: самоотношение; кризис идентичности; ситуация болезни; адаптация; переживание здоровья; переживание болезни.

SELF-ATTITUDE SPECIFICITY OF THE PATIENTS WITH TUBERCULOSIS IN THE CONTEXT OF ADAPTIVE STRATEGIES

Orlova M.M.

The article considers the problem of the individual and social situation ratio in the case of severe and stigmatizing disease. The problem of the self-attitude of the patients with tuberculosis is considered in connection with adaptation mechanisms, images of a healthy person and an ill person, post-evaluation of the disease and health experience.

We have used a set of methods: the self-attitude has been studied by means of the self-attitude studying technique, identity identification according to M.Kun's technique «Who am I?». Analysis of the healthy person and the ill person images has been conducted by means of a questionnaire poll as well as the technique of Life Style Index by Plutchik, Kellerman & Conte, the Ways of Coping Questionnaire by R. Lazarus and the study of the disease and health experience post-evaluation.

For statistical data processing the students-t-test was used as well as Pearson Correlation in SPSS19.

The author suggests that factors of positive self-evaluation are vulnerable in patients with tuberculosis, while negative self-attitude is a more stable structure which determines adaptation mechanisms of an individual. Negative self-attitude in the case of severe and stigmatizing disease seems to be a factor of identity transformation. This identity transformation suggests acceptance of a new social status and adaptation to a new situation at the expense of losing their personal claims.

Keywords: self-attitude; identity crisis; disease situation; adaptation; health experience, disease experience.

Введение.

Соматическое заболевание является значимым событием в жизни человека. По словам В.В. Николаевой, «болезнь является одним из наиболее частых и драматических событий человеческой жизни. Телесные недуги (соматические заболевания) сопровождают человека от рождения до смерти» [15, с. 207]. Это событие затрагивает как систему объективных жизненных обстоятельств, включающих тяжесть болезни, степень ее социальных последствий, формирование нового социального статуса больного, так и субъективный смысл болезни, прежде всего, связанный с новым пониманием себя в ситуации болезни. Понимание ситуации как того, что происходит на границе субъекта и мира в процессе их взаимодействия, предполагает, что это понятие наиболее полно реализует социально-психологический подход к явлению болезни. Наиболее соответствует такому пониманию определение Ю.Н. Емельянова, который считает, что психологическая ситуация является удобной категорией, связывающей индивида, социально-личностные проявления и прошлый опыт участвующих субъектов, групповые закономерности и общественные условия в целом. В этом случае включают общественные условия и воздействия физической среды [3, с. 142], а также представление Л.Ф. Бурлачук и Н.Б. Михайловой, дающих следующее определение ситуации: «ситуация - система субъективных и объективных элементов, появляющихся в результате активного взаимодействия субъекта и среды» [1].

Проблема соотношения личности и ситуации представлена в психологических исследованиях как вопрос о преимущественной детерминации поведения человека личностными или ситуационными факторами. Такую взаимосвязь можно рассматривать как вариант соотношения внешнего и внутреннего. Были выделены, так называемые «сильные» ситуации, в которых поведение в большей степени определяется особенностями ситуации, и ситуации «слабые», в которых поведение больше определяется личностью человека. Наиболее значи-

мыми являются ситуации, которые приводят к существенным трансформациям личности [6].

Ситуации, в которых человек оказывается не способен ни преобразовать проблему, ни уйти от источника опасности и страданий, часто возникают в сфере здоровья.

В.В. Николаева выделяет несколько этапов заболевания, в которых изменения личности связаны с изменением мотивационной системы. Так, на начальных этапах заболевания мотив "сохранения жизни" является ситуационным и актуализируется в период ухудшения состояния. Однако, как указывает

В.В. Николаева, данный мотив "подчинен более дальним мотивам, обладает определенной побудительной силой, но не несет еще смыслообразующей функции, т.е. не является ведущим" [8, с. 127]. Это характерно для заболеваний, имеющих постепенность формирования. При внезапном наступлении ситуации болезни, имеющей радикальные последствия для образа жизни, социального статуса и жизненных перспектив, в частности, ставящих под сомнение жизнь как таковую, постановка диагноза, часто выступает как травма, включающая именно мотив "сохранения жизни" как смыслообразующий. Изменение мотивационной сферы определяет смысл болезни для больного человека, что можно рассматривать как субъективную составляющую ситуации болезни.

Т.В. Рогачева [10] предлагает рассмотрение смысловой реальности болезни на трех уровнях: информационном, индивидуально-личностном, социально-ценностном. Первый уровень предполагает знание о болезни, второй -систему потребностей, личностный опыт, цели, внутренние конфликты, в частности, потребности в сохранении самоотношения. В третий уровень включены: система ожиданий, связанная с болезнью, межличностные конфликты, социальные потребности, в первую очередь, в самоактуализации.

Второй и третий уровни смысловой реальности болезни во многом определяются самоотношением человека, что, в свою очередь, детерминирует оценку больным человеком окружающей действительности, обеспечивает

прогнозирование социальной эффективности и отношения к себе окружающих.

Самоотношение можно рассматривать как индивидуально переживаемый устойчивый тип восприятия себя, характеризующийся определенной динамикой психических процессов, уровнем осознания Я и выражающийся в устойчивом типе поведения и саморегуляции [12].

Самоотношение личности определяется также как эмоциональный компонент самосознания [5, 15]. Эмоционально-ценностный компонент самоотношения тесно связан со смыслообразующими мотивами [7] и с такими личностными характеристиками, как внутренний локус контроля, личностные ценности, личностные смыслы [12].

Оценочное самоотношение, будучи результатом, по крайней мере, трех механизмов - оценки самоэффективности, мнения окружающих людей и самооценки достижений личностно значимых целей, связано с «социально желательными» характеристиками: успешностью в деятельности, достижением поставленных перед собой целей, статусным положением личности.

С.Л. Рубинштейну принадлежит модель триединой структуры отношения человека к самому себе - это непосредственное отношение к себе, отношение к другому и предполагаемое отношение другого [11].

Показателем дифференцированности самоотношения является характер взаимосвязи его позитивных и негативных сторон. Стремление к позитивному отношению и избегание негативного рассматривается как базовое для человека [2, 4]. В качестве основы этого стремления исследователи чаще всего рассматривают потребность человека быть самотождественным. Страх утраты самоидентичности предполагает использование разнообразных защит, направленных на удержание «привычного самоотношения» [14]. Потребность в поддержании самоидентичности связана с возможностью прогнозирования и подконтрольности как собственной жизни, так и отношения других людей. Таким образом, защита самоотношения связана как с предпочтением позитивных пе-

реживаний, так и сохранения идентичности, позволяющей контролировать свою жизнь.

Индивидуальная специфичность «стиля защиты самоотношения», по мнению Е.Т. Соколовой, определяется как система внутренних и внешних «психотехнических» действий, нацеленных на «снятие» конфликта в сфере самосознания таким образом, чтобы обеспечить сохранение (частичное или полное) позитивной (или наличной) установки в адрес собственного Я [14].

Так, одним из механизмов, посредством которого, удается сохранить позитивное отношение к себе, является «переоценка ценностей». При этом свои «негативные» личностные качества субъект, как правило, не отрицает.

Достижение позитивного самоотношения может осуществляться также через трансформацию, искажение самовосприятия: «расщепление» самосознания и выделение двух относительно независимых его образующих, вбирающих в себя диаметрально противоположные качества «образа Я», нарушающих его внутреннюю целостность и самоидентичность.

Иной способ защиты имеющегося отношения к себе осуществляется за счет противопоставления себя как откровенно неуспешного, слабого, невезучего, и в то же время, несомненно, обладающего другими не менее, если не более, значимыми качествами.

Защита самоотношения связана также с характером взаимодействия его структурных компонентов [9, 13, 16]. Это предполагает феноменологическую разделенность оценочной и эмоционально-ценностной его подсистем, что позволяет поддерживать на высоком позитивном уровне один из структурных компонентов, несмотря на дискредитацию другого. Так, неуспешность, снижение самоуважения, не обязательно приводят к падению аутосимпатии, а чаще всего компенсируется ее повышением, что позволяет сохранить общую позитивную установку в адрес «Я», не внося изменений в реальный стиль жизни

Защита и поддержание самоотношения осуществляется не только на уровне переживания, но и через соответствующую организацию социальной активности соответствующим образом [14].

Целью нашего исследования являлось определение специфичности само-отношения больных туберкулезом легких в контексте адаптационных стратегий.

Материалы и методы.

Нами были проведены исследования как здоровых испытуемых (186 человек), так и больных туберкулезом легких, имеющих вторую группу инвалидности (26 человек) в возрасте от 25 до 60 лет (мужчины и женщины). Был использован комплекс методов: исследование самоотношения проводилось по методике МИС, определение идентичности по методике тест Куна «Кто Я», анализ представлений о здоровом и больном человеке, методом анкетирования, а также с помощью методик «Исследование жизненного стиля» Келлермана-Плутчика-Конте, «Исследование копинг-стратегий» Лазаруса, исследование ретроспективной оценки переживания здоровья и болезни.

При статистической обработке результатов были подсчитаны среднеарифметические значения, стандартные отклонения, выявлена достоверность различий между группами согласно Т-критерию Стьюдента, а также метод корреляционного анализа Пирсона с помощью компьютерной программы SPSS-19.

Результаты исследования.

В результате сравнения средних арифметических у групп здоровых испытуемых и больных туберкулезом были выявлены достоверно б0льшие результаты в группе здоровых по фактору самоуважения (24,2/22; Т=4,4; р<0,01) и внутренней неустроенности в группе больных туберкулезом (8,6/12,74; Т=8,5; р<0,01).

Полученные данные свидетельствуют о том, что для здоровых людей характерно позитивное оценивание себя, которое опирается на уверенность в себе и представление о позитивном отношении к себе других людей, в то время как

больные туберкулезом подчеркивают наличие внутреннего конфликта и самообвинения. Значения по шкалам внутреннего конфликта и самообвинения в группе больных туберкулезом выше, чем значения по шкалам самоуверенности и зеркального Я. Таким образом, базовое стремление к позитивному и избегание негативного отношения в случае тяжелого соматического заболевания нарушается, что, видимо, можно рассматривать как кризис идентичности [2, 4]. Результаты, полученные по фактору аутосимпатии, не обнаруживают достоверных различий, что свидетельствует о неизменности эмоциональной составляющей самоотношения. Это подтверждает мнение Е.Т. Соколовой [13] о разде-ленности оценочной и эмоционально-ценностной подсистем самоотношения в ситуации угрозы.

Значимые корреляции, полученные с фактором самоуважения, представлены в табл. 1.

Таблица 1

Значимые корреляции показателей по фактору «самоуважение» методики

МИС с сопоставляемыми параметрами в группах здоровых и больных

самоуважение быть здоровым -это быть счастливым здоровью ничто не поможет бегство- избегание принятие решения регрессия здоровые испытуемые

0,152 0,179 -0,214 0,209 -0,339

замещение проекция гиперкомпенсация рационализация негативный аспект физического Я

-0,244 -0,191 -0,162 0,229 -0,174

открытость самоуверенность саморуководство зеркальное Я самоценность

0,545 0,744 0,706 0,765 0,383

самопринятие внутренний конфликт самообвинение аутосимпатия внутренняя неустроенность

0,199 -0,452 -0,421 0,442 -0, 482

регрессия замещение отрицание компенсация рационализация больные туберкулезом

0,413 0,410 0,285 0,354 0,454

самоуверенность саморуководство зеркальное Я значимость переживания болезни

0,602 0,719 0,644 -0,269

Таким образом, позитивная оценка себя связана с представлением о значимости здоровья и, одновременно, с пониманием его уязвимости, снижает психологические защиты и пассивные формы копинг-стратегий и усиливает активные формы преодоления, позитивная оценка себя и эмоциональный уровень самоотношения взаимно подкрепляют друг друга и снижают негативное само-отношение и негативную оценку своей телесности.

У больных туберкулезом позитивное самоотношение стимулирует психологические защиты, факторы самоотношения менее структурированы, что свидетельствует о его уязвимости.

Можно считать, что самоуважение у больных туберкулезом является фактором, сдерживающим уход в болезнь, вместе с тем, позитивное самоотноше-ние становится проблемной зоной, требующей применения специальных адаптационных усилий: отрицание имеющихся проблем, снижение требований к себе, объяснение происходящего за счет независящих от больного обстоятельств.

Значимые корреляции, полученные по фактору «аутосимпатия», представлены в табл. 2.

Таблица 2

Значимые корреляции показателей по фактору «аутосимпатия» методики

МИС с сопоставляемыми параметрами в группах здоровых и больных

быть здоровым - здравоохранение замещение рационализация

это быть полноцен- здоровью помо-

ным гает не всегда здоровые испытуемые

к 8 Н Я е г 8 и о н я 0,161 0,169 -0,156 0,194

негативная оценка открытость самоуверенность саморуководство

социальной иден-

тичности

0,149 0,212 0,430 0,262

зеркальное Я самоценность самопринятие внутренняя конфликтность

0,319 0,716 0,742 -0,242

самообвинение самоуважение внутренняя неустроенность

-0,374 0,442 -0,347

механизм дистанцирования компенсация в проблемах больного человека особенно важны перспективы быть здоровым -это наслаждаться жизнью больные туберкулезом

-0,358 0,332 -0,298 -0,264

открытость самоценность самопринятие самопривязанность

0,350 0,783 0,661 0,663

внутренний конфликт самообвинение внутренняя неустроенность

-0,300 -0,421 -0,413

Таким образом, в обеих группах аутосимпатия является фактором, менее влияющим на механизмы адаптации, чем самоуважение. В группе здоровых нет корреляционных зависимостей с копинг-стратегиями. Аутосимпатия по сравнению с самоуважением имеет меньшее влияние на психологические защиты. При этом возможность объяснить происходящее является ресурсом аутосимпа-тиии. Самоотношение в данном случае внутреннее структурировано.

Интересно, что негативный аспект социальной идентичности способствует проявлениям аутосимпатии. То есть эмоциональное принятие себя является ресурсом в ситуации неудовлетворенности собственным социальным статусом.

У больных туберкулезом аутосимпатия способствует компенсации, перспективы заболевания и значимость здоровья как возможности наслаждаться жизнью воспринимаются менее личностно. Это позволяет более непосредственно переживать ситуацию. Аутосимпатия у больных туберкулезом противопоставляется внутренней неустроенности, но не имеет значимых связей с самоуважением.

Аутосимпатия как эмоциональный аспект самоотношения у здоровых испытуемых встроен в систему самоотношения и может рассматриваться как ресурс для преодоления в ситуации социальной неудовлетворенности. В группе

больных туберкулезом, аутосимпатия позволяет принять имеющуюся ситуацию, и с помощью этого противостоять внутренней неустроенности.

Значимые корреляции, полученные по фактору «внутренняя неустроенность», представлены в табл. 3.

Таблица 3

Значимые корреляции показателей по фактору «внутренняя неустроенность» методики МИС с сопоставляемыми параметрами в группах здоровых и больных

внутренняя неустроенность быть здоровым -это быть счастливым быть здоровым -это быть здоровым значимость перспектив в проблемах больного человека дистанцирование здоровые испытуемые

-0,209 0,154 0,163 0,201

принятие ответственности бегство-избегание регрессия замещение

0,180 0,293 0,408 0,402

проекция гиперкомпенсация субъективное коммуникативное Я негативное коммуникативным Я

0,335 0,236 -0,170 0,174

отрицание проекция компенсация рационализация больные туберкулезом

-0,272 -0,303 -0,424 -0,349

коммуникативное Я значимость социально-психологических ограничений больного человека значимость перспектив в проблемах больного человека

-0,275 -0,264 0,313

Таким образом, внутренняя неустроенность в группе здоровых испытуемых является фактором, актуализирующим как осознаваемые, так и неосознаваемые механизмы адаптации. Она снижает эмоциональную значимость здоро-

вья, восприятие себя как общительного человека и способствует приписыванию негативным характеристик собственной коммуникативности.

В группе больных туберкулезом внутренняя неустроенность уменьшает действие психологических защит, снижает значимость представлений о своей общительности в структуре идентичности и социально-психологических проблем больного и повышает важность перспектив болезни. По-видимому, негативное самоотношение в ситуации тяжелого, стигматизирующего заболевания является фактором, способствующим трансформации идентичности, которая предполагает признание принадлежности к новой социальной группе и новому социальному статусу и адаптации к новой ситуации за счет утраты собственных притязаний.

Выводы.

Проведенный анализ свидетельствует о том, что в ситуации тяжелого соматического, стигматизирующего заболевания специфичность самоотношения заключается в том, что больные туберкулезом подчеркивают наличие внутреннего конфликта и самообвинения - это можно рассматривать как проявление кризиса идентичности. Оценочная и эмоционально-ценностная подсистемы у больных туберкулезом разделены, что свидетельствует об угрозе идентичности.

Самоуважение у больных туберкулезом является фактором, сдерживающим уход в болезнь и, вместе с тем, требует специальных адаптационных усилий. Аутосимпатия противостоит внутренней неустроенности, но не имеет значимых связей с самоуважением. Внутренняя неустроенность снижает действие психологических защит, представление о своей общительности, значимость социально-психологических проблем больного и повышает важность перспектив болезни. По-видимому, негативное самоотношение в ситуации тяжелого, стигматизирующего заболевания является фактором трансформации идентичности, предполагающей признание принадлежности к новой социальной группе и но-

вому социальному статусу и адаптации к новой ситуации за счет утраты собственных притязаний.

В целом, можно сделать вывод о том, что у больных туберкулезом факторы позитивного оценивания себя уязвимы, в то время как, негативное самоот-ношение является более устойчивым образованием, снижающим возможные ресурсы в настоящем и фокусирующим внимание на негативные перспективы в будущем. Такая трансформация самоотношения может объяснять то состояние отчаяния, которая встречается во многих описаниях психологических реакций больных туберкулезом.

Список литературы

1. Бурлачук Л.Ф., Михайлова Н.Б. К психологической теории ситуации // Психологический журнал. 2002. Т. 23. №1. С. 8.

2. Вилицкас Г.К., Гиппенрейтер Ю.Б. Самооценка у несовершеннолетних правонарушителей // Вопросы психологии. 1989. №1. С.45-62.

3. Емельянов Ю.Н. Исследование и проектирование межличностных ситуаций как теоретико-прикладное направление социальной психологии // Психология социальных ситуаций. Хрестоматия. Составитель Н.В. Гришина. СПб.: Питер, 2001. 416 с.

4. Колышко А.М. Психология самоотношения / Учебное пособие. Гродно: ГрГУ, 2004. 102 с.

5. Кон И.С. В поисках себя: Личность и ее самосознание. М: Политиздат, 1984. 335 с.

6. Коржова Е.Ю. Развитие личности в контексте жизненной ситуации // Психологические проблемы самореализации личности / Под ред. Е.Ф. Рыбалко, Л.А. Коростылевой: Вып. 4. СПб., 2000. С. 155-159.

7. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность // Избр. психол. произведения: В 2 т. М.: Педагогика, 1983. Т. 2. С. 94-231.

8. Николаева В.В. Влияние хронической болезни на психику. М.: МГУ, 1987. 168 с.

9. Пантилеев С.Р. Самоотношение как эмоционально-оценочная система. М.: МГУ, 1991. 108 с.

10. Рогачева Т.В. Смысловая реальность болеющей личности: структурно-функциональный анализ: Автореф. дис. ... д-ра психол. наук. Томск, 2004. 399 с.

11. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика 1973.

416 с.

12. Селезнева Е.В. Самоотношение как акмеологический феномен // Мир психологии. №4. 2008. С. 238-249.

13. Соколова Е.Т. Особенности самосознания при невротическом развитии личности: дис. д-ра псих. наук. 19.00.04. М., 1991.

14. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. М.: МГУ, 1989. 216 с.

15. Соколова Е.Т. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях / Е.Т. Соколова, В.В. Николаева. М.: SvR-Аргус, 1995. 359 с.

16. Столин В.В. Самосознание личности. М., МГУ, 1983. 284 с.

Referenses

1. Burlachuk L.F, and N.B Mikhaylova. K psikhologicheskoy teorii situatsii [On the problem of psychological theory of the situation]. Psikhologicheskiy zhurnal 23, no. 1 (2002): 8.

2. Vilitskas G.K., and Yu.B. Gippenreyter. Samootsenka u

nesovershennoletnikh pravonarushiteley [Self-esteem in underage offenders]. Voprosy Psikhologii 1, no. 1 (1989): 45-62.

3. Emel'yanov Yu.N. Issledovanie i proektirovanie mezhlichnostnykh

situatsiy kak teoretiko-prikladnoe napravlenie sotsial'noy psikhologii [Studying and designing interpersonal situations as a a theoretical and applied school of social psychology]. In Psikhologiya sotsial'nykh situatsiy. Khrestomatiya. Sostavitel' N.V. Grishina. SPb.: Piter, 2001. 356 p.

4. Kolyshko, A.M. Psikhologiya samootnosheniya [Self-attitude psychology]. Grodno: GrGU, 2004.

5. Kon, I.S. V poiskakh sebya: Lichnost' i ee samosoznanie [Searching for oneself: individual and their self-awareness]. M: Politizdat, 1984.

6. Korzhova, E.Yu. "Razvitie lichnosti v kontekste zhiznennoy situatsii" [Personality development in the context of a life situation]. Psikhologicheskie problemy samorealizatsii lichnosti / Pod red. E.F. Rybalko, L.A. Korostylevoy. Vyp. 4 (2000): 155-159.

7. Leontev A.N. Deyatel'nost'. Soznanie. Lichnost. T. 2 [Activity. Consciousness. Personality]. In Izbr. psikhol. proizvedeniya: V2 t.. M.: Pedagogika, 1983. 94231.

8. Nikolaeva V.V. Vliyanie khronicheskoy bolezni na psikhiku [How chronical diseases affect the state of mind]. M.: MGU, 1987.

9. Pantileev S.R. Samootnoshenie kak emotsional'no-otsenochnaya sistema Self-attitude as an emotional and evaluation problem]. M.: MGU, 1991.

10. Rogacheva T.V. Smyslovaya real'nost' boleyushchey lichnosti: strukturno-funktsional'nyy analiz [Meaningful reality of an ill individual: structural and functional analysis]: Avtoref. dis. ... d-ra psihol. nauk. Tomsk, 2004.

11. Rubinshteyn S.L. Problemy obshchey psikhologii [Problems of general psychology]. M: Pedagogika, 1973.

12. Selezneva E.V. Samootnoshenie kak akmeologicheskiy fenomen [Self-

attitude as an acmeological phenomenon]. Mir psikhologii. no. 4 (2008): 238-249.

13. Sokolova E.T. Osobennosti samosoznaniya pri nevroticheskom razvitii lichnosti [Self-awareness peculiarity against a background of neurotic personality development]: dis. d-ra psikh. nauk. M., 1991.

14. Sokolova E.T. Samosoznanie i samootsenka pri anomaliyakh lichnosti [Self-awareness and self-esteem in the case of personality anomaly]. M.: MGU, 1989.

15. Sokolova E.T, and V.V Nikolaeva. Osobennosti lichnosti pri pogranichnykh rasstroystvakh i somaticheskikh zabolevaniyakh [Personality peculiarities in the case of marginal disorders and somatic diseases]. M.: SvR-Argus, 1995.

16. Stolin V.V. Samosoznanie lichnosti [Consciousness of the person]. M.: MGU, 1983.

ДАННЫЕ ОБ АВТОРЕ

Орлова Мария Михайловна, кандидат психологических наук, доцент Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского ул. Астраханская, д. 83, г. Саратов, 410012, Россия orlova-maria2010@mail. ru DATA ABOUT THE AUTHOR

Orlova Mariya Mikhaylovna, Ph.D. in Psychology, Associate Professor

Saratov State University named after N.G. Chernyshevsky 83, Astrakhanskaya Street, 410012, Saratov, Russia orlova-maria2010@mail. ru

Рецензент:

Быченко Ю.Г, доктор социологических наук, профессор, Саратовский социально-экономический институт Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова