социальная психология

А.Н. Татарко

социальный капитал современной россии: психологический анализ1

в работе предлагается социально-психологический подход к понятию «социальный капитал». представлены результаты социально-психологического исследования социального капитала на выборке в 903 человека. проведен анализ состояния социального капитала россиян в текущее время. рассматриваются взаимосвязи социального капитала с социально-экономическими и социальнополитическими установками и представлениями россиян.

Ключевые слова: социальный капитал, доверие, гражданская идентичность, социально-экономические представления.

В последние десятилетия, наряду с экономическими и культурными факторами, в качестве важнейших для развития общества стали рассматриваться социальные факторы, отражающие специфику взаимоотношений людей в определенных социально-экономических условиях. В этой связи понятие «капитал» стало трактоваться более широко, стали выделяться его различные формы. Например, В.В. Радаев выделяет следующие формы капитала: экономический; физиологический; культурный; человеческий; социальный; административный; политический; символический [5, с. 124]. В этом перечне нас интересует, прежде всего, социальный капитал. Согласно свидетельству Ф. Фукуямы, термин «социальный капитал» впервые употребил Линдой Ханифан в 1916 г. для описания общинных школ в сельской местности, а в 1980-е гг. термин «социаль-

1 Исследование выполнено при поддержке РГНФ, проект № 11-06-00056а (Взаимосвязь компонентов психологической структуры социального капитала и установок экономического поведения).

ный капитал» был введен в широкий оборот социологом Д. Колменом и политологом Р. Патнэмом [3].

Р. патнэм определяет данное понятие следующим образом: «Социальный капитал - это уходящие в глубь истории традиции социального взаимодействия, предполагающие нормы взаимности и доверия между людьми, широкое распространение различного рода добровольных ассоциаций и вовлечение граждан в политику ради решения стоящих перед сообществом проблем» [4, с. 224]. В настоящее время существует множество понятий социального капитала:

- совокупность актуальных или потенциальных ресурсов, связанных с наличием крепких сетей связей, более или менее институционализированных отношений взаимного знакомства и признания (П. Бурдье);

- ресурсы, которые акторы получают из специфических социальных структур и используют, исходя из своих интересов (У. Бейкер);

- дружеские контакты между коллегами по службе и более широкие контакты, благодаря которым вы можете использовать свой финансовый и человеческий капитал (Р. Барт);

- способность индивидов распоряжаться ограниченными ресурсами на основании своего членства в определенной социальной сети или в более широкой социальной структуре (А. Портес);

- «клей», позволяющий мобилизовать дополнительные ресурсы отношений на основе доверия людей друг другу (М. Пелдем) [приводится по: 1].

Известный отечественный специалист в области экономической социологии В.В. Радаев определяет социальный капитал как «совокупность отношений, которые связаны с ожиданиями того, что другие агенты будут выполнять свои обязательства без применения санкций» [5, с. 129].

Таким образом, все определения социального капитала сводятся к указанию на то, что это некий ресурс, в который конвертируются отношения между участниками социального взаимодействия, характеризующиеся взаимной ответственностью, а также благонадежностью и доверием.

Подобно другим формам капитала, социальный капитал продуктивен. Он способствует достижению определенных целей, добиться которых при его отсутствии невозможно. Социальный капитал, наряду с другими формами капитала, способствует благосостоянию и конкурентоспособности нации. Недостаточно высокий социальный капитал не позволяет построить полноценное рыночное общество, даже если общество формально перешло к рыночной экономике.

При обсуждении проблемы социального капитала возникает вопрос о его составляющих и показателях. Г лавным из них, или «ядром», является

Педагогика и психология

социальная психологии

доверие. Френсис Фукуяма определяет социальный капитал как «свод неформальных правил и норм, разделяемых членами группы и позволяющих им взаимодействовать друг с другом. Если члены группы ожидают, что их сотоварищи будут вести себя надежно и честно, значит, они доверяют друг другу» [3, с. 129]. доверие, являясь основным компонентом социального капитала, позволяет группе или организации функционировать более эффективно. любое общество обладает тем или иным запасом социального капитала, реальные различия между обществами обусловлены так называемым «радиусом доверия», т.е. кооперативные нормы, честность, взаимность могут практиковаться в отношении небольших групп людей, не затрагивая остальных членов того же общества [3].

Гражданская идентичность как компонент социального капитала. Если проводить аналогию, доверие является своего рода «смазкой» «социального механизма», позволяющей ему функционировать быстро и без сбоев. однако, с нашей точки зрения, необходимо учитывать еще ту реальность (можно назвать ее «социальным клеем»), которая скрепляет детали «социального механизма». Эту роль в общественных отношениях выполняет гражданская идентичность.

Единая гражданская идентичность имеет большое значение для экономического развития общества. По свидетельству специалистов, «огромную роль в экономических отношениях стран Восточной Азии играет чувство национальной гордости и патриотизма» [6, с. 30]. Таким образом, гражданская идентичность является важным фактором, выполняющим интеграционную функцию в процессе экономического развития.

каким образом можно оценить состояние гражданской идентичности? С нашей точки зрения, гражданская идентичность, как и этническая, имеет две важных характеристики - определенность (степень четкости, ясности, оформленности) и валентность (степень позитивности-негативности).

определенность групповой (гражданской, этнической) идентичности чрезвычайно важна для человека как социального существа. д. Тейлор считает, что Я-концепция личности является важнейшим конструктом для объяснения успешности или неуспешности различных групп в обществе. При этом коллективная (гражданская, этническая) идентичность -центральный компонент Я-концепции личности. Последствия, возникающие при «размывании» групповой идентичности, катастрофичны для группы как для целостного субъекта и для индивида как личности. Разрушение гражданской идентичности ведет к коллективной демотивации, которая характеризуется пассивностью, отчуждением от общественной жизни, отсутствием долговременной перспективы [10].

Помимо определенности, важной характеристикой гражданской идентичности является ее валентность (степень позитивности-негативности). Во многих социально-психологических исследованиях [см. 8] показано, что позитивная групповая идентичность сопряжена с позитивным отношением к представителям инокультурных и иноэтнических групп. Таким образом, позитивность гражданской идентичности улучшает социальное взаимодействие. Она способствует самоуважению личности, национальной гордости, а значит, и желанию работать над развитием своей страны, что, без сомнения, является социальным капиталом. Но, пожалуй, самым важным моментом является то, что позитивная гражданская идентичность объединяет и сплачивает, что является, возможно, первостепенным условием процветания для такого поликультурного общества, как Россия.

Исследования доверия в России и других странах. Представление о состоянии социального капитала России и его динамике дают исследования, проведенные с помощью Мирового опросника ценностей (World Values Survey). С помощью данной методики, начиная с 1989 г., поводятся регулярные «срезы», позволяющие оценить состояние обществ, принимающих участие в данном исследовании. Результаты опросов по России проводились, начиная с 1990 г. Нами был проведен сравнительный анализ межличностного доверия в России и ряде других стран. Для анализа были выбраны результаты опросов в 1989-1990 и 1999-2000 гг.

ГО IX

70

□ 1990(1989)

□ 1999 (2000)

63,7

0

Япония

Китай

Россия Швеция США

Рис. 1. Уровень межличностного доверия в различных странах

социальная психология

Представленные результаты позволяют, прежде всего, отметить, что уровень межличностного доверия в России - самый низкий. При этом он снизился с 34,7% в 1990 г. до 22,9% в 1999 г. (рис. 1). С нашей точки зрения, такое падение уровня доверия можно интерпретировать как процесс разрушения старого социального капитала, который в нынешних условиях стал непродуктивным. Вместо него должен сформироваться новый социальный капитал, основанный не на безрассудном доверии (которое было в советское время, и которым воспользовались разработчики различных финансовых пирамид), а на рациональном, разумном доверии. В странах бывшего советского блока уровень доверия также невысок: в Словении и Венгрии уровень доверия соответственно 14% и 18% [7], видимо, в этих странах идут процессы, аналогичные российским. Довольно высок уровень доверия в странах со стабильной демократией, таких, как Швеция, США (рис. 1). Однако в США за последние 10 лет уровень доверия несколько упал. В Японии уровень доверия был всегда традиционно высоким, а вот в Китае социальный капитал в настоящее время довольно высок вследствие национальной мобилизации на пути к экономическому росту. Высокий социальный капитал китайцев - одна из причин их нынешнего стремительного экономического развития.

основная цель нашего исследования состояла в изучении социального капитала россиян в настоящее время, а также выявлении его взаимосвязей с экономическими установками. Объект исследования - молодежь и люди среднего возраста. Предмет исследования - социальный капитал.

В 2005 г. был проведен опрос двух поколений россиян (студенты и поколение их родителей) в разных регионах России: Москва, Санкт-Петербург, Пенза, г. Балашов Саратовской обл. (таблица 1).

Методический инструментарий состоял из нескольких блоков, направленных на изучение следующих конструктов: социального капитала, субъективного восприятия экономического положения, экономических и политических установок. Кратко рассмотрим основные блоки анкеты.

I. Социальный капитал. Для измерения социального капитала использовалось три показателя.

1. Уровень межличностного доверия. Данный показатель является средним арифметическим двух вопросов, позволяющих оценить, насколько индивид склонен доверять другим людям.

2. Уровень институционального доверия. Для оценки уровня институционального доверия респонденту предлагался список основных социальных институтов, играющих важную роль в жизни индивида и общества. Респонденту необходимо было оценить, насколько он доверяет или не доверяет каждому из них.

3. Характеристики гражданской идентичности. В исследовании оценивались две характеристики гражданской идентичности: «сила» гражданской идентичности; валентность (позитивность-негативность) гражданской идентичности.

Таблица 1.

Состав выборки

Регион Количество респондентов Возрастные категории Количество мужчин Количество женщин

Молодежь (до 35 лет) Взрослые (35-50 лет)

Москва 298 176 122 126 172

Санкт- Петербург 199 138 61 86 113

Балашов 246 116 130 126 120

Пенза 160 97 63 22 138

Всего 903 527 376 360 543

II. Субъективное восприятие экономического положения.

Методика включала ряд вопросов, позволяющих оценить экономические установки респондента: патернализм-самостоятельность в формировании своего материального благосостояния; восприятие изменений своего благосостояния за последние 2 года; прогноз изменений в собственном материальном благосостоянии.

III. Социальные и политические установки.

1. Социальные установки. Нами использовалась методика, позволяющая оценить следующие четыре параметра: уровень этнической инто-лерантности; позитивность отношения к культурному многообразию; ориентация на социальное равенство; негативность отношения к фактам дискриминации.

2. Политические установки. Данная методика состоит из 13 вопросов, объединяющихся в 3 шкалы, позволяющие оценить следующие конструкты: установку на политическую активность респондентов; отношение к действующим политикам; склонность одобрять политический авторитаризм.

Педагогика и психология

Социальная психология

Результаты исследования и их обсуждение

Согласно опросам, проведенным в России с помощью методики World Values Survey (вопрос «Считаете ли вы, что большинству людей можно доверять?»), в 1990 г. 34,7% опрошенных полагали, что большинству людей можно доверять, в 1999 г. - уже 22,9%. Согласно результатам нашего опроса (таблица 2), согласие с этим вопросом в настоящее время выразили только 22 % россиян. Таким образом, уровень межличностного доверия россиян с начала 1990-х гг. не только не вырос, но несколько снизился.

Таблица 2.

Распределение ответов на вопросы, измеряющие уровень межличностного доверия

Вопросы Г руппы опрошенных

Молодежь Взрослые Регионы Центр Всего по выборке

Считаете ли вы, что большинству людей можно доверять?

Не согласен 57,1% 47,5% 53,6% 51,6% 53,1%

Не знаю, не уверен 23,9% 24,8% 23,7% 25,0% 24,3%

Согласен 19,0% 26,1% 22,2% 22,2% 22,0%

Считаете ли вы, что большинство людей при малейшей возможности будут использовать вас в своих целях или они будут относиться к вам по-честному?

Будут использовать в своих целях 43,3% 42,2% 39,5% 46,8% 42,8%

Не знаю, не уверен 34,3% 28,9% 33,6% 30,2% 32,0%

Будут относиться по-честному 22,4% 27,3% 26,4% 21,8% 24,5%

Результаты позволяют отметить, что в целом уровень межличностного доверия у молодежи несколько ниже, чем у взрослых, однако статистически эти различия не значимы. У жителей регионов и центра России

уровень межличностного доверия примерно одинаков (таблица 2). Таким образом, основные различия в уровне доверия лежат скорее между представителями разных поколений и мало зависят от региона проживания.

Рассмотрим уровень институционального доверия. Результаты, позволяют отметить, что уровни доверия большинству социальных институтов у молодежи выше, чем у взрослых (рис. 2). Таким образом, можно заключить, что уровень институционального доверия у молодежи выше, чем у взрослых. По сравнению со взрослыми молодежь больше доверяет прессе, телевидению, крупному бизнесу, парламенту, системе правосудия, профсоюзам, общественным организациям, образовательным учреждениям. Взрослые, по сравнению с молодежью, больше доверяют только одному социальному институту - армии.

Доверие политическим партиям Доверие прессе***

Доверие телевидению***

Довериемилиции Доверие местному правительству Доверие крупному бизнесу***

Доверие региональномуправительству Доверие Парламенту***

Доверие системе правосудия***

Доверие федеральному правительству Доверие профсоюзам**

Доверие армии***

Доверие общественным организациям***

Доверие международным организациям***

Доверие Президенту Доверие Церкви Доверие образовательнымучреждениям***

0 12 3 4

средниезначения

□ Взрослые о Молодежь

Примечание. (*) - достоверность различий р < 0,05; (**) - достоверность различий р < 0,01; (***) - достоверность различий р < 0,001.

Рис. 2. характеристика уровня институционального доверия молодежи и взрослых

Жители регионов в большей степени доверяют федеральному правительству, парламенту, профсоюзам, системе правосудия, общественным организациям и Президенту (рис. 3). Таким образом, жители регионов склонны больше доверять государственным органам управления (федеральное правительство, Президент, парламент, система правосу-

Педагогика и психология

социальная психология

дия). Однако это и центральные органы государственного управления. Возможно, на них жители регионов возлагают те надежды, которые не оправдывают местные органы управления (либо это - психологическое следствие централизации власти и управления).

Доверие политическим партиям | 1

Доверие армии ^ | | 1

Довериемилиции I 1

Доверие прессе ~ * |

Доверие федеральному правительству* | *

Доверие телевидению I

Доверие региональномуправительству I 1

Доверие Парламенту*** I —*

Доверие профсоюзам** | —1

Доверие системе правосудия*** | —1

Доверие местному правительству *|

Доверие общественным организациям** | 1

Доверие крупномубизнесу 1 I

Доверие Президенту*** I----Н

Доверие Церкви 1 I

Доверие международным организациям •

Доверие образовательнымучреждениям *1

0 12 3 4

средниезначения

□ Регионы

□ Центр

Примечание. (*) - достоверность различий р < 0,05, (**) - достоверность различий р < 0,01, (***) - достоверность различий р < 0,001.

Рис. 3. характеристика уровня институционального доверия жителей центра и регионов

Чтобы понять, насколько россияне в целом доверяют различным социальным институтам, были вычислены средние значения по всей выборке, характеризующие уровень доверия каждому из социальных институтов (рис. 4).

Как показывают представленные данные (рис. 4), все социальные институты по уровню доверия им со стороны россиян можно разделить на три категории. первая категория - социальные институты, которым россияне мало доверяют. Это политические партии, пресса, милиция, местное правительство, региональное правительство, телевидение, армия, федеральное правительство, парламент. Вторая категория - социальные

Показатели

С

Доверие политическим партиям , | | *

Доверие региональному правительству . J | '•

Доверие федеральному правительству . | | 11

Доверие общественными организациям .

Доверие международным организациям . | -1

Доверие образовательным учреждениям . % • ,

0,00 1,00 2,00 3,00 4,00

Среднее значение

Рис. 4. институциональное доверие россиян (вся выборка, N = 903)

институты, пользующиеся средним уровнем доверия россиян - система правосудия, профсоюзы, крупный бизнес. Третья категория - социальные институты, уровень доверия россиян к которым выше среднего. Это общественные и международные организации, Президент, Церковь, образовательные учреждения.

Если взять полярные по критерию доверия россиян социальные институты, то на полюсе недоверия окажутся политические партии, пресса и милиция, а на противоположном полюсе максимального доверия - образовательные учреждения, Церковь и президент.

Обращает на себя внимание также тот факт, что общественные и международные организации пользуются значительно большим доверием россиян, чем правительство (местное, региональное, федеральное) и парламент, т.е. общественным организациям россияне доверяют больше, чем государственным органам управления. Поэтому можно отметить, что в сознании наших респондентов общественные организации составляют некую конкуренцию государственным органам. У россиян присутствует мнение, что правду и защиту можно найти скорее в общественных организациях, чем в государственных органах.

Примечательным фактом является то, что россияне в большей степени демонстрируют «горизонтальное» доверие (доверие образовательным учреждениям, Церкви, международным организациям) и в меньшей степени - «вертикальное» (доверие политическим партиям, милиции, правительству, армии, парламенту).

77

Педагогика и психология

социальная психология

Таблица 3.

Показатели характеристик гражданской идентичности россиян

Характеристики гражданской идентичности Г руппы опрошенных

Молодежь Взрослые Регионы Центр Всего по выборке

«Сила» (выраженность)

«Слабая» идентичность 25,2% 39,4% 31,4% 32,3% 30,9%

Средние показатели 35,7% 31,7% 35,3% 33,1% 34%

«Сильная» идентичность 37,8% 28,6% 32,6% 33,9% 34,2%

Валентность

Негативная идентичность 17,8% 38,5% 27,4% 26,2% 26,3%

Нейтральная идентичность 33,8% 32% 35,3% 33,1% 33,0%

Позитивная идентичность 47,3% 28% 36% 39,5% 39,4%

однозначно судить о состоянии гражданской идентичности россиян в настоящий момент довольно сложно. Конечно, в выборке преобладают люди с позитивной и четкой идентичностью (таблица 3). Однако это преобладание незначительно. Молодежь имеет более позитивную и «сильную» гражданскую идентичность по сравнению со взрослыми. Жители центра России имеют несколько более позитивную гражданскую идентичность, чем жители регионов.

Использование критерия Колмогорова-Смирнова позволило выявить достоверность в межпоколенных различиях характеристик идентичности. Молодежь имеет, во-первых, статистически достоверно более «сильную» гражданскую идентичность, и, во-вторых, значительно более позитивную, чем взрослые. Это благоприятные показатели для формирования социального капитала, который способствует экономическому развитию.

Рассмотрим роль социального капитала в формировании социальноэкономических представлений россиян, экономических и политических установок и субъективного благополучия. Все описываемые ниже результаты получены на основе множественного регрессионного анализа, в тексте приводится описание конечных результатов.

Рис. 5. связь социального капитала с экономическими установками и социальными представлениями (вся выборка)

Социально-экономические индикаторы, рассматриваемые в нашем исследовании, находятся во взаимосвязи с социальным капиталом (рис. 5).

Самым сильным компонентом социального капитала, связанным с позитивными экономическими установками и представлениями, является позитивность гражданской идентичности. Собственно говоря, мы еще раз получаем доказательство того, что позитивная гражданская идентичность - это тот социальный «клей», который способен сплотить общество и стимулировать рывок к процветанию. Позитивная гражданская идентичность - это главный компонент социального капитала общества. Возможно, гражданская идентичность выполняет мобилизующую функцию коллективной мотивации в процессе экономического развития.

На втором месте по количеству связей с позитивными экономическими установками и социальными представлениями находится уровень институционального доверия. Опираясь на полученные данные, можно сказать, что люди, имеющие большое институциональное доверие, в целом удовлетворены своим материальным благополучием, имеют более высокий субъективный экономический статус, отмечают рост своего благосостояния за последние 2 года и ожидают продолжения его роста.

Уровень межличностного доверия в российской культуре оказался связан с экономическим патернализмом. Возможно, в данном случае доверие связано с неким пассивным ожиданием, в какой-то мере доверчивостью и наивностью. общий уровень межличностного доверия, скорее всего, на данный момент в нашем обществе не способен стимулировать

Педагогика и психология

социальная психология

стремление к процветанию, только пассивные ожидания его «чудесного» прихода (скорее всего, «сверху», от власти). Тем не менее, нельзя сказать, что межличностное доверие не является важным компонентом социального капитала в нашем обществе. Просто на данный момент оно выполняет несколько иные социальные функции (рис. 6).

Рис. 6. связь социального капитала и социально-политических установок (вся выборка)

Уровень межличностного доверия способствует неприятию дискриминации, принятию культурного многообразия и ориентации на социальное равенство. Таким образом, можно сказать, что социальная функция уровня доверия - гармонизация отношений в обществе, особенно в таком поликультурном, каким является Россия.

Уровень институционального доверия также связан с социально-политическими установками, но его роль не столь однозначна, по сравнению с уровнем межличностного доверия. Высокое институциональное доверие, с одной стороны, способствует политической активности и позитивному отношению к действующим политикам, но с другой - оно положительно связано с установками на одобрение политического авторитаризма.

Сила гражданской идентичности положительно связана с политической активностью и позитивным отношением к действующим политикам. Можно сказать, что этот параметр отражает активность гражданской позиции, принятие современного политического спектра. Чем выражен-нее гражданская идентичность, тем политически более активным будет индивид.

позитивность гражданской идентичности также связана с положительным отношением к действующим политикам, что вполне естественно - ведь политики, по сути, олицетворение государства. Таким образом, позитивная и сильная гражданская идентичность способна помочь в формировании конструктивного диалога общества с властью. Однако это еще раз возвращает нас к избитому вопросу о важности зрелых и ответственных действий политиков. поскольку отношение к политикам и гражданская идентичность находятся во взаимосвязи, то необдуманные действия политиков способны нанести удар по гражданской идентичности. И тогда это удар и по развитию экономики, поскольку гражданская идентичность довольно сильно связана с установками на экономическую активность и процветание.

Исследование показало, что уровень межличностного доверия в настоящее время у россиян довольно низок и практически не изменился за последние 10 лет. Выявлены различия в социальном капитале между взрослыми и молодежью, а также между жителями регионов и центра России: уровень институционального доверия выше у молодежи, чем у старшего поколения, у жителей центра России он также больше, чем у жителей регионов. В целом можно сказать, что показатели социального капитала в современной России довольно низкие, что может затруднять экономическое развитие.

Мы полагаем, что в России идет процесс формирования нового социального капитала. Уровень доверия большинству социальных институтов у молодежи выше, чем у взрослых, и связан с такими важными для экономического развития социальными установками, как ощущение роста благосостояния, ожидание его роста в дальнейшем, экономический статус и др. Следовательно, можно прогнозировать, что формирование культуры доверия у молодого поколения будет способствовать экономическому процветанию. Наряду с этим экономической продуктивности способствует «сила» или выраженность гражданской идентичности, которая у молодежи также выше, чем у взрослых, что позволяет дать оптимистичный прогноз относительно роли социального капитала в экономическом развитии России.

Библиографический список

1. Демкив О. Социальный капитал: теоретические основания исследования и операциональные понятия // Социология: теория, методы, маркетинг. 2004. № 4. С. 99-111.

2. Коулмэн Дж. Капитал социальный и человеческий // Общественные науки и современность. 2001. № 3. С. 122-139.

3. Культура имеет значение. Каким образом ценности способствуют общественному прогрессу / Под ред. Л. Харрисона и С. Хантингтона. М., 2002.

Педагогика и психология

Социальная психология

4. Патнэм Р. Чтобы демократия сработала. Гражданские традиции в современной Италии. М., 1996.

5. Радаев В.В. Экономическая социология. М., 2005.

6. Селищев А.С., Селищев Н.А. Китайская экономика в XXI веке. СПб., 2004.

7. Экономика и социология доверия / Под ред. Ю.В. Веселова. СПб., 2004.

8. Этническая толерантность в поликультурных регионах России / Под ред. Н.М. Лебедевой, А.Н. Татарко. М., 2002.

9. Fukuyama F. Trust: The social Virtues and the Creation Prosperity. NY, 1999.

10. Taylor D. The Quest for Identity. From minority groups to Generation Xers. Praeger, 2002.