Н. В. Кораблева

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН «ПРИТЕСНЕНИЕ» И СТРУКТУРА ЦЕННОСТЕЙ ДЕВОЧЕК СТАРШЕГО ПОДРОСТКОВОГО ВОЗРАСТА

Работа представлена кафедрой социально-гуманитарных дисциплин филиала Московского государственного университета культуры и искусств в городе Набережные Челны Республики Татарстан. Научный руководитель - доктор психологических наук, профессор Б. С. Алишев

В статье рассматривается мало изученный в отечественной науке социально-психологический феномен «притеснение». Автор приводит результаты эмпирического исследования среди девочек старшего подросткового возраста. Анализируется структура ценностей девочек, в разной степени вовлеченных в ситуации притеснения.

The article deals with the social and psychological phenomenon of oppression, which has been poorly developed in Russia. The author gives the results of the empirical study among senior adolescent girls. The girls' structure of values is analysed on the basis of their oppression involvement degree.

Изменения в социально-экономической жизни современного общества привели к тому, что обострились многие проблемы подростков. Именно подростки с их сензи-тивностью к изменениям, происходящим в социальном мире, наиболее ярко демонстрируют социальное неблагополучие общества. Современные подростки попадают в такие условия, к которым они адаптируются с помощью насилия и агрессии.

Одной из форм проявления насилия является притеснение. Как социальный феномен притеснение существовало в различных формах многие тысячелетия и в той или иной мере продолжает существовать и поныне. В наши дни оно ярко проявляет себя в молодежной и подростковой среде, в частности среди девочек старшего подросткового возраста. При этом притеснение как социально-психологический феномен остается мало изученным явлением в науке.

Для понимания сущности феномена притеснения необходимо уточнить смысл и значение данного понятия. В словаре С. И. Оже-

гова термин «притеснение» трактуется как «несправедливое ограничение, стеснение свободы» . Понятие «притеснить» определяется в нем как: «угнетая, грубо стеснить, ограничить в правах и действиях» . С. И. Ожегов делает акцент на наличие в поведении притеснителей насильственных действий относительно другого человека. Следует отметить, что в русском языке существует слова, близкие по значению к понятию «притеснение»: угнетение, подавление, принуждение и др.

И. П. Башкатов рассматривает притеснение как «процесс целевого, сознательно-волевого, мотивированного,социально детерминированного, информационно и технологически многообразного воздействия субъектов-притеснителей, стремящихся удовлетворить свои эгоистические личностные или групповые потребности и интересы аморально-криминальными средства-

3

ми и способами» . Таким образом, в данном определении делается упор на аморально-криминальную природу притеснения; указывается, что его предметом являются в

ПЕДАГОГИКА И ПСИХОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ И МЕТОДИ КА ОБУЧЕНИ Я

первую очередь взгляды, оценки, отношения и поведение других людей.

4

Д. Олвьюс усматривает притеснение в тех ситуациях, когда человек в течение длительного времени постоянно оказывается объектом негативных действий со стороны других людей. При этом негативными он считает действия, намеренно причиняющие другому вред или неудобства. Данная трактовка, по существу, отождествляет притеснение с агрессией. Разница оказывается только в длительности, т. е. если агрессия - это какой-то короткий акт, то притеснение - совокупность таких актов, длящихся во времени.

С нашей точки зрения, необходимо отличать притеснение от собственно агрессии. Притеснение - это форма отношений между субъектами, которая предполагает совершение одной из сторон действий, ограничивающих права и свободу другой стороны, с целью занять доминирующее положение во взаимоотношениях (постоянное или временное) и извлечь из этого выгоду для себя. Оно направлено не столько на нанесение ущерба другим, сколько на получение преимуществ для себя. Таким образом, притеснение всегда предполагает наличие у притеснителя какой-либо цели, направленной на удовлетворение своей личной потребности в чем-либо за счет ущемления потребностей другого лица.

Это обстоятельство заставляет обратить внимание на некоторые личностные различия между людьми, склонными к притесняющему поведению, и людьми, чаще оказывающимися его жертвами. В частности, есть основания предполагать, что одним из таких личностных факторов могут быть специфические особенности структуры ценностных предпочтений индивида.

Б. С. Алишев5 выделяет следующие типы ценностей.

1. Ценностные приоритеты в рамках «основного ценностного соотношения», которое определяет приоритеты личности в континууме «Я - не Я».

2. Первичные функциональные ценности, охватывающие основные аспекты взаимодействия человека с Миром и обозначаемые понятиями: польза, истина, мощь, красота, свобода, справедливость, добро.

3. Ценности, связанные с различными сферами жизнедеятельности: личное здоровье, семья, любовь, дружба, отдых, работа (учеба), общественная жизнь.

4. Ценности, обусловленные различными целями жизнедеятельности: покой, материальное благополучие, гармония отношений, статус, разнообразие, саморазвитие, самоотдача.

Три последних блока ценностей в совокупности образуют трехмерное пространство ценностного мира личности, которое пронизывается основным ценностным отношением.

Исследование структуры ценностей девочек старшего подросткового возраста проводилось нами по методике Б. С. Али-шева среди 340 девочек старшего подросткового возраста г. Набережные Челны Республики Татарстан (школьницы старших классов). Испытуемые были разделены на три группы на основании степени их вовлеченности в ситуации притеснения: первая группа - отмечали наличие притеснения в среде сверстниц, но лично в ситуацию притеснения не попадали (158 человек, 46,5%); вторая группа - не наблюдали и сами не попадали в такие ситуации (76 человек, 22,3%); третья группа - наблюдали и лично подвергались притеснению (106 девочек, 31,2%).

Исследование по ряду дополнительных методик (тесты Баса-Дарки, Т. Лири и др.) показали, что в первой группе девочек выражены доминантность, уверенность в себе и вербальная агрессия, а менее выражена уступчивость. В этой же группе наиболее высоки интегральные индексы доминирования и агрессивности. По всей видимости, она образуется девочками, входящими в различные неформальные микрогруппы, в том числе и их лидерами. Именно эти де-

вочки (мы не утверждаем, что все) притесняют других. Интересно, что в данной группе обнаруживается тесная корреляционная связь между тенденцией к доминированию и общим индексом агрессивности (г = 0,315, коэффициент статистически значим на уровне а< 0,01). Наличие такой связи можно интерпретировать как доказательство того, что агрессивное поведение используется для достижения и поддержания доминирующего положения. Иными словами, для этих девочек характерна инструментальная агрессия.

Девочки, которые отрицают существование притеснения в своей среде, учатся в разных учебных заведениях, классах и учебных группах. То есть дело не в том, что где-то притеснение есть, а где-то оно отсутствует. Дело в том, что одни признают его наличие, а другие - отрицают. Отрицают девочки с выраженной конформностью, с низким уровнем требовательности и скептицизма, с низкими индексами физической и косвенной агрессии. У этих девочек относительно повышенный интегральный индекс дружелюбия и относительно пониженный интегральный индекс агрессивности. Мы полагаем, что эта группа частично образована девочками, находящимися в зависимости от представителей первой группы. Они отрицают свое подчиненное положение, выработав определенные защитные механизмы. В частности, многие из них заявляют, что не могутдать определение этому понятию, но поверить в то, что 15-16-летние девочки не понимают смысла обычного слова,трудно.

Девочки, которые не только наблюдали притеснение, но и становились его объектом (третья группа), дают наиболее детальные определения притеснения (ни одного отказа от определения), обращая внимание на его морально-психологические аспекты и наиболее подробные описания конкретных ситуаций. Этих девочек отличают повышенные индексы обиды, подозрительности, уступчивости и сравнительно низкий

негативизм. Их выделяет среди других групп относительно повышенный интегральный индекс враждебности, а от первой группы они отличаются пониженным индексом тенденции к доминированию.

Таким образом, три группы девочек отличаются друг от друга по ряду психологических характеристик. Что касается ценностных различий между ними, то они представлены в табл. 1.

Результаты проведенного исследования показывают, что девочки старшего подросткового возраста, отнесенные нами к разным группам, ранжируют ценности примерно одинаково. Из приведенной таблицы видно: для девочек всех групп наиболее важны одни и те же ценности. Например, в первом блоке ценностей во всех трех группах благополучие близких людей занимает первое место; второе место занимает жизнь и безопасность каждого человека; третье место - личное благополучие. Во втором блоке ценностей первая и вторая группа выбирают справедливость, добро, свободу; третья группа добавляет в качестве не менее важной ценности такую категорию, как красота. В третьем блоке ценностей наиболее значимыми для всех девочек являются здоровье, семья, любовь. В четвертом - гармония отношений и материальное благополучие. Далее девочки расходятся в своих ценностных выборах: первая и третья группы выбирают саморазвитие, а вторая группа - разнообразие.

Менее предпочтительны в первом блоке для всех групп девочек старшего подросткового возраста такие ценности, как сохранение среды обитания, мощь и процветание родной страны, экономический и технический прогресс; во втором - мощь, истина, польза; в третьем - дружба, работа, отдых, общественная жизнь; в четвертом - покой, статус, самоотдача.

Стоит заметить, что в первой и третьей группах значимость ценностей в первом и последнем блоках различается. Как видно из табл. 1, в первом блоке ценностей для

ПЕДАГОГИКА И ПСИХОЛОГИЯ. ТЕОРИЯ И МЕТОДИКА ОБУЧЕНИЯ

Таблица 1

Средние индексы приоритетности ценностей в разных группах девочек старшего

подросткового возраста

Номер п/п Ценности 1 -я группа 2-я группа 3-я группа

Основное ценностное соотношение

1 Сохранение среды обитания 2,51 2,76 2,88

2 Жизнь и безопасность человека 4,27 4.34 4,25

3 Развитие нравственности и культуры 2,30 2,09 2,26

4 Экономический и технический прогресс 1,51 1,57 1,42

5 Мощь и процветание страны 2,41 2,54 2,80

6 Благополучие близких людей 4,75 4,64 4,40

7 Личное благополучие 3,25 3,05 2,98

Первичные функциональные ценности |

1 Польза 2,47 2,46 2,47

2 Истина 2,60 2,75 2,90

3 Красота 3,20 2,89 3,20

4 Мощь 1,66 1,37 1,53

5 Справедливость 3,87 3,97 3,55

6 Свобода 3,63 3,67 3,81

7 Добро 3,56 3,88 3,55

Ценности - сферы жизнедеятельности

1 Здоровье 3,94 4,17 4,32

2 Семья 3,92 4,20 3,93

3 Любовь 3,99 3,53 3,70

4 Дружба 3,35 3,09 2,83

5 Отдых 2,15 2,04 2,31

6 Работа 2,87 2,96 2,97

7 Общественная жизнь 0,77 1,01 0,93

Ценности - цели жизнедеятельности

1 Покой 1,97 2,38 2,61

2 Материальное благополучие 3,91 3,34 3,56

3 Гармония отношений 3,86 3,95 3,77

4 Статус 3,10 2,87 2,78

5 Разнообразие 3,07 3,07 2,89

6 Саморазвитие 3,16 2,99 3,04

7 Самоотдача 1,94 2,41 2,35

Примечание: жирным шрифтом выделены индексы приоритетности ценностей, которые на статистически значимом уровне (а = 0,05 и менее) по /-критерию Стьюдента превышают соответствующий индекс в противоположной группе девочек.

девочек, которые признали наличие притеснения среди сверстниц, но сами не попадали в ситуации притеснения (первая группа), значимы благополучие близких людей и личное благополучие, т. е. микросоциальные ценности. Для девочек, которые наблюдали и лично подвергались притеснению (третья группа), значимы такие ценности, как сохранение среды обитания, мощь и процветание страны, т. е. макросоциальные ценности. В последнем блоке ценностей для респонденток первой группы значимыми

являются материальное благополучие и статус, а для третьей - покой и самоотдача.

Установка у респонденток первой группы на материальное и личное благополучие, на богатство и жизненный успех, на наш взгляд, может формировать притеснение к тем, кому этого не удалось достичь. Девочки же третьей группы, с одной стороны, стремятся быть нужными, помогать людям, но, с другой стороны, они стремятся к спокойной жизни без постоянных усилий и трудов, т. е. выбирают пассивную

жизнь. В результате пассивно-потребительское отношение к жизни делает их жертвами притеснения.

Следует также отметить, что у испытуемых относительно низкий уровень значимости культуры, разнообразия, работы, общественной жизни, истины, пользы и самоотдачи. Очевидно, что усваиваемые взгляды и установки девочек во многом являются отражением существующих в современном обществе идеалов о материальных ценностях. Ценности более высокого порядка не интересуют девочек старшего подросткового возраста.

У респонденток в нашем исследовании преобладают индивидуалистические ценности, а не ценности коллективистского начала. Девочки старшего подросткового возраста не понимают, что без развития нрав-

ственности и культуры, без чувства сопричастности к Родине они не смогут достичь гармонии в отношениях. Респондентки нашего исследования,в основном ориентированы на пассивное отношение к жизни, поскольку выбор ценностей свидетельствует об их инфантильности. Они хотят «красиво» жить, быть богатыми и успешными. Однако при этом они не связывают эти цели с собственной активностью и деятельностью. Все это свидетельствует об отсутствии цельной картины мира.

Проведенное исследование показало, что на склонность к притеснению может влиять не только важность тех или иных ценностных ориентации для человека, но и общая структурированность и устойчивость формирующейся системы ценностных ориентации.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. М.: ООО «ИТИ Технологии», 2003. - Там же.

3

Башкатов И. П. Притеснение: обидчики и обиженные // Социс. 2002. № 12. С. 44.

4

Olweus D. Bullying at school: Long-term outcomes for the victims and an effective school-based intervention program // In L. R. Huesmann (ed.). Aggressive behavior: Current perspectives. New York: Plenum Press, 1994. P. 97-130.

Алишев Б. С. Психологическая теория ценности: системно-функциональный подход: Дис. на соис. учен, степени д-ра психол. наук. Казань: ИСПО РАО, 2002. С. 356.