УДК 159.922

Т. А. Булатова, Е. И.Черных СОЦИАЛЬНАЯ ТРЕВОЖНОСТЬ В КОНТЕКСТЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗАЩИТ

В статье рассматривается проблема социальной тревожности в среде молодых людей (студентов) образовательного учреждения через изучение механизмов психологических защит, участвующих в сохранении психологического гомеостаза. Пилотное исследование проводилось в парадигме психологические защиты - адаптация или препятствие к самореализации .

Ключевые слова: социальная тревожность, социофобии, коморбидные состояния, психологические защиты, самореализация.

Тревожные расстройства - распространенное явление в современном обществе. По классификации МКБ-10 и ББМ-ГУ они следуют под кодом Б 40.1 [1, 2].

Следует дифференцировать понятия тревоги, страха и фобии. Тревога - это сигнал о неопределенных, угрожающих изменениях в организме или внешнем мире, имеющий приспособительное значение. Время возникновения и уровень тревоги не прогнозируются

[3], описываются как неопределенное беспокойство

[4], чувство общего опасения и ожидания угрозы [5]. Согласно теории [6] автор выделяет два вида тревоги -базовую (врожденную) и ситуативную (развивающуюся при стрессе). По мнению А. В. Калуева [7], высокая базовая тревожность может стать причиной развития патологической тревожности. Проблеме тревожности уделяли внимание целый ряд исследователей (Ф. Б. Березин, Ю. М. Антонян, М. И. Еникеев, В. Е. Эминов) и авторов соответствующих теорий (3. Фрейд, К. Хорни, Ч. Спилбергер, X. Айзенк) [3, 8-12].

Страх также имеет защитный характер и возникает на действие угрожающего стимула [1]. В страхе и тревоге есть общий эмоциональный компонент. Отличие состоит в том, что страх возникает на реальную угрозу, то есть имеет объект, а тревога отражает возможность предстоящей угрозы.

К тревожным расстройствам относятся фобии, сопровождающиеся стойким иррациональным страхом перед предметами, явлениями, ситуациями, что сопровождается выраженными вегетативными реакциями (сердцебиение, потоотделение, учащение дыхания, повышение артериального давления, побледнение кожных покровов, расширение зрачков) с возникновением непреодолимой потребности в агрессии или бегстве [13].

На формирование тревожных расстройств влияют как наследственные, так и социальные факторы. В настоящее время в литературе расходятся мнения о роли тревожности в динамике социальной адаптации личности. Традиционных представлений о роли тревожности как защитной адаптивной функции придерживаются Л. Берри (2001), Дж. Рэтбоу (2005). Противоположная точка зрения принадлежит Д. Рошару (1998), Т. Ларсону (2005). Тревожность рассматри-

вается как индикатор нормального развития личности К. Присли (2004), С. В. Беловым (2001). А Т. Бредли (2003) рассматривает тревожность как плату за адаптацию к социуму [14].

В процессе социализации постоянно осуществляется сложный психологический процесс взаимовлияния социальных оценок и самооценок человека. И. С. Кон считал, что индивид оценивает себя, с одной стороны, путем сопоставления уровня своих притязаний с объективными результатами своей деятельности, с другой - путем сравнения себя с другими людьми. [15]. По данным литературы, в экспериментах К. Гергена [16] было показано, что самооценка изменяется не только в зависимости от содержания и успешности выполняемой деятельности, но и от внешних факторов социального окружения. Эффект «социальной фасилитации» демонстрирует влияние на результаты заданных действий присутствия посторонних людей. В соответствии с концепцией символического интеракционизма Дж. Мида (1996) [17] человек, «работая для себя», ориентируется на оценки абстрактного «другого человека», который присутствует в сознании субъекта и побуждает его выполнять действие более качественно. Под «другим» подразумевается система установок, правил, норм, которые субъект получает от своего социального окружения.

М. Уэбстер и Б. Собержек (1974) выяснили в эксперименте, что человек может максимизировать, завышать уровень самооценки [18], искажая информацию о себе, стараясь заслужить положительную оценку с помощью социально-одобряемого поведения, у тех людей, которых считает социально значимыми для себя. Ряд психологов большее значение придают самооценкам, другие считают социальные оценки детерминантами поведения людей, поддерживая свое самоуважение на достаточно высоком уровне. Социальное сравнение как мыслительная операция на уровне индивида основана на сопоставлении огромного количества объективных признаков субъектов: интеллект, способности, материальное благосостояние, сила, ловкость и др. Практическая социальная психология признает, что каждый развивающийся, активный, социально ориентированный человек старается

представить себя окружающим как незаурядную, уникальную личность, обладающую чувством собственного достоинства. Часто истинная мотивация поведения людей связана с желанием обратить на себя внимание. Мотивы престижа, честолюбия оказываются основными причинами поведения. Публичное признание своей заурядности, потеря индивидуальности и достоинства, низкая самооценка могут стать причинами психических расстройств [19-21], в лучшем же случае препятствуют самореализации индивида в обществе.

Основной характеристикой социофобии является продолжительный страх перед социальными ситуациями, или ситуациями, в которых оценивается успешность. [22, 1]. Столкновение с данными ситуациями почти всегда непосредственно вызывает тревожную реакцию, поэтому они чаще всего избегаются или переносятся с большой напряженностью. Актуальность исследования социофобий, которые возникают, по данным исследований, в детском (подростковом) возрасте, состоит в том, что отсутствие внимания к страданию приводит к дезадаптации, патологическим формам компенсации в виде коморбидных состояний (алкоголизма, зависимости), развитию депрессии. По данным Всемирной ассоциации психиатров, социофобии предшествуют депрессии у 70.9 % людей, наркомании

- у 76.7 %, а у больных алкоголизмом отмечается связь социофобий с развитием ожирения [20, 22].

Проблема социальных страхов активно разрабатывается отечественными и зарубежным исследователями. Однако остаются открытыми вопросы участия различных видов психологических защит в коррекции состояний социальной тревожности. В тревожных расстройствах важную роль играют психологические защиты, позволяющие длительное время поддерживать психологические гомеостатические механизмы социальной адаптации людей с данными расстройствами. Психологические механизмы защиты (МПЗ) дают возможность сознанию подготовиться к более продуктивному переживанию психотравмирующей ситуации [23]. Анализ защитных психологических механизмов с когнитивно-психологической точки зрения проводился Erdely (1985), Krohne, Rogner (1982), Krone (1996) [24-26 ]. МПЗ неосознаваемы, пассивны и направлены на снижение психологического дискомфорта [27, 28]. По А. Маслоу, защитные механизмы мешают правильно осознавать свои проблемы [29]. Готовность идти навстречу проблемам, стоящим за отрицательными эмоциями, позволяет человеку достичь внутренней гармонии и самоактуализации. С позиций гуманистической теории личности патогенные механизмы, мешающие развитию личности: вытеснение, проекция, замещение и другие, способствующие внутреннему спокойствию, но искажающие истинное положение вещей. МПЗ приводят к искажению восприятия действительности и самого себя.

Защита является индивидуальным способом разрешения конфликта в аффективно-стрессовых ситуациях. Все защиты в своей основе призваны победить чувство страха. Механизмы психологической защиты развиваются в онтогенезе как средство адаптации, закрепляются в ходе успешности ликвидации тревоги. В ряде работ установлена связь МПЗ с возрастными и гендерными особенностями, зрелые защиты характерны для «маскулинных» испытуемых любого пола и возраста [30 ].

В настоящее время имеются данные исследования, демонстрирующие психофизологическую связь состояния тревожности с активацией определенных зон коры, соответствующих МПЗ: отрицание, подавление. Причем выраженность психофизиологических показателей напряженности защит коррелирует с уровнем стресса [31].

Несмотря на систематические исследования в психологии состояний тревожности, адаптации и дезадаптации, остаются недостаточно изученными вопросы участия и значения психологических защит в состояниях социальной тревожности, оценка их амбивалентной роли как факторов адаптации личности либо барьеров, препятствующих самореализации и осознанию проблем.

Цель данного исследования состояла в изучении напряженности различных видов психологических защит (МПЗ) в группах студенческой аудитории с различными уровнями социальной тревожности, выявляемыми методами тестирования.

Исследуемая выборка представляла собой группу лиц обоего пола (с некоторым преобладанием женщин), имеющих социальный статус «студент», возрастной состав - 21 год, количество - 24 человека.

Студентам сначала предлагался тест М. Либовица в модификации О. А. Сагалаковой и Д. В. Труевцева [19], после ответа на который студент получал опросник Плутчика-Келлермана-Конте.

Статистическая обработка результатов проводилась с использованием критерия Стьюдента и методами корреляционного анализа (коэффициент корреляции Спирмена).

В результате проведенных исследований выборки из 24 человек выявлено 13 человек с низким уровнем социальных страхов и 11 человек с повышенным (средним) уровнем социальной тревожности, на основании чего для дальнейшего исследования были сформированы группы с низким (1-1.4) и повышенным (1.5-2) уровнем социальной тревожности. В диагностическом тесте социофобий М. Либовица использована ранговая шкала выраженности тревожности от 1 до 3. Данный тест позволил выделить группы внутри выборки по уровню социальной тревожности.

Для оценки напряженности психологических защит использовался опросник Плутчика-Келлермана-Конте, состоящий из 92 вопросов, в котором восемь эго-защитных процессов формируют восемь отдель-

ных шкал: вытеснение, регрессия, замещение, отрицание, проекция, компенсация, гиперкомпенсация, рационализация. Напряженность психологических защит подсчитывалась по формуле: отношение числа положительных ответов к числу утверждений шкалы.

Проводя анализ данных опросника Плутчика-Келлермана-Конте, в обеих группах были получены данные напряженности МПЗ.

Для выявления и оценки взаимосвязей между показателями психологических защит в группах с низким и повышенным уровнем социальной тревожности был использован коэффициент корреляции Спирмена. Анализ полученных результатов показал, что в группах с низким и повышенным уровнем социальной тревожности наблюдается разная структура корреляционных связей. В первом случае выяв-

Доли каждого

лены только две статистически достоверные связи: между замещением и рационализацией и между рационализацией и проекцией. Во втором случае - пять взаимосвязей (вытеснение - проекция, регрессия -замещение, компенсация - регрессия, компенсация - замещение, компенсация - отрицание).

Далее показатели напряженности механизмов психологических защит, выражаемые в процентах в пределах от 0 до 100 %, были нами статистически разделены на три группы в соответствии с диапазонами напряженности:

- диапазон низкой напряженности (0-40);

- диапазон средней напряженности (41-64);

- диапазон высокой напряженности (65-100).

Вытеснение как психологическую защиту в группе с низким уровнем социальной тревожности исТ аблица 1

вида психологических защит, распределенных в соответствии с диапазонами напряженности (группа с низким уровнем социальной тревожности)

Диапазоны напряжен- ности психологи- ческих защит Виды психологических защит (в долях единицы)

Вытес- нение Регрес- сия Замеще- ние Отрица- ние Проеци- рование Компен- сация Гиперком- пенсация Рациона- лизация

0-40 0.8 0.62 0.92 0.62 0.23 0.54 0.77 0.38

41-65 0.2 0.31 0.08 0.3 0.46 0.46 015 0.46

65-100 0 0.07 0 0.08 0.31 0 0.08 0.16

Т аблица 2

Доли каждого вида психологических защит, распределенных в соответствии с диапазонами напряженности (группа с повышенным уровнем социальной тревожности)

Диапазоны напряжен- ности психологи -ческих защит Виды психологических защит (в долях единицы)

Вытесне- ние Регрес- сия Замеще- ние Отрица- ние Проек- ция Компенса- ция Гипер- компен- сация Рационали- зация

0-40 0.55 0.36 0.64 0.62 0.09 0.36 0.64 0.36

41-65 0.45 0.45 0.36 0.34 0.55 0.55 0.27 0.55

65-100 0 0.19 0 0.04 0.36 0.09 0.09 0.09

пользовало большинство респондентов (0.8) в диапазоне низкой напряженности МПЗ, и небольшая часть (0.2) имела показатели напряженности психологической защиты второго уровня. В группе с повышенной социальной тревожностью соотношение респондентов с низкими и средними уровнями напряженности МПЗ составляло примерно соотношение 1:1 (0.55 и

0.45 соответственно).

Регрессию как психологическую защиту использовали респонденты обеих групп (с низким и повышенным уровнем тревожности), при этом в первой группе преобладали численно респонденты (0.62) с низкой напряженностью психологической защиты

(0-41). В группе с повышенным уровнем социальной тревожности заметно увеличение доли респондентов в диапазоне среднего уровня напряженности (0.45), что свидетельствует о напряженности этого вида МПЗ.

По показателю «отрицание» характерно примерно равное долевое распределение респондентов в каждой исследуемой группе по степени напряженности данной психологической защиты.

Проекцию также активно используют респонденты обеих исследуемых групп: с низким и повышенным уровнем социальной тревожности. Причем в обеих группах довольно велико количество индиви-

дов, использующих данную защиту в диапазоне высокой напряженности. В группе с повышенной социальной тревожностью доля респондентов, использующих психологическую защиту второго диапазона напряженности (41-65), выше, что говорит о напряженности МПЗ данного типа.

Рассматривая психологическую защиту «компенсация», можно отметить преобладание численности индивидов, использующих данную защиту второго (41-65) и третьего (65-100) диапазонов напряженности в группе студентов с повышенным уровнем социальной тревожности. В группе с низкой социальной тревожностью преобладает доля респондентов, использующих данную защиту в низком (0-41) и среднем (41-65) диапазонах напряженности .

Распределение респондентов исследуемых групп по диапазонам напряженности психологической защиты «гиперкомпенсация» показывает небольшое преобладание доли индивидов с напряженностью защит второго (41-64) и третьего (65-100) диапазонов в группе с повышенной социальной тревожностью.

Анализируя данные табл. 3, можно говорить о тенденции к повышению показателей напряженности психологических защит в группе с повышенной социальной тревожностью. Причем для показателей «регрессия», «замещение», «проекция» и «компенсация» были выявлены статистически достоверные различия (по критерию Стьюдента) при уровне значимости р<0.05. Широкий разброс значений внутри одного и того же вида защиты в пределах каждой группы исследуемых свидетельствует об индивидуальных особенностях использования того или иного вида психологических защит, в том числе и не вошедших в опросник, а также стратегий совладания, других видов психологических защит (ритуалов, условных действий, слов) [32].

В группе студентов с повышенной тревожностью отмечается более высокий уровень напряженности отдельных видов МПЗ по сравнению с группой невысокой социальной тревожности. Это касается следующих видов: регрессия, замещение, проекция, компенсация и гиперкомпенсация.

Обращение к регрессии для защиты от тревоги позволяет выражать недовольство, неосознанно вос-

По МПЗ «рационализация» отмечается большая доля респондентов, использующих данный вид защиты второго диапазона (41-64) в группе с повышенной социальной тревожностью (0.55). В целом по этому виду МПЗ различия мало заметны.

Подводя итоги по исследованию напряженности психологических защит и распределению респондентов по группам с низкой и повышенной социальной тревожностью, в соответствии с выделенными нами диапазонами напряженности психологических защит (низкий - 0-40, средний - 41-64, высокий - 65-100), следует отметить следующее:

- в группе студентов с низкой социальной тревожностью численно преобладают индивиды с низкой напряженностью психологических защит (первого диапазона 0-40);

- в группе студентов с повышенной социальной тревожностью численно преобладают индивиды со средним и высоким уровнем напряженности психологических защит.

Данные исследования средних показателей по каждому виду защит представлены в табл. 3.

создавать элементы детского поведения (плач и др.), слабость эмоционально-волевого контроля (женщины, психопатические личности, юношеский возраст склонны к использованию данного МПЗ [32].

Замещение довольно показательно в ситуации не-успешности социальной ситуации, например экзамена. Отдельные индивиды позволяют себе выбрать менее угрожающие (замещающие) объекты, чем экзаменатор, например дверь, которой можно громко хлопнуть. Замещение разрешает эмоциональное напряжение, но в основном не приводит к достижению поставленной цели. Молодой возраст респондентов может объяснять использование этого механизма МПЗ.

Используя проекцию, студент может возложить вину за неудачу на обстоятельства, преподавателя, других студентов. Проекция бывает направлена на объекты, реальные свойства которых могут соответствовать проецируемым характеристикам.

Напряженность защит по типам «компенсация» и «гиперкомпенсация» (по А. Адлеру) [3] свидетельствует о наличии внутренних субъективных комплексов неполноценности, которые могут развиваться из

Таблица 3

Средние значения показателей социальной тревожности (2), избегания (3) и напряженности психологических защит (4-11) в группах с низкой (I) и повышенной (II) социальной тревожностью

№ группы Уро- вень тревож- ности (страха) Уро- вень избега- 1111Я Вы- тес- не- ние Ре- грес- сия Заме- ще- ние Отри- цание Проек- циЯ Ком- пен- сация Г ипер-ком-пенса-ция Ра- цио- нали- зация

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

I 1.3 1.74 29.2 33.3 20.0 34.3 47.8 34.2 26.6 41.9

II 1.67 1.8 34.5 42.6 33.6 33.7 53 53.6 38.2 41.6

ощущения собственного психологического или со- Избегание как совпадающая стратегия оказалось не

циального бессилия. Гиперкомпенсация, или комп- связано с показателями уровней тревожности в выде-

лекс превосходства, выражается в тенденции преуве- ленных нами группах и характеризует, скорее всего, при-

личивать свои способности (в данном случае) к со- вычный стиль поведения, направленный на устранение

циальной коммуникации. психологической угрозы в неприятных ситуациях. На-

Таким образом, студенты с повышенным уровнем пряженность психологических защит возрастала с по-

социальной тревожности используют в критических вышением тревожности. Однако причины избиратель-

ситуациях как менее зрелые (проективные механиз- ного напряжения тех или иных МПЗ, а также взаимо-

мы защит) - вытеснение, регрессию, так и более зре- связь между ними требуют дальнейшего изучения. В на-

лые (дефензивные) - проекцию, компенсацию, ис- ших исследованиях механизмы психологических защит

пользуя как уровни «перцептивной защиты» с удале- способствовали психологической адаптации респонден-

нием информации из сферы сознания, так и уровень тов к стрессовым ситуациям, однако у многих из них

переструктуризации информации [21]. Выбор меха- были выявлены зоны потребностно-мотивационных кон-

низмов защиты зависит от многих факторов, в пер- фликтов в значимых социальных ситуациях, что означа-

вую очередь от структуры личности, также от уровня ло реальные препятствия для самореализации.

образованности, социального статуса, возраста, пола, В современных условиях, предъявляющих к лич-

что требует дополнительного изучения. В ряде ситуа- ности требования реализации творческого потенциа-

ций мощный стрессовый, кризисный фактор, психи- ла и инноваций, вопросы поиска психологических

ческое расстройство, фармакологические девиации условий оптимизации участия индивида в новом,

могут определять специфичность набора используе- требующем модернизации пространстве социума,

мых МПЗ. остаются актуальными.

Список литературы

1. Перре М. Клиническая психология. СПб.: Питер, 2003. 1312 с.

2. Шейдер Р., Гринблат Д. Психиатрия. М.: Практика, 1998. 485 с.

3. Березин Ф. Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. Л, 988. C. 13-21.

4. Kepinski A. Lek. Warzawa, 1977. P. 20-22.

5. Poldinger W. Aspects of anxiety // Anxieti and tension - new therapeutic aspects. Basel, 1970. P. 7-21.

6. Spielberger, Ch. Stress and anxiety / Ch. Spielberger, J.Sarason. Washington, D. C. -Vol. 1

7. Калуев А. В. Стресс, тревожность и поведение. Актуальные проблемы моделирования тревожного поведения у животных. К.: CSF, 1999. 69 с.

8. Фрейд 3. Психология бессознательного. М.: Просвещение, 1990. 447 с.

9. Хорни К. Невротическая личность нашего времени: Самоанализ. М.: Изд. группа «Прогресс-Универс», 1993. 480 с.

10. Карандашев М. С., Лебедева М. С., Спилбергер Ч. Изучение оценочной тревожности. Руководство по использованию. М.: Речь, 2004. 80 с.

11. Айзенк Х. Психологические теории тревожности: В кн. «Тревога и тревожность» / Под ред. В. М. Астапова. Спб.: Питер, 2001.

12. Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эминов В. Е. Психология преступника и расследования преступлений. М.: Юрист, 1996. 336 с.

13. Репина Н. В., Воронцов Д. В., Юматова И. И. Основы клинической психологии. Учебник. М., 2003. 480 с.

14. Кузнецова О. В. Взаимосвязь уровней тревожности и механизмов адаптации личности в период юности: автореф. дис. ... канд. псих. наук, М., 2009.

15. Кон И. С. Открытие «Я». М.: Политиздат, 1987. 367 с.

16. Gergen K. I. The Concept of Self. T.Y. 1971. P. 42-46.

17. Мид Дж. Г. От жеста к символу. Интернализованные другие и самость. Аз и Я // Американская социологическая мысль / Под ред В. И. Добренькова. М: Изд. Международного университета бизнеса и управления, 1996. С. 57-62.

18. Кравченко С. А. Социология: парадигмы через призму социологического воображения. URL: http://lib.socio.msu/l/library?...

19. Сагалакова О. А., Труевцев Д. В. Социальные страхи и социофобии. Барнаул, 2007. 201 с.

20. Социальная фобия / Проблемная группа по социальной фобии Всемирной ассоциации психиатрии / Под ред. С. А. Монтгомери. URL: www.lib_show.php?id=25

21. Якубик А. Истерия. М.: Медицина, 1982. 344 с.

22. Жане П. Страх действия как существенный элемент меланхолии // Психология эмоций / Под ред. В. К. Вилюнаса, Ю. Б. Гиппенрейтер. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. С. 192-202.

23. Hamburg D., Adams I. A perspective on coping behaviorg. Arch. Gen. Psychiatry, 1967, № 17. Р. 277-284.

24. Erdelyi H. Psychoanalysis: Freud s cognitive psychology. New York: Freeman. 1985. P. 25-30.

25. Krone Р W., Rogner J. Repression-sensitization as a central construct in coping research. In H. W. Krohne, L. Laux (Eds). Ashievement, stress and anxiety. Washington: Hemisphere, 1982. P. 34-38.

26. Krone H. W. Angst und Angst bewaltigung. Sttutgart: Kohlhammer, 1996. P. 52-58.

27. Карвасарский Б. Д. Неврозы. 2-е изд. М.: Медицина, 1990. 576 с.

28. Ташлыков В. А. Личностные механизмы совладания (копинг-поведение) и защиты у больных неврозами в процессе психотерапии. Медико-психологические аспекты охраны здоровья. Томск, 1990. С. 90-91.

29. Маслоу А. Г. Мотивация и личность / Пер. с англ А. Г. Маслоу. Спб.: Евразия, 1999. 250 с.

30. Каменская В. Г., Зверева С. Г. Возрастные и гендерные особенности системы психологических защит // Психологический журнал. 2005. Т. 26. № 4. С. 77-88.

31. Курчакова М. С. Психофизиологические механизмы эмоционального реагирования в норме и при психической травме: автореф. дис. ... канд. психол. наук. М., 2008.

32. Стоянова И. Я. Пралогические образования в норме и патологии: автореф. дис. ... докт. психол. наук. Томск, 2007.

32. Гречаный С. В. Сравнительная характеристика механизмов психологических защит у подростков при различных наркологических заболеваниях // Прикладные информационные аспекты медицины. 2008. Т. 11. № 1. URL: http://www.vsma.ac.ru/publ/priam/011-1/site/ index3.htm

33. Хьелл Л., Зиглер Д. Теория личности. СПб.: Питер, 2003. 608 с.

Булатова Т. А., кандидат медицинских наук, зав. кафедрой рекламы и связей с общественностью.

Томский государственный педагогический университет.

Ул. Киевская, 60, г. Томск, Томская область, Россия, 634061.

E-mail: Bulatowa@mail.ru

Черных Е. И., кандидат биологических наук, доцент.

Томский государственный педагогический университет.

Ул. Киевская, 60, г. Томск, Томская область, Россия, 634061.

Материал поступил в редакцию 25.01. 2010

T. A. Bulatova, E. I. Chernykh

SOCIAL ANXIETY IN THE SPHERE OF PSYCHOLOGICAL PROTECTIONS

The article considers the problem of social anxiety among young people (students) in educational institution by studying the psychological protection mechanisms, which take part in conservation of homeostasis. Pilot research was implemented in the paradigm: psychological protections - adaptation or obstacle to self realization.

Key words: social anxiety, social phobia, comorbidconditions, psychological protections, self realization.

Bulatova T. A.

Tomsk State Pedagogical Univesity.

Ul. Kievskaya, 60, Tomsk, Tomskaya oblast, Russia, 634061.

E-mail: Bulatowa@mail.ru

Chernykh E. I.

Tomsk State Pedagogical Univesity.

Ul. Kievskaya, 60, Tomsk, Tomskaya oblast, Russia, 634061.