УДК 159.9.072

И. В. Рудин, А. В. Кормилицин, Н. А. Кочурина

СОЦИАЛЬНАЯ И БИОЛОГИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ РОЛЕВЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ДОЛГОВРЕМЕННЫХ ПАРТНЕРСКИХ ОТНОШЕНИЯХ У СТУДЕНТОК МЛАДШИХ КУРСОВ УНИВЕРСИТЕТА

Была изучена биологическая и социальная составляющая в ролевых представлениях студенток младших курсов университета о долговременных партнерских отношениях. Найдено выраженное противоречие между биологической и социальной составляющей. Испытуемые откладывают вступление в долговременные партнерские отношения и рождение детей на неопределенный срок при одновременной высокой ценности семьи. Студентки младших курсов университета считают более привлекательным для долговременных партнерских отношений маскулинного по чертам лица мужчину. Несмотря на это, от него ожидается поведение не характерное для маскулинных мужчин в таких отношениях.

Ключевые слова: долговременные партнерские отношения, биологическая эволюция, социальная эволюция, маскулинность, фемининность.

Биологическая эволюция ставит перед живыми существами цель - продолжение своего рода, передача генов в ряду поколений. Социальная эволюция модифицирует либо видоизменяет формы поведения организмов согласно основной цели биологической эволюции [1]. У видов с половым диморфизмом, к которым принадлежат люди, появляется петля положительной обратной связи между самцами и самками по средствам фенотипических признаков, образованных взаимодействием генотипа и внешней среды. Иначе говоря, фенотипические черты, привлекательные для самок, у самцов станут постепенно распространяться в популяции среди особей мужского пола и, наоборот, желательные самцами фенотипические признаки у самок постепенно доминируют в генеральной совокупности особей женского пола [2, с. 273]. Выбор долговременного партнера у человека в большей степени осуществляет женщина, потому что именно она инвестирует в потомство больше, по сравнению с мужчиной [3-5]. Недавние исследования подтверждают, что для женщины характерна биологически обоснованная забота о потомстве на уровне изменений в структуре мозга [6]. Таким образом, особый интерес представляет то, какими социальными и биологическими критериями руководствуется женщина фертильного возраста при выборе партнера для длительных отношений; как выражена биологическая и социальная составляющая в выборе долговременного партнера с целью рождения от него детей?

Целью нашего исследования стало охарактеризовать биологическую и социальную составляющую в ролевых представлениях студенток университета о долговременных партнерских отношениях.

В испытании добровольно приняли участие 102 испытуемого женского пола в возрасте от 18 до 20 лет. Все они на момент проведения тестирования

получали высшее образование. При обследовании использовался комплекс психодиагностических методик. Для характеристики биологических мотиваций выбора партнера в представлениях участниц исследования применялась визуально-сти-мульная методика Ь. ОеВгшпе, заключающаяся в попарном предъявлении маскулинизированных и феминизированных мужских лиц [7]. Для характеристики социальных мотиваций выбора долговременного партнера употреблялись: опросник «Ролевые ожидания и притязания в браке» [8, с. 336344]; тест «Уровень соотношения ценности и доступности» (УСЦД) [9]; опросник на выявление уровня и форм агрессии Басса-Дарки [8, с. 273276]; разработанная для категоризации данных и получения самоценных результатов анкета. Стоит заметить, что из контекста опросников и анкеты, а также инструкции, данной испытуемым перед началом тестирования, предполагалось, что под семьей подразумеваются долговременные партнерские отношения с перспективой рождения детей. Полученные в итоге исследования данные обрабатывались методами непараметрической статистики. Результаты по тесту УСЦД, а также по опроснику «Ролевые ожидания и притязания в браке» представлены в виде медиан с нижним и верхним квартилями (см. таблицу).

Опираясь на данные специальной анкеты, можно говорить, что меньшее количество студенток младших курсов университета не желают создавать семью - 15 %, в то время как 85 % испытуемых хотят вступить в долговременные партнерские отношения. Среди 85 % желающих создать семью наибольшее количество - 56 % - хотят иметь двоих детей, для 33 % будет желательно три ребенка, для 9 % - один ребенок и лишь 2 % не хотят иметь детей совсем. Такие показатели свидетельствуют о стремлении респондентов иметь детей, продолжать свой род, что биологически обосновано пере-

дачей генов в ряду поколений. В таком случае, кого испытуемые желают видеть в качестве отца своих детей? По результатам визуально-стимульной методики Ь. ВеВгшпе с попарным предъявлением маскулинизированных и феминизированных мужских лиц было выяснено, что большинство испытуемых (95 %) предпочитают мужчину с маскулинными чертами лица. Подобный выбор может указывать на привлекательность партнера, способного дать генетически качественное потомство [7], т. е. более здоровое и имеющее больший шанс на репродуктивный успех в будущем. Такое предпочтение студенток можно считать биологически адекватным для женщин, не имевших детей [8, 9]. Действительно, согласно анкетным данным, из обследованной выборочной совокупности девушек никто не имел собственных детей на момент прохождения психодиагностических процедур. Тест УСЦД показал, что большинство испытуемых считают наиболее значимой ценностью семью (см. таблицу). Таким образом, студентки младших курсов университета ставят на первое место долговременные партнерские отношения и желают иметь детей от партнера, имеющего хорошие гены.

Медианы по шкале значимости понятий ценностей методики «УСЦД»

Понятие-ценно сть Медиана (в скобках нижний и верхний квартили)

Активность 3 (2; 5)

Здоровье 7 (5; 8)

Работа 3 (3; 5)

Красота 1 (0; 3)

Любовь 9 (7; 10)

Деньги 6 (4; 9)

Друзья 3 (2; 5)

Уверенность 6 (4; 8)

Познание 4 (3; 7)

Свобода 5 (3; 8)

Семья 10 (9; 11)

Творчество 2 (1; 6)

В то же время, согласно данным анкеты, из 85 % испытуемых, желающих иметь семью, 90 % откладывают создание семьи на время достижения карьерных успехов, иначе говоря, на неопределенный срок. Готовы прямо сейчас вступить в долговременные партнерские отношения только 10 %. Получается, что при наличии генеральной мотивации к вступлению в долговременные партнерские отношения, их высокой ценности и ориентации на рождение детей в браке наблюдается нежелание создавать семью прямо сейчас.

По результатам опросника «Ролевые ожидания и притязания в браке» испытуемые предполагают, что выбираемый ими для долговременных отношений маскулинный партнер должен в меньшей мере иметь социальную активность, нежели сами обсле-

дованные. Собственная социальная активность медианы (здесь и далее в скобках после медианы указаны нижний и верхний квартили) - 9 (8; 9) больше по сравнению с таковой у партнера - 7 (6; 8). В контексте опросника описанная социальная активность подразумевает маскулинное поведение, направленное на достижение высокого социального статуса, получение ресурсов. Отметим, что согласно исследованиям О. А. Гаврилицы, работающая в браке женщина испытывает чувство вины [10]. В некотором смысле наши исследования это подтвердили. Была выявлена значимая (р < 0.05) положительная взаимосвязь по критерию Спирмена г=0.31 между притязаниями на социальную активность и чувством вины, измеренным при помощи опросника Басса-Дарки. Вместе с тем заниматься детьми в представлениях студенток младших курсов будет выбранный ими маскулинный партнер (медианы по родительско-воспитательной шкале: собственные притязания - 6 (5; 7) против 7 (6; 8) ожиданий данной функции от партнера). Хозяйственно-бытовые притязания и ожидания распределились поровну: соответственно 6 (4; 7) и 6 (4; 7), это означает, что долговременный партнер должен заниматься домашним хозяйством наравне с испытуемой. Отметим также, что из контекста опросника хозяйственно-бытовые требования в большей мере относятся к фемининной роли в долговременных партнерских отношениях. Эмоционально-терапевтическая шкала показывает, что мужчина в представлениях испытуемых должен заниматься поддержанием положительного психологического климата в семье в большей степени -медиана 8 (7; 9), чем сами обследованные - медиана 7 (6; 9). Однако известно, что эмоционально-терапевтическая поддержка более свойственна женщинам, чем мужчинам [11]. Кроме того, маскулинные мужчины не склонны к выполнению этой функции в партнерстве [12]. Интимно-сексуальная шкала в сравнении с медианами по остальным шкалам опросника получила наименьшие баллы -5 (4; 6), что указывает на низкую значимость сексуальной активности в долговременных партнерских отношениях для испытуемых. В то же время ясно, что маскулинный мужчина в длительных отношениях будет стремиться к большей частоте коитусов для того, чтобы увеличить вероятность собственного отцовства [13].

Студентки младших курсов университета хотят иметь детей в продолжительных партнерских отношениях от маскулинного мужчины, при этом семья для них является наиболее значимой ценностью из всех изученных. Однако испытуемые предъявляют к долговременному партнеру противоречивые требования, не соответствующие маскулинному типу поведения и традиционной со-

циальной роли маскулинного мужчины. В представлениях испытуемых партнер должен заниматься детьми и поддерживать положительный психологический климат в семье в большей степени, чем сами испытуемые. Требования по ведению домашнего хозяйства как к себе, так и к партнеру предполагаются равными. Собственная социальная активность представляется студенткам более высокой, чем активность выбранного ими маскулинного партнера. Однако известно, что мужчины с высоким уровнем тестостерона, несмотря на привлекательный для женщин фертильного возраста внешний облик, отражающий высокое качество генов [14], не могут соответствовать таким представлениям испытуемых, поскольку не склонны к инвестициям в потомство и оказанию психотерапевтической поддержки в долговременных партнерских отношениях [12, 15].

Наблюдаемую картину можно интерпретировать как полоролевое смещение в представлениях студенток вузов, где поведение, традиционно относящееся к женскому, приписывается мужчинам с выраженными биологическими признаками маскулинности. Полученные результаты свидетельствуют о явных противоречиях между социальной и биологической составляющей в ролевых представлениях студенток университета о долговременном партнерстве, которые не могут способствовать комфортному сосуществованию в партнерских отношениях и неизбежно приведут к конфликту той или иной степени выраженности.

Причины обнаруженных противоречий в требованиях к долговременному партнеру, а также к себе на данный момент изучены не были. Описанная картина представлений о социальных и биологических ролевых составляющих долговременных партнерских отношений может быть прогностической в некоторой степени. Привлекательные мужские черты во взглядах женщин будут постепенно направлять отбор в сторону закрепления этих качеств у мужчин [16]. Как известно, при достаточной численности в популяции самок, осуществляющих отбор по признаку (либо ряду признаков), самцы стремятся выделиться и иметь репродуктивный успех за счет желаемой противоположным полом черты [17], будь она биологической [18] либо социальной [19].

Действительно, согласно недавним исследованиям в европейской популяции, гены половой агрессии у мужчин постепенно вытесняются генами заботы о потомстве [20]. Таким образом, выявленные смещения традиционной роли маскулинного мужчины в представлениях обследованной группы женщин могут в будущем отразиться на всей мужской популяции в виде смены ряда поведенческих признаков на более привлекательные для противоположного пола. Однако, как известно, положение в социальной иерархии отражается на представлениях о взаимоотношениях полов у женщин [21]. Поэтому дальнейшие исследования могут показать, насколько действительны найденные результаты для других групп женщин фертильного возраста, биологически и социально отличающихся друг от друга.

Список литературы

1. Peter J. Richersona, Robert Boydb and Joseph Henrichc. Gene-culture coevolution in the age of genomics PNAS May 11, 2010 vol. 107 no. Supplement 2 8985-8992.

2. Палмер Д., Палмер Л. Эволюционная психология. Секреты поведения Homo sapiens. The Ultimate Origins of Human Behavior. СПб.: Прайм-Еврознак. 2007. 384 с.

3. Pryke S. R., Griffith S. C. Genetic Incompatibility Drives Sex Allocation and Maternal Investment in a Polymorphic Finch // Science. 2009. V. 323. P. 1605-1607.

4. Galeotti P. et al. Female Freshwater Crayfish Adjust Egg and Clutch Size in Relation to Multiple Male Traits // Proceedings of the Royal Society B: Biological Sciences. 2006. V. 273. P. 1105-1110.

5. Sander G. van Doorn, Edelaar P., Weissing F. J. On the Origin of Species by Natural and Sexual Selection // Science. 2009. V. 326. P. 1704-1707.

6. Kim P., et al. The Plasticity of Human Maternal Brain: Longitudinal Changes in Brain Anatomy During the Early Postpartum Period // Behavioral Neuroscience. 2010. Vol. 124. No. 5. P. 695-700

7. DeBruine L. M. et al. Correlated Preferences for Facial Masculinity and Ideal or Actual Partner's Masculinity // Proc. R. Soc. B. 2006. V. 273. P. 1355-1360.

8. Карелин А. Большая энциклопедия психологических тестов. М.: Эксмо. 2007. 416 с.

9. Фанталова Е. Б. Диагностика и психотерапия внутреннего конфликта. М.: Издат. дом «БАХРАХ», 2001. 128 с.

10. Гаврилица О. А. Чувство вины у работающей женщины // Вопр. психол. 1998. № 4. C. 66-71.

11. Vugt M., Spisak B. R. Sex Differences in the Emergence of Leadership During Competitions Within and Between Groups // Psychological Science. 2008. V. 19. P. 854-858.

12. Gray P. B. et al. Marriage and Fatherhood are Associated with Lower Testosterone in Males // Evol. Hum. Behav. 2002. V. 23. P. 193-201.

13. Gangestad S. W., Thornhil R. Human Oestrus // Proc Biol Sci. 2008. May 7. P. 991-1000.

14. Rhodes G. et al. Does Sexual Dimorphism in Human Faces Signal Health? // Proc. R. Soc. Lond. B. 2003. V. 270. P. 93-95.

15. Gangestad S. W., Simpson J. A. The Evolution of Human Mating: Trade-Offs and Strategic Pluralism // Behav. Brain Sci. 2000. V. 23. P. 573-644.

16. Roney J. R. et al. Reading Men's Faces: Women's Mate Attractiveness Judgments Track Men's Testosterone and Interest in Infants // Proc Biol Sci. 2006. Sep 7. P. 69-75.

17. Schlupp I. et al. A Novel, Sexually Selected Trait in Poeciliid Fishes: Female Preference for Mustache-Like, Rostral Filaments in Male Poecilia Sphenops // Behavioral Ecology and Sociobiology. Advance online publication 9 June 2010.

18. Simmons L. W., Kotiaho J. S. The Effects of Reproduction on Courtship, Fertility and Longevity within and between Alternative Male Mating Tactics of the Horned Beetle, Onthophagus Binodis // Journal of Evolutionary Biology. Advanced online publication November. 2006.

19. Howrigan D. P., Kevin B. M. Humor as a Mental Fitness Indicator // Evolutionary Psychology. 2008. V. 6. P. 652-666.

20. Aarssen L. W. Some Bold Evolutionary Predictions for the Future of Mating in Humans // Oikos. 2007. V. 116. No. 10. P. 1768-1778.

21. Минюрова С. А. Представления об отношениях полов у женщин разного социального статуса // Вопр. психол. 2005. № 5. C. 57-65.

Рудин И. В., доктор медицинских наук, профессор кафедры.

Томский государственный педагогический университет.

Ул. Киевская, 60, г. Томск, Томская область, Россия, 634061.

Кормилицин А. В., студент.

Томский государственный педагогический университет.

Ул. Киевская, 60, г. Томск, Томская область, Россия, 634061.

E-mail: sansan_mail1@mail.ru

Кочурина Н. А., кандидат медицинских наук, ст. преподаватель.

Сибирский государственный медицинский университет.

Московский тракт, 2, г. Томск, Томская область, Россия, 634050.

Материал поступил в редакцию 24.12.2010.

I. V. Rudin, A. V. Kormilitsin, N. A Kochurina

SOCIAL AND BIOLOGICAL CONSTITUENTS IN ROLE REPRESENTATIONS ON LONG-TERM PARTNERSHIP

BY FEMALE JUNIOR UNIVERSITY STUDENTS

Social and biological constituents in role representations on long-term partnership by female junior university students were studied. The study revealed strong discrepancies between biological and social constituents. Subjects postpone marriage and bearing children for an indefinite period while having a concurrent sizable value of the family.

Female junior students considered more attractive males with masculine face in the context of long-term partnership. Despite, they expected role behavioural pattern that was not distinctive for masculine males.

Key words: long-term partnership, biological evolution, social evolution, masculinity, femininity.

Rudin I. V.

Tomsk State Pedagogical University.

Ul. Kiyevskaya, 60, Tomsk, Tomsk region, Russia, 634061.

Kormilitsin A. V.

Tomsk State Pedagogical University.

Ul. Kiyevskaya, 60, Tomsk, Tomsk region, Russia, 634061.

E-mail: sansan_mail1@mail.ru

Kochurina N. A.

Siberian State Medical University.

Moskovskiy trakt, 2, Tomsk, Tomsk region, Russia, 634050.