© Акперов Э.К., Цыган В.Н., Степанов А.В., 2005

СОСТОЯНИЕ НЕСПЕЦИФИЧЕСКОЙ РЕЗИСТЕНТНОСТИ

у лиц, злоупотребляющих наркотическими веществами

Э.К. АКПЕРОВ, В.Н. ЦЫГАН, А.В.СТЕПАНОВ

Межрайонный наркологический диспансер № 1 Санкт-Петербурга, Военно-медицинская академия, Санкт-Петербург

Акперов Э.К., Цыган В.Н., Степанов А.В. Состояние неспецифической резистентности у лиц, злоупотребляющих наркотическими веществами // Психофармакол. и биол. наркол. 2005. Т. 5. №2. С. 963-965. Межрайонный наркологический диспансер № 1 Санкт-Петербурга, Военно-медицинская академия, Санкт-Петербург

У 96 наркозависимых 14-49 лет, употреблявших наркотики до постановки на диспансерный учёт в среднем 2 года, установлено угнетение функционального состояния клеток фагоцитарной системы крови и гуморальных факторов неспецифической резистентности. Выявлен также высокий уровень циркулирующих иммунных комплексов в сыворотке

крови. Полученные результаты свидетельствуют, что употребление наркотических веществ в течение двух лет негативно сказывается на состоянии клеточных и гуморальных факторов неспецифической резистентности наркозависимых.

I

Ключевые слова: наркозависимые, циркулирующие иммунные комплексы, иммунитет неспецифическая резистентность.

Akperov E.K., Tsygan V.N., Stepanov A.V. The state of nonspecific resistance in drug abusers // Psychopharmacol. Biol. Narcol. 2005. Vol. 5. N 2. P. 963-965. Interregional Narcological Dispensary of St. Petersburg, Military Medical

Academy, St. Petersburg, 194044, Lebedeva street, 6.

In 96 drug addicts at the age of 14-49 taking narcotics on average 2 years before they were on the books, it was established suppression of functional condition of phagocytic blood system cells and nonspecific resistance of humoral factors. The high levels of the Circulating Immune Complex in blood serum was recorded as well. The authors recommend to take preparations with immunotropic action, namely immunomodulators, besides specific medicines for such patients.

f

Key words: drug addicts, circulating immune complex, immunity, nonspecific resistance.

В настоящее время известно, что взаимодействие различных антигенов с иммунной системой организма носит сложный и многообразный характер. Во-первых, при попадании антигена в организм индуцируется не только специфический ответ на него, но и ряд других процессов — аллергические реакции, супрессия и др. Во-вторых, полимодальность иммунной системы, ее генетическая разнока-чественность, исходное функциональное состояние, способность к компенсаторным и викарным процессам также порождают неоднозначный характер ответа на антигенное воздействие. Нельзя не отметить, что взаимодействие антигенов с иммунной системой организма существенно зависит от их структуры, а именно, чем сложнее антиген, тем более сложные процессы протекают в иммунной системе в ответ на него. В этом случае, вступая между собой в конкурентные, либо синергические взаимоотношения, различные компоненты антигена могут вызвать со стороны иммунной системы организма

непредсказуемые реакции, что в конечном итоге может привести к развитию ряда заболеваний, прежде всего инфекций [1-3].

К числу подобных сложных по структуре антигенов следует отнести и наркотические вещества, чаще всего представляющие собой смесь собственно наркотического начала и токсических примесей, получаемых, главным образом, в кустарных условиях. Регулярное парентеральное введение таких веществ оказывает влияние на систему иммунитета. Многочисленными исследованиями как экспериментального, так и клинического характера показано, что в результате такого воздействия регистрируются существенные изменения иммунологической реактивности, а именно, имеет место супрессия Т- и В-клеточных звеньев иммунитета [4-8]. В то же время, практически отсутствуют сведения о состоянии в таких условиях системы неспецифической резистентности — физиологически наиболее древнего компонента иммунитета, хотя

^ Э.К. Акперов, В.Н. Цыган, А.В. Степанов ^

факторы, ее составляющие, первыми встречаются с антигенным раздражителем. Между тем, важность подобных исследований очевидна и объясняется тем обстоятельством, что в ряде случаев при воздействии на организм поликомпонентных антигенов создаются предпосылки для парадоксального ответа на повторные их введения, в частности, имело место развитие иммунодепрессивного состояния, сопровождавшегося развитием инфекционных осложнений.

В связи с изложенным цель настоящего исследования заключалась в изучении характера изменений со стороны клеточных и гуморальных факторов неспецифической резистентности у наркозависимых.

МЕТОДИКА

Обследовано 96 пациентов, состоящих на диспансерном учете в межрайонном наркологическом диспансере № 1 г. Санкт-Петербурга, страдающих наркоманией, в возрасте от 14 до 49 лет. В среднем обследованные начинали употребление наркотических веществ в возрасте 19,0 ± 6,1 лет, а средний возраст обследуемых на момент постановки на диспансерный учет составил 21,0 ± 6,6 года. Длительность приема наркотических веществ от начала до постановки на диспансерный учет составляла в среднем 2 года. Для достижения наркотического опьянения больные употребляли преимущественно опиаты кустарного производства. Показатели, характеризующие состояние неспецифической резистентности, оценивали сразу после постановки обследуемого на диспансерный учет. Исследование неспецифической резистентности включало определение поглотительной и переваривающей активности лейкоцитов периферической крови, концентрации комплемента, лизоцима, миелопероксидазы, нафтол-AS-аце-татэстеразы, бета-лизинов и циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) в сыворотке крови [911]. Для определения нормальных показателей неспецифической резистентности было обследовано 30 здоровых лиц обоего пола сопоставимого возраста, проживающих в Санкт-Петербурге.

У каждого обследуемого выявляли степень нарушений неспецифической резистентности по формуле А.М. Земскова (1986): показатель обследуемого/ показатель здорового — 1 х 100%. Если рассчитанная величина имела знак минус, диагностировали недостаточность фактов неспецифической резистентности, если знак плюс — их гиперфункцию. Если полученная величина находилась в интервале от 1 до 33%, диагностировали недостаточность факторов неспецифической резистентности 1 степени (состояние транзиторное, не требующее коррекции), при колебаниях от 34 до 66% — недостаточность факторов неспецифической резистентности 2 степени, больше

66% — недостаточность факторов неспецифической резистентности 3 степени.

Статистическая обработка результатов проводилась на компьютере с использованием параметрических методов программной системы «Statgraphics». Оценка достоверности различий средних величин для независимых переменных осуществлялась по ^ критерию Стьюдента.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Результаты иммунологических исследований, проведенных практически сразу после постановки обследуемых на диспансерный учет, показали, что у них имеет место характерное угнетение функционального состояния клеток фагоцитарной системы крови. Это проявлялось в снижении числа фагоцитирующих клеток до 37,5 ± 1,8% (у здоровых лиц 67,0 ± 2,1 %), показателя завершенности фагоцитоза < 1,0 (у здоровых лиц > 1,0) и индекса фагоцитоза до 1,5 ± 0,9 (у здоровых лиц 2,6 ± 0,8). Аналогичная картина имела место и со стороны гуморальных факторов неспецифической резистентности, а именно концентрация комплемента (СН50) снижалась до

45.2 ± 1,4 мкг/мл (у здоровых лиц 86,2 ± ± 2,5 мкг/мл), лизоцима — до 3,8 ± 0,9 мкг/мл (у здоровых лиц 8,9 ± 2,4 мкг/мл), бета-лизинов — до

52.3 ± 3,4% (у здоровых лиц 95,2 ± 6,4%), миелопероксидазы — до 0,8 ± 0,1 усл. ед (у здоровых лиц 1,8 ± 0,2 усл. ед.), нафтол-AS-ацетатэстеразы — до 0,95 ± 0,5 усл. ед. (у здоровых лиц 2,8 ± 0,4 усл. ед). На фоне этих изменений выявлен высокий уровень церкулирующих иммунных комплексрв (ЦИК) (125 ± 7,15 усл. ед. против 42 ± 1,2 усл. ед. у здоровых лиц).

Анализ функционального состояния клеток фагоцитарной системы крови показал, что 1 степень иммунологической недостаточности имелась в 64,5% случаев, 2 степень — в 18,5%, 3 степень — в 8,0% случаев. При анализе гуморальных факторов неспецифической резистентности 1 степень иммунологической недостаточности выявлена у 69% обследованных, 2 степень — у 21,0% больных и 3 степени — в 10% случаев.

Таким образом, результаты проведенных исследований свидетельствуют в пользу того, что злоупотребление наркотических веществ в течение двух лет негативно сказывалось на состоянии клеточных и гуморальных факторов неспецифической резистентности обследуемых лиц, приводя к их достаточно выраженному по сравнению с контрольными значениями снижению. Как правило, выявленные изменения относились к 1 степени иммунологической недостаточности, однако в 8 и 10% случаев по изменению показателей активности клеточных и гуморальных факторов не-

964

ПФиБН

Рис.

Гипотетическое представление о механизме развития иммунных дисфункций у лиц, злоупотребляющих наркотическими веществами

специфической резистентности, соответственно, имела место 3 степень иммунологической недостаточности.

Поскольку компоненты неспецифической резистентности первыми реагируют на введенный в организм антигенный раздражитель, а в нашем случае таким являлось то или иное наркотическое вещество, то можно предположить, что выявленные изменения являются, своего рода, предрасполагающим фактором к известным на сегодняшний день изменениям со стороны Т- и В- систем иммуногенеза, зарегистрированным у наркоманов. Поэтому с определенной долей вероятности механизм иммунных дисфункций у наркоманов, с учетом результатов выполненных нами исследований, можно схематически представить следующим образом (рис.).

Обобщая результаты изучения состояния клеточных и гуморальных факторов у наркозависимых, можно заключить, что выявленные изменения, безусловно, требуют коррекции для того, чтобы препятствовать развитию дисфункциональных изменений не только в иммунной системе, но, вследствие наличия нейро-эндокринно-иммунных взаимосвязей, и других органов и систем макроорганизма. Поэтому в терапии таких пациентов, по-нашему мнению, целесообразно наряду со специфическими средствами использовать препараты с иммунотропным действием, а именно, иммуномо-дуляторы.

1. Клиническая иммунология / Под ред. А.В. Караулова. М.: Мед. ин-форм. агенство, 1999. 606 с.

2. Козлов ВА. Иммунологические основы заболеваемости современного человека // Бюл. СО РАМН. 1998. №2. С. 16-19. 152.156-157.

3. Чиркин В.В., Семенков В.Ф., Ка-рандашов В.И. Вторичные им-мунодефициты. М.: Медицина, 1999. 248 с.

4. Баранова И.П., Самонина С.В., Молотилов БА. Иммунологическая реактивность у наркоманов подросткового возраста при HCV-инфекции // Эпидемиол. и инфекц. болезни. 2003. № 3. С.31-33.

5. Баранова И.П., Самонина С.В., Никольская М.В. и др. Клини-

ЛИТЕРАТУРА

ческие особенности манифестных форм гепатита С у подростков-наркоманов // Эпидемиол. и инфекц. болезни. 2003. № 1. С. 35-37.

6. Гриненко А.Я., Славина Т.Ю., Петрищев АН. Проблемы медицинского освидетельствования для установления факта употребления наркотических и психотропных средств и состояния опьянения (опыт работы центра наркологических экспертиз Ленинградского наркологического диспансера) // Учен. записки СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова. 2001. Т. 8. № 1. С. 96100.

7. Sendi P., Hoffmann M., Bucher H.C. et al. Intravenous opiate maintenance in a cohort of inject-

ing drug addicts // Drug Alcohol Depend. 2003. Vol. 69. № 2. P. 183-188.

8. Bhat R.S., Bhaskaran M., Mongic A. et al. Morphine-induced macrophage apoptosis: oxidative stress and strategies for modulation // J. Leukoc. Biol. 2004. Vol. 75. № 6. P. 1131-1138.

9. Фрейдлин И.С. Некоторые аспекты регуляторных функций макрофагов // Иммунология. 1983. № 2. С. 11-16.

10. Бухарин О.В., Васильев Н.В. Лизоцим и его роль в биологии и медицине. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1974. 210 с.

11. Page R.C., Davies P., Allison A.C. The macrophage as a secretory cell // Int. Rev. Cytol. 1978. № 52. P.119-157.