СООТНОШЕНИЕ ВЫРАЖЕННОСТИ ТЕРМИНАЛЬНЫХ И ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ В АКСИОСФЕРЕ РАБОТАЮЩЕЙ МОЛОДЕЖИ

© А. В. Каппов

Кагшов Александр Васильевич кандидат

технических наук, доцент заведующий кафедрой психологии управления Самарская

гуманитарная академия avkaptsov@mail.ru

Теоретически рассмотрен и эмпирически апробирован полхол к опрелелению соотношения выраженности терминальных и инструментальных ценностей в основных сферах жизнелеятельности. Результаты пилотажного исслелования полтверлили валилность преллатаемото полхола.

Ключевые слова: терминальные, инструментальные, ценности, соотношение, мотивация.

Одними из содержательных характеристик самоопределения личности являются критерии и показатели достижения личностью жизненных целей [6], которые определяются не в последнюю очередь системой личностных ценностей. Ценностная сфера (аксиосфера) личности представляет собой сложную ие-рархизированную многоуровневую систему. При этом исследователями решается проблема описания такой системы, состоящей из бесконечного количества ценностей, которые потенциально могут и становятся личностными ценностями отдельного индивида, и ограниченными возможностями психологической диагностики [9]. Современная психология ценностей не готова пока описать аксиосферу, предлагаемую философами [8, с. 416] и состоящую из нравственных, социально-политических, художественных, эстетических, религиозных и других ценностей, хотя поиски такой модели ведутся [1, 2]. В этой ситуации наибольшее распространение получила концепция М. Рокича, в которой предполагается, что аксиосфера личности «состоит из двух

отдельных, но функционально связанных систем»терминальных (ценности-цели) и инструментальных (ценности-средства) ценностей [22, с. 11], что было эмпирически неоднократно подтверждено [7, 10, 11 и др.].

Поскольку модель М. Рокича чаще используется при условии прямого ранжирования ценностей, то исследователи систем терминальных и инструментальных ценностей рассматривают их раздельно [7]. А при субъективном шкалировании методом абсолютного оценивания исследуется система только терминальных ценностей [4, 18, 23]. В то же время, не умаляя актуальности исследования структуры терминальных ценностей личности, следует отметить, что мотивационная функция ценностей определяется не только значимостью цели, но и важностью средств достижения цели. При этом соотношение рангов в таблице ценностей в динамике как один из подходов оценки соотношения терминальных и инструментальных ценностей дает, скорее, качественную, нежели количественную оценку, т. к. в некоторых возрастных периодах личности возможен регресс всей аксио-сферы без значительных изменений в ранговой таблице ценностей [11, 12].

Следует сразу уточнить, что рассмотрение нами количественного соотношения терминальных и инструментальных ценностей не затрагивает известную со времен Н. Макиавелли нравственную проблему соотношения «цель-средство», обсуждаемую философами, политологами, социологами, педагогами и другими специалистами.

Еще одной проблемой исследования количественного соотношения терминальных и инструментальных ценностей является наличие в большинстве методик для диагностики ценностей одного психодиагностического конструкта, собственно ценностей, перечень которых неоднороден изначально. Исключением является концепция И. Г. Сенина, реализованная в опроснике ОТеЦ [18], согласно которой при диагностике ценностей вводится второй диагностический конструкт, названный им «жизненная сфера» [19]. Он считает, что жизненная сфера в той или иной мере представлена в жизни каждого человека и обладает для разных людей различной степенью значимости. В каждой из сфер реализуются различные для каждого человека желания и стремления, которые являются одним из компонентов направленности его личности [17]. В. Ф. Сопов и Л. В. Карпушина в морфологическом тесте жизненных ценностей под жизненной сферой понимают «социальную сферу, в которой осуществляется деятельность человека» [20, с. 5].

И. Г. Сенин выделяет пять типичных для большинства индивидов сфер жизни: профессиональная жизнь; обучение и образование; семейная жизнь; общественная жизнь; увлечения, а В. Ф. Сопов и Л. В. Карпушина дополнили этот перечень сферой физической активности, под которой понимается сфера физической культуры и спорта. Такая классификация сфер жизни в значительной степени совпадет с культурологическим подходом, в котором классификация сфер жизнедеятельности построена по отраслевому принципу [13].

Основными сферами жизнедеятельности человека, где он тратит свои фундаментальные ресурсы (время и энергию), являются: производствен-

ная (характеризуется видами производственных структур, определяющих номенклатуру профессий, условиями профессионального самоопределения и самореализации личности в той или иной сфере трудовой деятельности); образовательная (представленная учреждениями системы образования, в т. ч. специального); досугово-рекреационная (представлена досуговыми и туристско-экскурсионными учреждениями); физкультурно-оздоровительная (инфраструктура учреждений спорта и здравоохранения, обеспечивающих здоровье человека, развитие его физических и психических способностей); информационная (библиотеки, средства массовой информации). В этой классификации сфер жизнедеятельности отсутствует важная для любого человека сфера семьи, с чем никогда не согласятся педагоги, выделяющие, согласно концепции Н. М. Таланчука, семейную и общественную сферы жизнедеятельности [21].

Таким образом, И. Г. Сениным выделены основные сферы жизнедеятельности человека, которые в большинстве случае могут адекватно описывать как дополнительный конструкт аксиосферу личности:

1) профессионально-трудовая;

2) образовательная;

3) семейная;

4) общественная;

5) досугово-рекреационная.

На основании этого подхода в 2008 году была разработана концепция диагностики инструментальных ценностей личности в пяти сферах жизнедеятельности [11], а также опросник [5], который в дальнейшем был доработан и прошел все необходимые психометрические исследования [9]. Тем самым были созданы условия для эмпирического выявления особенностей испытуемых, имеющих различное соотношение терминальных и инструментальных ценностей сфер жизнедеятельности. Исходя из теоретических положений, возможны три исхода изучаемых соотношений:

1) уровень терминальной ценности сферы жизнедеятельности превышает уровень инструментальной ценности той же сферы жизнедеятельности, что может говорить о более высокой значимости целей достижения в конкретной сфере жизнедеятельности, возможно, меньшем оказании внимания на способы достижения этих целей. Личность в этом случае ведет себя планомерно или в соответствии с ситуацией, проявляя выдумку и смекалку только ради достижения цели;

2) уровень инструментальной ценности сферы жизнедеятельности превышает уровень терминальной ценности той же сферы жизнедеятельности, что может говорить о более высокой значимости средств достижения целей в конкретной сфере жизнедеятельности. Если при этом для личности ценность цели не столь важна, то, возможно, речь идет об индивидах, предпочитающих процесс деятельности, нежели ее результат, что можно наблюдать в различных формах поведенческой аддикции (трудоголизме, игромании, шопоголизме и т. п.). В случаях, когда цель для личности все-таки важна, но уступает по значимости средствам достижения, речь идет, скорее всего, о личности принципиальной, для которой «не все средства

хороши», а только те, которые согласуются с ней самой. Возможно, это свойственно волевым и более консервативным индивидам;

3) уровни инструментальной и терминальной ценностей сферы жизнедеятельности сбалансированы, что создает предпосылки для гармоничной деятельности личности, возможности большей результативности в изменяющихся условиях.

Поскольку каждая сфера жизнедеятельности имеет свои специфические особенности, то у каждой личности в зависимости от сферы жизнедеятельности можно наблюдать различные варианты соотношения терминальных и инструментальных ценностей, определяемых ее личностными особенностями. Это предположение было выдвинуто в качестве экспериментальной гипотезы для пилотажного исследования.

Методика исследования

Пилотажное исследование было проведено на выборке работающей молодежи (от 19 до 34 лет), добровольно согласившейся участвовать в обследовании, в количестве 68 человек, из которых 47 девушек (средний возраст — 22,1 года, Sd=3,6). Из-за малочисленности мужской выборки после тестирования и проверки результатов на достоверность их данные не анализировались. Испытуемые работают в производственных и вспомогательных цехах, а также отделах одного из машиностроительных предприятий г. Самары. Большинство работниц не замужем, имеют среднее профессиональное или незаконченное высшее образование (обучаются в различных вузах на заочной или очно-заочной форме).

В качестве диагностических методик были использованы авторские методики: акмеологический тест личностных ценностей (АТЛЦ) для диагностики терминальных ценностей и тест инструментальных ценностей личности (ИЦЛ11) [9]. Перед проведением исследования методики АТЛЦ и ИЦЛ11 прошли рестандартизацию шкал ценностей сфер жизнедеятельности по трем возрастным группам (16-18 лет, 19-24 года и 25-34 года). Общий объем выборки женщин для рестандартизации АТЛЦ составил 564 чел., а для ИЦЛ — 879 чел.

Для диагностики уровня самомониторинга испытуемых использовалась шкала (self-monitoring), предложенная Марком Снайдером в 1974 году и являющаяся неким компромиссом между ситуационными теориями и теориями черт. Понятие «самомониторинг» представляется, во-первых, «как способность отслеживать через самонаблюдение и самоконтроль свое экспрессивное поведение и самопрезентацию в социальных ситуациях и, во-вторых, реализация этой способности с целью достижения социальной приспособленности»[16, с. 4].

Исследования показали, что у одних людей поведение можно достаточно точно прогнозировать, опираясь на личностные установки, черты и предрасположенности, у других, наоборот, поведение определяется требованиями ситуации и в минимальной степени соответствует личностным установкам и ценностям. М. Снайдер предположил, что эти индивидуальные различия обусловлены разной степенью выраженности самомониторинга и

определяются тем источником информации, который индивид использует для управления своим поведением. Лица с высоким уровнем самомонито-ринга опираются на информацию о ситуационной адекватности того или иного поведения, а лица с низким уровнем самомониторинга в большей степени учитывают собственное внутреннее состояние, свои установки и предрасположенности, что можно диагностировать методикой, адаптированной Е. А. Полежаевой [16].

Для диагностики смысложизненных ориентаций испытуемых использовался тест СЖО Д. А. Леонтьева, позволяющий оценить цели в жизни (будущее), насыщенность жизни (настоящее) и удовлетворенность само-реализацией (прошлое), а также охарактеризовать внутренний локус контроля испытуемых как общее мировоззренческое убеждение в том, что контроль возможен (ЛК-жизнь), и собственную способность осуществлять такой контроль (ЛК-Я).

Дополнительной методикой диагностики являлась шкала экзистенции А. Лэнгле и К. Орглера [14]. Несмотря на то, что шкала была разработана в рамках экзистенционально-аналитического подхода А. Лэнгле, в ней есть субшкалы (самодистанцирование, самотрасцендентность, свобода, ответственность и их комбинации), которые позволяют проследить персональную динамику личности и показывают, находятся ли в равновесии фундаментальные мотивации человека и в чем заключается специфика развития [15]. Серьезным ограничением использования этой шкалы является высокий уровень интеркорреляций субшкал на уровне значимости р<0,01, что было обнаружено авторами адаптированной методики [14, с. 91] и подтверждено в нашем предварительном исследовании. В этих условиях использование парного коэффициента корреляции приводит к неадекватным результатам, поэтому в настоящем исследовании применялись только частные коэффициенты корреляции.

В качестве статистических методов обработки использовался пошаговый регрессионный анализ на увеличение (пакет БТАТЕБТЕСА 10), позволяющий не только определять уровень частной корреляции между исследуемыми переменными, но и предикторы соотношения выраженности терминальных и инструментальных ценностей сфер жизнедеятельности работающей молодежи. Исследуемое соотношение ценностей определялось как разность ценностей одноименных сфер жизнедеятельности, детерминированных соответственно терминальными и инструментальными ценностями. Предварительно шкалы ценностей сфер жизнедеятельности прошли стендартизацию (стены). Мы отдаем себе отчет в том, что на полученное соотношение повлияла систематическая ошибка, обусловленная тем, что стандартизация шкал терминальных и инструментальных ценностей сфер жизнедеятельности осуществлялась на различных по составу выборках. В дальнейшем, по мере накопления данных, полученные в настоящее время результаты будут скорректированы на основе вычисленной систематической ошибки. Нам представляется, что ее величина будет незначительной, т. к. обе выборки ре-стандартизации имели распределение, близкое к нормальному закону по критерию %2 (для АТЛЦ р=0,18, для ИЦЛ р= 0,12).

После первичной обработки результатов тестирования данные по тестам ценностей проверялись на достоверность. Учитывая, что испытуемые добровольно согласились на обследование и в дальнейшем каждый прошел собеседование по результатам тестирования, тем не менее, в проверке на достоверность использовались шкалы безразличия [9, с. 36], оценивающие установку испытуемых на неопределенные или «средние» ответы. При превышении допустимого количества ответов «безразлично» данные в соответствующей шкале ценностей сферы жизнедеятельности независимо от выраженности в дальнейшем анализе не участвовали. Это можно обосновать по крайней мере двумя причинами. Во-первых, в тестах для всех испытуемых предлагался единый перечень ценностей, который вполне мог не соответствовать индивидуальным особенностям аксиосферы испытуемого. Во-вторых, возрастной диапазон участвующих в исследовании был достаточно широк (от 19 до 34 лет), на протяжении которого возможно проявление ценностного кризиса [11], когда в действительности испытуемые демонстрируют безразличное отношение к ряду ценностей. В результате такой отбраковки не участвовали в анализе данные по терминальным и инструментальным ценностям сферы общественной деятельности 21,3% девушек и 12,8% — в досуговой сфере (для сравнения: в семейной сфере терминальных ценностей было отбраковано всего 6,4%). В сфере профессии и образования отбракованных данных не было. Сравнение количества отбракованных данных по сферам жизнедеятельности девушек показало, что почти 80% — это терминальные ценности, что требует дальнейших исследований для объяснения данного факта.

Результаты исследования

Исходя из методики исследования, в выборке были выделены три типа испытуемых в зависимости от соотношения выраженности терминальных и инструментальных ценностей сфер жизнедеятельности:

тип 1 — выраженность сферы жизнедеятельности терминальных ценностей превышает выраженность инструментальных ценностей;

тип 2 — выраженность сферы жизнедеятельности терминальных и инструментальных ценностей сбалансирована, т. е. разность ценностей в одноименных сферах деятельности равна нулю;

тип 3 — выраженность сферы жизнедеятельности инструментальных ценностей превышает выраженность терминальных ценностей.

Относительное количество выявленных типов в различных сферах жизнедеятельности приведено в табл. 1. В силу малочисленности выборки статистически значимых различий между представленными типами испытуемых не выявлено, поэтому данные табл. 1 носят, скорее, качественный характер и могут в дальнейших исследованиях помочь в формулировке экспериментальных гипотез.

Таблица 1

Относительное количество типов личности (%) в различных сферах жизнедеятельности

Сфера жизнедеятельности Тип 1 Тип 2 Тип 3

Профессиональная 9 31 60

Образовательная 38 24 38

Семейная 29 26 45

Общественная 40 32 28

Досуговая 7 28 65

Из табл. 1 видно, что в трех сферах жизнедеятельности (образовательная, семейная и общественная) испытуемые равно представлены в каждом из трех типов, что же касается профессиональной и досуговой сфер, то налицо явное преобладание испытуемых с высоким уровнем инструментальных ценностей. Если в досуговой сфере жизнедеятельности преобладание типа с высокими инструментальными ценностями вполне объяснимо тем, что увлечения и хобби — это в подавляющем количестве случаев процесс, доставляющий внутреннее удовлетворение, то аналогичный подход к профессиональной деятельности потребовал дальнейшего анализа. Установлено, что большинство девушек на работе занимают невысокие позиции в иерархии должностей (оператор по вводу данных, лаборант, станочница, помощник бухгалтера и т. п.). Трудовой стаж в должности не превышает 3-5 лет, все испытуемые имеют окладную форму оплаты труда. В беседе с испытуемыми было выявлено, что предприятие имеет нестабильное финансовое положение, которое определяется наличием госзаказа, поэтому многие работницы рассматривают данное место работы как временное (до окончания обучения в вузе, до поступления ребенка в школу из ведомственного детского сада, до переезда мужа на новое место работы и т. п.). Следовательно, высокое относительное количество испытуемых с преобладанием инструментальных ценностей (р<0,062) может свидетельствовать об имеющейся тенденции значимости для работниц определенной индивидуальной системы ценностей, регулирующей каждодневное поведение (индивидуальный стиль деятельности) работниц и позволяющей удовлетворительно справляться с производственными заданиями (из беседы с испытуемой: «... мою работу никогда всю не переделаешь, сколько бы ни старалась...»).

Таким образом, можно предложить гипотезу для проверки в дальнейших исследованиях: соотношение выраженности терминальных и инструментальных ценностей, например, в производственной сфере жизнедеятельности, определяется характером деятельности работника и его статусом.

Рассмотрим предикцию соотношения выраженности терминальных и инструментальных ценностей Д для типа 1, характеризующегося преобладанием выраженности терминальных ценностей над инструментальными, полученную с помощью пошагового регрессионного анализа. Для образовательной сферы жизнедеятельности До6р1 описывается следующим уравнением:

Ло6р1= 5,41 — 0,75571 — 0,44 Ькд + 0,34 5Т

где До6р1 — преобладание выраженности терминальных ценностей над инструментальными в образовательной сфере жизнедеятельности для испытуемых типа 1; Эп — уровень самомониторинга личности (шкала «Самомониторинг»);

Ьк§ — уровень локуса контроля — жизнь (тест СЖО);

ЭТ — уровень самотрансцендентности (шкала «Экзистенция»).

Первое слагаемое уравнения (1) показывает, что преобладание цен-ности-цели над ценностью-средством статистически обусловлено низким уровнем самодетерминации, т. е. чем больше испытуемые руководствуются своими установками и предрасположенностями, тем в большей степени им важны цели, которые они сами себе ставят в сфере образования. При интерпретации второго и третьего слагаемых уравнения (1) возникает кажущееся противоречие. С одной стороны, чем ниже управляемость своей жизнью и ее контролируемость, т. е. убежденность в том, что жизнь человека не подвластна сознательному контролю, тем выше значимость целей в сфере образования испытуемых, что, на первый взгляд, противоречит здравому смыслу. Однако с аналогичным фактом мы сталкивались при исследовании взаимосвязи личностных ценностей и индивидуальных потребностей [3], когда ценность цели возрастала при высокой потребности и низкой вероятности ее удовлетворения. По всей видимости, здесь мы наблюдаем тот же случай, в котором работницы предприятия, считающие, что от них в жизни мало что зависит, отдают предпочтения ясным и конкретным целям в своем образовании.

Третье слагаемое уравнения (1) говорит о высоком предпочтении терминальных ценностей девушками, эмоционально откликающимися на свои приоритеты, ориентирующимися не только на цель, но и на смысл (субшкала самотрансцендентности), что положительно коррелирует со шкалой локус контроля-Я теста СЖО (в уравнении (1) эта составляющая не внесена из-за статистической незначимости коэффициента регрессии).

Таким образом, уравнение (1) для образовательной сферы жизнедеятельности состоит из трех составляющих, обеспечивающих 70% объяснительной дисперсии при линейной аппроксимации ответов испытуемых (р<0,05).

Хотя значимость терминальных ценностей работниц предприятия в семейной сфере жизнедеятельности является сугубо личным делом, тем не менее, рассмотрим основные предикторы преобладания терминальных ценностей над инструментальными. Сразу следует отметить, что к этому типу были отнесены большинство из незамужних девушек, поэтому мы имеем дело со случаем, когда высокая ценность цели в сфере семьи только вероятна в достижении.

А = 9,80 — 2,37571 + 5,85? — 1,17Цель —0,2850 ,

сем1 ’ ’ ’ ’ ' ’ ’

где Е — уровень свободы (шкала «Экзистенция»);

Цель - уровень осмысленности будущего (тест СЖО);

ЭБ - уровень самодистанцирования (шкала «Экзистенция»).

Из уравнения (2) следует, что приоритет терминальных ценностей над инструментальными ценностями характерен для девушек, руководствующихся своими установками (низкий уровень самодетерминации Бп), уверенных в своих решениях, руководствующихся своими ценностями (вы-

сокий уровень субшкалы Г), в то же время нереалистично воспринимающих мир, что побуждает их заниматься только своими навязчивыми мыслями и желаниями (низкий уровень субшкалы самодистанцирования ЭЮ), и плохо осознающих свое будущее (низкий уровень по шкале «Цель»теста СЖО).

Таким образом, уравнение (2) для семейной сферы жизнедеятельности состоит из четырех составляющих, обеспечивающих 99% объяснительной дисперсии при линейной аппроксимации ответов испытуемых (р<0,009).

Уравнение для остальных ценностей сфер жизнедеятельности испытуемых получить не удалось либо из-за малочисленности выборки (профессиональная и досуговая, см. табл. 1), либо из-за низкой вариативности зависимой переменной Ло6щ1 (общественная сфера).

Перейдем к рассмотрению предикции соотношения выраженности терминальных и инструментальных ценностей для испытуемых, отнесенных к типу 3, т. е. у которых преобладает выраженность инструментальных ценностей сфер жизнедеятельности над терминальными.

Апро3= 2,5 — 0,52Результат — 0,14571 ,

где ^проз — преобладание выраженности инструментальных ценностей над тер-

минальными в профессиональной сфере жизнедеятельности для испытуемых типа 3;

Результат — уровень осмысленности прошлого (тест СЖО).

Из уравнения (3) следует, что предпочтение инструментальных ценностей присуще девушкам, удовлетворенным прожитой частью своей жизни (высокий уровень шкалы «Результат»теста СЖО) и высокой ситуативностью поведения (высокий уровень шкалы самомониторинга). Вероятнее всего, они уверены в себе и самодостаточны. Уравнение (3) состоит только из двух составляющих и описывает 56% дисперсии (р<0,016).

Несколько иная картина наблюдается у представительниц типа 3 в образовательной сфере жизнедеятельности.

Ао6р3= 1,1 — 0,55Результат + 0,2550 — 0,35Цель ,

где Результат — уровень осмысленности прошлого (тест СЖО);

ЭБ — уровень самодистанцирования (шкала «Экзистенция»);

Цель — уровень осмысленности будущего (тест СЖО).

Согласно уравнению (4), девушки, работающие на предприятии и получающие образование, для которых ценность средств достижения целей в учебе важнее самих целей, удовлетворены своим прошлым и видят свое будущее (высокие уровни по шкалам «Результат»и «Цель»теста СЖО), но какое? Скорее всего, малореалистичное, т. к. они не способны адекватно анализировать происходящие в их жизни события и занимаются только своими желаниями или мыслями (низкий уровень субшкалы самодистанцирования БЮ). Не это ли является причиной предпочтения инструментальных ценностей терминальным? Полученный результат ставит перед дальнейшими исследованиями новые задачи, в частности, сравнение с аналогичным уравнением (4), полученным на выборке студентов, для которых обучение является основным видом деятельности. Для обоснованности полученной

интерпретации уравнения (4) не хватает данных о взаимосвязи результатов диагностики шкалы экзистенции и теста СЖО, который при оценке валидности в обеих адаптациях (взрослой и подростковой) не использовали [14, 15].

Количественные оценки модели (4) получились вполне удовлетворительными: 92% объяснительной дисперсии при р<0,017, что говорит о достоверности результатов.

В семейной сфере жизнедеятельности модель оказалась очень простой и состоящей из одного предиктора — показателя персональности (субшкала Р методики экзистенции), обратно пропорционально взаимосвязанного с Дсем3. Это говорит о том, что девушки, предпочитающие в семейной жизни строго следовать определенным принципам, открыто воспринимают мир и себя самих, им присущи когнитивная и эмоциональная «доступность» для себя и для мира. Коэффициент корреляции равен 0,6, что описывает только 36% дисперсии ответов при р<0,02.

Для ценностей общественной сферы жизнедеятельности уравнение будет иметь следующий вид:

А , ,= -5,6 — 0,97У + 1,22? + 0,33Р

общЗ ’ ’ ’ ’

где V — уровень ответственности (шкала «Экзистенция»);

Е — уровень свободы (шкала «Экзистенция»);

Р — показатель персональности (шкала «Экзистенция»).

Из уравнения (5) следует, что девушки, которые в общественной деятельности в большей степени ценят средства достижения цели, отличаются ответственностью, персональной включенностью в деятельность (высокий уровень субшкалы V), в то же время нерешительностью, неспособностью к принятию самостоятельных решений (низкий уровень субшкалы Е) и закрытостью (низкий уровень субшкалы Р). На вопрос во время беседы, участвуете ли вы в общественной жизни своего отдела или цеха и зачем, отвечали: «чтобы не отрываться от коллектива», «не быть белой вороной» и т. п.

Таким образом, уравнение (5) описывает портрет добросовестных исполнителей общественных поручений на предприятии с 97% объяснительной дисперсиии при р<0,004.

Завершаем описание полученных результатов ценностью досуга девушек, для которых ценность цели уступает ценности условий его протекания.

А ,= -1,4 — 0,42? + 0,35Р

досЗ у у у >

Из уравнения (6) следует, что таким девушкам, с одной стороны, свойственна уверенность в собственных решениях, критичность в поступках, способность действовать с учетом иерархии ценностей (высокий уровень субшкалы Г), ас другой — закрытость и погруженность в себя (низкий уровень субшкалы Р). Модель (6) при относительно невысоком уровне объяснительной дисперсии 64% (из них 40% субшкала Р) получилась достаточно достоверной (р<0,0001).

Таким образом, результаты пилотажного исследования в целом подтверждают возможность сравнения терминальных и инструментальных цен-

ностей. При этом, судя по наличию статистически значимых взаимосвязей с другими методиками, исследование валидно. В то же время обнаружены проблемы, которые необходимо решить в ходе дальнейших исследований, в частности, недостаточная дифференцирующая способность показателя соотношения терминальных и инструментальных ценностей, обусловленная использованием в тестах АТЛЦ и ИЦЛ стандартной шкалы стенов, что привело либо к низкой вариативности зависимой переменной, либо к нелинейному характеру исследуемых зависимостей.

Выводы

1. Теоретически и эмпирически показана возможность сравнения выраженности систем терминальных и инструментальных ценностей в сферах жизнедеятельности испытуемых.

2. Установлено, что приоритет системы терминальных ценностей над инструментальными взаимосвязан с уровнем самодетерминации личности.

3. Показано, что приоритет системы инструментальных ценностей над терминальными взаимосвязан со смысложизненными ориентациями и особенностями ситуативного поведения личности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алишев,Б. С. Психологическая теория ценностей (системно-функциональный подход) : дис. ...докт. психол. наук. — Казань, 2002. — 367 с.

2. Алишев, Б. С. Структура ценностей личности // Психология индивидуальности : матер. IV Всерос. науч. конф. / отв. ред. А. Б. Купрейченко, В. А. Штроо. — М. : Логос, 2012. — С. 36.

3. Безумова, Л. Г. Соотношение личностных ценностей и потребностей как источников смыслообразования // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Психология». — 2007. — № 1. — С. 24—35.

4. Бубнова, С. С. Методика диагностики индивидуальной структуры ценностных ориентаций личности // Методы психологической диагностики. Вып. 2 /под ред. А. Н. Воронина. — М. : Институт психологии РАН, 1994. — С. 144—157.

5. Бухвалова, E. М. Методика диагностики инструментальных ценностей личности / E. М. Бухвалова, Л. В. Карпушина // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Психология». — 2008. — № 2. — С. 130—142.

6. Журавлев, А. Л. Экономическое самоопределение: Теория и эмпирические исследования / А. Л. Журавлев, А. Б. Купрейченко. — М. : Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. — 480 с.

7. Журавлева, Н. А. Динамика ценностных ориентаций личности в российском обществе. — М. : Изд-во «Институт психологии РАН», 2006. — 335 с.

8. Каган, М. С. Избранные труды в VII томах. Том II. Теоретические проблемы философии. — СПб. : ИД «Петрополис», 2006. — 600 с.

9. Капцов,А. В. Психологическая аксиометрия // Психологическая диагностика. — 2011. — № 4. — С. 4—114.

10. Карандышев, В. Н. Методика Шварца для изучения ценностей личности: концепция и методическое руководство. — СПб. : Речь, 2004. — 70 с.

11. Карпушина, Л. В. Психология ценностей российской молодежи / Л. В. Карпушина, А. В. Капцов. — Самара : Изд-во СНЦ РАН, 2009. — 252 с.

12. Каширский, Д. В. Влияние профиля образования и этапа самоопределения на становление системы ценностей в юношеском возрасте : дис. ... канд. психол. ijig^K. — Барнаул, 2002. — 232 с.

13. JlaepuHoea, H. Н. Аналитика социокультурной ситуации (структура и проблемы проектирования) // Аналитика культурологии: электронное научное издание.— 2010. — № 2(17). URL: http://analiculturolog.ru/ component/k2/item/230-article_42. html (дата обращения: 10.10.12).

14. MaÜHuna, И. Н. Стандартизация методики «Шкала экзистенции» А. Лэнгле, К. Орглер / И. Н. Майнина, А. Ю. Васанов // Психологический журнал. — 2010. — Том 31. — № 1. — С. 87—89.

15. Пергаменщик,Л. А. «Шкала экзистенции» А. Лэнгле, К. Орглер для подростков: процесс и результаты адаптации / Л. А. Пергаменщик, Н. Л. Пузыревич // Психологическая диагностика. — 2011. — № 1. — С. 95—115.

16. Полежаева, Е. А. Шкала самомониторинга и возможности ее применения // Психологическая диагностика. — 2006. — № 1. — С. 3—32.

17. Сенин, И. Г. Модифицированный вариант опросника терминальных ценностей (ОТеЦ-2). — Ярославль : НПЦ «Психодиагностика», 2001. — 24 с.

18. Сенин, И. Г. Опросник терминальных ценностей. — Ярославль : НПЦ «Психодиагностика»: Фонд гражданской инициативы «Содействие», 1991. — 19 с.

19. Сенин,И. Г. Психодиагностика ценностно-ориентационной сферы личности как метод социально-психологического исследования : дис. ... канд. психол. наук. — Ярославль, 2000. — 186 с.

20. Сопов, В. Ф. Морфологический тест жизненных ценностей: Руководство по применению / В. Ф. Сопов, Л. В. Карпушина. — Самара : Изд-во СамИКП : СНЦ РАН, 2002. — 56 с.

21. Степанов, E. Н. Педагогу о современных подходах и концепциях воспитания / E. Н. Степанов, Л. М. Лузина. — М. : ТЦ Сфера, 2005. — 160 с.

22. Rokeach, М. The nature of human values. — N.Y.: Free Press, 1973. — 438 p.

23. Schwartz, S. H.ßilsky W. Toward a Universal Psychological Structure of Human Values // Journal of Personality and Social Psychology. — 1987. — Vol. 58. — № 5. — P. 550—562.