УДК 159.922.4+316.6 СОДЕРЖАНИЕ ИДЕНТИФИКАЦИОННОГО ПРОЦЕССА ЛИЧНОСТИ В ЭТНИЧЕСКОЙ ГРУППЕ1

Мохова С.Ю.

Цель: констатировать динамику изменений иерархии системы ценностей, как составляющих идентификационного процесса

Метод или методология проведения работы: системный подход, ценностный подход в кросс-культурном исследовании Результаты

В статье с опорой на основные положения системного подхода рассматривается содержание идентификационного процесса. Автор приводит результаты изучения понимания идентификационного процесса З. Фрейдом и сопоставляет выделенные им критерии с современными взглядами. Изменение в иерархии системы ценностей, как составляющих идентификационного процесса, и её изменении на уровне личности, семьи и этноса у русских и бурят выявлен ряд особенностей.

Область применения результатов: психологическое консультирование и социально-психологическое просвещение

Ключевые слова: идентификация, идентичность, этничность, этническая идентичность, иерархия ценностей, подросток, родитель, этнос.

1 Работа выполнена в рамках государственного задания вузу Минобрнауки РФ проект №6.3777.2011 «Трансграничье в изменяющемся мире: культурное наследие и идентичность».

THE CONTENT OF THE IDENTIFICATION PROCESS OF A PERSON IN AN ETHNIC GROUP

Mokhova S.U.

Purpose

To show the dynamics of the value system. Values are considered as components of an identification process.

Methodology system approach, value approach in a crosscultural research.

Results

The article is devoted to the study the content of an identification process on the basis of the system approach. The author uses Z. Freud’s results of studying an identification process to contrast them with the contemporary understanding of an identification process. The data of the empiric research show the dynamics of changes in the values hierarchy. The values are considered to be the components of an identification process of the Buryats and the Russians on the levels of a person, a family and an ethnos.

Practical implications psychological consulting, social and psycological education.

Keywords: identification, identity, ethnicity, ethnic identity, values hierarchy, teenager, parent, ethnos.

Современные положения психологии, базирующейся на системном подходе, сопоставимы в начале XXI века с некоторыми идеями З. Фрейда, высказанными им около ста лет назад.

В некоторых своих исследованиях З.Фрейд опирался на достижения, полученные Вундтом в работе “Психология народов”, и выводы представителей цюрихской школы, пытавшейся проблемы индивидуальной психологии разрешить при помощи материала из области психологии народов.

“Wundt, - отмечает З.Фрейд, - называет табу самым древним неписаным законодательным кодексом человечества. Общепринято мнение, что табу древнее богов и восходит ко временам, предшествующим какой бы то ни было религии” [1, с.21]. В основе образования табу, по мнению З. Фрейда, лежит амбивалентное отношение. Оно проявляется в том, что запрет осознается, а вытесненное влечение находится в области бессознательного. Душевая жизнь человека поэтому устроена так, что влечение и запрет, будучи противоположностями, не могут прийти в соприкосновение[1, с.31].

“Понимание табу, - пишет З. Фрейд, - проливает свет на природу и возникновение совести. Не расширяя понятия, можно говорить о совести табу и о сознании вины табу после нарушения его. Совесть табу представляет собой, вероятно, самую древнюю форму, в которой мы встречаемся с феноменом табу.

Ибо что такое "совесть"? Как показывает само название, совесть составляет то, что лучше всего известно[* - Немецкое "Gewissen" (совесть) происходит от слова "wissen" (знать), а русское "совесть" от "ведать".], в некоторых языках обозначение совести едва отличается от обозначения сознания.

Совесть представляет собой внутреннее восприятие недопустимости известных имеющихся у нас желаний; но ударение ставится на том, что эта недопустимость не нуждается ни в каких доказательствах, что она сама по себе несомненна. Еще яснее это становится при сознании вины, восприятии внутреннего осуждения таких актов, в которых мы осуществили известные желания. Обоснование кажется тут лишним; всякий, имеющий совесть, должен почувствовать справедливость осуждения, упрек за совершенный поступок” [1, с. 68]. Совесть, чувство вины, вытекающий из него страх, имеющий бессознательный источник мотивов осуждения также в психологической системе имеют тесную связь и указывают на природу процессов идентификации.

Терминология, которую ввел З. Фрейд, заслуживает того, чтобы к ней обратиться с целью выяснения поставленного в психоанализе вопроса о процессе идентификации.

В толковом словаре Дудена (Duden, www.duden.de) Identität (идентичность) - 1.а. Echtheit einer Person oder Sache; völlige Übereinstimmung mit dem, was sie ist oder als was sie bezeichnet wird переводится как (подлинность лица или вещи; полное соответствие тому, что оно/она есть или тому, как что она/оно обозначается); 1. б. (Psychologie) als »Selbst« erlebte innere Einheit der Person (в психологии) понимается как внутреннее единство лица, переживаемое как «самость» (или как «собственное Я»); 2.völlige Übereinstimmung mit jemandem, etwas in Bezug auf etwas; Gleichheit (полное соответствие кому-либо; что-либо по отношению к чему-либо; тождественность)

Слово Identifizierung (идентификация) das Identifizieren; das Sichidentifizieren; Identifikation (идентифицирование, самоидентифицирование) Identifikation идентификация 1. Identifizierung 2. (Psychologie) das Sichidentifizieren (2c) sich mit einer anderen Person oder Gruppe emotional gleichsetzen und ihre Motive und Ideale in das eigene Ich übernehmen в психологии

- самоидентификация - эмоциональное отождествление себя с другим лицом или группой и заимствование их мотивов и идеалов в собственное Я.

З. Фрейд очень осторожно подходит к вопросу о структуре «Я». «Сверх-Я» как инстанция «Я» выполняет, по мнению З. Фрейда, функцию совести, а предпосылкой судебной деятельности совести считает самонаблюдение. После проступка совесть человека наказывает его упреками стыда. Сверх-Я представляет требования морали. Моральное чувство вины есть выражение напряжения между Я и Сверх-Я.

Образование «Сверх-Я» и возникновение совести З. Фрейд связывает с проявлениями любви и угрозами наказания со стороны родителей. Угроза наказания показывает ребенку утрату любви и вызывает страх. Противоречие З. Фрейд видит в том, что и при строгом воспитании, и при очень мягком и

добром воспитании Сверх-Я может быть неумолимо строгим и говорит о запутанности процесса, который он называет идентификацией (Identifizierung). Идентификация понимается как уподобление Я чужому Я, вследствие чего первое Я в определенных отношениях ведет себя как другое, подражает ему, принимает его в известной степени в себя. Идентификация - очень важная форма связи с другим лицом, вероятно, самая первоначальная, но не то же самое, что выбор объекта. В первом значении речь идет об желании быть таким же, во-втором случае, в случае выбора объекта понимается желание обладать, владеть им. Сверх-Я является наследием значимой для детства эмоциональной связи. Полагаю, что не будет серьезной ошибкой, если сказать, что на основе этой значимой эмоциональной связи в очень раннем возрасте и формируется Сверх-Я. В последующем, в других возрастах, когда ребенок может иначе, чем в раннем возрасте оценивать своих родителей воспитательные воздействия самих родителей, учителей, воспитателей, на сформированное Сверх-Я уже не влияют, более поздние воздействия касаются только Я. Сверх-Я выполняет еще одну важную функцию. Оно является носителем Я-идеала. С Я-идеалом Я соизмеряет себя, оно к нему стремится, оно старается выполнить требование постоянного совершенствования.

Чувство вины трудно отделить, отличить от чувства неполноценности. И современники З. Фрейда, представители индивидуальной психологии сфокусировали свои исследования вокруг последнего. Человек переживает чувство неполноценности, если чувствует, что он нелюбим; маленький ребенок переживает чувство неполноценности, если чувствует, что нелюбим родителями. Чувство вины выражает напряжение между Сверх-Я и Я.

“Сверх-Я ребенка, - пишет З.Фрейд, - строится собственно не по примеру родителей, а по родительскому Сверх-Я; оно наполняется тем же содержанием, становится носителем традиции, всех тех сохранившихся во времени ценностей, которые продолжают существовать на этом пути через поколения” [2, с.341]. И далее: - “В идеологиях Сверх-Я продолжает жить прошлое,

традиция расы и народа, которые лишь медленно поддаются влияниям современности, новым изменениям. Пока оно (человечество) действует через Сверх-Я, оно играет значительную, независимую от экономических отношений роль в человеческой жизни” [2, с.341].

З. Фрейд наделил Сверх-Я функцией самонаблюдения, совестью и Я-идеала.

Таким образом, согласно З. Фрейду процесс идентификации тесно связан с такими феноменами как: образования «Я» и «Сверх-Я»; традиции и ценности народа, чувство вины, как выражение напряжения между Сверх-Я и Я; функциями принадлежащими Сверх-Я: самонаблюдение, совесть и Я-идеал;.

З. Фрейд обобщил все свои рассуждения в формуле: «Психологическая масса является объединением отдельных личностей, которые ввели в свое Сверх-Я одно и тоже лицо и на основе этой общности идентифицировались друг с другом в своем Я» [2, с.341].

Архаическими началами становления культуры древнего человека

З. Фрейд называет три культурных запрета: инцест, запрет на убийство и каннибализм. На страже выполнения запретов стоит система тотемизма. Тотемизм прочно соединяется с эксогамией и этот союз оказывается очень прочным [3, с.120].

Вытекающее из чувства самосохранения требование культурной жизни способно объединять людей. Социальные влечения развиваются в особые комплексы благодаря слиянию эгоистических и эротических компонентов.

Наибольшее внимание З. Фрейд уделил религиозным представлениям. Он предложил понимание религиозных тезисов как невротических пережитков [3, с.173]. Подчеркивая, что религиозные представления считаются драгоценнейшим достоянием культуры, высшей ценностью, З. Фрейд опять указывал на наличие неосознаваемого противоречия [3, с. 136].

В работах З. Фрейда имплицитно содержится информация о ценностях. Работу “Неудовлетворенность культурой” З. Фрейд начинает с указания на

существование подлинных ценностей жизни. Далее в работе он указывает, что цель в жизни задает ценность последней. Г оворя о законе, как об установлении в пользу индивида он упоминает об этической ценности, и акцентирует, что свобода не всегда имела ценность. Прошло время, прежде чем человек научился ценить помощника. С культурной точки зрения дружба, в которой имеет место подавленная половая любовь, имеет ценность. В значении, которое один человек приобрел в эмоциональной жизни другого человека, раскрывается его внутренняя ценность. Любовь как ценность может быть обесценена сильным требованием заповеди “возлюби ближнего своего как самого себя” [4].

Таким образом, З.Фрейд в своей работе “Введение в психонализ. Лекции”, раскрывая понятие “идентификация”, включает такие явления как чувство вины, ценности, внутреннее напряжение между структурными компонентами “Я” и “Сверх-Я”, указывая также, что не все содержание структурных компонентов является осознанным. В отношении процесса идентификации З.Фрейд указывает на незримое присутствие представителей третьего, старшего поколения значимых взрослых, которые в семейном роду по отношению к ребенку считаются бабушками и дедушками. В той мере, в какой чувство вины определяется напряжением между “Я” и “Сверх-Я”, в той же мере есть все основания рассмотреть точку зрения З. Фрейда на основания возникновения этого напряжения в психологии первобытной культуры и религии, так как тезис З. Фрейда о наличии единого вождя у первобытного народа тесно связан с проблемами психологии народов, культурными ценностями. В работах З. Фрейда нами выделены следующие ценности: любовь; свобода; цель в жизни; помощник; друг с его внутренним миром, определяющим богатство эмоциональной жизни; религиозные представления.

Опираясь на результаты анализа основных положений З. Фрейда в работах, обращенных к исследованию динамики социокультурных процессов на основе психоаналитического подхода, становится очевидным, что согласованность жизненных смыслов в поколениях подростков и их родителей

будет одним из показателей процесса идентификации. Мы предположили, что нарушение согласованности жизненных смыслов двух поколений проявляется в асимметрии пары категорий жизненных смыслов, приводящей к гармонизации всю систему культурных ценностей и удерживающую её в равновесии.

Современные измерительные инструменты, ориентированные на изучение ценностно-смысловой сферы личности, представлены методиками, измеряющими выраженность тех или иных жизненных смыслов, ценностных ориентаций и представляющих иерархию системы ценностей. В целях своего исследования мы использовали методику исследования системы жизненных смыслов В.Ю. Котлякова. По аналогии с классификационными категориями П. Иберсола [5, с. 25]. В.Ю. Котляков выделил 8 таких категорий жизненных смыслов: альтруистический, экзистенциальный, гедонистический, статусный, коммуникативный, семейный, когнитивный, самореализации.

Выборка. В исследовании принимали участие 20 бурятских и 40 русских семей. Участвовало 40 русских мам и 40 подростков, а также 20 мам, пап и их детей-подростков из бурятских семей.

Результаты.

Значение термина “категория альтруистических жизненных смыслов” включает в себя бескорыстную помощь другим, не ожидая награды. По наблюдениям этологов альтруистическое поведение в сообществах животных и в социуме формируется при наличии мощнейшего внешнего врага и межгрупповых конфликтов. Обработка данных подростками и их родителями ответов по названной категории представлена на рис.1. Накопленные частоты предпочтений этой категории жизненного смысла показывает, что в бурятском этносе у подростков альтруистические смыслы смещаются в иерархии системы категорий смыслов на последние места.

Д.А. Леонтьев пишет, что экзистенциализм часто ошибочно понимают как размышления «о жизни вообще». Однако, отличительным признаком экзистенциального взгляда на жизнь, в отличие от многочисленных других

взглядов на нее, выступает признание возможности занять по отношению к своей жизни рефлексивную и произвольную позицию, в том числе и менять эту позицию [6, с.58].

Рис. 1. Кумулятивные кривые рангов “альтруистические жизненные смыслы” у двух поколений в русском и бурятском этносе.

Такое понимание экзистенциализма позволяет наполнить содержанием категорию “экзистенциальные жизненные смыслы” (Рис.2).

Рис. 2. Кумулятивные кривые рангов “экзистенциальные жизненные смыслы” у двух поколений в русском и бурятском этносе.

Гедонистический смысл жизни (гр. hedone - наслаждение) связан с опытом чувств. Удовольствия, которые этот опыт доставляет или поставляет,

могут предвосхищать приоритетность этой категории жизненных смыслов (рис. 3).

Рис. 3. Кумулятивные кривые рангов “гедонистические жизненные смыслы” у двух поколений в русском и бурятском этносе.

Основной формой самореализации является достижение цели.

Самореализация (self-actualization) может быть буквально понята как реализация потенциала личности или выявлении индивидом своих способностей и их развитие. В таком контексте могут быть изучены результаты по категории жизненного смысла самореализации (Рис.4).

Кумулятивные кривые рангов категории "самореализация" у поколений бурят

120

100

80

60

40

20

1 t О

/ f

f

Кумулятивные кривые рангов категории "самореализация" у поколений русских

120

-папы ■ мамы - подростки

g 100 о

20

1 1,5 2 2,5 3 3,5 4 4,5 5 5,5 6 6,5 7 7,5 Ранги

1 1,5 2 2,5 3 3,5 4 4,5 5 5,5 6 6,5 7 7,5 ! Ранги

■ родители - подростки

Рис. 4. Кумулятивные кривые рангов категории жизненного смысла “самореализация” у двух поколений в русском и бурятском этносе.

В рамках проводимого нами исследования мы будем понимать реализацию статусного жизненного смысла как занимаемое индивидом или

группой, к которой он принадлежит, место в обществе. Социальный статус следует учитывать в иерархии жизненных смыслов, так как он может выступать в качестве объекта социального действия (Рис.5).

Рис. 5. Кумулятивные кривые рангов категории “статусные жизненые смыслы" у двух поколений в русском и бурятском этносе.

Рис. 6. Кумулятивные кривые рангов категории “коммуникативные жизненные смыслы" у двух поколений в русском и бурятском этносе.

Категорию коммуникативных жизненных смыслов можно обозначить несколькими содержаниями: получение информации в процессе общения; эмоциональное насыщение; создание системы взаимопонимания и т.п.. В обработанных данных существенных различий по этой категории не обнаруживается (рис.6)

Для человека, предпочитающего принадлежность к семье, имеющего семью, категория “семейного жизненного смысла” занимает приоритетные позиции (рис.7)

Рис. 7. Кумулятивные кривые рангов категории “семейные жизненные смыслы” у двух поколений в русском и бурятском этносе.

Больше всего вопросов, возражений и комментариев (как нам думается, не случайно) при обсуждении результатов вызвала категория “когнитивных жизненных смыслов” (Рис. 8). Понимание этой категории наполняется знанием самого когнитивного процесса, и вследствие этого уводит в сторону от логического подлежащего исследования. Неутешительная ранговая позиция этой категории в век потребления и информационных технологий может быть объяснена тем, что “когнитивный смысл осознания заключается в преодолении потенциальной избыточности понимания” [7].

Рис. 8. Кумулятивные кривые рангов категории “когнитивные жизненные смыслы” у двух поколений в русском и бурятском этносе.

Обсуждение результатов. Предлагаемое нами описание содержания идентификационных процессов личности в этнической группе основывается на методологических принципах системного подхода:

- идентификационные процессы личности в этнической группе подразумевают трехуровневую структуру, задающей единство и целостность проявлений личностного, семейного и этнического в групповой динамике. Психическим основанием целостности служит эмоциональное заражение.

- Управляющей системой в идентификационном процессе на рассматриваемом нами уровне системы, можно считать этническую группу, подчиняющую себе процессы семейной динамики и личностного развития. Семья по отношению к личности в идентификационных процессах является определяющей.

- На каждом уровне системы, определяющей идентификационные процессы личности, предполагается своя организационная структура. Свойства структуры обуславливают процесс функционирования всей трехуровневой системы.

- Принцип множественности предполагает множество моделей описания отдельных элементов и системы в целом, поэтому в данной работе предлагается один из вариантов описания содержания идентификационного процесса.

- Свойство личности обладать всеми признаками семейной и этнической группы мы считаем основным индикатором содержания идентификационного процесса.

Семья рассматривается нами как система, имеющая определенную организационную структуру, определяемую культурными традициями и аксиологическими и деонтологическими нормами взаимодействия в ней.

Выделенные нами в работах З. Фрейда ценности (любовь; свобода; цель в жизни; помощник; друг с его внутренним миром, определяющим богатство эмоциональной жизни; религиозные представления) соотносятся с классификацией ценностей П. Иберсола (Ebersole, De Vogler, 1981)

(Саморазвитие ("Реализовать максимально свои возможности, способности, себя как личность, согласно своим ценностям"); Польза ("Принести максимум полезного себе, близким и обществу"); Семья ("Я живу ради своей дочери"); Движение к Богу ("Обрести полноту общения с Богом"); Понимание ("Уяснить для себя, в чем смысл"); Достижение ("Занять определенное место в обществе"); Любимая работа ("У меня нет времени рассуждать о смысле жизни, так как все время уходит на то, чтобы писать музыку"); Процесс жизни ("Жить самой и дать самостоятельно жить другим"), Другое ("Сдать экзамены и курсовые вовремя и без проблем") [8, с. 25]) и категориями жизненных смыслов, обозначенными в опроснике В.Ю. Котляковым.

Иерархия категорий жизненных смыслов может быть рассмотрена на всех трех уровнях системы, определяющей идентификационный процесс.

Сопоставление кумулятивных кривых рангов категорий жизненных смыслов показывает приоритетные позиции категории “семейные жизненные ценности” у обоих поколений в бурятском этносе и категории “экзистенциальные” и “коммуникативные” жизненные смыслы у обоих поколений в русском этносе. Ярко выражена тенденция занимать последние места в иерархии жизненных смыслов у обоих поколений в русском этносе по категории когнитивные жизненные смыслы. Ценность бытия в русском этносе задают экзистенциальные и коммуникативные жизненные смыслы при отсутствии какого-либо стремления углубления в осознание и понимание происходящего (когнитивный жизненный смысл занимает последние места в иерархии категорий жизненных смыслов). Сущность онтологии в бурятском этносе базируется на семейных жизненных смыслах.

На уровне сопоставления двух поколений наблюдаются следующие тенденции. В русском этносе значимые различия между приоритетностью рангов в двух поколениях выявлены по категориям “семейные” и “статусные” жизненные смыслы. Русские подростки отодвигают в ранговых позициях семейные смыслы и ставят приоритетными статусные. Иная картина

наблюдается в двух поколениях бурятского этноса. Подростки буряты предпочитают самореализацию статусным жизненным смыслам. Обращает внимание еще один аспект содержания идентификационного процесса. Совпадения кумулятивных кривых рангов в бурятском этносе у подростков и их мам по категориям “гедонистические” и “экзистенциальные” жизненные смыслы. По сравнению с папами мамы и подростки ставят на первые позиции смысл получения удовольствия от чувственного опыта и отдают последние ранговые места экзистенциальным жизненным смыслам. Таким образом, эмпирические данные еще раз показывают в идентификационном процессе наличие связи детей (подростков) преимущественно с мамами как значимыми взрослыми определяющими характеристики процесса.

Выводы:

1. Изучение содержания идентификационного процесса требует как минимум обращения к двум поколениям, а оптимальный состав выборки для решения поставленного вопроса должен включать три поколения в семье.

2. В присвоении системы норм и ценностей, изменении их иерархии, следовательно, самым пластичным является личностный уровень. Однако следует учитывать, что компонентами, определяющими идентификационный процесс, также являются чувство вины, как внутреннее напряжение между структурными компонентами “Я” и “Сверх-Я”, работа совести, определяемая структурой сознания.

3. Самые сильные связи в идентификационных процессах устанавливаются с мамой.

4. Содержательно качественные изменения на уровне этнической группы могут быть заметны не сразу в силу замедленности процессов изменения и закрепления новообразований в структуре психики подростков, не нашедшими идентификации с родителями. Однако, выявленные эмпирически особенности могут быть объяснены и свойственными для подросткового возраста характеристиками.

Список литературы

1. Фрейд З. Тотем и табу. М.: Академический проект, 2007. 159 с.

2. Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. М. 1995.

3. Фрейд З. Будущее одной иллюзии Сб. Психология масс и анализ человеческого «Я». Азбука, СПб, 2011. 192с.

4. Фрейд З. Недовольство культурой//Фрейд З. Психоанализ. Религия. Культура. М.Ренессанс, 1992. С.65-134

5. Леонтьев Д.А. Методика предельных смыслов (МПС). М.: Смысл, 1992. 36 с.

6. Леонтьев Д.А. Экзистенциальный смысл суицида: жизнь как выбор// Московский психотерапевтический журнал. 2008. № 4. С. 58-82.

7. Агафонов А.Ю. Когнитивный смысл и логика порождения осознаваемых переживаний. URL: http://andrey-agafonov.narod.ru/books/cogn.htm (дата обращения: 18 октября 2012)

8. Леонтьев Д.А. Методика предельных смыслов (МПС). М.: Смысл, 1992. 36 с.

References

1. Freyd Z. Totem i tabu [Totem and Taboo]. M.: Akademicheskiy proekt, 2007. 159 p.

2. Freyd Z. Vvedenie v psikhoanaliz [Introduction to Psychoanalysis] M. 1995.

3. Freyd Z. Budushchee odnoy illyuzii [The Future of an Illusion]. Azbuka, SPb, 2011. 192 p.

4. Freyd Z. Nedovol'stvo kul'turoy [Conflict & cultural]. 1992. pp. 65-134.

5. Leontev D.A. Metodika predel'nykh smyslov (MPS) [Technique of limiting senses]. M.: Smysl, 1992. 36 p.

6. Leontev D.A. Moskovskiy psikhoterapevticheskiy zhurnal, no. 4 (2008): 5882.

7. http://andrey-agafonov.narod.ru/books/cogn.htm (accessed October 18,

2012)

8. Leontev D.A. Metodika predel'nykh smyslov (MPS) [Technique of limiting senses]. M.: Smysl, 1992. 36 p.

ДАННЫЕ ОБ АВТОРЕ

Мохова Светлана Юрьевна, доцент кафедры теоретической и прикладной психологии, кандидат психологических наук

Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского

ул. Бабушкина, 129, г. Чита, 672007, Россия e-mail: Svetalina67@gmail. com

DATA ABOUT THE AUTHOR

Mokhova Svetlana Yurevna, PhD in Psychology, associate professor of the Department of theoretical and applied psychology

Zabaikalski State Humanitarian pedagogical University named after N. G. Chernishevski

129, Babushkina st., ^ita, 672007, Russia e-mail: Svetalina67@gmail. com

Рецензент:

Виноградова Н.И., профессор, доктор психологических наук, профессор, Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г.Чернышевского