УДК 159.9 ББК 88.34 Б 82

В.А. Бордовский

Аспирант кафедры управления персоналом и организационной психологии Кубанского государственного университета; E-mail: vbordovsky@gmail.ru

СМЫСЛОЖИЗНЕННЫЕ ОРИЕНТАЦИИ И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ

ИНТЕЛЛЕКТ В СТРУКТУРЕ ЛИЧНОСТИ СОЦИАЛЬНОГО РАБОТНИКА

(Рецензирована)

Аннотация. Статья посвящена выявлению смысложизненных ориентаций и их взаимосвязей с эмоциональным интеллектом - содержательным компонентом аттракции в психическом образовании «значимый другой» в структуре личности социального работника. Показано, что для социальных работников свойственны структурированность и сформированность на высоком уровне смысложизненных ориентаций; они обладают средневысоким уровнем эмоционального интеллекта, который тесно взаимосвязан с ценностно-смысловой сферой личности. Выделен объект развивающего воздействия - способности управлять собственными эмоциями. Определены некоторые аспекты проблемы в качестве задач для последующих этапов исследования.

Ключевые слова: эмоциональный интеллект, смысложизненные ориентации, аттракция; значимый другой.

V.A. Bordovskiy

Post-graduate student of Department of Human Resource management and organizational psychology of the Kuban state university; E-mail: vbordovsky@gmail. ru; E-mail: vbordovsky@gmail. ru

THE PURPOSE IN LIFE AND EMOTIONAL INTELLIGENCE IN STRUCTURE OF THE PERSONALITY OF THE SOCIAL WORKER

Abstract. An attempt is undertaken to find the purpose in life and its relationship with the emotional intelligence: a substantial component of attraction in the mental unit “another significant person” in the structure of the personality of a social worker. Social workers are characterized by peculiar structuring and by formation of a high-level purpose in life orientation; they have a medium-high level of emotional intelligence, which is closely related to value-semantic field of personality. The object of developmental impact is selected: the ability to manage his own emotions. Some aspects of the problem are identified as a task for the next stages of the study.

Keywords: emotional intelligence, the purpose in life, attraction, another significant person.

Изучению специфики деятельности социального работника, а также описанию личности представителей данной профессии посвящено немало исследований [1, 2 и др.]. Поскольку важность социальных служб и людей, работающих с населением, в последнее время возрастает, повышаются и требования, предъявляемые к социальному работнику, в частности, к его профессионально важным качествам. Отмечается, что человек, помогающий другим, должен быть не только «приятен» для другого, позитивно воспринимаем им, но и сам испытывать тягу к людям, стремление оказывать помощь, помогать другому. В этой связи правомерно рассматривать феномен «значимый другой» как центральное психологическое качество социального работника, что обусловливает вопрос о его содержательном наполнении применительно к данной сфере профессиональной деятельности.

А.В. Петровский [3] интерпретировал понятие «значимый другой» через трехфакторную модель, выявляющую формы метаиндивидуальной репрезентации личности: властные полномочия, референтность (авторитет) и эмоциональная привлекательность

(аттракция). Опираясь на сложившуюся к настоящему времени концепцию эмоционального интеллекта [4], мы полагаем, что компонент аттракции находит отражение в совокупности способностей личности понимать собственные эмоциональные состояния, чувства и переживания других и управлять ими, что, по сути, является смыслообразующим в определении эмоционального интеллекта. Вместе с тем принятие субъектом профессиональной роли социального работника детерминируется определенными мотивационно-ценностными образованиями.

Таким образом, определилась цель эмпирического исследования. Она состояла в выявлении структуры и приоритетов смысложизненных ориентаций действующих социальных работников и их взаимосвязи с эмоциональным интеллектом в целом и отдельными его компонентами в частности. Гипотеза исследования состояла в предположении: компонент аттракции имеет высокую выраженность в совокупности личностных качеств социального работника, в частности, он непосредственно взаимосвязан с ценностно-смысловой сферой личности.

Для достижения цели и проверки эмпирической гипотезы были поставлены задачи:

1) установить специфику смысложизненных ориентаций социальных работников;

2) выявить типологические характеристики эмоционального интеллекта у представителей данной профессиональной среды;

3) проанализировать особенности взаимосвязей способностей, структурирующих эмоциональный интеллект, и факторов, определяющих конфигурацию и структуру смысложизненных ориентаций социальных работников.

Организация и методы исследования. Эмпирическое исследование проведено в группе социальных работников г. Краснодара (всего 115 человек). Средний возраст по выборке составил 36 лет, все респонденты-женщины, что отражает гендерную специфику данной профессиональной среды.

В исследовании были использованы методики: «Тест смысложизненных ориентаций (СЖО)» Д.А. Леонтьева [5], Опросник Н. Холла «Эмоциональный интеллект» [6].

Тест «СЖО» позволяет выявить степень выраженности следующих факторов: (1) -«Цели в жизни»; (2) - «Процесс жизни или интерес и эмоциональная насыщенность жизни»; (3) - «Удовлетворенность самореализацией»; (4) - «Локус контроля-Я (ЛК-Я)»; (5) - «Локус контроля-жизнь или управляемость жизни (ЛК-Ж)»; (6) - «Осмысленность жизни». Автор предлагает стандартизированные нормативы уровней выраженности показателей каждой из субшкал для мужской и женской выборок [5, с. 14]. Они использовались в дальнейшем для сравнения с полученными в процессе исследования показателями.

Опросник Н. Холла состоит из 30 утверждений и содержит 5 шкал (так называемые «парциальные» составляющие ЭИ): «Эмоциональная осведомленность»; «Управление своими эмоциями»; «Самомотивация» (произвольное управление своими эмоциями); «Эмпатия»; «Распознавание эмоций других людей». Кроме того, методика позволяет установить общий уровень ЭИ, определяемый как сумма показателей по шкалам и названный автором методики «Интегративный ЭИ». При интерпретации данных выявляется три уровня эмоционального интеллекта: низкий (до 11 баллов), средний (от 11 до 20 баллов) и высокий (от 21 балла) [6].

Результаты и их обсуждение.

В сочетании факторов, определяющих смысложизненные ориентации социальных работников, констатируется высокий уровень всех диагностируемых показателей. Сравнения со стандартными показателями показывают на высоко достоверном уровне (р<0,05) преобладание среднегрупповых значений в среде социальных работников по всем шкалам (табл. 1).

Как видно из приведенных в таблице 1 данных, социальные работники имеют выраженную осмысленность, направленность и временную перспективу жизни. Для них свойственны ощущение эмоциональной насыщенности жизни; осознание её результативности; положительная самооценка; представление о себе как о сильной личности,

обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о ее смысле. Следствием этого является осознание контролируемости жизнь, свободы в принятии решений и воплощении их в жизнь.

Таблица №1.

Показатели выраженности основных факторов смысложизненных ориентаций в среде

социальных работников (М±с)

Шкалы Эмпирические данные Стандартные значения

Цели 32,30±5,46 29,40±6,24

Процесс 32,00±6,00 28,80±6,14

Результат 26,90±4,60 23,30±4,95

ЛК-Я 21,00±3,80 18,60±4,30

ЛК-Ж 31,90±3,53 28,70±6,10

ОЖ 104,60±15,81 95,80±16,54

Диагностика эмоционального интеллекта у социальных работников показала, что в среднегрупповых значениях он может интерпретироваться как гармоничный эмоциональный интеллект, средне-высокого уровня, т.е. имеющий качества ЭИ четвертого и шестого типов, выделенных Е.В. Ерохиной [7].

25.0

20.0

15.0

10.0 5,0 0,0

^

^ у <?

г с4

/ У'

СО у, 21.8 20,9

>ҐУ7,0 19,9

♦-

_я_

/V

*>•

у

грашща шсзкого уровня

грашща среднего уровня

• данные по группе

;У-

Рисунок 1. Среднегрупповой «профиль» эмоционального интеллекта социальных работников.

Такой тип эмоционального интеллекта обеспечивает наиболее гибкое социальное поведение личности и достижение ею высокой социальной адаптивности [там же]. В индивидуальных показателях этот тип ЭИ наблюдается у значительной части выборки испытуемых (43,2%, т.е. 49 чел.). Важно отметить, что у 26,4% остальных обследованных акцентированность профиля ЭИ обусловлена не сниженными значениями по отдельным шкалам опросника, а высокими показателями по шкалам «Эмпатия» и «Эмоциональная осведомленность».

Наименее развиты у социальных работников способности управления собственными эмоциями (М=17,0), что следует рассматривать в качестве одного из важных объектов развивающего воздействия в процессе психологического обеспечения профессиональной деятельности.

В целом полученные результаты дают основание говорить, что уровень эмоционального интеллекта социального работника достаточно высок, они обладают необходимыми способностями для того, чтобы понимать, мотивировать, сочувствовать и сопереживать окружающим, оказывать позитивное влияние на других.

Корреляционный анализ показал ряд существенных взаимосвязей (табл. 2). Установлено, что высокий уровень эмоциональной осведомленности положительно связан с жизненным опытом (шкала «Процесс жизни»; г=0,274) и осознанием сопричастности и контролируемости жизни (шкала «Локус контроля - жизнь»; г=0,255). Высокая эмпатия, свойственная социальным работникам, находится во взаимном влиянии с удовлетворенностью жизнью и получением жизненного опыта (шкала «Локус контроля -жизнь»; г=0,245).

Таблица №2.

Корреляционная матрица взаимосвязей компонентов эмоционального интеллекта и смысложизненных ориентаций социальных работников (г)

Показатели (шкалы) Цели Процесс Результат Локус контроля -Я Локус контроля -Жизнь

Эмоциональная осведомленность 0,027 0,274** 0,187* 0,195* 0,255**

Управление своими эмоциями 0,103 0,051 0,113 0,101 0,307**

Самомотивация 0,264** 0,332** 0,394** 0,422** 0,501**

Эмпатия -0,062 0,114 0,020 0,196* 0,245**

Распознавание эмоций других людей -0,128 0,013 0,000 0,126 0,103

Примечание: «*» - р<0,05; «**» - р<0,01.

Наибольшее число положительных связей выделено между способностью к самомотивации в эмоциональном интеллекте и факторами смысложизненных ориентаций. Это свидетельствует о высокой значимости жизненных ценностей и смыслов в саморазвитии личности социального работника, в опоре на эмоциональный опыт в процессе

самореализации.

Выводы.

Результаты проведенного анализа подтверждают высказанную гипотезу. В совокупности личностных качеств социального работника компонент аттракции имеет высокую выраженность, и он по ряду параметров, отраженных в парциальных составляющих эмоционального интеллекта, тесно взаимосвязан с ценностно-смысловой сферой личности.

Выявленные особенности эмоционального интеллекта социальных работников позволяют отнести его к гармоничному типу средневысокой выраженности всех составляющих эмоциональный интеллект способностей. Средний уровень развития способностей управлять собственными эмоциями следует рассматривать в качестве одного из важных объектов развивающего воздействия в процессе психологического обеспечения профессиональной деятельности социального работника.

Смысложизненные ориентации социальных работников структурированы и

сформированы на высоком уровне. Они тесно взаимосвязаны с компонентами

эмоционального интеллекта, в частности, наибольшее число положительных связей выделено между способностью к самомотивации в эмоциональном интеллекте и факторами смысложизненных ориентаций. Это свидетельствует о высокой значимости жизненных ценностей и смыслов в саморазвитии личности социального работника, в опоре на эмоциональный опыт в процессе самореализации.

Проведенный анализ позволяет выделить некоторые аспекты проблемы в качестве задач для последующих этапов исследования. В частности, опираясь на метод дифференциально-типологического анализа в психологии личности, целесообразно рассмотреть, как отражается специфика эмоционального интеллекта и смысложизненных

ориентаций на процессе личностной адаптации социального работника; насколько связаны процессы личностного становления специалиста в области социальной работы и его профессиональной компетентностной подготовки в условиях двухуровневого высшего профессионального образования. Эти и ряд других задач мы рассматриваем как перспективу развития исследований в обозначенном проблемном поле.

Примечания:

1. Голубева Н.А. Успешность профессиональной деятельности социального работника // Си-стемогенез учебной и профессиональной деятельности: материалы IV Всерос. науч.-практ. конф. Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2009. С. 94-95.

2. Рогинская Т.И. Синдром выгорания в социальных профессиях // Психологический журнал. 2002. Т. 23, № 3. С. 85-95.

3. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Психология: учеб. для студентов вузов. М.: Академия, 2008. 501 с.

4. Emotional intelligence: an international handbook / ed. by R. Schulze, R.D. Roberts. Cambridge; Gottingen: Hogrefe & Huber Publisher, 2005.

5. Леонтьев Д.А. Тест смысложизненных ориентации (СЖО). М.: Смысл, 2000. 18 с.

6. Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. М.: Изд-во Ин-та психотерапии, 2002. C. 57-59.

7. Ерохина Е.В. Эмпирическое обоснование психологических типов эмоционального интеллекта // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Педагогика и психология. 2011. Вып. 1. С. 100-106.

References:

1. Golubeva N.A. Success of professional activity of a social worker // System genesis of educational and professional activity: materials of the IV all-Russian scient. - pract. conf. Yaroslavl: YaGPU publishing house, 2009. P. 94-95.

2. Roginskaya T.I. Syndrome of burning-out in social professions // Psychological Journal. 2002. V. 23, No. 3. P. 85-95.

3. Petrovsky A.V., Yaroshevsky M. G. Psychology: a textbook for students of higher schools. M.: Academia, 2008. 501 pp.

4. Emotional intelligence: an international handbook / ed. by R. Schulze, R.D. Roberts. Cambridge; Gottingen: Hogrefe & Huber Publisher, 2005.

5. Leontyev D. A. The life meaning orientations test (LMO). M.: Smysl, 2000. 18 pp.

6. Fetiskin N.P., Kozlov V.V., Manuylov G.M. Social and psychological diagnostics of development of a personality and small groups. M.: Publishing house of the Institute of Psychotherapy, 2002. C. 57-59.

7. Yerokhina E.V. Empirical support of psychological types of emotional intelligence // Bulletin of the Adyghe State University. Series «Pedagogy and Psychology». 2011. Iss. 1. P. 100-106.