смысловые характеристики диагностики мотивАционного уровня саморегуляции психических состояний

© о. и. Мухрыгина

Разработана оригинальная методика диагностики мотивационного уровня саморегуляции психических состояний. Смысловые диагностические маркеры, взятые в основу методики, сформулированы, имея в основе намерение как мотив, видоизменяющийся и трансформирующийся в новое психологическое образование — мотивационную установку, стремление как выражение активности в удовлетворении потребностей и склонность как «потребностное отношение».

Ключевые слова: смысловые маркеры, мотивационный уровень саморегуляции психических состояний, намерение, стремление, склонность.

Смысл как элемент регуляторной функции сознания в случае психологической регуляции рассматривается как основа выбора человека, который сам исследует ситуацию, программирует свою активность, контролирует и корректирует результаты. Эти действия, прежде всего, базируются на смысловой сфере, т.к. ориентированы на систему осознанных отношений субъекта с миром. «Внутренний мир человека» включает в себя «пласт смысловых структур, в которых кристаллизованы конкретные содержательные отношения человека с миром и которые регулируют его жизнедеятельность» [3, с. 160].

Данный подход мы рассматриваем как элемент основы в изучении взаимосвязи смысловых структур и саморегуляции психических состояний. Концептуальной же основой данного исследования является подход А. О. Прохорова, в трактовке которого целостная функциональная структура регуляции психических состояний представлена как иерархическая организация, в основании которой находятся механизмы регуляции отдельного психического состояния (функциональное единичное). Психическое состояние вследствие интегрирующей функции образует «психологический строй» личности:

Мухрыгина ольга ивановна

ведущий психолог отдела воспитательной работы

Самарский государственный университет путей сообщения

процессы-состояния-свойства, развертывающиеся в условиях социального функционирования субъекта и ситуаций жизнедеятельности. А. О. Прохоровым подчеркивается актуальность диагностики мотивационных составляющих саморегуляции психических состояний (мотивационного уровня саморегуляции), где мотивация и личностный смысл саморегуляции психических состояний являются взаимосвязанными составляющими регуляторного процесса: наличие мотивации обеспечивает эффективность саморегуляции субъекта; саморегуляция состояний может иметь место тогда, когда она имеет определенный смысл для субъекта [7, с. 67].

Нами предпринята попытка создания специальной методики, направленной на изучение мотивационных составляющих саморегуляции психических состояний, в рассмотрении которых мы ориентировались на выделение мотивационного уровня саморегуляции, представленного мотивационными и смысловыми характеристиками как взаимосвязанными составляющими осознанного регуляторного процесса [6]. Данный шаг осуществлен ввиду того, что мы обнаружили определенный дефицит диагностического инструментария в данном контексте.

Структура методики задана тем, что в понимании мотива как системного образования в его смыслообразующей функции мы рассматриваем мотив как «многосторонне осмысленный в контексте потребностей личности предмет»[3, с. 194], в качестве которого «могут выступать как дискретные материальные и идеальные объекты, так и целостные события... или же специфические действия субъекта» [3, с. 195]. Кроме того, вслед за Д. А. Леонтьевым, смысл мотива рассматривается как задаваемый, как правило, не одной, а целым рядом потребностей: системносмысловая трактовка мотива позволяет четко определить его место в системе факторов, мотивирующих деятельность, а также описать его основные функции — побуждения и смыслообразования — как внутренне неразрывно связанные между собой [3, с.204].

Диагностическим конструктом в разработанной нами методике являются характеристики мотивации саморегуляции состояний, рассматриваемые нами в контексте иерархической теории человеческой мотивации А. Г. Маслоу [4, с. 49—69], в которой, на наш взгляд, наиболее адекватно представлен данный феномен в интересующем нас в данной работе контексте (в скобках указаны используемые нами далее сокращения названий иерархических уровней потребностей, называемые ниже шкалами): характеристики мотивации саморегуляции на основе потребностей, обладающих организмической и гомеостатической природой (мБаз); характеристики мотивации саморегуляции на основе потребностей безопасности, защиты от страха, гнева, неустроенности (мБезоп); характеристики мотивации саморегуляции на основе потребностей общения, любви, социальной присоединенности, идентификации (мОбщ); характеристики мотивации саморегуляции на основе потребностей уважения, самоуважения, признания, достижения, одобрения (мУваж); характеристики мотивации саморегуляции на основе потребностей реализации собственных возможностей и способностей, понимания и осмысления, самоактуализации (мСамо).

В качестве диагностических маркеров в данной методике были введены такие категории

как:

намерение как мотив, видоизменяющийся и трансформирующийся в новое психологическое образование — мотивационную установку [1, с. 146], и зафиксированная решением направленность на осуществление цели [8, с. 600] («я намерен...»,«у меня есть намерение...»);

стремление как выражение активности в удовлетворении потребностей [1, с. 151] и более или менее зафиксированная динамическая тенденция, которая отчетливо определена [8, с. 518] («я стремлюсь...»,«у меня есть стремление...»);

склонность как «потребностноеотношение»[1, с. 160—161] и направленность на определенный вид деятельности [8, с. 521] («я склонен...»).

ПО

Задавая, таким образом, структурные и уровневые характеристики созданной нами методики диагностики мотивационного уровня саморегуляции психических состояний, мы осуществили эмпирико-статистический анализ данных, подтвердивший их неслучайность в части характеристик мотивации [6, с. 17—19]. Рассмотрим смысловое измерение данного диагностического инструмента, выраженное диагностическими маркерами, и отметим в этой связи, что критерий отбора их формулировок был основан на критическом замечании X. Хекхаузена в отношении рассмотрения А. Г. Маслоу в его теории потребностей в том, что «вне сферы рассмотрения оказалась одна из основных проблем, а именно проблема актуализации и измерения мотивов» [9, с. 133—134]. Тем не менее, именно в ставшей классической теории человеческой мотивации А. Г. Маслоу одним из центральных тезисов является утверждение о том, что «сознательное желание или мотивированное поведение могут послужить своего рода каналом, через который могут проявляться и иные намерения» [4, с. 49].

Материалом для психометрического исследования методики стали данные эмпирического обследования репрезентативной выборки испытуемых в общем количестве 178 человек. В этом случае в исследовании приняли участие 111 студентов (50 девушек и 61 юноша, возраст от 17 до 22 лет) и 67 школьников (44 девочки и 23 мальчика, возраст 15-16 лет). Респондентам предстояло оценить негативное состояние в ситуации напряженного общения.

Первичная статистика диагностических маркеров как смысловых характеристик мотивационного уровня саморегуляции психических состояний представлена в таблице 1 и отражает общий характер данных.

Таблица 1

Первичная статистика смысловых диагностических маркеров методики

Ср.арифм. Медиана Мода Мин Макс Ст.откл.

«я стремлюсь» 39,58 39,00 46,00 25,00 50,00 6,38

«у меня есть стремление» 32,94 32,00 31,00 26,00 41,00 4,03

«у меня есть намерение» 37,78 37,00 37,00 27,00 50,00 4,92

«я намерен» 39,31 40,00 42,00 27,00 49,00 5,05

«я склонен» 37,45 37,00 Множеств. 29,00 64,00 5,55

Диапазон разброса (минимум и максимум значений) каждого из смысловых маркеров представляет собой различные комбинации: наибольшие из диапазонов характеризуют маркеры «я склонен» и «я стремлюсь», т.е. в тех случаях, где показатели первичной статистики — среднее значение, медиана и мода — более отличны друг от друга в своих значениях по каждому из двух указанных маркеров. Более того, маркер «я склонен» имеет множественное значение моды, свидетельствующее о несимметричности распределения результатов. Эти факты говорят о распределении полученных данных, отличном от нормального закона. Есть смысл сконцентрировать внимание на трех диагностических маркерах, проявивших признаки нормального распределения значений: «у меня есть стремление»,«у меня есть намерение», «я намерен», поскольку в разработке нового диагностического инструментария это является наиболее ценным изысканием. Однако отметим и то, что такие диагностические маркеры как «я склонен» и «я стремлюсь» показали низкую чувствительность в данной диагностической процедуре, возможно, ввиду их наибольшей стереотипности (привычности) в житейском употреблении, с одной стороны, а также, возможно, ввиду того, что они наиболее близки по смыслу с мотивационными формулировками.

В таблицах 2 и 3 представлены значимые корреляционные связи диагностических маркеров методики с внутренними критериями с использованием коэффициента частной (парциальной) корреляции, минимизирующего влияние других переменных при ее измерении.

Таблица 2

Внутренние корреляционные связи смысловых диагностических маркеров методики (при р < 0,01)

«я стремлюсь» «у меня есть стремление» «у меня есть намерение» «я намерен» «я склонен»

«я стремлюсь»

«у меня есть стремление» -0,497

«у меня есть намерение» -ОД 89 0,148

«я намерен» -0,286 -0,097 -0,165

«я склонен» -0,307 -0,090 -0,449 -0,299

Таблица 3

Корреляционные связи смысловых диагностических маркеров методики с характеристиками мотивации (при р < 0,01)

Характеристики ^~~^~-~-^мотивации Маркеры мБаз мБезоп мОбщ мУваж мСамо

«я стремлюсь» -0,308 0,066 0,234 -0,013 -0,151

«у меня есть стремление» 0,265 0,039 -0,213 -0,319 0,330

«у меня есть намерение» -0,038 0,112 0,020 0,003 0,069

«я намерен» 0,143 -0,144 -0,023 -0,009 0,026

«я склонен» 0,250 -0,102 -0,224 0,152 0,049

Отсутствие корреляционных связей между выбранными нами смысловыми маркерами (табл. 2) говорит о том, что в своем подавляющем большинстве данные формулировки не дублируют друг друга. Они наполняют смысловой контекст данной методики достаточно чувствительными разноплановыми смысловыми критериями, которые позволят при использовании данной методики в диагностике мотивационного уровня саморегуляции состояний адекватно характеризовать смысловые особенности интересующего нас процесса. Кроме того, мы можем говорить о возможном уточнении в отношении вышеописанных первичных параметров диагностических маркеров «я склонен» и «я стремлюсь»: наблюдающиеся отрицательные корреляционные связи могут говорить о противопоставлении смысла маркеров «я склонен»-«у меня есть намерение» и «я стремлюсъ»-«у меня есть стремление». Последнее «противопоставление» выглядит довольно парадоксально: имея своей общей основой стремление как выражение активности в удовлетворении потребностей и зафиксированную динамическую тенденцию, данные смысловые маркеры расценены респондентами если не как полярные, то, по крайней мере, не идентичные.

Результаты, представленные в таблице 3, являются наиболее ценными во внедрении данной методики, т.к., скорее всего, подтверждают не только саму гипотезу о мотивационном и смысловом пластах мотивационного уровня саморегуляции, но и свидетельствуют о том, что при подборе диагностических маркеров нам удалось минимизировать их «слияние» с мотивационными характеристиками. Исключением стали выявленные коэффициенты парциальной корреляции по такому

диагностическому маркеру, как «у меня есть стремления» по шкалам мУваж и мСамо. Данный факт свидетельствует о сложности различения высших в иерархии (по А. Г. Маслоу) мотивационных характеристик в контексте смысла саморегуляции: чем больше у меня стремление самому регулировать свое состояние, тем меньше необходимость в уважении, но больше — в самореализации и самоактуализации.

Значимые корреляционные связи по внешним критериям с использованием коэффициента частной корреляции представлены в таблице 4. Отметим, что в этой связи нами использовались следующие методики: «Мотивация аффилиации» (тест А. Меграбяна в модификации М. Ш. Магомед-Эминова) [1, с. 373—375], методика «Мотивация успеха и боязнь неудач» (предложена А. А. Реаном) [1, с. 382—383] и методика диагностики самооценки психических состояний (по Г. Айзенку) [5, с. 82—83].

Можно предположить, что смысловой диагностический маркер «я стремлюсь» в диагностике мотивационного уровня саморегуляции состояний более ориентирован на показатели состояний тревоги (Трев), фрустрации (Фрустр), ригидности (Ригидн) в отрицательно представленной их связи, чем на мотивационные параметры выбранных методик. Стремление к принятию (СП) может быть отнесено к смыслообразующим критериям в части маркеров «я намерен» и «я склонен». Страх отвержения (СО) и мотивация достижения (МД), а также состояние агрессии (Агр), скорее всего, не являются смыслообразующими параметрами для выделенных нами диагностических маркеров.

Таблица 4

Корреляционные связи смысловых диагностических маркеров методики с внешними критериями (при р < 0,01)

■——-^^_^]3нешние критерии Маркеры ‘ ■—-—_____ СП СО МД Трев Фрустр Агр Ригидн

«я стремлюсь» -0,14 -0,13 0,17 -0,28 -0,21 -0,10 -0,33

«у меня есть стремление» 0,17 0,05 -0,03 0,11 0,02 0,03 0,07

«у меня есть намерение» 0,02 0,12 -0,08 0,15 0,18 0,02 0,15

«я намерен» -0,21 0,04 0,02 -0,06 -0,05 0,02 0,03

«я склонен» 0,23 -0,03 -0,07 0,12 0,02 0,10 0,10

Таким образом, диагностические маркеры, взятые в основу разработанной нами методики диагностики мотивационного уровня саморегуляции, обладают в большинстве своем достаточной диагностической чувствительностью. Особенно это можно отнести к формулировкам, имеющим в своей основе намерение как мотив, видоизменяющийся и трансформирующийся в новое психологическое образование

— мотивационную установку, и зафиксированная решением направленность на осуществление цели. Развивая эту мысль, можно использовать идею К.Левина, ярко представленную им в известной статье «Намерение, воля и потребность», где им рассматривается необходимость «разграничить слои различного функционального значения» [2, с. 120] и подчеркивается связь намерения с самообладанием и самоконтролем [2, с. 124—125].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ильин,Е. П. Мотивация и мотивы. СПб. : Питер, 2006. 512 с.

2. Левин,К. Динамическая психология: Избранные труды. М.: Смысл, 2001. 572 с.

3. Леонтьев,Д. А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М. : Смысл, 2003. 487 с.

4. Маслоу,А. Г. Мотивация и личность. СПб. : Питер, 2003. 352 с.

5. Методики диагностики и измерения психических состояний личности / авт.-сост. А. О. Прохоров. М. : ПЕР СЭ, 2004. 176 с.

6. Мухрыгина,0. И. Методика диагностики мотивационного уровня саморегуляции состояний: руководство по применению. Самара : Самар. гуманит. акад., 2007. 26 с.

7. Прохоров, А. О. Саморегуляция психических состояний: феноменология, механизмы, закономерности. М. : ПЕР СЭ, 2005. 352 с.

8. Рубинштейн,С. Л. Основы общей психологии. СПб. : Питер, 2001. 720 с.

9. Хекхаузен,Х. Мотивация и деятельность. 2-е изд. СПб. : Питер ; М. : Смысл, 2003. 860 с.

Sevantic characteristics of diagnostics of a motivation level of self-regulation of mental conditions

O. Muhrygina

The original technique of diagnostics of a motivation level of self-control of mental conditions is developed. The semantic diagnostic markers taken in a basis of a technique are formulated, having in a basis intention as the motive changing and transformed new psychological formation

— motivational installation, aspiration as expression of activity in satisfaction of needs and propensity, as "attitude of need".