УДК 159.99

скука. постановка психологической проблемы

О. Е. КУРОЧКИН

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского

кафедра общей психологии

Данная статья представляет собой теоретический анализ психологической проблемы изучения скуки как феномена жизни человека, ее этиологии и причинности. Определено понятие «скука» и рассмотрены проявления скуки в повседневной жизни и обозначены возможные направления исследования психологического аспекта скуки.

В психологии, как и в любой другой дисциплине, есть вопросы, которые с полным правом можно назвать традиционными для данной области научного знания. Очевидно, что психология - развивающаяся наука и список вопросов и проблем постоянно пополняется, но тем удивительнее, что ученые до сих пор не уделяют должного внимания проблеме скуки. Видимо, в данном случае срабатывает то, что вполне можно назвать эффектом новизны, когда психолога как исследователя привлекают случаи и явления скорее уникальные или необычные, яркие или отклоняющиеся от общей нормы, нежели обыденные и привычные. В этом отношении скука кажется скучной для изучения. Скука, как правило, тяготит ее носителя (агента), поэтому естественной реакцией человека на нее будет стремление избавиться от этого состояния. Скука настолько неприятна, что привычка пускаться в бега от нее так прочно засела в человеческом сознании, что это привело к формированию своего рода установки не замечать ее, отворачиваться, как только мы почувствуем ее скорое приближение. На этом фоне позиция ученого, сознательно идущего навстречу скуке, кажется не совсем логичной. К тому же тенденция развития психологии такова, что вектор научной мысли направлен далеко вглубь, внутрь психики, в подсознание и т. д. Несмотря на то, что о глубинных психических процессах мы можем судить исключительно по их внешним проявлениям, желание видеть дальше оставляет незамеченным то, что лежит под ногами.

В нашей работе мы позволим сравнить самих себя с Диогеном, который среди бела дня блуждал по городу с зажженным фонарем в поиске людей. Видимо, для познания скуки недостаточно «солнечного света», исходящего от привычного ко всему обыденного сознания, что диктует необходимость придать ей дополнительное освещение посредством ярких прожекторов любопытства и пытливого научного интереса. Наша цель - по-новому взглянуть на вещи, которые, казалось бы, известны нам лучше некуда. Итак, на сцену под жаркие лучи софитов выходит скука.

Но есть ли в этом необходимость? Достойна ли скука того, что бы ей уделяли больше внимания и делали ее предметом серьезного обсуждения? Для нас ответы на эти вопросы однозначно положительные, т. к. скука, по нашему мнению, занимает гораздо больше места в жизни каждого человека, нежели это кажется на первый взгляд.

АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ

Скука и повседневность. Скука так или иначе знакома каждому. Многие испытывают ее каждый

день или даже постоянно. Скука подстерегает нас абсолютно повсюду.

В современной России вопрос детской преступности стоит очень остро. Причины девиантного и делинквентного поведения традиционно принято искать в особенностях воспитания в семье, физических условиях проживания, наследственности, в специфике возраста, пола и социальной ситуации развития, в социально-политической и экономической обстановке в стране и т. д. Но при этом часто упускается из виду, что же послужило поводом для правонарушения. К сожалению, нередко подростков на преступление толкает банальная скука, выражающаяся в стремлении развлечься и повеселиться, получить острые ощущения, внести разнообразие в вялотекущую жизнь. Как верно заметил К. Д. Ушинский, праздность - мать всех пороков [1, 279]. Это объясняет тот факт, что зачастую правонарушителями становятся дети из благополучных семей, с нормальной наследственностью, живущие в достатке и пр.

Та же картина открывается и при анализе причин алкоголизации и наркотизации подростков. Наркотический туман, окутывающий сознание ребенка, дает новые впечатления и ощущения, галлюцинаторные образы отрывают его от наскучившей действительности, ввергают в богатый мир красочных иллюзий. Ядовитая наркотическая бездна более привлекательна, чем надоевшая, однообразная и скучная повседневность.

Любому педагогу знакомо выражение скуки на лице школьника или студента. Конечно, во многом личность учителя, его мастерство и компетентность определяют заинтересованность учащихся в получении новых знаний, но недостаток познавательной и учебной мотивации у большинства школьников сегодня общепризнанный факт. «Дети не хотят учиться», -жалуется классный руководитель на родительском собрании, причем многие дети этого не отрицают и не скрывают. Сам факт того, что педагог-профессионал должен обладать определенным набором дидактических приемов, цель которых заинтересовать учащихся в учебном материале, говорит о том, педагогика признает отсутствие у детей «жажды знаний». Это когнитивное безразличие кажется чем-то удивительным на фоне того, что в дошкольном возрасте и даже в начальных классах дети проявляют свойственную им познавательную сверхактивность. Недаром маленьких детей называю «почемучками». В связи с этим встает вопрос: через какую же трещину происходит утечка живого интереса к окружающему миру, на смену которому приходит бесцветная скука?

Жажда знаний, вытесненная скукой, замещается жаждой развлечений, веселого и беззаботного, бесцельного и бессмысленного времяпрепровождения. В мировоззрении современных молодых людей безраздельно царствует, чинно восседая на гламурно блестящем троне, индустрия развлечений. Такое явление как мода властвует над умами подростков, задает им модели поведения и реагирования на определенные жизненные ситуации. Герберт Маркузе пишет: «Время досуга принудительно контролируется государством, либо подпадает под непосредственный контроль индустрии развлечений, составной части техники манипулирования массами» [2, 53]. При этом развлечения становятся все более грубыми, примитивными и опасными - культ адреналиновых удовольствий все больше захлестывает молодежь. Нет сомнения, что развлечения несут в том числе и терапевтическую функцию, когда речь идет об отдыхе и восстановлении сил, но сегодня ситуация такова, что развлечение становится образом жизни. Подобный гедонизм далеко не редкость в современной молодежной среде. Адреналин превращается в наркотик, без которого жизнь кажется пустой и скучной. Если раньше человек бежал от скуки на своих двух, то сегодня он мчится с запредельной скоростью на спортивном автомобиле. Но, как известно, чем дальше забежишь, тем дальше возвращаться. Видимо, сбываются пророчества Хосе Ортега-и-Гассета о «восстании масс», которое заключается в смене приоритетов и эталонов культуры с элитной высокой культуры для избранных на массовую, пошлую и вульгарно-бульварную [3, 179].

Культ развлечений меняет мировоззрение молодых людей, что выражается в переоценке человеческих отношений. Партнер по общению теперь оценивается с позиции его «развлекательного» потенциала. «Произошедший ценностный сдвиг в сторону массовой культуры, как особый тип отношения людей кажется суррогатным в сравнении с предшествующим» [4, 27]. Так называемая клубная культура, которая выступает ориентиром для большой части современной молодежи, задает жесткие стандарты поведения, невыполнение которых отправляет молодых людей в невыгодный разряд зануд или домашних мальчиков/девочек. Многие традиционные ценности теряют свое значение. Например, секс, утратив свою чувственность, превращается в некое подобие нового вида спорта или, по словам И. Канта, в «механические телесные движения, лишенные метафизического смысла» [5, 135]. Нивелируется ценность человеческой жизни вообще. жестокие «приколы», распространенные в сети Интернет и призванные развеять скуку, притупляют чувствительность в восприятии смерти, формируют нравственную черствость и легкомысленное отношение к жизни.

Пожалуй, за исключением экологических проблем, для нас нет поводов сетовать на научно-технический прогресс. Напротив, мы должны сказать ему спасибо за освобождение от рабства ручного труда. Сегодня у большинства граждан свободного времени в распоряжении больше, чем, скажем, еще сто лет назад,

причем это часто связано с сокращением штатов многих предприятий в связи с модернизацией и компьютеризацией производства, так как «за прогресс нужно платить, и плата в конечном счете превышает выгоду от него» [6]. Дальновидный в одних вопросах и подслеповатый в других Карл Маркс верил, что свободное время, которое высвободит для человечества капитализм посредством научно-технического прогресса, это самое человечество будет тратить на самообразование, самосовершенствование, развитие своих способностей и задатков и т. д. Свободное время научно-технический прогресс нам отвоевал, но самосовершенствоваться спешат немногие. Здесь опять же вспоминаются слова Ортега-и-Гассета: «В массу вдохнули силу и спесь современного прогресса, но забыли о духе» [4, 56]. Несмотря на то, что сегодня электронные средства передачи информации как никогда делают возможным высококачественное дистанционное обучение, технические средства упрощают доступ к базам данных и дарят свободное время, человек в большинстве своем самостоятельно подавляет собственную активность на пути самосовершенствования и ввергает себя во власть скуки и безделья, точнее будет сказать -развлечения. Так и хочется сказать: «жить стало проще, жить стало веселей».

В России в последнее время широко обсуждаются демографические проблемы. К ним относятся не только рождаемость и смертность, как часто принято думать, но в том числе и вопросы миграции, в первую очередь угрожающая своими масштабами тенденция урбанизации населения. Мы отчетливо видим, как людской поток, тянущийся к городам из деревень и сел, не иссякает, в то время как сами деревни и села постепенно мельчают и исчезают. Россия до этого всегда считалась аграрной страной. Сегодня же мы задаемся вопросом: как удержать (или вернуть) молодых людей в деревне? Основная причина, по которой молодые люди покидают сельскую местность, - экономическая, т. е. отсутствие работы. На самом же деле работа есть всегда, но она с недавних пор не всех устраивает. Средства массовой информации, открыто пропагандирующие разгульный образ жизни, главная цель которого - развлечения, искажают представление молодых людей о роли труда. В современных условиях труд преимущественно является отчужденным [2, 50], что делает его еще менее привлекательным и грозит появлением, по выражению Маркса, ремесленной тупости. Вспоминаются слова Эриха Фромма: «Мы стали заложниками экономической машины, которую сами и придумали» [7, 15]. В результате жизнь в деревне молодому человеку кажется скучной, однообразной, костной и лишенной перспектив. Многих, кто уехал из деревни, город манит не возможностью самореализации в труде как профессионала, а дурманящим ароматом дешевых и пошлых развлечений. Кто-то может поспорить, что в современной российской деревне трудно выжить в экономическом плане. Но мы взяли село как наиболее яркий пример. На самом деле такая же картина наблюдается и в районных и в не очень больших областных

центрах, из которых люди в мелких меркантильных целях направляются в сторону мегаполисов, зачастую сами не понимая, зачем именно.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ

Дать скуке законченное научное определение не так уж и просто. Это связано с тем, что «скука есть психофизиологический комплекс бесконечно разнообразный по содержанию и по форме» [8, 1]. Скука может настигнуть нас и в одиночестве и на шумном многолюдном празднике, может длиться несколько секунд, а может навеки поселиться в нашей душе, одни впадают из-за скуки в отчаяние и апатию, другие мобилизуют внутренний потенциал на борьбу с ней, одни и те же обстоятельства одновременно вызывают у разных людей и скуку и интерес.

В психологических словарях определение скуки отсутствует, что лишний раз иллюстрирует тот факт, что скука выпала из поля зрения психологов, хотя она представляет собой явление не менее распространенное, чем те, что подробно описываются в справочных изданиях.

Дефиницию любому предмету или явлению можно дать через его противоположность. Удивительно, но в русском языке у слова «скука» нет антонимов. Скуку можно противопоставить труду или работе, но с таким же успехом она противопоставляется приятному отдыху и развлечениям. Поэтому определить скуку по принципу от обратного не представляется возможным. С синонимами немногим проще, их список довольно широк: волнение, отречение, тоска, скептицизм, апатия, томление, неудовлетворенность, напряженность и даже депрессия. Очевидно одно, скука - аффективное состояние, вызывающее отрицательные по своей модальности переживания, дискомфорт и внутреннее напряжение. Агент скуки мучается и страдает. Но это эмоциональная составляющая скуки и ее внешнее проявление, не раскрывающие всей глубинной сути скуки и причинно-следственных связей. Под данное определение подходит огромное число эмоциональных состояний.

Проще всего скуку можно определить как состояние, когда «нечего делать» или «чего знаю - не хочу, чего хочу - не знаю». При этом «дела» (которые иначе можно назвать потребностями) объективно существуют всегда, но у субъекта по какой-то причине нет желания ими заниматься, даже, если он в полной мере осознает всю необходимость их выполнения. Таким образом, скуку можно интерпретировать как отсутствие мотивации к деятельности. Это в некотором смысле удивительно, так как субъект, по сути, добровольно отказывается от удовлетворения собственных потребностей, что в последствии и вызывает скуку как состояние, при котором нечего делать. Здесь мы обнаруживаем определенную связь скуки и такого личностного качества как лень. То есть скука - это своего рода осознанный выбор, который, несмотря на всю его осознанность, приводит к нестерпимым душевным терзаниям, отчаянию, чувству пустоты и сухости жиз-

ни из-за неудовлетворенности своих желаний, мечтаний, потребностей и т. д., так как «жизнь, по самому своему существу, есть не неподвижное пребывание в себе, самодовлеющий покой, а делание чего-то или стремление к чему-то; миг, в котором мы свободны от всякого дела или стремления, мы испытываем, как мучительно-тоскливое состояние пустоты и неудовлетворенности» [9, 116]. Так, агент скуки предстает перед нами в образе Тантала, который, несмотря на близость пищи, обречен на вечный голод.

С другой стороны, скука может вызвать нежелание выполнять строго определенный вид деятельности или действия при сохранности мотивации к другим видам. Например, длительная монотонная деятельность нам рано или поздно надоедает и из-за состояния острой скуки возникает желание переключиться на другую работу.

При этом следует помнить, что в зависимости от контекста скука может употребляться и в качестве побуждения к действию. Например, если человек в период отпуска говорит, что он соскучился по работе, то это воспринимается всеми как желание этого человека работать. Это одна (если не единственная) из позитивно-продуктивных функций скуки.

Возможно, что в определении понятия «скука» помогло бы раскрытие причин этого явления, но здесь мы наталкиваемся на еще большие трудности. Экспериментальных психологических исследований в этом направлении никогда не проводилось. Все попытки найти причины этого явления, если они вообще осуществлялись, не выходили за рамки умозрительных суждений на основе случайных наблюдений и личного опыта. Пожалуй, больше всего внимания скуке в европейской философской традиции уделяется в работах известного своим пессимизмом А. Шопенгауэра: «Скука всегда стоит на стороже, чтобы занять время, остающееся свободным от забот» [8, 139]. Гораздо меньше интересуются скукой Ф. Ницше, И. Ильин, С. Франк. В художественной литературе различные точки зрения на скуку высказывали Г. Флобер, Г. де Мопассан, лорд Байрон, А Моравиа, И. Бродский, Ф. Кафка. Имя самого скучающего героя русской классической литературы, Обломова, стало нарицательным, а подверженные скуке персонажи народных сказок знакомы нам с детства.

Первую и пока единственную попытку развеять над скукой туман схоластики и казуистики предпринял в начале ХХ века французский исследователь Эмиль Тардье. В своей книге «Скука: Психологическое исследование» он попытался обобщить скудный материал об этом явлении и сделал несколько интересных для нас выводов о причинах скуки. В частности он классифицировал различные виды скуки по их основанию, то есть по причине: скука от истощения (физического и морального бессилия), скука от однообразия и недостаточной силы способностей, скука от неудав-шейся жизни и от жизни, обесцененной каким-нибудь изъяном (разочарование и плохое здоровье), скука от однообразия, скука от пресыщения, скука под влияни-

ем ничтожества жизни (то, что сегодня мы назвали бы экзистенциальным вакуумом) [8, 7]. Впрочем, Тардье тоже не пошел дальше теоретизирования, и эмпирической проверки его выводы так и не получили.

Таким образом, вопрос о причинах скуки до сих пор остается открытым. Даже на бытовом уровне человек настолько привык к скуке, что не задумывается о ее причинах. Точнее, причина скуки видится в неком объекте, якобы ее вызвавшем. То есть, если фильм кажется кому-то скучным, то в этом повинны создатели фильма, так как не смогли заинтересовать зрителя, а вовсе не сам зритель, хотя скука - образование сугубо личностное, и другого зрителя этот же фильм приведет в неописуемый восторг. То, насколько окружающий мир (или отдельные его элементы) покажется нам скучным, полностью зависит от нас, поэтому причины скуки следует искать не во внешних факторах и обстоятельствах, а внутри самой личности. Но в обыденной жизни мы часто вообще не пытаемся их искать, а просто констатируем факт: «Мне скучно».

В качестве вывода можно заявить, что проблема скуки остро нуждается в выработке своего собственного тезауруса, понятийного аппарата, т. к. даже само понятие скуки до конца не определено. Требует своего решения и методологическая проблема, речь о которой пойдет чуть ниже. Отсутствует также и разработанная общефилософская база по вопросу скуки. Но, может быть, как раз трудности и сложности не дадут нам соскучиться в процессе изучения скуки?

ВыВОДы

Анализ проведенного теоретического исследования показал, что ученые давно не обращались к теме скуки как психологической проблеме. Во многих книжных магазинах в разделе популярной психологии успешно продаются брошюрки из серии «Когда вам скучно». Из популярных изданий можно почерпнуть множество способов того, как надо развлекаться, как можно развеять скуку, повысить настроение и т. д. Все эти нехитрые приемы направлены на то, чтобы создать иллюзию, будто, убегая от скуки, вы тратите время с пользой, хотя для личностного своего развития вы не сделали ровным счетом ничего. жить, веселясь, конечно, легче, но прока от искусственной радости не больше, чем от гнетущей скуки. Квазиудовлетворение искусственных потребностей может «обогатить» лишь суррогатами счастья.

На наш взгляд, настоящий психологический подход в изучении скуки будет заключаться не в избавлении человека от нее, а в направлении субъекта навстречу скуке с целью выяснить, какая же почва позволяет прорастать ее зернам внутри каждой личности.

Лучшее лечение - это профилактика. В случае со скукой мы чаще боремся с симптомами, чем с причиной, и действия лекарств носят паллиативный характер, поэтому скука через некоторое время возвращается, и уже нет гарантии, что проверенные методы борьбы с ней вновь сработают.

Есть основания полагать, что скука является качеством, приобретаемым в процессе социализации. При этом состояние скуки является специфичес-

ки человеческим образованием, и животным (в том числе высшим и человекоподобным обезьянам) оно незнакомо. Также оно неведомо ребенку, постоянно, каждую секунду открывающему для себя мир во всем многообразии его форм и закономерностей, постоянном движении и изменении. То есть предполагается, что активность первична по отношению к скуке, пассивности, бездействию, лени и т. д. Скука, как мы уже выяснили, явление сложное и многообразное, а значит, процесс ее становления поликаузален, растянут во времени и представляет собой длительный процесс. Таким образом, одними из основных задач исследования скуки являются:

- разработка теоретической, методологической и общефилософской базы исследования;

- раскрытие всего спектра причин скуки;

- изучение процесса зарождения и развития скуки в онтогенезе человека;

- выявление сензитивных и кризисных периодов;

- отслеживание динамики качественных преобразований скуки (форм и специфики ее проявлений в разных возрастных и социальных группах);

- установление связи развития скуки с внешними факторами (социальная ситуация развития, физические условия проживания, стиль воспитания в семье, расовые, этнические, культурно-религиозные и регионально-географические особенности воспитания, социально-политическая и экономическая обстановка в стране и т. д.);

- установление связи развития скуки с другими особенностями личности;

- выработка рекомендаций по профилактике состояния скуки.

Предлагается уделить особое внимание изучению процесса воспитанию ребенка в первые годы его жизни. Семья как первичный социальный институт во многом определяет внутреннюю картину будущей личности именно на ранних этапах ее развития. Паттерны, скрипты, установки, жизненные коды, мировоззрение и привычки, интернализованные в детстве, в дальнейшем транслируются человеком на всю оставшуюся жизнь. В нашем представлении скука может представлять собой своего рода наследственную болезнь, вирус которой передается от родителей к детям.

Как в теоретическом, так и в практическом (экспериментальном) плане особенно важным представляется методологический аспект проблемы изучения скуки. Необходимо сформулировать объективные критерии внешней идентификации (фиксации) и оценки состояния скуки у индивида, так как скука является субъективным переживанием. Субъективность здесь касается не только причин и форм проявления, но и самого понимания испытуемым (если речь идет об эксперименте) собственной скуки. Как уже упоминалось выше, на скуку очень сложно набросить оковы научной дефиниции. Разные индивиды могут по-разному определять и оценивать свое состояние, что может вызвать недопонимание, разногласия и прочие трудности в обобщении результатов.

Как известно, главная методологическая проблема в психологии сводится к одному вопросу: как измерить? Психические процессы и явления зачастую не сводимы к математическим, физическим или химическим формулам, несмотря на все давление позитивизма. На сегодня наиболее осуществимым представляется измерение скорости наступления скуки. Но при этом необходим учет большого числа дополнительных переменных, а фиксация состояния скуки в виду его субъективности осуществляется самим испытуемым, что усложняет формулировку универсальных выводов.

Сегодня есть необходимость в широком лонги-тюдном исследовании. Исследовательское «сопровождение» детей на протяжении первых лет их индивидуального развития может многое прояснить в нечеткой картине, которая открывается нам при рассмотрении проблемы скуки.

В выбранном нами предмете исследования вопросов больше, чем ответов. Не исключено, что боль-

шая часть вопросов еще ждет своего времени, чтобы

быть заданной, и хочется надеяться, что фокус ищущей мысли доберется и до них.

список литературы

1. Джуринский А. Н. История образования и педагогической мысли. М.: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2003.

2. Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Пер. с англ. А.А. Юдина. М.: АСТ, 2003.

3. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс. Пер. с исп. М.: АСТ, 2002.

4. Федотова В. Г. Хорошее общество. М.: Прогресс-Традиция, 2005.

5. Спиркин А. Г. Философия. 2-е изд. М.: Гардарики, 2002.

6. Хайтун С. Д. Социум против человека: Законы социальной эволюции. М.: КомКнига, 2006.

7. Фромм Э. Бегство от свободы. М.: АСТ, 2007.

8. Тардье Э. Скука: Психологическое исследование: Пер. с фр. Изд. 2-е. М.: Издательство ЛКИ, 2007.

9. Франк С. Л. Смысл жизни. М.: АСТ, 2003.

УДК 159.992.73

психологический анализ исторических предпосылок формирования выученной беспомощности у детей в процессе воспитания

О. Е. КУРОЧКИН

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского

кафедра общей психологии

Проблема выученной беспомощности является малоизученной темой. Данная статья посвящена теоретическому анализу и изучению истории репрессивного стиля воспитания, который во многом и определяет формирование выученной беспомощности у ребенка. Здесь раскрывается репрессивная сущность некоторых дидактических и воспитательных приемов: наказание (физическое и моральное), сказка как педагогический прием, религиозная составляющая процесса воспитания.

выученная беспомощность как препятствие на пути к самоактуализации

За прошедшее столетие в психологии и педагогике активизировались и получили широкое распространение гуманистические идеи [1, 230], призывающие к самосовершенствованию и самоактуализации, полной реализации внутреннего потенциала своей личности и т. д. Сегодня возможности для самоактуализации резко расширились [2, 82]: благодаря развитию технических средств, как никогда стало доступно самообразование, демократические принципы управления государством наделяют личность всеми необходимыми правами и свободами, а психологические службы предлагают свои услуги по гармонизации внутреннего мира и социальных отношений индивида. Но, не смотря на это, лишь у 1 % людей потребность в самоактуализации реализуется [1, 230], остальные же всё больше впадают во всевозможные зависимости (алкогольная, наркотическая, игровая и т. д.), становятся рабами культов развлечений и денег, или, выражаясь словами

Э. Фромма, «бегут от свободы» [3], что в целом дает основание говорить о кризисе духовности современного

общества. Так что мешает человеку реализовать свою возможность самоактуализации?

Во-первых, что бы стать самоактуализировав-шейся личность необходимо в первую очередь желание или потребность быть таковой. Очевидно, что данная потребность (и действия по ее удовлетворению) исходят скорее изнутри, т. е. от самой личности, поэтому стремление к самоактуализации подразумевает определенную самостоятельность и активность самого индивида в выборе своих жизненных целей и средств их достижения. При этом самоактуализацию обеспечивает выбор лишь тех целей, которые соответствуют истинным интересам и устремлениям индивида, т. е., когда цели личностно значимы для их носителя. Т.о. самоактуализации препятствует отсутствие самостоятельности, активности и инициативности индивида, его личного мнения, а так же неосознаваемость им собственных внутренних целей, желаний и потребностей, несформированность четкой жизненной позиции или нежелание ее реализовать. Все эти качества описывают иждивенца, для которого характерно доминирование выученной беспомощности в структуре