«Рождение ребенка-инвалида» как событие, инициирующее трансформацию субъективной картины жизни матери

И. А. Ральникова, С. С. Шмакова (Алтайский государственный университет)*

В статье отражены результаты научного исследования субъективной картины жизненного пути матерей, воспитывающих детей-инвалидов в контексте их личностной направленности. Показано, что, когда женщина наделяет событие «рождение ребенка-инвалида» психотравмирующим смыслом, происходят трансформации в ведущих динамических тенденциях личности и как следствие - изменения представлений о собственном жизненном пути, неотъемлемым сопровождением развертывания которого является ребенок и его болезнь.

Ключевые слова: субъективная картина жизненного пути, личностная направленность, ребенок-инвалид.

«Disabled Baby Birth» as an Event that Initializes Mother’s Subjective Life View Transformation

I. A. Ralnikova, S. S. Shmakova

(Altay State University)

Abstract: The article presents the research results of mothers’ subjective life-course view, who bring up disabled children in the context of their personal orientation. It has been shown that when a woman attributes psycho-traumatic sense to “disabled baby birth" event, leading personal dynamic trends of personality are transformed. As a result, woman’s own life-course view changes. The baby and his/her disease becomes an essential part of this view development.

Keywords: subjective life-course view, personal orientation, disabled baby.

Теоретическая и практическая разработка научной проблемы жизненного пути и психологического времени дает возможность разделить объективную и субъективную линию развития процесса жизни человека и разносторонне исследовать последнюю как субъективную картину жизненного пути личности в единстве представлений о прошлом, настоящем и будущем (Абульханова-Славская, 1991: 26-27). Научное исследование субъективной картины жизненного пути приобретает особую значимость в переломные периоды жизни человека, связанные с переживанием неординарных событий, носящих психотравмирующий характер (Ральникова, 2007: 36-43). Одним из таких событий является рождение ребенка-инвалида.

Встреча с данным фактом, адаптация к случившемуся, нахождение ресурсов существования вместе с ребенком-инвалидом глубоко затрагивает его родителей, но прежде всего мать, являясь жестким испытанием материнства. Ситуация появления ребенка-инвалида в семье способствует тому, что устоявшиеся ценностные ориентиры личности претерпевают изменения, трансформируя прежние представления о собственной жизни, ее уклад, переоценивается прошлое, приходит осознание того, что выстроенные планы на будущее потеряли свою актуальность, появляется необходимость в планировании жизненной перспективы ориентироваться на решение вопросов, связанных с болезнью ребенка (Жутикова, 1990: 68-75). Ука-

* Ральникова Ирина Александровна — кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной и клинической психологии Алтайского государственного университета (г. Барнаул). Тел.: (3852) 3661-61. Эл. адрес: irinaralnikova@yandex.ru Шмакова Светлана Сергеевна — ассистент кафедры социальной и клинической психологии Алтайского государственного университета (г. Барнаул). Тел.: (3852) 36-61-61. Эл. адрес: dekanat@psy.asu.ru

занные факторы позволяют предположить, что жизненное событие «рождение ребенка-инвалида, в том случае если женщина наделяет его психотравмирующим смыслом, влечет за собой изменения в ведущих динамических тенденциях личности (системе основных интересов, потребностей, склонностей, идеалов, устремлений), которые, по мнению С. Л. Рубинштейна, выступают в качестве мотивов и определяют деятельность. В плане совладания со случившимся горем человеку важно найти опору как вне, так и внутри собственной личности (Рубинштейн, 1997: 34-41). Психотравмирующая ситуация стимулирует человека адаптировать устоявшиеся ценности, интересы, потребности, идеалы, устремления к сложившимся обстоятельствам жизни, что, по сути, определяет содержание личностных изменений и служит основой для ориентации и функционирования женщины-матери в жизни, в которой есть «ребенок-инвалид». Такие рассуждения позволяют предположить, что перемены во внутреннем мире сопровождают изменения в представлениях о собственном жизненном пути матери, воспитывающей ребенка-инвалида.

Для проверки выдвинутых предположений было предпринято эмпирическое исследование особенностей субъективной картины жизни матерей, воспитывающих детей-инвалидов. Вместе с этим первоначально было установлено наличие изменений в динамических тенденциях личности — ее направленности. В исследовании приняли участие 110 женщин, имеющих детей от шести месяцев до четырех лет. Из них 55 человек воспитывают детей-инвалидов, признанных таковыми в первую очередь по причине психических расстройств, болезни нервной системы и органов чувств. Оставшиеся 55 женщин имеют здоровых детей, они выступили в исследовании в качестве контрольной группы.

На основании ряда диагностических методик (адаптированная методика И. Д. Егорыче-вой на определение доминирующей личностной направленности, ориентационная анкета Б. Басса «Определение направленности личности», опросник Б. И. Додонова по изучению эмоциональной направленности) были выявлены веду-

щие виды направленности матерей, и на основании использования критерия Манна — Уитни установлены значимые различия (р = 0,99) между ними в контрольной и экспериментальной группах. Так, женщинам обеих групп свойственна выраженная направленность на позитивное отношение к себе и окружающим, в общении с которыми удовлетворяется потребность в эмоциональной близости, поддержке, собственной востребованности.

Главные различия касались таких видов направленности, как эгоцентрическая, социоцен-тическая, негативистическая, коммуникативная, глорическая, праксическая, романтическая, гностическая, акизитивная,деловая. Различия позволили констатировать, что на фоне мотивации позитивного отношения к себе и другим женщины, в жизни которых есть больной ребенок, испытывают трудности принятия себя, ситуации рождения и воспитания ребенка-ин-валида, подавленность, реализуют интенцию «скрыться от всеобщего взгляда», не привлекать к себе внимания, избегать того, чтобы делиться своими трудностями, проблемами, «горем». Становится заметным наличие двух противоположно направленных тенденций: стремление к контакту с миром по типу «я хорошая

— мир добрый» и уход от контакта с опасным, непринимающим миром, поскольку «я оказалась не такой хорошей, как могла бы быть». Данные разнонаправленные тенденции увеличивают разрыв между желаемым и действительным, тем самым обусловливая развертывание внутреннего конфликта.

Установленные различия позволяют говорить еще об одной особенности направленности матерей детей-инвалидов, как стремлении к активности, деловитости, преодолению трудностей, связанных с актуальной ситуацией воспитания ребенка-инвалида, желанием испытать при этом иные переживания, отличные от привычных болезненных, связанные с ослаблением страха, тревоги, напряжения в вопросах поиска способов помощи ребенку со стороны различных специалистов, налаживания взаимодействия мамы и ребенка, ребенка и мира. Выявленные ведущие стремления к активности как способу преодоления внутреннего напря-

жения, возникшего в ответ на травмирующую ситуацию рождения ребенка-инвалида, трудности ее преодоления, переживание своей «плохости, позволяет представить ведущую направленность матерей детей-инвалидов как стремление к достижению самопринятия и позитивного отношения социума к себе. Описанные изменения в направленности матерей больных и здоровых детей позволили сделать следующий шаг и выявить проявление трансформаций субъективной картины жизни матерей, имеющих ребенка-инвалида.

Исследование субъективной картины жизненного пути (модифицированный вариант методики «здесь и теперь — там и тогда» (А. А. Файзилаев), временной семантический дифференциал (А. А. Кроник), «Лини жизни» (А. А. Кроник и Е. И. Головаха), «Контрасты вашей судьбы» (Е. П. Варламова) и констатация значимых различий анализируемых параметров (временная направленность личности, событийный анализ жизни, эмоциональная оценка психологического прошлого, настоящего и будущего и др.) по критерию Манна — Уитни (p = 0,99) позволили описать специфику представлений о собственной жизни матерей, имеющих больного ребенка.

В первую очередь, специфика представлений о собственной жизни матерей детей-ин-валидов нашла свое отражение в различии выбранных событий для «написания» целостной картины жизненного пути в сознании личности, состоящей из прошлого, настоящего и будущего. Обращает на себя внимание, что среди пятнадцати важных событий в исследуемых группах матерей событие «рождение ребенка» является одним из самых значимых. Вместе с этим позитивная оценка и мотивационный статус данного события, раскрывающий число и интенсивность его взаимосвязей с другими жизненными событиями в субъективной картине, в группе матерей больных детей существенно снижены, что говорит об уменьшении ценности события «рождения ребенка» в жизни матери. Событийные ореолы указанного ключевого события для матерей больных и здоровых детей также различны. Матери детей-инвалидов окружают «рождение ребенка» сле-

дующими событиями: «болезнь ребенка», «лежали в реанимации с ребенком» и т. п., матери здоровых детей — такими событиями как «свадьба», «беременность», «рождение еще одного ребенка» и др. Важно заметить, что в картине жизни матерей, образующих экспериментальную группу, отсутствуют события, указывающие на желание еще иметь детей, минимизировано количество событий, связанных с карьерным ростом и социальным статусом.

Особенности представлений женщин о жизненном пути проявились в ориентации испытуемых на определенный его отрезок. Рождение ребенка — это событие, которое концентрирует сознание и поведение матери на настоящем моменте. В ситуации появления в семье ребенка-инвалида такая тенденция ослабевает. В данном случае настоящее хотя и является более значительным на фоне прошлого и будущего, но не настолько, чтобы утверждать наличие ориентации на данный временной отрезок жизни. Вместе с этим матери здоровых детей в своей субъективной картине большую значимость в жизни придают временному интервалу «настоящее — будущее», а матери де-тей-инвалидов — «прошлое — настоящее». Мысли о будущем здесь отходят на дальний план, что отражает существующие переживания и опасения по поводу предстоящих изменений, возможно, не в лучшую сторону в их жизни и жизни их «особого ребенка».

Объяснение особенностям временной ориентации позволяет дать анализ оценок женщин прошедшего этапа своей жизни, настоящего и будущего. При описании собственной жизни через призму случившегося психотравмирующего события матери детей-инвалидов в сравнении с контрольной группой склонны придавать особый смысл прошлому как пока что единственному этапу жизни, насыщенному хорошими событиями и впечатлениями, где отсутствовала тревога, была уверенность в правильности совершенных поступков и удовлетворенность жизнью (рис. 1).

Факторный анализ показал, что в основе эмоционального отношения прошлого матерей детей-инвалидов лежат шесть факторов, объясняющих 71% дисперсии. Первый фактор (соб-

ственное значение 4,85, объясняющий 21% дисперсии) условно можно обозначить как «спокойное прошлое», он представлен следующими дескрипторами, выбранными испытуемыми для описания данного временного отрезка: спокойное (0,87), приятное (0,84), хорошее (0,83), счастливое (0,78). Второй фактор (собственное значение 3,05, объясняет 13% дисперсии) отражает восприятие прошлого как периода, который дает опыт, позволяющий оценить важность здоровья (0,75) и причины, в связи с которыми оно может оказаться подорванным, — это дисгармоничная реальность: сумбурная (-0,81), порывистая (0,69), реалистичная (-0,65). С чем и приходится сталкиваться в настоящем женщинам с детьми-инвалидами. Для матерей здоровых детей прошлое — это «насыщенное впечатлениями» (собственное значение фактора 2, 91, вклад в дисперсию13%), «гармоничное» (собственное значение фактора 3, 02,13% вклад в дисперсию) время жизни.

Оценка настоящего этапа жизни женщинами кардинально отличается от оценки прошедшего (рис. 2). Ситуация рождения и воспитания маленького ребенка способствует резкому снижению контактов с привычным социальным окружением, что отражается на восприятии настоящего как периода, в котором мало событий, тормозится процесс реализации ранее поставленных целей, стратегия рационального подхода к жизни теряет свою актуальность, снижается уверенность и удовлетворенность жизнью, тускнеет ее эмоциональная сторона. Особенно выражены данные тенденции оценки настоящего у матерей детей-инвалидов. Для них настоящее — это сложный, однообразный, дисгармоничный, мрачным период, в котором много неуверенности (в суждениях, взглядах, оценках, действиях, решениях).

Факторный анализ показал, что в основе оценки настоящего матерями больных детей лежат пять факторов, объясняющих 74% дисперсии. Первый фактор (собственное значение 5,28, объясняет 23% дисперсии) содержит следующие дескрипторы, используемые женщинами для описания настоящего: активное (0,92), быстрое (0,83), нестандартное (0,82), приятное (0,79), сложное (0,72), он может быть обозна-

чен как фактор «творческого приспособления» к ситуации рождения ребенка-инвалида. Второй фактор — «конфликта» (собственное значение 3,66, объясняет 16% дисперсии) позволяет вскрыть разнополюсные оценки настоящего, одновременно как темного (-0,83), тревожного (-0,81), так и плавного (0,73), веселого (0,69), счастливого (0,60). В данном случае мы столкнулись с борьбой тревог и надежд матерей, которая рождает нестабильность эмоциональной сферы женщин. В представлениях матерей здоровых детей настоящее насыщенно положительными эмоциям, как и прошлое ,настоящее

— «счастливый» (собственное значение фактора 4,69,20% вклад в дисперсию): «спокойный» период (собственное значение фактора 3,50, 15% вклад в дисперсию).

В представлениях о будущем женщин экспериментальной и контрольной групп проявляется обозначенная выше тенденция еще более выраженного снижения значений по оцениваемым параметрам насыщенности, целенаправленности, рациональности, уверенности, удовлетворенности, эмоциональности жизни (рис. 3).

Данный факт имеет место в связи с доминантой настоящего — рождением ребенка, что побуждает женщин отдавать силы и внимание ребенку, отодвигая на задний план свои личные цели, стремления, интересы в разных сферах жизни. Вместе с этим настораживает практически полное «отсутствие» событий будущего в субъективной картине жизненного пути матерей, имеющих ребенка-инвалида, что подчиняет жизнь матери обеспечению нужд больного ребенка.

Будущее материями детей-инвалидов воспринимается как неприятное (р = 0,99), темное (р = 0,99), тусклое (р = 0,99), болезненное (р = 0,99), пассивное (р = 0,99), грустное (р = 0,99), тревожное (р = 0,99), плохое (р = 0,99), несчастливое (р = 0,96), нестандартное (р = 0,97), однообразное (р = 0,99), скучное (р = 0,99), ненасыщенное (р = 0,99). Представленные данные наглядно демонстрируют значимую разницу в эмоциональном отношении к своему будущему в экспериментальной и контрольной группах.

Факторный анализ показал, что в основе оценки будущего матерей детей-инвалидов, ле-

жат пять факторов, объясняющих 81% дисперсии. Первый фактор «оптимистичной проекции» (объясняет 20% дисперсии, имеет собственное значение 4,54) отражает желание матерей иметь насыщенное (0,95), стабильное (0,93), активное (0,80) будущее и здорового ребенка (0,76). Второй фактор (объясняет 18% дисперсии, собственное значение 4,12) получил название «фактор ответственности за благополучие», поскольку раскрывается в следующих дескрипторах: «исходящее от меня» (0,82), хорошее (0,79), легкое (0,78), счастливое (0,70) время. Третий фактор (объясняет 17% дисперсии, собственное значение 3,97) отражает «тревогу и опасения» в том, что будущее может оказаться тихим (-0,81), стандартным (-0,78), темным (-0,75), неприятным (-0,65).

В контрольной группе будущее для женщин

— это позитивный отрезок жизненного пути. Субъективное значение, приписываемое будущему, складывается на основе факторов «стабильности» (собственное значение фактора 4,88, вклад в дисперсию 21%) и «событийной наполненности» (собственное значение фактора 4,36, вклад в дисперсию 19%).

Таким образом, «рождение ребенка-инва-лида» можно отнести классу ключевых жизненных событий, носящих психотравмирующий характер, требующих адаптации матери к сложившимся условиям существования с больным ребенком, которая, как показало данное исследование, во многом опирается на изменения в пространстве динамических тенденций личности, что способствует трансформации субъективной картины жизни матери ре-бенка-инвалида.

СПИСОКЛИТЕРАТУРЫ

Абульханова, К. А. (1991) Стратегия жизни. М. : Мысль.

Жутикова, Н. В. (1990) Психологические уроки обыденной жизни: беседы психолога. М. : Наука.

Ральникова, И. А. (2007) Системная трансформация представлений о жизненной перспективе личности на переломных этапах жизненного пути // Сибирский психологический журнал. Вып. 26. Томск : ТМЛ-Пресс.

Рубинштейн ,С. Л. (1997) Человек и мир. М. : Наука.

100 90*4,82

б 80

а

л

70 60 50 40 Л 30 20

Ы 10

0

□ Матери детей-инвалидов

□ Матери здоровых детей

О/»,

Ч'Ч

Параметры оценки прошлого

Рис. 1. Специфика оценки прошлого матерями детей-инвалидов

Параметры оценки прошлого

Рис. 2. Специфика оценки настоящего матерями детей-инвалидов

Параметры оценки прошлого

Рис. 3. Специфика оценки будущего матерями детей-инвалидов