Е.В. Забелина

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФЕНОМЕНА БЕСПОМОЩНОСТИ В СТРУКТУРЕ ИНТЕГРАЛЬНОЙ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ ПОДРОСТКА

Приведены результаты интегрального исследования феномена беспомощности у подростков. Обосновывается определение беспомощности как целостного психологического образования в структуре интегральной индивидуальности. Рассматривается качественное своеобразие структуры интегральной индивидуальности подростков в зависимости от выраженности признаков беспомощности у них. Делается вывод о характере наиболее значимых детерминант в образовании беспомощности.

Развитие экономических процессов в мире и нашей стране влечет значительные изменения общественной жизни: усиливается динамика жизни в целом, увеличивается непредсказуемость и неопределенность завтрашнего дня. Особенно чувствительными к переменам в обществе и не защищенными от них становятся подростки. Они с готовностью стремятся преодолевать трудности взрослой жизни, однако реально им не хватает для этого навыков и сил. Именно в это время может произойти окончательное формирование беспомощности - неспособности и нежелания преодолевать жизненные трудности, сопровождающееся негативными эмоциями и соматическими расстройствами.

Новизна исследования, результаты которого представлены в статье, состоит в том, что впервые предпринята попытка изучить феномен беспомощности у подростков с точки зрения системного (интегрального) подхода.

Исследования по проблеме беспомощности в основном проводились в американской и западноевропейской науке (М. Селигман, С. Майер, Л. Абрамсон, Дж. Тисдейл, Х. Хекхаузен, 8. 1опеБси и др.) в рамках теории «выученной» беспомощности. В отечественной психологической школе данный феномен рассматривается в русле личностного подхода (Д.А. Ци-ринг, А.Н. Батурин), в рамках концепции поисковой активности (В. С. Ротенберг, И. С. Коростелева и др.), в контексте построения модели мотивации достижения (Т.О. Гордеева, М.М. Далгатов и др.).

Выученная беспомощность в классической трактовке - это психологическое состояние, которое часто является результатом неконтролируемых (не зависящих от нас) событий и проявляется специфическими дефицитами: мотивационным (торможение попыток активного вмешательства в ситуацию), эмоциональным (подавленное состояние из-за бесплодности собственных действий), когнитивным (трудность научения тому, что в аналогичной ситуации действие может оказаться эффективным) [1].

Некоторые отечественные ученые (Н.А. Батурин, Д. А. Циринг) предлагают различать беспомощность как состояние (ситуативную беспомощность), возникающее из-за невозможности добиться желаемого, фрустрации, серии неудачных попыток и беспомощность как устойчивое комплексное образование личностного уровня (личностную беспомощность), включающее определенный набор устойчивых личностных характеристик [2, 3].

В рамках данного исследования беспомощность понимается как устойчивое образование, определяющее предрасположенность человека реагировать определенным способом на жизненные трудности, прояв-

ляющееся в поведении как неспособность к активным действиям в ситуации фрустрации, стресса. В основе беспомощности лежат когнитивные особенности восприятия и интерпретации информации (пессимистический атрибутивный стиль), а также ряд связанных с ним эмоциональных и мотивационных образований.

Целью исследования является определение места беспомощности в структуре интегральной индивидуальности подростка путем установления взаимосвязей с индивидуальными свойствами различных уровней.

Для достижения цели исследования были применены следующие психодиагностические методики: методика ASQ «Опросник атрибутивного стиля» (1982), опросник для исследования подростковой депрессив-ности «Депрископ» (Heymans, 1996), методика диагностики самооценки уровня тревожности (Ч.Д. Спил-бергер, Ю.Л. Ханин), методика изучения уровня самооценки и притязаний (Т. Дембо, С. Рубинштейн), опросник «Потребность в достижении» (Ю.М. Орлова). В ходе исследования данные методики продемонстрировали достаточно высокий уровень валидности для диагностики феномена беспомощности. Для изучения подсистем интегральной индивидуальности были использованы следующие методики: методика наблюдения за жизненными проявлениями свойств нервной системы у детей младшего и среднего школьного возраста Б.А. Вяткина (1968), методика изучения экстраверсии, интроверсии и нейротизма (опросник EPI Г. Айзенка), 14-PF опросник Р. Кеттелла (подростковый вариант), социометрия (Д. Морено).

В исследовании принимали участие учащиеся 7-х и 8-х классов средних общеобразовательных школ № 78 и 115 г. Челябинска в количестве 314 человек.

На первом этапе исследования были сформированы три группы испытуемых: с признаками беспомощности, без признаков беспомощности и со средними показателями беспомощности. На втором этапе была проведена диагностика показателей свойств разных уровней интегральной индивидуальности в этих группах.

Результаты корреляционного анализа показателей свойств разных уровней интегральной индивидуальности подростков позволяют сделать вывод, что структура интегральной индивидуальности отличается определенным своеобразием в зависимости от выраженности признаков беспомощности: характер межуровневых взаимосвязей индивидуальности подростков из разных групп качественно отличается.

Нейротизм в структуре интегральной индивидуальности «беспомощных» подростков достоверно связан с обособленностью и отчужденностью в общении (фактор А), эмоциональной неустойчивостью и слабым контролем собственных эмоций (фактор С), внутрен-

ним беспокойством и неуравновешенностью (фактор Б), повышенной фрустрированностью, напряженностью, плохо контролируемой чувствительностью (фактор Р4). Помимо этого, нейротизм связан с более низким деловым положительным статусом в группе. По-видимому, эмоциональная неустойчивость, напряженность, повышенная тревожность мешают подросткам занимать лидирующие позиции в классе, приобретать друзей, завоевывать авторитет.

Показатель нейротизма в группе «небеспомощных» и «средних» имеет гораздо меньше связей с другими уровнями интегральной индивидуальности. Так, в группе подростков без признаков беспомощности он связан лишь с фрустрированностью, напряженностью (фактор Р4), а в группе «средних» - со свойствами ней-родинамического уровня (относительно низким уровнем гибкости и подвижности нервных процессов).

Гораздо большее значение в группе подростков без признаков беспомощности приобретает показатель экстраверсии, связанный с такими личностными свойствами, как настойчивость, напористость, стремление к доминированию (фактор Е), беспечность, жизнерадостность, оптимистичность (фактор Б), относительно более низкая степень внутреннего контроля поведения и более высокая импульсивность (фактор Р3), а также с отсутствием тенденции к отрицательным эмоциональным выборам в группе (испытуемые не относятся к числу «пренебрагаемых» в классе).

Относительно более низкий уровень экстраверсии в группе подростков с признаками беспомощности связан с эмоциональной неустойчивостью (фактор С), склонностью к чувству вины, депрессивностью, подавленным настроением (фактор О), а также с робостью, неуверенностью в общении (фактор Н).

Что касается характера взаимосвязей нейродинами-ческого уровня, здесь отмечены следующие тенденции. Наиболее тесные и многочисленные взаимосвязи данного уровня присутствуют в структуре интегральной индивидуальности «беспомощных» подростков, причем связи установлены как со свойствами личностного, так и социально-психологического уровня. В группе подростков с отсутствием признаков беспомощности взаимосвязи установлены только на личностном уровне, и в них участвуют только два показателя нейроди-намического уровня из трех. В группе «средних» взаимосвязи с нейродинамическим уровнем охватывают все остальные уровни: психодинамический, личностный, социально-психологический (наибольшее число взаимосвязей).

Более слабая нервная система в группе подростков с признаками беспомощности связана со сверхвосприимчивостью к угрозе и, как следствие, недоверием, робостью и застенчивостью в общении (фактор Н), эмоциональной неуравновешенностью, неуверенностью, беспокойством (фактор Б), а также с более низким положительным деловым статусом в группе. Скорее всего, данные личностные особенности, обусловленные слабостью нервной системы, мешают подросткам добиваться авторитета у сверстников, связанного с решением учебных задач. Этот вывод подтверждают результаты, полученные в группе со средними показателями беспомощности, где слабая нервная система кор-

релирует не только с деловым, но и с эмоциональным отрицательным статусом.

Более низкий уровень уравновешенности психических процессов в структуре интегральной индивидуальности «беспомощных» подростков связан с чувственной доступностью, подверженностью аффективным переживаниям, колебаниям настроения (фактор А). С этим же полюсом фактора А связана высокая степень уравновешенности нервной системы у «небеспомощных» подростков. Помимо эмоциональности, неуравновешенность нервной системы в структуре интегральной индивидуальности «беспомощных» подростков коррелирует с несамостоятельностью, зависимостью от группы (фактор Р2), а у «небеспомощных» уравновешенная нервная система предопределяет спокойствие, невозмутимость, эмоциональную устойчивость (фактор Р4). В группе подростков со средними показателями беспомощности уравновешенность нервных процессов определяет беззаботность, оптимистичность, беспечное отношение к жизни (Б+), а неуравновешенность - озабоченность, концентрацию на проблемах, эмоциональную закрытость (Б-). Кроме того, в этой группе отражается связь уравновешенности психических процессов и отсутствия отрицательных социометрических выборов в группе.

Подвижность и гибкость нервной системы связана в структуре интегральной индивидуальности подростков без признаков беспомощности с открытостью, непосредственностью и легкостью в общении, интересом к другим людям (фактор А), с более сильной конформностью, приспосабливаемостью к мнению группы (фактор Р2), с интересом к участию в общих делах (фактор Х). И, наоборот, в группе подростков с признаками беспомощности большая ригидность нервных процессов связана с флегматичностью, низкой возбудимостью (фактор Б) и с более низким социальным статусом. По-видимому, недостаточная гибкость нервной системы «беспомощных» подростков может опосредованно становиться препятствием для свободной ориентации в общении, быстрой и легкой адаптации к ситуации и, как следствие, обретению авторитета среди сверстников, занятию более высокого статуса в группе.

Наибольшее количество взаимосвязей со свойствами социально-психологического уровня обнаружено в группе со средними показателями беспомощности и в группе «небеспомощных» (связи с нейродинамическим и личностным уровнями), в группе же подростков с признаками беспомощности связей с этим уровнем интегральной индивидуальности немного. В целом можно говорить, что на деловой и эмоциональный статус во всех трех группах независимо от выраженности признаков беспомощности оказывает влияние такая личностная черта, как общительность (открытость, добросердечность) (фактор А). Кроме этого, деловой статус в группе «небеспомощных» и в группе со средними показателями беспомощности достоверно связан с общей жизнерадостностью, оптимистичностью, беспечным отношением к жизни (фактор Б). В группе подростков с отсутствием признаков беспомощности обнаружены также взаимосвязи высокого статуса с тонкостью эмоциональных переживаний (фактор I), способностью пренебрегать моральными требованиями (фактор в, что

скорее всего характерно именно для этого возраста), с уверенностью в себе, своих силах (фактор О), эмоциональной устойчивостью (фактор Р4). В группе подростков со средними показателями беспомощности наблюдаются взаимосвязи положительного эмоционального статуса и эмоциональной устойчивости (фактор С), а также положительного делового статуса и скромностью, тактичностью, неконфликтностью (фактор Е).

С целью выявления структуры интегральной индивидуальности подростков с признаками беспомощности и без признаков беспомощности был проведен факторный анализ в трех группах испытуемых (факторизации подверглись показатели беспомощности и интегральной индивидуальности).

Факторный анализ позволил выделить для каждой группы 3 фактора. В первый фактор, обозначенный как «Психодинамические и личностные характеристики беспомощности», в группе подростков с признаками беспомощности вошли: показатель надежды (-0,73); атрибутивного стиля (-0,65); отношения к неудаче (0,56); экстраверсии / интроверсии (-0,64); нейротизма (0,60); эмоциональной устойчивости / неустойчивости (фактор С) (-0,57); социальной смелости / робости (фактор Н) (-0,53); склонности к чувству вины / самоуверенности (фактор О) (0, 61) и независимости / зависимости от группы (фактор Р2) (0,57). Содержание данного фактора можно трактовать как определенный набор устойчивых характеристик индивидуальности «беспомощных» подростков: низкий уровень надежды на положительный исход будущих событий, пессимистический атрибутивный стиль, отношение к неудачам как к постоянным и повсеместным, случившимся по их вине, интровертированность, повышенный уровень ней-ротизма и эмоциональной неустойчивости, робость в общении, склонность к переживанию чувства вины, обособленность от группы.

Во второй фактор вошли: показатель нейродинами-ческого уровня - подвижность нервной системы (-0,62) и показатели социально-психологического уровня индивидуальности - отрицательный деловой (0,73) и эмоциональный (0,61) социометрические статусы и с отрицательными нагрузками положительный деловой (-0,71) и эмоциональный (-0,72) статусы. Этот фактор обозначен как «Социальная неуспешность, детерминированная ригидной нервной системой» и описывает устойчивую взаимосвязь низкого уровня подвижности нервной системы и отрицательного социометрического статуса «беспомощных» подростков.

В третий фактор, названный «Нейродинамические детерминанты беспомощности», вошли такие свойства нервной системы, как уравновешенность / неуравновешенность нервной системы (-0,82) и сила / слабость нервной системы (-0,66). Содержание данного фактора раскрывает особенности беспомощности, зафиксированные на нейродинамическом уровне интегральной индивидуальности: относительная слабость и неуравновешенность нервных процессов.

В группе подростков без признаков беспомощности были выделены следующие факторы. В первый фактор, названный «Устойчивый оптимизм», вошли показатели уравновешенности нервной системы (0,50); отношения к успеху (0,50); аффектотимия / сизотимия (фактор А)

(0,53); эмоциональная устойчивость / неустойчивость (фактор С) (0,74); добросовестность / недобросовестность (фактор в) (0,61); социальная смелость / робость (фактор Н) (0,63); индивидуализм / интерес к участию в общих делах (фактор Х) (-0,52); склонность к чувству вины / самоуверенность (фактор О) (-0,62); фрустриро-ванность / нефрустрированность (фактор Р4) (-0,63). Данный фактор отражает устойчивое сочетание характеристик «небеспомощных» подростков: высокий уровень уравновешенности нервных процессов, отношение к успехам как постоянным и универсальным, склонность видеть причины успехов в себе самом, открытость и легкость в общении, непосредственность, гибкость поведения (умение найти выход практически из любой ситуации), эмоциональная устойчивость, добросовестность, социальная смелость, интерес к участию в общих делах, самоуверенность, нефрустриро-ванность (отсутствие напряженности).

Во второй фактор вошли показатели разноуровневых свойств интегральной индивидуальности: социально-психологического уровня (высокий положительный эмоциональный и деловой статусы в группе), личностного (беспечность / озабоченность (фактор Б) (0,55)) и, как тенденция, психодинамического уровня (экстраверсия / интроверсия (0,46)). Данный фактор можно обозначить как «Успешность в группе за счет открытости и общительности», он описывает взаимосвязь таких характеристик подростков без признаков беспомощности, как жизнерадостность, общительность, энергичность и высокий социометрический статус в группе.

В третий фактор, обозначенный как «Природно-обусловленные детерминанты оптимизма», вошли свойства нейродинамического уровня (сила (0,56) и подвижность (0,55) нервной системы), а также свойства личностного уровня, включающие компонент беспомощности - пессимизм / оптимизм в отношении неудач (-0,63) и возбудимость / флегматичность (фактор Б) (0,63). Психологическое наполнение фактора можно интерпретировать как то, что наличие сильной и подвижной нервной системы обусловливает выраженную общую активность подростка, а также сопровождает склонность приписывать личным неудачам временный и локальный характер и не брать на себя ответственность за неуспех, приписывая его случайным обстоятельствам.

В группе со средними показателями по признаку беспомощности были выделены следующие факторы. В первый фактор вошли показатели личностного уровня, включающие компоненты беспомощности (показатель атрибутивного стиля (0,51) и депрессии (-0,54)), а также эмоциональную устойчивость / неустойчивость (фактор С) (0,75); беспокойство / уравновешенность (фактор Б) (-0,64); склонность к чувству вины / самоуверенность (фактор О) (-0,73) и фрустрированность / нефрустрированность (фактор Р4) (-0,86). Психологическое наполнение данного фактора определяется оптимистическим атрибутивным стилем, низким уровнем депрессии, эмоциональной устойчивостью, уравновешенностью, самоуверенностью в отличие от склонности к чувству вины и нефрустрированностью. Данный фактор по ряду входящих в него показателей соотносится с «устойчивым оптимизмом» (1-й фактор в группе «небеспо-

мощных») и представляет собой набор показателей личностного уровня интегральной индивидуальности.

Второй фактор включает в себя свойства разных уровней интегральной индивидуальности: нейродинами-ческого, личностного, социально-психологического. Сюда вошли: сила (0,68) и уравновешенность нервной системы (0,65), аффектотимия / сизотимия (фактор А) (0,62), беспечность / озабоченность (фактор Б) (0,55) и независимость / зависимость от группы (фактор Р2) (-0,61), а также показатели высокого положительного и низкого отрицательного статуса в группе. Данный фактор также имеет сходство с результатами, полученными в группе «небеспомощных» подростков (2-й фактор), и отражает взаимосвязь личностных факторов, обеспечивающих успешность в общении, с силой и уравновешенностью нервной системы, а также с положительным социометрическим статусом в группе.

В третий фактор вошли: экстраверсия / интроверсия (0,53), настойчивость / зависимость (фактор Е) (-0,72), а также показатели отрицательного эмоционального (0,64) и делового (0,53) статусов. Содержание этого фактора показывает связь неблагоприятного статуса в группе с личностными и темпераментальными чертами.

Результаты исследования позволяют сделать следующие выводы. Беспомощность выступает как целостное психологическое образование в структуре интегральной индивидуальности (об этом свидетельствует наличие взаимосвязей на разных уровнях индивидуальности).

Структура интегральной индивидуальности в различных группах испытуемых в зависимости от выраженности признаков беспомощности отличается качественным своеобразием. В группе подростков с признаками беспомощности наибольшее количество сильных взаимосвязей наблюдается между показателями свойств психодинамического (в частности, нейротизма) и лично -стного уровней, что позволяет высказать предположение о том, что истоки (детерминанты) беспомощности коренятся именно здесь. В группе подростков с отсутствием признаков беспомощности наибольшее количество взаимосвязей обнаружено между свойствами личностного и социально-психологического уровней.

Распределение компонентов беспомощности в структуре интегральной индивидуальности имеет качественное отличие в разных группах подростков в зависимости от наличия или отсутствия у них признаков беспомощности. Как показали результаты факторного анализа, составляющие беспомощности во всех трех группах попадают в один фактор с наибольшими нагрузками, при этом очевидна их связь со свойствами психодинамического (экстраверсия / ин-троверсия, нейротизм) и личностного (факторы С, Н, О по Кеттелу) уровней.

Полученные данные могут быть полезны при проведении профилактики и коррекции негативных проявлений беспомощности у подростков, что в целом позволит повысить их адаптивные навыки к быстро изменяющимся, неопределенным условиям современной жизни.

ЛИТЕРАТУРА

1. SeligmanM.E.P. Helplessness: on depression, development and death / M.E.P. Seligman. - San Francisco: Freeman, 1975.

2. ЦирингД.А. Феномен беспомощности в онтогенезе личности: Дис. ... канд. психол. наук / Д.А. Циринг. - Челябинск, 2001.

3. Циринг Д.А. Структура личностной беспомощности: постановка проблемы / Д.А. Циринг // Вестн. Южно-Урал. гос. ун-та. Сер. «Образова-

ние. Здравоохранение. Физическая культура». - Челябинск, 2005. - Вып. 6. - С. 176-180.

Статья представлена научной редакцией «Психология и педагогика» 21 апреля 2008 г.