тивации сотрудников специальных подразделений к деятельности в экстремальных условиях вышвил развитие у многих из них профессионального самосознания, углубленного профессионального самоопределения, развитого целеполагания, принятия себя как профессионала.

Вышвление у большинства сотрудников спецподраз-делений преобладающих социальнык личностно значи-мык ценностей и мотивов вселяет уверенность в стойкости и развитии позитивных аспектов оргкультуры спец-подразделений, которые при благоприятных условиях могут стать условием для возрождения и становления, прогрессивной направленности деятельности в целом органов внутренних дел России.

РЕСУРСЫ ПСИХИЧЕСКОЙ УСТОЙЧИВОСТИ СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

Канд. психол. наук, доцент В. И. Шмыков

Пермский филиал Нижегородской академии МВД России

Профессиональный стресс представляет собой серьезное испытание физического и психического здоровья специалиста, проверку степени его профессиональной надежности. Стрессовые психические состояния приводят к психоэмоциональным затратам, изменяют регуляцию деятельности и таким образом снижают ее эффективность и надежность.

Анализ профессиональной деятельности свидетельствует, что на развитие стресса оказывают влияние особенности труда (стресс-факторы) и индивидуальные свойства человека. Симптомокомплекс индивидуальных особенностей может обеспечить психическую устойчивость к стрессу, усиливая возможности в противодействии стрессогенныш факторам труда. К таким качествам личности, способствующим адаптации к стрессу и его преодолению, Г. С. Никифоров относит:

- оптимизм, волевые качества, доброжелательность, самоуважение;

- самообладание, т. е. умение управлять собой, сохранять способность к выполнению деятельности в неблагоприятных условиях;

- самоконтроль, коррекцию своего поведения - управление, сдерживание эмоционального «взрыва», оптимальное эмоциональное реагирование и др. (6; 7).

По мнению ряда исследователей (А. А. Деркач, В. Г. Зазыкин, А. П. Чернышев и др.), важнейшим условием эффективной и надежной деятельности при действии стресс-факторов является профессионализм субъекта труда. Под профессионализмом личности в данном случае понимается высокий уровень профессионально важных качеств (ПВК), в частности, психологической готовности к деятельности в изменяющихся условиях и психологической устойчивости (3; 4). Таким образом, прослеживается онтологическая связь категорий профессиональной надежности, эффективности и психической устойчивости.

Основным путем приспособления человека к стрессогенным условиям жизнедеятельности является адап-

тация (H. Selye). Соответственно, профессиональная адаптация есть процесс восстановления и поддержания динамического равновесия системы «субъект труда - профессиональная среда», т. е. согласование индивидуально-психологических особенностей специалиста и условий жизнедеятельности. Профессиональную адаптацию В. А. Толочек рассматривает как динамический процесс приобретения и потерь ресурсов субъекта труда. В жизнедеятельности имеет место как процесс приобретения (профессионализм, мастерство, самоактуализация, самоэффективность), так и процесс потери ресурсов (профессиональная деформация, физическое и психическое истощение) (9).

Итак, адаптация представляет собой фазовый процесс изменений ее проявлений, обусловленный динамикой совокупности физиологических, личностных и профессиональных особенностей человека как субъекта деятельности. Эти фазы прослеживаются в ПВК, в социальном благополучии, общей динамике нормативных и ненормативных кризисов и возможностей самореализации. Считать успешной профессиональную адаптацию можно по следующим критериям: удовлетворенности трудом, психологической совместимости с коллегами, успешности выполняемой деятельности. К общим принципам оценки индивидуального приспособления относится взаимосвязь следующих уровней реагирования:

- физиологический (биологический) - состояние иммунитета, механизмы восстановления, нанесенные повреждающими воздействиями;

- психологический - паттерны преодоления трудностей (копинг-стратегии), психологическая защита;

- социально-психологический - поддержка со стороны семьи, друзей, коллег;

- профессиональный (социокультурный) - групповые (профессиональные, этнические, религиозные) ресурсы (корпоративная культура, традиции, нормы поведения).

Несостоятельность адаптации на любом из этих уровней предопределяет уязвимость человека к действиям стресс-факторов. Например, срыв иммунитета ставит под сомнение состоятельность психологических ресурсов, а недостаточность психологических паттернов со-владания со стрессом может привести к профессиональной несостоятельности.

В отечественной и зарубежной психологии наряду с концепциями совладания со стрессом (преодоления стресса - R. S. Lazarus, S. Folkman (15), стратегии преобразования и преодоления - Л. И. Анциферова (1) и др.) пристальное внимание уделяется таким теориям ресурсосбережения, как: консервация ресурсов (COR - теория) - S. Hobfoll (18); социальная поддержка (social support) - I. Sarason, B. Sarason, G. Pierce (16) и др.; буферная гипотеза (buffering hypothesis) - H. Spiegel, D. Spiegel (цит. по: 8) и др.; субъективное благополучие -Л. В. Куликов (5); качество жизни - R. S. Eliot (14).

Согласно концепции S. Hobfoll, стресс возникает в ситуациях:

- угрозы потери ресурсов; фактической потери ресурсов;

- отсутствия адекватного возмещения затраченных ресурсов. Например, когда усилия и затраты для дости-

жения значимой цели значительно превосходят полученные результаты и приобретения, возникает дефицит самоуважения и социального статуса.

Для повышения психической устойчивости важным являются накопление и консервация ресурсов. Ресурсами S. Hobfoll обозначает то, что ценно для человека, что он желает защитить и приумножить - объекты, цели, состояния, энергетические характеристики.

Авторы концепции социальной поддержки (I. Sarason, B. Sarason, G. Pierce и др.) доказывают, что наличие различных форм социальной помощи и стремление полагаться на них являются важнейшим ресурсом психической устойчивости. Социальные ресурсы связаны с психической устойчивостью человека, поскольку тем, кто обладает возможностью обратиться за помощью в кризисных ситуациях, помогает справиться со стрессом не столько непосредственная помощь, а осознание того, что он не останется один.

Представители буферной концепции (H. Spiegel, D. Spiegel и др.) полагают, что благоприятные эффекты социальной поддержки сказываются только в период действия стресса - оказание непосредственной поддержки со стороны семьи, друзей, коллег позволяет справиться с кризисами.

Концепция субъективного благополучия (Л. В. Куликов) оперирует терминами «удовлетворенность», «комфортность», «надежность», «адаптированность» в условиях жизнедеятельности. Чувство субъективного благополучия значимо для психического баланса при взаимодействии с различными сторонами бытия. Субъективное благополучие - интегрированное переживание, которое состоит из таких компонентов, как:

- социальное благополучие - удовлетворенность социальным статусом и межличностными отношениями;

- духовное благополучие - осознание смысла жизни;

- физическое благополучие - физическое здоровье;

- материальное благополучие - материальная обеспеченность;

- психологический комфорт - внутреннее равновесие.

Утрата душевного благополучия на продолжительное время (без восстановления) приводит к нарушению физического и психического здоровья и сопровождается переживанием субъективного неблагополучия (5).

Наряду с перечисленными теориями заслуживает внимания эмпирическая методика измерения качества жизни R. S. Eliot - одной из составляющих удовлетворенности персональной жизнью. Качество жизни соотносится с удовлетворенностью самореализацией личности и психическим здоровьем - чем выше проявление качества жизни, тем ниже экзистенциальный стресс и тем больше личностных ресурсов для преодоления жизненных и профессиональных стрессов.

Переживание субъективного благополучия, психологического комфорта и оптимального качества жизни -точный индикатор психической устойчивости-неустойчивости и переходных состояний адаптации-дезадаптации, а также ресурсов стрессоустойчивости. Так, в исследова-

ниях Н. Е. Водопьяновой, проведеннык на выборке представителей социономических профессий (менеджеры, работники сферы обслуживания), вышвлена зависимость проявлений дистресса и показателей качества жизни:

- неудовлетворенность качеством жизни связана с редукцией личнык достижений и эмоциональным истощением - чем выше истощение и редукция самоэффективности, тем меньше субъективное благополучие;

- проявления дистресса связаны со следующими показателями качества жизни - фрустрацией, душевныш дискомфортом, неудовлетворенностью работой и личными успехами, низким настроением и самоконтролем, переживанием «потери ресурсов» (как показателем низких потенциальнык возможностей увеличения жизненно важных ценностей у специалистов этих про фессий) (2).

На основе приведеннык данных следует сделать вывод, что индивидуальные проявления профессиональной дезадаптации у лиц социономических профессий отражаются на субъективном благополучии как важнейшем потенциале психической устойчивости и профессиональной самоэффективности. Юридические специальности также относятся к роду социономических профессий, однако использовать полученные результаты применительно к юристам нельзя.

Исследования социально-психологических характеристик субъективного благополучия и ресурсов психической устойчивости сотрудников ОВД малочисленны. Именно этим вызвана необходимость изучения социально-психологических ресурсов сотрудников ОВД, обеспечивающих психическую устойчивость индивидуальности в современных, динамичных условиях жизнедеятельности. В эксперименте приняли участие юристы уголовно-правовой (группа 1 - 415 человек - сотрудники органов внутренних дел) и юристы гражданско-правовой специализации (группа 2 - 409 человек). Применялись методики, позволившие вышвить жизненное и профессиональное благополучие, причины кризисных (стрессогенных) событий в личной жизни и профессиональной деятельности.

Сравнительный анализ полученных результатов характеризует высокий уровень жизненного благополучия в обеих группах (показатель № 21)* (табл. 1).

Представляет интерес комплекс показателей, обеспечивающих субъективное благополучие в каждой из рассмотренных групп респондентов. В группе 2, по сравнению с группой сотрудников ОВД, преобладают оценки «престиж профессии», «отношения с руководителем» в сочетании с высокими проявлениями «эффективности труда» и «профессионализма коллег». Такой комплекс (включающий единство оптимальнык физических, психологических и социальных составляющих) характеризует высокий индекс качества жизнедеятельности юристов гражданско-правовой специализации с преобладанием профессиональной коллективистской направленности смысла жизни - им легче получить социальную поддержку и восполнить социально-психологические ресурсы устойчивости к стресс-факторам.

* В генеральной выборке: уровень выше 6,0 - высокое значение параметра; от 3,0 до 6,0 - сниженное значение; менее 3,0 - низкое значение.

Характеристики качества жизни респондентов

№ Показатели Mean Std. Dev. P-значимость различий

Группа І Группа 2 Группа І Группа 2

ВОЗРАСТ 27,І9 23,7І б,32 4,бб

СТАЖ З,7І З,ІЗ З,2З 4,0б

І Материальный достаток З,08 З,І7 І,98 2,І4 -

2 Жилищные условия 5,60 6,35 2,78 2,7І p < 0,00І

3 Семья 8,28 7,81 І,84 2,20 р < 0,00І

4 Питание 7,94 8,ІЗ І,б8 І,8З -

З Интимная жизнь 8,15 7,68 І,89 2,33 р < 0,0І

б Отношения с руководителем 7,05 7,81 І,94 І,7б Р = б,04Е-09

7 Отношения с коллегами 8,38 8,29 І,28 І,49 -

8 Профессиональный рост 7,08 7,ІІ І,99 2,3б -

9 Удовлетворенность работой 7,25 6,97 І,84 2,07 р < 0,0З

І0 Соответствие интересам 7,23 6,88 І,84 2,2З p < 0,0З

ІІ Достаточный сон б,92 б,бЗ 2,47 2,37 -

І2 Свободное время З,79 З,9З 2,27 2,ЗЗ -

ІЗ Здоровье, физическая форма 7,41 6,71 І,б7 2,0З P = І,ІЕ-07

І4 Личностный рост 7,31 6,96 І,42 І,ЗІ p < 0,00І

ІЗ Душевный покой 7,84 6,62 І,8З 2,ІІ p < 0,00І

Іб Социальная поддержка 7,08 7,92 2,33 2,2З -

І7 Здоровье близких 7,39 7,03 І,б9 І,б9 p < 0,0І

І8 Духовные потребности б,ЗЗ б,б8 І,90 І,9З -

І9 Престиж профессии 6,41 7,25 І,98 І,9З P = i,29E-09

20 Жизнь в целом 7,80 7,77 І,42 І,48 -

21 Индекс качества жизни 7,13 7,08 І,00 І,07 -

22 Напряженность труда б,З2 б,47 І,З0 І,40 -

23 Эффективность труда 7,09 7,42 І,44 І,З4 p < 0,00І

24 Профессионализм коллег 7,09 7,67 U4 І,7З Р = З,47Е-07

2З Изменчивость труда 5,87 5,54 І,78 І,З7 p < 0,0І

2б Профессиональная поддержка 7,2 І 7,ІЗ І,89 2,І0 -

Примечание. Mean - среднее арифметическое; Std. Dev. - среднее квадратическое отклонение (сигма).

В группе 1 (сотрудников ОВД), в отличие от юристов гражданско-правовой специализации, значимо преобладают показатели «личностный рост», «душевный покой», «семья», «соответствие собственным интересам» и «удовлетворенность работой», что характеризует не менее высокое субъективное благополучие, но благодаря профессиональной индивидуалистической направленности на фоне сравнительно менее выраженных «эффективности труда», «престижа труда» в ОВД и «профессионализма коллег». По данным кросс-культур-ных исследований (M. H. Bond, R. Brislin и др.), лица, живущие в индивидуалистических корпоративных культурах, более уязвимы к стрессу, так как им труднее сохранить ресурсы толерантности к стрессу в профессиональной среде (12; 13).

Характеристика ресурсов психической устойчивости к стрессу представлена высоким индексом ресурсно-сти в обеих группах** (табл. 2).

Концепции ресурсосбережения связывают адаптационные возможности и психическую устойчивость человека с индивидуальными ресурсами, способствующими противостоянию кризисным обстоятельствам и их преодолению. В соответствии с этими концепциями дезадаптация как результат воздействия стресс-факторов наступает при нарушении баланса между потерей и приобретением индивидуальных ресурсов.

При наличии высокого индекса ресурсности в группе 1 (сотрудники ОВД) настораживающим фактом является относительное преобладание личностных потерь, связанных с профессиональной деятельностью в органах внутренних дел. Среди показателей потерь сравнительно значимым (по сравнению с группой гражданско-правой специализацией юристов) является снижение личностных характеристик - ощущения личной безуспешности, невостребованности со стороны общества, угрозы стабильности в семье, неясность в путях дости-

** В генеральной выборке данной методики: показатель более 4,6 - высокое значение параметра; от 3,6 до 4,5 - среднее значение; менее 3,5 - низкое значение.

жения поставленных целей, неуверенность в будущем, невозможность улучшить жилищные условия, ограниченная возможность нормально питаться, невозможность получить дополнительный доход (для достойной жизни), угроза ощущения независимости. Эти обстоятельства, несомненно, являются фактором риска возможной профессиональной дезадаптации в ОВД и снижения психической устойчивости (как важной составляющей профессионально значимых качеств).

Средние значения «приобретения» одинаковы в обеих группах, однако отдельные показатели значимо выфа-жены в группе 2, к ним относятся: возможность хорошо одеваться, признание окружающими достоинств личности специалиста, желание помогать людям, ощущение собственной независимости. Среди показателей «приобретения» в группе 1 (ОВД) явно компенсирующими факторы «потерь» являются: возможность восстановить психофизиологические затраты, поддержать собственное здоровье и физическую форму, наличие друзей и полезный знакомств, надежда получить государственную поддержку.

Рассмотрим причины профессионального стресса (табл. 3).

Показатели стрессогеннык факторов в юридической деятельности в обеих группах респондентов представлены большим размахом проявлений, включают органи-

Характеристика ресурсов

зационные, содержательные и информационные характеристики. Среди факторов, вызывающих стрессовые психоэмоциональные переживания, выделяются неизвестность перспективных целей деятельности и развития отдела, низкая обратная связь результатов своей работы, большой объем обязанностей, сложность и про-блемность, отсутствие контроля результатов своей работы, высокая конфликтогенность юридической деятельности, угроза неуспеха при выполнении обязанностей, противоречивость имеющейся юридически значимой информации и дефицит необходимой по гражданскому или уголовно-правовому делу информации. Наряду с перечисленным респонденты обеих групп актуализируют также наличие опасных ситуаций и последствий своей работы, а в группе гражданско-правовой сферы психическая напряженность связана с ростом конкуренции на рынке юридических услуг. Все перечисленные факторы в наибольшей степени представлены в работе сотрудников ОВД, что свидетельствует о наличии «особого» характера этой деятельности.

В анализ причин кризисных ситуаций не вошли ненормативные (жизненные, критические и психопатологические), которые усугубляют профессиональный стресс и затрудняют сохранение психической устойчивости. Ненормативные кризисы в юридической среде не носят массового (группового) характера, они прояв-

Таблица 2

їсихической устойчивости

№ Показатели Mean Біа. Беу. P-значимость различий

Группа І Группа 2 Группа І Группа 2

27 Среднее значение потерь 3,12 2,74 І,З0 І,40 p < 0,00І

28 Среднее значение приобретений б,7З б,74 І,4І І,З8 -

29 Индекс ресурсности 0,50 0,55 0,29 0,29 p < 0,0І

Таблица 3

Причины кризисных ситуаций в юридической деятельности

№ Показатели Mean Біа. Беу. Р-значимость различий

Группа 1 Группа 2 Группа 1 Группа 2

Организационные

30 Цели деятельности 4,8І 4,37 2,ЗІ 2,З0 p < 0,0І

ЗІ Обратная связь З,Зб 4,Зб 2,ІЗ 2,ЗІ р = 3,33E-07

Содержательные

32 Объем работы 7,40 б,З4 2,09 2,39 р = 4,73E-08

33 Сложность, проблемность 7,І2 б,48 2,07 2,32 р = З^Е^

34 Контроль результатов 7,ЗІ б,82 2,0З 2,40 p < 0,0І

ЗЗ Конфликтогенно сть б,б0 З,2З 2,32 2,З9 р = І,22Е-І4

Информационные

40 Конкуренция 4,8З З,0І 2,32 2,74

Зб Угроза неуспеха З,0З 4,б9 2,08 2,34 p < 0,0З

37 Противоречивость информации З,бІ 4,98 2,2І 2,ЗЗ р = 8,48Е-0З

38 Дефицит информации З,89 З,20 2,Іб 2,38 р = І,4ІЕ-0З

39 Опасные ситуации З,9З 4,ЗІ 2,24 2,3б р = 4,78Е-І8

Примечание. В таблице 3 представлены высоковыраженные и значимые показатели. Данные, не имеющие относительной значимости различий, опущены.

ляются на индивидуальном уровне, и в данной работе не рассматривались.

Исходя из анализа полученных результатов, представляется возможным констатировать, что специфическая юридическая деятельность (на примере гражданско-правовой и уголовно-правовой) является стрессогенной и предъявляет жесткие требования к личностным качествам юриста (в частности, к психической устойчивости). Примечательно, что данные условия труда во многом детерминированы современными социально-экономическими условиями изменяющейся России.

Закономерным является вывод о необходимости осуществления мероприятий по психологическому сопровождению профессиональной адаптации и развитию профессионально значимых качеств юристов, с учетом современных реалий и тенденций изменений в континууме «индивидуальность - профессия - социальная среда» (10; 11).

ЛИТЕРАТУРА

1. Анциферова Л. И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал. - 1994. -№ 1.

2. Водопьянова Н. Е., Старченкова Е. С. Психическое «выгорание» у менеджеров и его преодоление / под ред. Г. С. Никифорова. - СПб., 2002.

3. Деркач А. А., ЗазыкинВ. Г. Профессиональная деятельность в особых и экстремальных условиях. - М., 1998.

4. Зазыкин В. Г., Чернышев А. П. Акмеологические проблемы профессионализма. - М., 1993.

5. Куликов Л. В. Личностный фактор в преодолении стресса // Актуальные проблемы психологической практики: Экспериментальная и прикладная психология. - 1995. - № 14.

6. Никифоров Г. С. Самоконтроль человека. - Л., 1989.

7. Никифоров Г. С. Надежность профессиональной деятельности. - СПб., 1996.

8. Тейлор Ш., Пипло Л., Сирс Л. Социальная психология. - СПб., 2004.

9. ТолочекА. В. Стили профессиональной деятельности. -М., 2000.

10. Шмыков В. И. Концепция психологического сопровождения психической устойчивости и профессиональной адаптации сотрудников органов внутренних дел. - Пермь, 2006.

11. Шмыков В. И.Учебная программа психологического сопровождения психической устойчивости и профессиональной адаптации сотрудников ОВД. - Пермь, 2006.

12. Bond M. H. The cross-cultural challenge to social psychology. - New bury Park, CA: Sage, 1988.

13. BrislinR. Understanding culture’s influence on behavior. -For Worth, TX: Harcourt Brace, 1993.

14. EliotR. S. From Stress to Strength. - N.-Y., 1993.

15. LazarusR. S., Folkman S. Stress, appraisal and coping. -N.-Y., 1984.

16. Sarason I., Sarason B. & Pierce G. Social support: An interactional view. - N.-Y., 1990.

17. SelyeH. The stress without distress. - Philadelphia, 1974.

18. Hobfoll S. Stress, culture and community. - New-York -London, 1998.