РАЗРАБОТКА МОДЕЛИ ТЕСТОВЫХ НАГРУЗОК ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ СТРЕССОВОЙ РЕАКТИВНОСТИ ПОДРОСТКОВ

ИА.Криволапчук1, М.Б.Чернова Институт возрастной физиологии РАО, Москва, Россия

В исследовании обоснована модель тестовых нагрузок, предназначенная для изучения стрессовой реактивности детей 13-14 лет. Полученные данные свидетельствуют о том, что разработанная модель соответствует необходимым требованиям теории тестов и является адекватным инструментом исследования функциионального состояния (ФС) подростков в условиях психологического стресса.

Ключевые слова: функциональное состояние, модель тестовых нагрузок, напряженная деятельность, эффективность, стрессовая реактивность.

The development of test loading model for studying stress reactiveness in adolescents. The research proves the validity of test loading model designed to study stress reactiveness in 13-14 year old children. The obtained data testify that the developed model corresponds to necessary requirements of test theory and could be considered an adequate research instrument to study functional states (FS) in adolescents under psychological stress.

Keywords: functional state, test loading model, intense activity, efficiency, stressful reactiveness.

В настоящее время большое значение имеет научно обоснованное нормирование информационных и эмоциональных нагрузок в процессе обучения детей школьного возраста [30, 4, 3, 8, 13, 22]. Успешное решение данной задачи невозможно без совершенствования уже имеющихся и разработки новых моделей изучения функционального состояния (ФС) организма в условиях психологического стресса.

Это вызывает необходимость создания адекватных экспериментальных приемов моделирования стрессовых состояний, базирующихся на основе учета возрастных и индивидуальных особенностей детей. Многочисленные исследования, направленные на создание моделей воспроизведения психологического стресса, свидетельствуют о том, что данное функциональное состояние (ФС) может быть следствием выполнения таких видов тестовых заданий, которые характеризуются формированием у обследуемых высокого уровня мотивации, восприятием и переработкой большого объема значимой информации в условиях нарастающего ее потока, необходимостью одновременного наблюдения за несколькими, независимо изменяющимися во времени процессами, интенсивным

Контакты: 1 Криволапчук И.А.,E-mail: i.krivolapchuk@mail.ru

переключением внимания с одного объекта наблюдения на другой, целесообразностью сохранения в течение заданного времени высокой интенсивности памяти, внимания, мышления, дефицитом времени для переработки воспринятой информации и принятия решения, сложностью деятельности, повышенной ответственностью за ее результаты [27, 24, 37, 29, 11, 17, 5, 6]. В контексте проводимого теоретического анализа факторов возникновения и механизмов регуляции психологического стресса, становится очевидным, что оценка психофизиологического статуса детей в ходе онтогенеза должна базироваться не только на основе изучения их фонового состояния, но и реактивности на информационные нагрузки различной степени сложности.

Обоснование моделей тестовых нагрузок, предназначенных для изучения стрессовой реактивности детей, особое значение приобретает в начале периода полового созревания. Это связано с тем, что на начальных стадиях полового созревания наблюдаются регрессивные изменения в деятельности модулирующей системы мозга, напряженность обменных процессов, усиление дифференциро-вок, интенсификация ростовых процессов. В результате повышается функциональная активность органов и систем, следствием чего является избыточная, а часто и парадоксальная реактивность к внешним воздействиям [30, 22, 13, 18, 42, 49, 39]. Это свидетельствует о том, что создание адекватных методов изучения стрессовой реактивности подростков является не только важной теоретической, но и практической задачей, требующей скорейшего решения.

В связи с вышеизложенным целью исследования явилась разработка модели тестовых нагрузок, предназначенной для изучения стрессовой реактивности подростков.

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании приняли участие мальчики 13-14 лет (п=68), отнесенные по состоянию здоровья к основной медицинской группе.

Для исследования стрессовой реактивности подростков 13-14 лет в условиях напряженной деятельности применялись несколько экспериментальных режимов умственной работы. ФС изучалось в 6 ситуациях: «фон» - состояние спокойного бодрствования; «инструкция» - состояние мобилизационной готовности после инструкции о предстоящей деятельности; «автотемп» - выполнение умственной работы с индивидуально комфортной скоростью; «максимальный темп» - выполнение умственной работы с максимальной скоростью; «максимальный темп при угрозе наказания» - выполнение умственной работы с максимальной скоростью при наличии звуковых помех и угрозы наказания; «максимальный темп в условиях повышенной мотивации» - выполнение умственной работы одновременно с равным по силе испытуемым с максимальной скоростью при наличии звуковых помех и угрозы наказания.

Психофизиологические изменения ФС изучали в покое и при выполнении тестирующих нагрузок. Исследование проходило в дни оптимальной работоспособности. Порядок обследования испытуемых сохранялся от одного исследования к другому. Все испытуемые были мотивированы на ответственное и безоши-

бочное выполнение заданий (публичная рейтинговая оценка результатов, соревновательный мотив, стимулирование оценкой по учебному предмету). Для создания звуковых помех через наушники в случайном порядке передавались буквы алфавита. В качестве «наказания» использовались порицающие замечания и сильный звук (100-120 дБ). Повышенная мотивация деятельности обеспечивалась также посредством формирования у испытуемого стремления к выполнению задания лучше предыдущего раза в условиях одновременной работы с равным по уровню работоспособности одноклассником. В процессе работы и во время восстановления фиксировались изменения физиологических показателей, отражающих уровень ФС.

Оценка уровня психической напряженности в процессе моделируемой деятельности проводилась на основе учета продуктивности выполнения заданий и сдвигов физиологических показателей ФС. Длительность отдельных периодов работы и отдыха составляла 2 минуты. Непосредственно перед реализацией каждого задания вводилась инструкция для испытуемого, выполняющего тест. По результатам выполнения корректурной пробы рассчитывали объём работы (А) и коэффициент продуктивности (0).

Измерение омега-потенциала (ОП) осуществлялось с поверхности кожи головы с использованием портативной установки для исследования сверхмедленных электрических процессов головного мозга в отведении лоб - тенар кисти [16]. Для этого активный электрод располагали в области центральной точки срединной линии лба, индифферентный - в области ладонной поверхности тенара левой кисти. При анализе динамики ОП учитывали величину исходных его значений.

Для оценки степени напряженности регуляторных систем использовали математический анализ сердечного ритма [2]. Реализация метода осуществлялась при помощи автоматизированного комплекса на базе персонального компьютера. Анализировали 100 последовательных кардиоинтервалов. Определяли среднюю продолжительность R-R интервала (М), моду (Мо), амплитуду моды (АМо), вариационный размах (ДХ), среднеквадратическое отклонение (о), индекс напряжения (ИН). Частота сердечных сокращений (ЧСС) рассчитывалась по 6-секундным отрезкам записи с пересчетом на 1 минуту. Систолическое (СД) и диастолическое (ДД) по Короткову измеряли с применением манжеты соответствующих размеров. На основе этих измерений рассчитывали среднее давление (СрД), двойное произведение (ДП) и минутный объем (МО) крови [8]. Частоту дыхания (ЧД) определяли посредством использования пневмодатчика. Эффективность деятельности оценивали на основании соотнесения результативности работы с величиной вегетативных сдвигов при её выполнении. Определяли 0/ДЧСС, 0/ДИН, 0/ДДП, А/ДЧСС, А/ДИН, А/ДДП [18]. Непосредственно перед выполнением заданий с помощью 8-цветового теста Люшера оценивали уровень ситуативной тревожности [26].

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Анализ результатов апробации разработанных моделей тестовых заданий свидетельствует о том, что их выполнение сопровождается развитием неспецифиче-

ской напряженности. Оценка ФС детей 13-14 лет при реализации этих заданий показала, что тестирующие процедуры вызывают повышение (р<0,05-0,001) уровня активации ЦНС и возрастание напряжения регуляторных систем. Необходимо отметить, что выраженность физиологических сдвигов в условиях тестирующих нагрузок была связана с фоновой активированностью (табл. 1), которая, в свою очередь, определялась мотивацией, личностной тревожностью, физической работоспособностью.

Таблица 1

Взаимосвязи показателей ФС в покое и при тестовых нагрузках

Показатель Коэффициент ранговой корреляции

фон-субтест I фон-субтест II фон-субтест III фон-субтест IV

ОП, мВ 0,48 0,61 0,65 0,72

ЧСС, уд/мин 0,83 0,75 0,63 0,69

ИН, отн. ед. 0,55 0,67 0,59 0,46

СД, мм рт. ст. 0,81 0,76 0,78 0,64

ЧД, цикл/мин 0,46 0,53 0,57 0,42

Факторный анализ всей совокупности полученных данных позволил выделить устойчивые комбинации изучаемых признаков, определяющих ФС детей 13-14 лет при напряженной информационной нагрузке (рис. 1). Установлены основные факторы, описывающие более 65 % общей дисперсии выборки. К их числу, в частности, относятся: вегетативная регуляция сердечного ритма (в данный фактор с высокими факторными коэффициентами вошли ИН, ЧСС, АМо, ДХ, о, Мо, М); эффективность напряженной интеллектуальной деятельности (А, £, £/ДЧСС, £/ДИН, О/ДДП, А/ДЧСС, А/ДИН, А/ДДП); гемодинамическое обеспечение деятельности (СД, ДД, СрД, ДП, МО); устойчивость церебрального гомеостаза (ОП в состоянии спокойного бодрствования и при тестовых нагрузках) и др.

Данные факторного анализа подтвердили наличие прямой зависимости между фоновым уровнем ФС и стрессовой реактивностью при выполнении различных субтестов информационной пробы: сдвиги изучаемых показателей, полученные при выполнении тестовых заданий, объединились в общие факторы с их величинами в состоянии спокойного бодрствования.

Эти результаты совпадают с выводами ряда исследований, посвященных изучению роли исходного состояния физиологических функций в реакциях на умственные и физические нагрузки [19, 23, 43, 28, 15, 32].

В ситуации «Инструкция» непосредственно перед выполнением заданий у всех испытуемых наблюдалось статистически значимое (р<0,05-0,001) увеличение ОП, МО, ЧСС, СД, ДД, ЧД, ДП. Подобный характер изменений рассматрива-

Рис. 1. Факторы, определяюшие ФС мальчиков 13-14 лет при напряженной информационной нагрузке

емых показателей отражает степень неспецифической напряженности, обусловленной прагматической неопределённостью ситуации. Благодаря чему обеспечивается необходимый для достижения полезного приспособительного результата уровень мобилизации психофизиологических ресурсов. При этом объем вегетативных сдвигов, нередко, превышает реальные потребности организма, так как в ситуации прагматической неопределенности лучше пойти на избыточную мобилизацию ресурсов, чем в разгар напряженной деятельности остаться без достаточного энергетического обеспечения [25].

При выполнении всех субтестов информационной пробы происходили существенные (р<0,05-0,001) изменения ФС по сравнению с состоянием спокойного бодрствования (рис. 2.).

Сопоставление величины сдвигов изучаемых психофизиологических переменных, показало, что наименее выраженные их трансформации отмечаются при реализации нагрузки в режиме автотемпа (субтест I). Работа в максимальном темпе (субтест II), в максимальном темпе при наличии звуковых помех и угрозы наказания (субтест III), в максимальном темпе в условиях повышенной мотивации (субтест IV) в подавляющем большинстве случаев вызывала более существенные (р<0,05-0,001) психофизиологические изменения ФС, чем задание, выполняемое с комфортной скоростью.

В то же время реализация нагрузки на трех последних ступенях информационной пробы обусловливала однотипные изменения используемых показателей, что проявлялось в отсутствии статистически значимых межгрупповых различий в

отношении большинства переменных. Наиболее близкие психофизиологические сдвиги отмечались во время работы в максимальном темпе при наличии звуковых помех и угрозы наказания (субтест III) и при нагрузке в максимальном темпе в условиях повышенной мотивации (субтест IV).

13-14

□ оп □ чсс □ ин ■ чд ■ сд ■ дд

Рис. 2. Значимые изменения физиологических показателей ФС в условиях информационной пробы у мальчиков 13-14 лет Примечание: ОП - омега-потенциал; ЧСС - частота сердечных сокращений; ИН - индекс напряжения; ЧД - частота дыхания; СД - систолическое артериальное давление; ДД - диастолическое артериальное давление. Значения сдвигов ОП, ИН, ЧД уменьшены на порядок. I - «автотемп»; II - «максимальный темп»; III - «максимальный темп при наличии звуковых помех и угрозы наказания»; IV - «максимальный темп в условиях повышенной мотивации».

Сравнение параметров умственной работоспособности, полученных при разных режимах деятельности, показало, что количество просмотренных знаков (А) при реализации заданий с максимальной скоростью (субтесты II, III, IV) по сравнению с работой в индивидуально оптимальном темпе (субтест I) увеличивается, тогда как коэффициент продуктивности (О) уменьшается (рис. 3, 4). При этом, переход от работы с удобной скоростью к работе в максимальном темпе сопровождается увеличением физиологических «затрат» на переработку одного и того же объёма значимой информации.

Последнее находит отражение в динамике показателей эффективности деятельности (см. рис. 3, 4). Установлено, что реализация заданий с максимальной интенсивностью сопровождается резким уменьшение (р<0,05-0,001) величин О/ДЧСС, О/ДИН, О/ДДП. Полученные данные указывают на то, что физиологическая цена работы в комфортном режиме ниже, чем у нагрузок, выполняемых в максимальном темпе.

Значения показателей ФС при работе в режиме «автотемп», приняты за 100%.

80

50

А, ксш-во знаков

Л/ЧСС, отн. ед.

А/ИН, отн.ед.

А/ДП, отн.ед.

□ Субтест! □ СубтестП □ СубтестШ ■ СубтестГУ

Рис. 3. Изменения показателей эффективности напряженной интеллектуальной деятельности у мальчиков 13-14 лет (количественный аспект)

Примечание: А - количество просмотренных знаков. Остальные обозначения см. рис. 2. Значения показателей ФС при работе в режиме «автотемп», приняты за 100%.

но

ш\\

О., отн.ед.

О/ЧСС, отн.ед.

О/ИН, отн.ед.

И

О/ДП, отн.ед.

□ Субтест! □ СубтестП □ СубтестШ ■ СубтестIV

Рис. 4. Изменения показателей эффективности напряженной интеллектуальной деятельности у мальчиков 13-14 лет Примечание: () - коэффициент продуктивности. Остальные обозначения см. рис. 2. Значения показателей ФС при работе в режиме «автотемп», приняты за 100%.

Это согласуется с данными о том, что воздействие стрессоров, связанных с увеличением объема информации и содержательной сложности задания, сокращением времени на обработку информации и увеличением продолжительности работы сопровождается закономерным ростом уровня психофизиологической напряженности испытуемых и снижением качества выполнения задания [5, 6, 10].

Важно подчеркнуть, что психофизиологическая цена работы в комфортном режиме ниже, чем при нагрузках в максимальном темпе. Падение эффективности работы в ходе реализации заданий с высокой скоростью, по-видимому, обусловлено более выраженным повышением активности модулирующей системы мозга за счёт нарастания вклада подсистемы эмоциональной активации, связанной с защитным поведением, по сравнению с активностью подсистемы неэмоциональной активации, обеспечивающей энергетическую составляющую деятельности. Это, в частности, подтверждается тенденцией увеличения (р<0,05-0,01) уровня ситуативной тревожности по мере перехода от состояния покоя к работе в максимальном темпе (субтесты II, III, IV). Резко возросло число подростков с высоким уровнем ситуативной тревожности, определяемой с помощью теста Люшера.

Необходимо отметить, что сдвиги рассматриваемых показателей ФС, зарегистрированные при работе в максимальном темпе, сопоставимы с изменениями, выявленными другими авторами у подростков при моделировании психологического стресса и в таких естественных условиях, вызывающих эмоциональное напряжение, как сдача экзамена, посещение стоматолога, венопункция, ожидание хирургической операции или обследования с помощью магнитно-резонансной томографии и т.д. [9, 7, 41, 35, 14, 36, 31, 38, 34, 40, 33, 47, 46, 44].

Результаты проведенного факторного анализа показывают, что сдвиги различных показателей ФС имеют неспецифическую природу, проявляющуюся при всех видах заданий. Однако будучи неспецифическими по отношению к субтестам информационной пробы, изменения показателей, характеризующих рассматриваемые факторы ФС, происходят относительно независимо друг от друга, что согласуется с точкой зрения о гетерогенности модулирующей системы мозга [45, 48, 1, 12] и представлением о зависимости характера вегетативных сдвигов в условиях информационной нагрузки от типа задачи и направленности внимания [20, 11,

17, 32]. Считается, что при решении когнитивных задач, требующих внутренней сосредоточенности, особенно в условиях дефицита времени, вегетативные изменения нарастают, тогда как при выполнении перцептивных тестов, происходит их уменьшение. Можно полагать, что отмечаемое при реализации заданий данной информационной пробы возрастание уровня ФС является проявлением феномена гипермобилизации резервов организма при стрессе, который обеспечивает возможность выживания в опасных условиях и характеризуется увеличением умственной и физической работоспособности [25, 21, 6]. Выявленные факты объясняются с позиций взаимосвязи физиологической и психологической систем регуляции адаптационных стрессовых реакций. Они отражают особенности влияния «силы» воздействующего фактора на развитие стресса, с учетом характера исходного функционального состояния, уровня мотивации, субъективной значимости, сложности и неопределенности сигнала, личностного статуса ребенка [5, 6, 10].

Полученные данные позволяют рассматривать разработанную модель информационной пробы как эффективный метод изучения стрессовой реактивности подростков. Наличие коэффициентов корреляции, характеризующихся высокой и средней (г=0,6-0,9) степенями статистической взаимосвязи между изменениями исследуемых показателей ФС при реализации II, III и IV субтестов информационной пробы, свидетельствует о том, что эти задания являются эквивалентными, а сама информационная проба гомогенной. Это относится к сдвигам ОП, ЧСС, ИН, СД, О/ДЧСС, О/ДИН, О/ДДП, А/ДЧСС, А/ДИН, А/ДДП.

Ретестовая надежность информационной пробы в отношении рассматриваемых показателей ФС (повторное тестирование через месяц) удовлетворяла требованиям теории тестов, так как коэффициент надежности во всех случаях превышал 0,7.

Поскольку три последних задания информационной пробы (субтесты II-IV) вызывают сильно взаимосвязанные сдвиги ФС, использование какого-либо одного из них может упростить процедуру тестирования без существенного уменьшения информативности. Факторный анализ позволил установить, что умственная нагрузка, реализуемая с максимальной скоростью в условиях звуковых помех и «угрозы наказания» (субтест III) характеризовалась наиболее высокой конкурентной валидностью в отношении воспроизведения состояния неспецифической напряженности: изменения ОП, ИН, ЧСС, О/ДЧСС, О/ДИН, О/ДДП, А/ДДП в данных условиях наиболее сильно коррелировали со сдвигами, наблюдаемыми при реализации других заданий. Коэффициенты информативности составляли от 0,6 до 0,85. Эти данные об аутентичности используемых тестовых заданий, позволили включить в «конечный» вариант информационной пробы две ступени нагрузки: автотемп (субтест I); максимальный темп при наличии звуковых помех и угрозы наказания (субтест III).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Полученные данные свидетельствуют о том, что разработанная информационная проба соответствует необходимым требованиям теории тестов и является адекватным инструментом исследования стрессовой реактивности подростков.

Изучение стрессовой реактивности детей 13-14 лет показало, что информационные нагрузки, реализуемые с максимальной скоростью по сравнению с работой в оптимальном темпе, вызывают повышение уровня неспецифической активации ЦНС, возрастание напряжения регуляторных систем, снижение эффективности интеллектуальной деятельности и повышение ее физиологической цены. Подобные сдвиги изучаемых показателей рассматриваются как проявление неспецифической напряженности, направленной на мобилизацию адаптационных резервов организма с целью обеспечения адекватной степени результативности деятельности.

Используемые режимы информационной нагрузки формируют различные типы стрессовых состояний. Работу в режиме «автотемп» целесообразно применять для изучения функционального комфорта, а нагрузку в режиме «максималь-

ный темп при наличии звуковых помех и угрозы наказания» - для моделирования психической напряженности.

Дальнейшие исследования по обоснованию предложенной информационной пробы будут направлены на разработку системы статистических оценок стрессовой реактивности подростков, создание релевантных возрастных и сопоставительных норм.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Анохин, П.К. Кибернетика функциональных систем: избранные труды / П.К. Анохин. - М.: Медицина, 1996. - 400 с.

2. Баевский, Р.М. Математический анализ изменений сердечного ритма при стрессе / Р.М. Баевский, О.И. Кириллов, С.З. Клецкин. - М.: Медицина, 1984. -220 с.

3. Баранов, А.А. Медицинские и социальные аспекты адаптации современных подростков к условиям воспитания, обучения и трудовой деятельности: Руководство для врачей /А.А. Баранов, В.Р. Кучма, Л.М. Сухарева. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. - 350 с.

4. Безруких, М.М. Здоровьесберегающая школа / М.М. Безруких. -М.: Московский психолого-социальный институт, 2004. - 240 с.

5. Бодров, В.А. Информационный стресс / В.А. Бодров. - М.: ПЕР СЭ, 2000. -352 с.

6. Бодров, В.А. Психологический стресс: развитие и преодоление /

B.А. Бодров. - М.: ПЭР СЭ, 2006. - 528 с.

7. Бориско, Г.А. Особенности адаптационных реакций сердечно-сосудистой системы у здоровых детей и подростков и с первичной артериальной гипертензией при эмоциональном напряжении: автореф. дис. ... канд. мед. наук: 14.00.09 / Г.А. Бориско; Харьковский науч.-исслед. ин-т. - Харьков, 1986. - 16 с.

8. Вегетативная дисфункция у детей и подростков / И.Л. Алимова [и др.]; под ред. Л.В. Козловой. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. - 96 с.

9. Вегетативные показатели у детей и подростков при эмоциональном напряжении / Т.А. Аджимолаев [и др.] // Физиология человека. - 1989. - Т. 15, № 4. -

C. 40-47.

10. Ведерко, О.В. Системные изменения биохимических и электроэнцефало-графических параметров под влиянием информационной нагрузки/ О.В. Ведерко, Н.Н. Данилова, М.В. Онуфриев [и др.] //Нейрохимия. - 2007. - Т. 24, № 2. -С.172-179.

11. Данилова, Н.Н. Показатели сердечного ритма при решении человеком арифметических задач/ Н.Н. Данилова, С.Г. Коршунов, Е.Н. Соколов //ЖВНД. -

1994. Т. 44. - Вып. 6. - № 4-5. С. 932-943.

12. Данилова, Н.Н. Психофизиология / Н.Н. Данилова. - М.: Аспект Пресс,

2001. - 324 с.

13. Дети с СДВГ: причины, диагностика, комплексная помощь/ Под ред. М.М. Безруких. - М.: Издательство Московского психолого-социального института, Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2009.- 248с.

14. Дьячкова, Г.И. Сердечный ритм при эмоциональном напряжении у детей / Г.И. Дьячкова // Педиатрия. - 1990. - № 8. - С. 25-27.

15. Ильин, Е.П. Дифференциальная психофизиология / Е.П. Ильин. - СПб.: Питер, 2001. - 461 с.

16. Илюхина, В.А. Энергодефицитные состояния здорового и больного человека / В.А. Илюхина, И.Б. Заболотских. - СПб.: Институт мозга человека РАН, 1993. - 192 с.

17. Коршунова, С.Г. Эффективность решения умственных задач и вариантность сердечного ритма / С.Г. Коршунова // Вестн. МГУ. Сер. 14, Психология. -1996. - № 1. - С. 31-41.

18. Криволапчук, И.А. Психофизиологическая характеристика функционального состояния подростков на разных стадиях полового созревания в условиях информационной нагрузки / И.А. Криволапчук, В.К. Сухецкий // Физиология человека. - 2005. - Т. 31, № 6. - С. 13-25.

19. Ларикова, Л.П. Сдвиги гемодинамики на изометрическую нагрузку у человека при различных исходных показателях системного кровообращения / Л.П. Ларикова, Б.Г. Бершацкий, Т.А. Евдокимова // Физиология человека. -1983. - Т. 9, № 3. - С. 442-448.

20. Лэйси, Дж.А., Лэйси, Б.К. Специфическая роль частоты сердцебиений в сенсомоторной интеграции //Нейрофизиологические механизмы поведения. М.: Наука, 1982. С. 434-453.

21. Павлов, А.С. Физиологические механизмы гомеостатического обеспечения человека при стрессе / А.С. Павлов // Физиология человека. - 2001. - Т. 27, № 1. - С. 65-73.

22. Развитие мозга и формирование познавательной деятельности ребенка / Под ред. Д.А. Фарбер, М.М. Безруких. - М.: Изд-во Московского психологосоциального института, 2009. - 432 с.

23. Романов, В.В. Результаты экспериментальной поверки «закона» исходного уровня / В.В. Романов, И.Н. Чернова // Физиология человека. - 1983. - Т. 9, № 3. - С. 481-487.

24. Сидоренко, Б.А. Психоэмоциональное напряжение и ишемическая болезнь сердца / Б.А. Сидоренко, В.Н. Ревенко. - Кишинев: Штиинцы, 1988. - 150 с.

25. Симонов, П.В. Мотивированный мозг / П.В. Симонов. - М.: Наука, 1987. - 238 с.

26. Собчик, Л.Н. Метод цветовых выборов - модификация цветового теста Люшера. - СПб.: Речь, 2006. - 128 с.

27. Соколов, Е.Н. Эмоциональное напряжение и реакции сердечно-сосудистой системы / Е.И. Соколов, В.П. Подачин, Е.В. Белова. - М.: Наука, 1980. - 190 с.

28. Солонин, Ю.Г. Роль исходного состояния физиологических функций в реакциях на физическую нагрузку / Ю.Г. Солонин // Физиология человека. -1987. - Т. 13, № 1. - С. 96-102.

29. Фёдоров, Б.М. Стресс: кардиологические аспекты / Б.М. Федоров // Физиология человека. - 1997. - Т. 23, № 2. - С. 89-99.

30.Физиология подростка / под ред. Д.А. Фарбер. - М.: Педагогика, 1988. -208 с.

31. Allen, M.T. Cardiovascular reactivity to stress and left ventricular mass in youth / M.T. Allen, K.A. Matthews, F.S Sherman // Hypertension. - 1997. - Vol. 30, № 4. - Р. 782-787.

32. Allen, M.T. The relationships of impulsivity and cardiovascular responses: the role of gender and task type/ M.T. Allen, A.M. Hogan, L.K. Laird// Int J Psychophysiol. 2009. -Vol. 73, №3. - P. 369-376.

33. Cardiovascular reactivity during social and nonsocial stressors: do children's personal goals and expressive skills matter? / E. Chen [et al] // Health Psychol. -

2002. - Vol. 21, № 1. - Р. 16-24.

34. Cardiovascular reactivity in isometric exercise and mental arithmetic in children / H.A. Verhaaren [et al] // J. Appl. Physiol. - 1994. - Vol. 76, № 1. - P. 146-150.

35. Cardiovascular response to mental stress and to handgrip in children. The role of physical activity / L.A. Ferrara [et al] // Jpn Heart J. - 1991. -

Vol. 32, № 5. - P. 645-654.

36. Cardiovascular response to mental stress in ffspring of hypertensive parents: the Dutch Hypertension and Offspring Study / D.C. De Visser van [et al] // J Hypertens. -

1995. - Vol. 13, № 8. - Р. 901-908.

37. Cardiovascular Responses to Stress: II. Relationships to Atrobic Exercise Patterns / K. Light [et al] // Psychophysiology. - 1987. - Vol. 24. № 1. - P. 79-86.

38. Consistency of children's hemodynamic responses to laboratory stressors / L. Musante [et al] // Int J Psychophysiol. - 1994. - Vol. 17, № 1. - Р. 65-71.

39. Dahl, R.E. Heightened stress responsiveness and emotional reactivity during pubertal maturation: implications for psychopathology/ R.E. Dahl, M.R. Gunnar// Dev Psychopathol. 2009- Vol. 21, №1. - P. 1-6.

40. Dobkin, P.L. Cardiovascular reactivity in adolescent boys of low socioeconomic status previously characterized as anxious, disruptive, anxious-disruptive or normal during childhood / P.L. Dobkin, F.A. Treiber, R. Tremblay // Psychother Psychosom. -2000. - Vol. 69, № 1. - Р. 50-56.

41.Falkner, B. Реактивность сердечно-сосудистой системы у лиц молодого возраста / B. Falkner // Кардиология. - 1986. - Т. 16, № 1. - С. 39-43.

42. Hare, T.A. Biological substrates of emotional reactivity and regulation in adolescence during an emotional go-nogo task / T.A. Hare, N. Tottenham , A. Galvan [et al.] // Biol. Psychiatry. 2008. - Vol. 63, №10.- P. 927-934.

43. Holmes, D. Association of Aerobic Fitness wits Pulse Rate and Subjective Responses to Psychological Stress / D. Holmes, D. Roth // Psychophysiology. - 1985. -Vol. 22. - № 5. - Р. 525-529.

44. Hormonal reactivity to MRI scanning in adolescents / E.M. Eatough [et al] // Psychoneuroendocrinology. - 2009. - Vol. 34, № 6. - Р. 929-935.

45. Lacey, J.I. Somatic response patterning and stress: some revisions of activation theory / J.I. Lacey // H.H. Appley, R. Trumball (Eds.). Psycholocical stress Issues for research. - New York, 1967. - P. 14-42.

46. Low, C.A. Chronic life stress, cardiovascular reactivity, and subclinical cardiovascular disease in adolescents/ C.A. Low, K. Salomon, K.A. Matthews// Psychosom. Med. 2009. - Vol. 71, №9. - P. 927-931.

47. Popma, A. Hypothalamus pituitary adrenal axis and autonomic activity during stress in delinquent male adolescents and controls /A. Popma, L.M. Jansen, R. Vermei-ren [et al.]// Psychoneuroendocrinology. 2006. - Vol. 31, №8. - P. 948-957.

48. Routtenberg, A. The Two-arousal limbic system / A. Routtenberg // Psychol. Rev. - 1968. - Vol. 75, № 2. - P. 115-119.

49. Spear, L.P. Heightened stress responsivity and emotional reactivity during pubertal maturation: Implications for psychopathology // Dev Psychopathol. 2009. -Vol. 21, №1. - P. 87-97.

Работа поддержана грантом РГНФ (№ 10-06-00053а).