ПСИХОЛОГИЯ

И. А. Баева

ПСИХОЛОГИЯ БЕЗОПАСНОСТИ КАК ОСНОВА АНАЛИЗА ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ

Статья посвящена определению места экстремальных ситуаций в общей системе исследований по психологическим аспектам безопасности. Дан психологический анализ экстремальной ситуации, ее воздействия на психику и поведение человека. Безопасность рассматривается как ключевое понятие в социальной и научной оценке обсуждаемой проблемы. Психология безопасности рассмотрена как системная область психологического знания, в которую психология экстремальной ситуации входит как один из разделов. Определены структура, объект и предмет психологии безопасности, практические и теоретические проблемы.

Ключевые слова: психология безопасности, экстремальная психология, психологическая безопасность среды, психологическая безопасность личности, сопротивляемость.

I. Baeva

Psychology of Security as a Basis of Analysis of Extreme Situation

The article seeks to identify the place of extreme situations in the general system of investigations on psychological aspects of security. A psychological analysis of the extreme situation, its influence on mentality and people behavior is given. The security is regarded as the key conception in social and scientific evaluation of the problem. Security psychology is regarded as a systematical field ofpsychological knowledge one of components of which is psychology of extreme situations. The structure, object, subject, practical and theoretical problems of the security psychology are defined.

Keywords: security psychology, extreme situations, psychological security of the environment, psychological security of the personality, resilience.

Сложность изучения экстремальных ситуаций — в том, что число их и источники многомерны. Экстремальная ситуация — это и землетрясение, и взрыв в шахте, и террористический акт, и катастрофа самолета, и проживание в районе атомной станции, и события, связанные с массовыми волнениями, но это и ситуация хроническо-

го страха ребенка, переступающего порог школы, это и ситуация, когда человек совершает суицид или его попытку, это и ситуации, в которых фиксируется любой вид насилия. Это ситуация физической травмы, в результате которой приобретается ограничение физических возможностей человека. Данное перечисление можно продолжать

достаточно долго, а мысль о множественности обозначений звучит почти во всех исследованиях, где затрагивается проблема экстремальности. Приведем лишь точку зрения К. Муздыбаева [10], который говорит о том, что ситуации, предъявляющие к людям требования, которые превышают их обычный адаптивный потенциал, описываются в разных терминах: жизненные трудности, критические ситуации, негативные жизненные события, стрессовые жизненные события, травматические события, нежелательные события, жизненные кризисы, бедствия, катастрофы.

В психологических исследованиях разрабатываются классификации ситуаций: говорят об экстремальных и чрезвычайных ситуациях (часто термины используются как синонимы); выделяются трудные, кризисные, травматические ситуации, ситуации массового горя. За основание берут их длительность и источники происхождения и т. д.

Приведем некоторые типичные определения. Автор справочника практического психолога по вопросам экстремальной ситуации И. Г. Малкина-Пых включает в книгу разделы, касающиеся насилия над женщинами и детьми, суицидального поведения, но в разделе, посвященном классификации экстремальных ситуаций, приводится лишь определение чрезвычайной ситуации, которая рассматривается как синонимичная экстремальной. «Чрезвычайная (экстремальная) ситуация (ЧС) — это обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей» [9, с. 15]. Нетрудно заметить, что под такое определение не попадают многие ситуации, рассматриваемые как экстремальные, — прежде всего, социального характера. В частности, — все, связанные с актами

насилия по отношению к отдельному человеку, многие ситуации утраты и другие, вызывающие переживание эмоциональной, когнитивной и поведенческой дезорганизации.

Далее автором приведены возможные варианты классификации чрезвычайных (экстремальных) ситуаций; при этом в качестве классификационного признака упоминаются степень внезапности, скорость распространения, масштаб распространения, продолжительность действия, преднамеренность возникновения, источник происхождения чрезвычайной ситуации. Также признаком для классификации могут служить количество пострадавших людей, размер материального ущерба.

Вызывает сомнение возможность принятия такой трактовки термина «чрезвычайная ситуация» синонимично понятию «экстремальная ситуация», когда предметное поле находится в области психологии, а решаемые задачи касаются личности человека. Категория «чрезвычайная ситуация» правомерно используется, когда проблема рассматривается с точки зрения безопасности жизнедеятельности человека. Это, в свою очередь, предполагает рассмотрение ситуации именно с позиции вышеперечисленных характеристик, которые позволяют описать ситуацию с точки зрения ее масштабности, внезапности, скорости и прочих внешних характеристик, но никак не с точки зрения того, каким образом данная ситуация оказывает воздействие на личность человека. Говоря о чрезвычайной ситуации, большинство авторов, в первую очередь, подразумевают явления, касающиеся изменений параметров физической среды и непосредственного воздействия данных параметров на человека.

В психологических исследованиях выделяется еще одно понятие, относящееся к данной проблеме. Это травматическая (травмирующая) ситуация, которая определяется Н. В. Тарабриной как экстремальные или критические события, которые облада-

ют мощным негативным воздействием, ситуации угрозы, требующие от индивида экстраординарных усилий по совладанию с последствиями воздействия [15].

Л. В. Трубицына, рассматривая проблемы, связанные с процессом травмы, выделяет следующие травмирующие ситуации: военные действия, природные катаклизмы, экологические и техногенные катастрофы, пожары, террористические акты, присутствие при насильственной смерти других, несчастные случаи, сексуальное насилие, внезапное появление угрожающих жизни заболеваний, нападения [16]. Безусловный интерес представляет собой идея автора о том, что существуют ситуации масштабные, привлекающие внимание большого числа специалистов, но при этом существуют такие травмирующие ситуации, которые часто оказываются вне поля зрения специалистов в силу ряда причин. Основной причиной, по-видимому, становится «немассовость» ситуации, когда субъектом взаимодействия с теми или иными травмирующими условиями выступает один человек, а само событие носит индивидуальный характер.

Травматические ситуации определяются Е. О. Лазебной как ситуации, которые угрожают жизни человека или могут привести к серьезной физической травме или ранению; взаимосвязаны с восприятием физического насилия в отношении других людей; имеют отношение к воздействию или информации о воздействии вредоносных факторов среды

[7]. Значимыми для последующего состояния личности являются такие показатели, как травматическая тяжесть ситуации, этиология и частота травматических событий на жизненном пути человека.

Следует отметить еще один вид ситуаций, лежащий в плоскости анализа их экстремальности. В психотерапии они определяются как критические, или кризисные. Кризисные ситуации в самом общем виде определяются как ситуации, порождающие дефицит смысла в дальнейшей жизни человека, как ситуации невозможности реализа-

ции внутренних необходимостей своей жизни (мотивов, стремлений, ценностей и пр.). Согласно Ф. Е. Василюку, кризисная ситуация может быть раскрыта через четыре ключевых понятия — стресс, фрустрация, конфликт и кризис. Согласно данному подходу, различия в четырех типах ситуаций объясняются через различные подходы, реализованные в различных онтологических полях, в описании различных типов активности и внутренней необходимости. Автор отмечает, что критическая ситуация имеет сложную внутреннюю динамику, типы ситуаций невозможности взаимовлияют друг на друга [5]; практическое значение такой типологии остается неизменным — она позволяет четко дифференцировать характер критической ситуации, что обусловливает, в свою очередь, оптимальные способы оказания помощи человеку.

Фактически эта типология позволяет говорить о рядоположенности терминов «кризисная ситуация», «фрустрирующая ситуации», «стрессовая ситуация» и «ситуация конфликта». В зависимости от выбираемой исследователем категории, каждый раз рассматриваются вполне определенные ситуационные и личностные параметры, а последние раскрываются через соответствующие данной ситуации характеристики.

Широкое распространение как в научном, так и в социальном контексте получило понятие «трудная жизненная ситуация», которое, как правило, рассматривается в наиболее широком контексте и может включать в себя все перечисленные выше термины. Вместе с тем именно этот термин сложнее всего четко определить вследствие того, что он вбирает в себя практически все варианты событий, связанных с разной степенью дискомфорта их участника. Под трудными жизненными ситуациями могут подразумеваться как катастрофические события, угрожающие жизни большого количества людей, так и повседневные события, содержащие субъективные переживаемые неудобства для конкретного человека и не

содержащее объективные угрозы и опасности его физическому и психическому благополучию.

Согласно мнению Е. В. Битюцкой, для исследования трудной жизненной ситуации наиболее адекватным подходом к ее изучению является связанный с изучением «субъективной ситуации» методологический подход, специфика которого состоит в том, что при рассмотрении ситуации ведущая роль отводится субъективным факторам: переживанию и пониманию ситуации человеком, отношению к ней, интерпретации событий. Автор отмечает, что при всем многообразии терминов, характеризующих различные аспекты трудности ситуаций, остается открытым вопрос о том, какие события и на основе каких критериев определяются как трудная жизненная ситуация [3]. Одни исследователи используют понятие «трудная жизненная ситуация» как обобщающую категорию для перечисленных понятий, другие — применяют данный термин в более узком смысле, описывая при этом конкретные виды ситуаций: болезнь, трудности, связанные с социальным взаимодействием, и др. Параметры, характеризующие объективную трудность ситуации, приобретают особое значение при исследовании поведения человека в чрезвычайных, экстремальных, травматических ситуациях

— таких, как стихийные бедствия, техногенные катастрофы, военные действия. При изучении жизненных трудностей, в которых стрессор не носит столь «глобального» характера, необходим детальный анализ особенностей субъективной оценки ситуации. В контексте изучаемой проблемы наиболее важным является вопрос о необходимости различения объективной и субъективной трудности ситуации, что связано с введением параметра субъективной оценки события, которая определяется значимостью ситуации для субъекта и детерминируется нейродинамическими особенностями, личностными характеристиками (экстраверти-рованностью, тревожностью, локусом кон-

троля и т. п.), оценкой собственных возможностей.

Согласно В. В. Нурковой и К. Н. Василевской, трудные жизненные ситуации можно описать на основе взаимодействия пяти факторов:

- фактор вероятностного прогнозирования;

- витальный фактор — субъективное ощущение невозможности жить в навязанной ситуации;

- когнитивный — отсутствие необходимых знаний, умений, навыков для жизни в данной ситуации, неприменимость имеющихся когнитивных схем;

- поведенческий — отсутствие сформированных моделей поведения;

- экзистенциальный — ощущение смысло-утраты [13].

Столь широкая вариативность употребляемых терминов, их пересекающиеся трактовки правомерно ставят вопрос о том, как они соотносятся между собой, обозначают ли одно явление и могут ли быть взаимоза-менимы или следует искать новую объединяющую и структурирующую данные понятия дефиницию.

С этой целью рассмотрим наиболее подробно категорию «экстремальная ситуация». Следует признать, что единого определения экстремальной ситуации на сегодня также не существует. Одна из первых попыток в отечественной психологии определить это понятие была сделана В. Д. Небылицы-ным. Он считает, что экстремальными условиями следует считать такие значения элементов ситуации, которые ощущаются и переживаются человеком как источник дискомфорта, и предлагает разделять факторы на внешние и внутренние.

Внешние — это те, которые характеризуются:

- определенным видом воздействия — его содержательными, специфическими особенностями;

- продолжительностью воздействия;

- интенсивностью;

- объективной трудностью работы или достижения цели;

- ограниченностью времени достижения цели;

- дефицитом информации или неопределенностью возможных исходов;

-физическими, климатическими, гигиеническими и другими экологическими факторами, препятствующими деятельности.

К внутренним факторам В. Д. Небыли-цын относит:

- субъективную значимость воздействий;

- особенности предшествующего опыта деятельности в определенных условиях;

- уровень развития неспецифической (но в то же время индивидуальной) и специфической адаптации — состояние здоровья, выносливости, тренированности и степени развития навыков и умений действовать в данных условиях;

- индивидуальные особенности человека

— индивидуальная выносливость и диапазон функциональных возможностей отдельных систем;

- степень готовности к деятельности в данных условиях;

- отношение к деятельности, мотивы и степень стремления к достижению цели, волевые качества личности [12].

Отметим, что данная классификация относится к условиям деятельности человека, а не к специфике поведенческих и психических реакций человека в условиях современной трактовки экстремальной ситуации.

М. Ш. Магомед-Эминов отмечает, что для обозначения экстремальности используется большое количество терминов, среди которых: стрессор, экстремальный стресс, травматические ситуации, критические ситуации, катастрофические ситуации, жизненные события, трудные жизненные ситуации, напряженные ситуации, необычные условия, экстремальные условия. Обращается внимание и на то, что речь идет и об условиях, и о факторах, и о ситуациях, и о событиях. Кроме того, автор, указывая на отождествление терминов «экстремальная

ситуация» и «чрезвычайная ситуация», отмечает значение психологического наполнения данных понятий и приводит определение чрезвычайной ситуации З. И. Кеклид-зе: к чрезвычайным ситуациям относятся события, выходящие за рамки обычного житейского опыта индивида или коллективного опыта микросоциальной среды, и, с психологической точки зрения, обладающие возможностью вызвать стресс у любого человека, независимо от его опыта или социального положения.

По мнению М. Ш. Магомед-Эминова, экстремальность указывает на особые условия жизнедеятельности, которые являются ситуативными, преходящими, временными; экстремальную ситуацию можно охарактеризовать через ряд определенных моментов

[8]. Отразим те моменты, которые, на наш взгляд, являются наиболее важными:

- экстремальная ситуация является новой реальностью для человека и принципиально отличается от повседневных условий;

- такая ситуация выдвигает перед человеком проблему экзистенциальной дилеммы жизни и смерти и влияет на картину мира личности и переживание фундаментальной неуязвимости;

- экстремальная ситуация обладает двойственностью, так как, с одной стороны, несет угрозу, опасность, разрушение для личности, с другой — апеллирует к стойкости, мужеству, содержит возможности для конструктивных изменений;

- данная ситуация разрушает целостность жизненного мира человека, деля его на жизнь до произошедшей ситуации, временной отрезок, связанный с непосредственным воздействием экстремальных факторов, и жизнь после;

- личность человека трансформируется, возможна фрагментация самоидентичности;

- в экстремальной ситуации затруднены реализация прогноза дальнейших событий и понимание происходящих событий;

- экстремальная ситуация ограничивает осуществление самореализации личности и

затрудняет возможности в удовлетворении потребностей;

- экстремальная ситуация ограничивает возможности активного воздействия на нее человека, но при этом открывает новые, ранее не использовавшиеся способы активности;

- экстремальная ситуация детерминирует работу по поиску смысла происходящего;

- экстремальная ситуация сопровождается появлением триадической структуры «расстройство — адаптация — рост».

Важным, на наш взгляд, является подход автора к разграничению экстремальных ситуаций, связанных с такими условиями, которые требуют немедленного вмешательства и устранения, а также с условиями, которые связаны с деятельностью человека в обстоятельствах, предъявляющих к нему повышенные или чрезмерные требования, но не предполагающие их немедленного устранения. Для разграничения таких условий вводятся понятия «катастрофическая» и «некатастрофическая экстремальность». В первом случае подразумеваются ситуации, содержащие угрозы и опасности для жизни и здоровья человека, которые требуют предотвращения и устранения, во втором — имеются в виду такие условия, в которых осуществляется профессиональная деятельность человека.

Аналитическая оценка определений класса экстремальных ситуаций позволяет выявить, что их психологической сущностью является несоответствие между уровнем воздействия на психику человека (людей) психотравмирующего фактора (факторов) и теми возможностями, которыми он (они) обладает, чтобы адекватно осуществлять регуляцию жизнедеятельности и психической активности. И тогда мы можем рассматривать ситуацию, понимаемую как часть среды, во взаимодействии с психологическим ресурсом личности, одновременно выделяя внешние и внутренние детерминанты.

Если говорить о важнейшей научной задаче, — нужен новый, более высокий уро-

вень обобщения, поиск системы — взаимосвязей и взаимозависимостей, включение психологии экстремальных ситуаций в структуру системного анализа.

Для определения сущности экстремальной ситуации необходимо уточнить, что подразумевается в психологии под понятием «ситуация». Сегодня признается необходимость рассмотрения личности не только в аспекте социальных процессов, но и в аспекте естественных социальных ситуаций, в которых личность находится. Чаще всего при определении ситуации акцент ставится на ее внешнем характере и ситуация рассматривается как совокупность внешних условий протекания жизнедеятельности человека, как фрагмент среды.

Мы в своем анализе придерживаемся другого подхода, когда понимание ситуации рассматривается как результат активного взаимодействия личности и среды. В этом случае появляется возможность выделять объективные и субъективные характеристики ситуации. И тогда ситуация определяется как система субъективных и объективных элементов, объединяющихся в деятельности субъекта. К субъективным относятся межличностные отношения, социально-психологический климат, групповые нормы, ценности, стереотипы сознания. Отметим, что эти элементы являются и предметом анализа в экстремальной ситуации, но в ней ведущими становятся межличностные отношения.

Данный подход дает возможность разграничить понятия «среда» и «ситуация» и определить одновременно их взаимосвязь. Среда — сложное образование, она может выступать в качестве физической, социальной, экологической и т. п., при этом среда, в широком смысле, вне субъекта, а ситуация всегда субъективна, она принадлежит тому, кто оценивает ее. Определение ситуации происходит посредством придания значения объективной ситуации; поведение человека обусловлено не столько внешним окружением, сколько его интерпретацией этого окружения.

В исследованиях, выполненных в данной парадигме, ситуация описывается как когнитивный конструкт личности, который отражает часть объективной реальности, характеризующейся тем или иным социальным контекстом. По поводу представленности ситуации в сознании индивида выделяют: формирование и развитие конструкта ситуации; функционирование конструкта, отражающего ситуацию в качестве элемента целостной системы, представляющей картину мира. Ситуация задает контекст восприятия человека, внося упорядоченность в общую картину социального мира. Отметим, что данные заключения сделаны на основе исследования «нормативных» (обыденных) ситуаций социальной жизни. Специфика экстремальной ситуации — в том, что она не вносит упорядоченность в общую картину социального мира, а порождает хаос, деформацию сознания.

Можно заключить, что если ситуация понимается как фрагмент среды, то акцентируется, прежде всего, ее перцептивный аспект. Мы согласны с мнением, что, рассматривая понятие ситуации, «невозможно обойти вопрос о соотношении личностных и ситуационных переменных — вопрос о преимущественной детерминации поведения человека личностными и ситуационными факторами» [4, с. 10-11]. Большинство психологов сегодня придерживаются двойной детерминации, опираясь на модель личностно-ситуационного взаимодействия, в которой поведение является функцией непрерывного процесса взаимодействия личности и ситуации; личность выступает в качестве активного, целенаправленно действующего субъекта; существенными личностными детерминантами поведения являются когнитивные и мотивационные особенности; существенными ситуационными детерминантами поведения являются психологические значения ситуации.

Необходимо подчеркнуть, что для анализа поведения человека в экстремальной ситуации крайне актуальными становятся: со-

хранение возможности позитивной активности; наличие внутреннего личностного ресурса; резкое изменение психологической значимости ситуации.

В. Н. Мясищев, автор концепции отношений личности, предложил понятие значимой ситуации, подчеркнув уязвимость личности не ко всем, а к определенным факторам среды [11]. В работах отечественных психологов заложены фундаментальные основы изучения психологических характеристик среды, приведены развернутые дефиниции. Отметим важность обоснованного вывода, сделанного в данных исследованиях: среда — это условие (или препятствие, в зависимости от ее качества) для развития личности [1; 2].

Подводя итог краткого рассмотрения взаимодействия «человек — среда» с целью вычленения проблемы экстремальной ситуации, приведем мнение Е. О. Лабезной, с которым мы полностью согласны: «...процесс системного взаимодействия человека как субъекта активности и окружающей среды инициируется и обеспечивается взаимовлиянием двух групп факторов

— субъекта (перцептивные, когнитивные, эмоциональные, мотивационно-волевые и др. факторы) и среды. Последние представлены факторами ситуации, т. е. отраженной в сознании части целостного окружения человека, доступной его чувственному восприятию в течение некоторого промежутка времени и включающей как одиночные стимулы, так и имеющие смысл и значение события. При этом роль ситуационных факторов . изучена в гораздо меньшей степени, чем субъективных переменных» [7, с. 373].

Дальнейший поиск интегративных характеристик для уточнения сути экстремальной ситуации позволил нам утверждать, что такой характеристикой должна являться категория безопасности. Безопасность для нас — ключевое понятие в социальной и научной оценке обсуждаемой проблемы, это — путь интегративной оценки

проблемы экстремальной ситуации и современной социальной действительности.

Безопасность — состояние защищенности (человека и среды), а также способность отражать неблагоприятные внешние и внутренние воздействия. Для всех общественных групп, как показывают исследования, «активно-интегрирующими» ценностями являются «семья», «безопасность», «свобода», «гуманизм», которые по своей природе несут мощный заряд общественной консолидации и стабильности. Причем ценности «безопасность», «свобода» и «гуманизм» содержат в себе интегрирующий общество потенциал как в случае социальнопрофессиональной, так и в случае социально-демографической градации. Отмечается, что «безопасность» является наиболее актуализированной и слабоудовлетворенной потребностью, а отсутствие защищенности приводит к расколу общества на множество сообществ: от обычных кругов «своих» («наших») людей, до преступных банд и мафиозных сообществ, дающих в обмен на подчинение защиту.

Отталкиваясь от психологической сути экстремальной ситуации и рассмотрения ее в аспекте характеристик безопасности как жизненной ситуации человека (в данном случае жизненно опасной), можно предложить следующее определение. Экстремальная ситуация — это ситуация, которая вызывает актуализацию потребности в безопасности, и одновременно блокирует ее удовлетворение. Отметим, что все вышеперечисленные типы ситуаций имеют отношение к нарушению безопасности человека (личности) и предложенное определение позволит как включить широкий класс ситуаций, угрожающих целостности и сохранности человека, в единую классификацию, так и не исключать крайне значимый класс ситуаций, где участником является отдельный индивид (сиуцидальные попытки, личная утрата, травля, болезнь и пр.).

Экстремальная ситуация психологически опасна для субъекта, так как в ней:

- происходит перегрузка психофизиологических механизмов отражения;

- возникают нерефлексируемые проявления психической деятельности;

- актуализируются глубинные уровни психической организации (витальные потребности) при их фрустрации;

- снижается уровень автономности личности и волевой регуляции;

- происходит дезорганизация процессов смыслообразования и целеполагания;

- формируются «рискованные» способы удовлетворения потребностей (прежде всего — потребности в безопасности);

- происходит дезорганизация процессов отражения;

- угнетается вероятностное прогнозирование.

Но именно экстремальная ситуация может способствовать консолидации адаптационного потенциала человека, мобилизации сопротивляемости негативным влияниям социальной и физической среды, интегрировать личностные и социальные ресурсы. Эта двуполярность возможного влияния на личность характеристик данного класса ситуации еще раз подчеркивает значимость системного анализа и необходимость рассмотрения категории «экстремальная ситуация» в структуре целостного направления исследований по психологическим проблемам безопасности.

Сегодня есть основания говорить о возникновении нового направления — «психология безопасности», в рамках которого выполняются как теоретические исследования, так и практические программы по обеспечению психологической безопасности в разных социальных сферах, в которое психология экстремальных ситуаций может войти как органичный раздел. Оформление данного направления в отдельную область психологического знания диктуется необходимостью интеграции теоретических основ исследовательской работы и осмысления технологий практической деятельности специалистов в аспекте психологических

характеристик безопасности человека и общества. Такое оформление может решить и важную социальную задачу.

Поле теоретических исследований и практических разработок психологии безопасности формируется на стыке самых разных психологических и не психологических научных дисциплин: общей и социальной психологии; психологии и психофизиологии труда, педагогической психологии, психологии развития, психотерапии, экстремальной психологии, экологической психологии, а также общей теории безопасности, социологии, психиатрии, медицины и др.

Интегративность категории «психологическая безопасность» — в том, что ее можно рассматривать:

- как процесс, то есть психологическая безопасность создается фактически каждый раз заново, когда встречаются участники социальной среды;

- как состояние, обеспечивающее базовую защищенность личности и общества;

- как свойство личности, характеризующее ее защищенность от деструктивных воздействий и внутренний ресурс противостояния (сопротивляемости) деструктивным воздействиям.

Интегративность заключается и в том, что психологическую безопасность возможно рассмотреть:

- на уровне общества — как характеристику национальной безопасности, в структуре которой присутствует социальная безопасность, что означает выполнение социальными институтами своих функций по удовлетворению потребностей, интересов, целей всего населения страны, фактически обеспечивая качество жизни и здоровье людей; более того, есть основания считать, что психологическая безопасность должна быть представлена отдельной строкой;

- на уровне локальной среды — это организация, где работает человек, семья, ближайшее окружение, группа друзей;

- на уровне личности — это многообразие аспектов сопротивляемости и жизне-

стойкости: переживания своей защищенности/незащищенности, наличие ресурса сопротивляемости внешним и внутренним деструктивным воздействиям, понимание и представление о насилии и совладании с его психотравмирующими формами, конкретные поведенческие акты, способствующие или препятствующие нарушению безопасности другого, саморазрушению или позитивному устойчивому развитию.

Психологическую безопасность можно рассмотреть и в соответствии с уровнями развития человека: индивид — личность — субъект деятельности — индивидуальность:

- на уровне индивида — можно говорить о физической безопасности человека, так как индивид тождественен со своей жизнедеятельностью (отметим, что физическая безопасность человека в большинстве случаев обеспечивается другим человеком, социально-психологический аспект присутствует и на этом уровне);

- на уровне личности — это система отношений к разнообразным сторонам действительности и к другим людям, это ценности и идеалы, которые определяют поведение (более подробно см. выше);

- на уровне субъекта деятельности — это совокупность способов и технологий активности, создающих или снижающих угрозу другому человеку или обществу в целом; здесь можно говорить о культуре безопасности в организации;

- на уровне индивидуальности как высшего уровня развития человека — это смысложизненные ориентации человека, его экзистенциональная сущность, где соединяются физическая и психологическая безопасность человека как смысл бытия и сохранности человечества и социума.

Одним из подходов к разработке проблемы является целостный анализ социокультурной ситуации, то есть акцентирование внимания на психологическом анализе среды, в которой осуществляется развитие и функционирование человека, и одновременный учет психологического ресурса личности.

Мы рассматриваем структуру психологии безопасности как состоящую из двух разделов: психологическая безопасность среды и психологическая безопасность личности.

Психологическая безопасность среды в социальном аспекте определена как состояние среды, свободное от проявлений психологического насилия во взаимодействии людей, способствующее удовлетворению основных потребностей в личностнодоверительном общении, создающее референтную значимость среды и, как следствие, обеспечивающее психологическую защищенность ее участников.

Вторым разделом, включенным в психологию безопасности, является психологическая безопасность личности.

Психологическая безопасность личности проявляется в её способности сохранять устойчивость в среде с определенными параметрами, в том числе, и с психотравмирующими воздействиями: в сопротивляемости деструктивным внутренним и внешним воздействиям и отражается в переживании своей защищенности/незащищенности в конкретной жизненной ситуации.

Психологическая безопасность среды и личности — это, как психологический феномен, определенное состояние. Мы отталкиваемся от мнения ведущих специалистов по проблеме психологии состояний: ключевым для понимания сущности «психического состояния» является понятие согласования меняющихся потребностей, возможностей и условий. Состояния согласовывают потребности и устремления индивида с возможностями и ресурсами, обеспечивая его развитие в конкретных условиях среды. Категория состояния включает в себя понятия разного уровня обобщенности, разной степени широты распространения и охвата всего многообразия психической активности. Психическое состояние можно рассматривать на уровне всей психики и в отдельных сферах психики. Психическое состояние — это также согласование лично-

стных стремлений и возможностей (психики и организма) с особенностями средовых факторов и силой их воздействия [6; 14].

Считаем, что состояние безопасности необходимо выделять как отдельную область из всех психических состояний вследствие его значимости для развития.

Из всего многообразия состояний психологической безопасности личности для аналитической оценки возможно выделение следующих.

Первое — состояние стабильной психологической безопасности (устойчивости личности к внешним и внутренним воздействиям, устойчивость к психотравме).

Второе — отсутствие психологической безопасности — подверженность (обусловленная внутренними и внешними факторами) срывам в функционировании личности, проявляющимися в поведении и деятельности.

Третье — состояние неустойчивой психологической безопасности (как возможность перехода в состояние «первое» и «второе» под воздействием внешних и внутренних факторов).

Любое из перечисленных состояний является предметом психологического внимания и объектом психологической работы и поддержки: первое — для развития и укрепления психологического ресурса личности; второе — для срочной психологической коррекции и психологической помощи; третье — для сдерживания психотравмирующих внешних воздействий и мобилизации внутреннего потенциала. Каждое из этих состояний должна сопровождать психологическая работа с субъектом, но интенсивность и технологии ее будут носить дифференцированный характер. Уровень психологической безопасности личности (нахождение в первом состоянии) может выступать показателем оценки эффективности деятельности, в которую личность включена и служит нормативным основанием для разработки программ психотерапевтической помощи и развивающей психоло-

гической работы. Второе состояние, характеризующееся отсутствием психологической безопасности, и является сопряженным с категорией «экстремальная ситуация».

Психология безопасности изучает социопсихологические явления и процессы, возникающие в ситуации угрозы (опасности).

Предметом психологии безопасности является психологическая безопасность личности и социальной среды.

Объектом психологии безопасности, как и любой другой области психологической науки, является психическая реальность, особенности определения которой в качестве объекта исследования обусловлены характером удовлетворения потребности в безопасности, состоянием защищенности психики от внешних и внутренних угроз, а также характером взаимодействия человека с социальной средой. Таким образом, объект психологии безопасности — психологические характеристики человека, социальной группы, общества как субъектов безопасности.

Практическими задачами психологии безопасности являются:

- разработка основ культуры безопасности в организации, в круг рассматриваемых вопросов которой специалисты включают такие, как: разработка определенных норм поведения; снижение частоты аварий и несчастных случаев; создание условий, в которых вопросам безопасности уделяется то внимание, которое они заслуживают в силу своей значимости; формирование в организации обстановки, в которой все ее члены разделяют одни и те же взгляды и убеждения, касающиеся рисков и угроз здоровью; усиление приверженности людей укреплению безопасности; выработка в организации стиля и практических навыков в обеспечении программ по совершенствованию безопасности и укреплению здоровья людей; снижение всех форм насилия в межличностном взаимодействии;

- профилактика и снижение психологического травматизма на основе использова-

ния закономерностей деятельности человека в условиях не только физической, но и психологической опасности, снижение угроз психическому здоровью в социальной среде, мобилизация ресурса сопротивляемости человека;

- создание образовательных программ подготовки специалистов по вопросам психологической безопасности личности и общества.

Актуальными теоретическими проблемами психологии безопасности являются:

- разработка диагностического инструментария для определения уровня психологической безопасности среды и личности;

- определение основных угроз, наносящих ущерб психологической безопасности личности и общества;

- выявление основных характеристик, определяющих безопасное психологическое состояние разных социокультурных и организационных сфер;

- разработка психологической экспертизы и мониторинга состояния социальной среды и ее субъектов по показателям безопасности;

- проведение кросскультурных исследований по выявлению особенностей ресурса сопротивляемости человека негативным воздействиям в разных национальных культурах.

Таким образом, в психологии безопасности можно выделить следующие направления теоретических исследований и практических разработок:

- психологическая безопасность личности и общества (определение психологического ресурса, обеспечивающего сопротивляемость личности и социальных групп деструктивному воздействию, выявление психологических факторов, способствующих устойчивому развитию человека и общества в условиях физической и психологической опасности, профилактика психотравматизма и др.);

- психологическая безопасность в различных социальных средах;

- психология экстремальных ситуаций, исследование проблем психотравмирующих воздействий условий экстремальных ситуаций на человека, форм и методов работы по оказанию психологической и социальной помощи;

- разработка прикладных и фундаментальных основ психологического обеспечения населения (психопрофилактика, подготовка, сопровождение, коррекция, реабилитация) при авариях, катастрофах, чрезвычайных ситуациях, в том числе социальнокризисного характера (терроризм, эпидемии, самоубийства, алкогольно-наркотические проблемы, межнациональные, этнические, локальные и вооруженные конфликты);

- информационно-психологическая безопасность;

- психологическая подготовка руководителей по проблемам культуры безопасности в организации;

- кросскультурные особенности психологической безопасности личности и общества (учет национального менталитета и культуры в кризисных и экстремальных ситуациях, при работе с мигрантами и др.).

Включение категории «экстремальная ситуация» в общий контекст проблематики психологии безопасности будет способствовать как систематизации исследований, осуществляемых в разных отраслях психологического знания, так и эффективности решения важной социальной задачи по обеспечению психологических вопросов безопасности личности и общества.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Баева И. А. Психологическая безопасность в образовании. СПб.: Союз, 2002.

2. Баева И. А., Волкова Е. Н., Лактионова Е. Б. Психологическая безопасность образовательной среды: развитие личности / Под ред. И. А. Баевой. М.; СПб.: Нестор-История, 2011.

3. Битюцкая Е. В. Когнитивное оценивание и стратегии совладания в трудных жизненных ситуациях. Автореф. дис. ... канд. психол. наук. М., 2007.

4. Бурлачук Л. Ф., Коржова Е. Ю. Психология жизненных ситуаций. М., 1998.

5. Василюк Ф. Е. Психология переживания: Анализ преодоления критических ситуаций. М.: МГУ, 1984.

6. Куликов Л. В. Психология настроения. СПб., 1997.

7. Лабезная Е. О. Травматическая стрессовая ситуация и посттравматический адаптационный процесс // Психология состояний / Под ред. А. О. Прохорова. СПб., 2004. С. 373-385.

8. Магомед-Эминов М. Ш. Позитивная психология человека. От психологии субъекта к психологии бытия: В 2 т. М.: Психоаналитическая ассоциация Российской Федерации, 2007. Т. 1.

9. Малкина-Пых И. Г. Экстремальные ситуации: Справочник практического психолога. М.: Эксмо, 2006.

10. Муздыбаев К. Стратегия совладания с жизненными трудностями // Журнал социологии и социальной антропологии. 1998. Т. 1. Вып. 2 / Электронный ресурс: http://www.soc.pu.ru/publ.

11. Мясищев В. Н. Личность и неврозы. Л., 1960.

12. Небылицын В. Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. М., 1976.

13. Нуркова В. В., Василевская К. Н. Автобиографическая память в трудной ситуации: новые феномены // Вопросы психологии. 2003. № 5. С. 95-102.

14. Прохоров А. О. Предпосылки и история проблемы психических состояний в психологии // Психология состояний / Под ред. А. О. Прохорова. СПб., 2004. С. 13-17.

15. ТарабринаН. В. Практикум по психологии посттравматического стресса. СПб.: Питер, 2001.

16. Трубицына Л. В. Процесс травмы. М.: Смысл; ЧеРо, 2005.

REFERENCES

1. Baeva I. A. Psihologicheskaja bezopasnost' v obrazovanii. SPb.: Sojuz, 2002.

2. Baeva I. A., Volkova E. N., Laktionova E. B. Psihologicheskaja bezopasnost' obrazovatel'noj sredy: raz-vitie lichnosti / Pod red. I. A. Baevoj. M.; SPb.: Nestor-Istorija, 2011.

3. Bitjuckaja E. V. Kognitivnoe otscenivanie i strategii sovladanija v trudnyh zhiznennyh situatsijah: Av-toref. dis. ... kand. psihol. nauk. M., 2007.

4. BurlachukL. F., KorzhovaE. Ju. Psihologija zhiznennyh situatsij. M., 1998.

5. VasiljukF. E. Psihologija perezhivanija: Analiz preodolenija kriticheskih situatsij. M.: MGU, 1984.

6. Kulikov L. V Psihologija nastroenija. SPb., 1997.

7. Labeznaja E. O. Travmaticheskaja stressovaja situatsija i posttravmaticheskij adaptatsionnyj protsess // Psihologija sostojanij / Pod red. A. O. Prohorova. SPb., 2004. S. 373-385.

8. Magomed-JeminovM. Sh. Pozitivnaja psihologija cheloveka. Ot psihologii subjekta k psihologii bytija: V 2 t. T. 1. M.: Psihoanaliticheskaja assotsiatsija Rossijskoj Federatsii, 2007.

9. Malkina-Pyh I. G. Jekstremal'nye situatsii: spravochnik prakticheskogo psihologa. M.: Eksmo, 2006.

10. Muzdybaev K. Strategija sovladanija s zhiznennymi trudnostjami // Zhurnal sociologii i sotsial'noj antro-pologii. 1998. T. 1. Vyp. 2 / Elektronnyj resurs: http://www.soc.pu.ru/publ.

11. Mjasiwev V N. Lichnost' i nevrozy. L., 1960.

12. Nebylitsyn VD. Psihofiziologicheskie issledovanija individual'nyh razlichij. M., 1976.

13. Nurkova V V., Vasilevskaja K. N. Avtobiograficheskaja pamjat' v trudnoj situatsii: novye fenomeny // Voprosy psihologii. 2003. № 5. S. 95-102.

14. Prohorov A. O. Predposylki i istorija problemy psihicheskih sostojanij v psihologii // Psihologija sostojanij / Pod red. A. O. Prohorova. SPB., 2004. S. 13-17.

15. TarabrinaN. V. Praktikum po psihologii posttravmaticheskogo stressa. SPb.: Piter, 2001.

16. Trubitsyna L. V. Protsess travmy. M.: Smysl; CheRo, 2005.

А. Н. Алёхин

ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ В ПРОСТРАНСТВЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ

Рассматриваются актуальные психологические проблемы, порождённые трансформацией социокультурной ситуации в стране, анализируются возможности психологической науки для проблематизации и научного решения практических задач, возникающих в общественной практике. Показаны методологические возможности медицинской психологии для систематизации психологических исследований.

Ключевые слова: психология, психическое здоровье, психологическая теория, практика.

A. Alekhin

Theoretical Potential of Medical Psychology in the Area of Psychologic Knowledge

The psychological problems generated by the transformation of the socio-cultural situation in the country are considered, and the potential of psychological science for scientific solution of practical problems arising in social practice are analyzed. The methodological potential of medical psychology for systematizing psychological explorations is described.

Keywords: psychology, mental health, the psychological theory, practice.

Так уж случилось, что современные «естественного эксперимента», суть которо-

представители психологического сообщест- го — тотальная трансформация социокуль-

ва оказались и свидетелями и участниками турной ситуации в стране. Эксперимент