ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ПРОТИВОРЕЧИЙ В АКСИОСФЕРЕ СТУДЕНТОВ*

© А. В. Кагшов © Е. И. Колесникова

Кагшов Александр Васильевич кандидат

технических наук, доцент заведующий кафедрой психологии управления Самарская

гуманитарная академия avkaptsov@mail.ru

Колесникова Екатерина Ивановна

кандидат

психологических наук, доцент доцент кафедры политологии, социологии и права Самарский государственный архитектурно-строительный университет KolesnikovaEI@yandex.ru

В статье рассмотрены психологические факторы противоречий в ценностной сфере стулентов. Показано, что острота противоречия зависит от личностных качеств и характерологических особенностей эмоци-онально-волевой и коммуникативной сфер. Молели остроты противоречий получены метолом кусочнолинейной регрессии.

Ключевые слова: противоречия, ценности, студенты, амбивалентность, факторы, аксиосфера.

Под противоречием личностных ценностей в аксиосфере понимается взаимодействие противоположных личностных ценностей, находящихся во внутреннем единстве [5]. Следовательно, изучение психологических факторов противоречий в ценностной сфере необходимо начинать с рассмотрения факторов, определяющих формирование самих ценностей, хотя воздействие отдельных факторов на совокупность ценностей и аксиосферу в целом может и не изменять степень противоречивости, но этот вопрос требует детального изучения.

Категорию субъективных (психологических) факторов формирования ценностей составляют, прежде всего, особенности моти-вационно-потребностной сферы и личностные характеристики [1], влияние и роль последних в формировании личностных ценностей рассмотрены в работе [11].

Люди с различными характеристиками личности по-разному адаптируются, изменя-

* Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, грант № 12-06-00411а.

ют свои приоритеты и личностные ценности. Обобщая результаты различных исследований, Н. А. Журавлева выделяет некоторые группы личностных характеристик, оказывающих влияние на формирование личностных ценностей: конформизм/нонконформизм, внушаемость, самоконтроль; активность, энергичность; волевые качества, решительность; уровень притязаний личности; мотивация достижения; стремление к успеху и избегание неудачи; направленность на дело, на взаимодействие с другими людьми, на себя; стрес-соустойчивость; гибкость/ригидность; интеллект, особенности мышления, обучаемость [11, с. 62]. Аналогичные исследования представлены в работе [11], из которой следует, что на формирование ценностей жизненных сфер девушек стабильно действуют два фактора: практичность/мечтательность (фактор М) и конформизм/нонконформизм (фактор 02), что совпадает с результатами исследования Н. А. Журавлевой [1]. В то же время ценность сферы семьи девушек зависит от практичности прямо пропорционально, что противоположно результату, полученному в работе [1, с. 204]. В то же время уровень самооценки девушек оказался значимо влияющим лишь на ценность профессиональной сферы. Аналогично влияние и некоторых других личностных качеств: эмоциональной устойчивости, смелости, радикализма (гибкости), участвующих в формировании только одной из жизненных сфер. Более стабильное участие в личностных ценностях принимают факторы интеллекта (Щ по Равену и В), причем они взаимно не коррелируют. Следует обратить внимание на обратно пропорциональную зависимость ценностей жизненных сфер с уровнем интеллекта, что, скорее всего, объясняется возрастными особенностями испытуемых (17 лет). Полученные регрессионные модели показывают, что при линейном моделировании в ценностях жизненных сфер студенток первого курса доля личностных факторов не превышает 22%—36%.

Из исследования [11] можно сделать вывод о том, что факторы личностных ценностей для женской и мужской выборок различны. Для жен-ской выборки подтвердились закономерности, полученные другими исследователями, а именно наиболее сильными факторами личностных ценностей является практичность и конформизм [1]. В то же время в мужской выборке, при явной нелинейности влияния личностных качеств на ценности, эти факторы являются не столь доминирующими, а наиболее действующим является добросовестность, что, возможно, связано с особенностью обследуемой выборки, так как для студентов инженерных специальностей добросовестность является профессионально важным качеством. Ни в одну из моделей статистически значимо не вошли сердечность, доброта (фактор А), так же как и доминантность (фактор Е) и некоторые другие личностные качества. Исследования влияния сердечности в сочетании с другими факторами показали наличие высокой нелинейности моделей, что требует применения при исследовании других методов обработки.

Важной характеристикой личности является жизнестойкость как составляющая личностного потенциала, характеризующего готовность к желательным изменениям и устойчивость к нежелательным.

Жизнестойкость представляет собой систему убеждений о себе, о

мире, об отношениях с миром. Это диспозиция, включающая в себя три сравнительно автономных компонента: вовлеченность, контроль и принятие риска [13, с. 5].

Эмпирические исследования взаимосвязи личностных ценностей и жизнестойкости учащихся и студентов [10] позволили сделать следующие выводы:

• показатели жизнестойкости как одного из факторов личностного потенциала взаимосвязаны с личностными ценностями молодежи;

• степень взаимосвязи личностных ценностей и показателей жизнестойкости определяется возрастом и уровнем образования;

• уровень жизнестойкости школьников в большей степени взаимосвязан с физической активностью, а студентов, особенно старших курсов, — с психической;

• установлено, что приобретение жизненного опыта возможно только в том случае, когда личность не будет стремиться к собственному престижу, материальному благополучию и независимости от других людей, что соответствует интерпретации теста жизнестойкости.

Таким образом, личностные качества и ценности молодежи тесно взаимосвязаны и играют значительную и неоднозначную роль в формировании последних, что должно отражаться на формировании противоречий в ценностной сфере личности. Неисследованными остаются акцентуации характера как факторы личностных ценностей. Также остается открытым вопрос исследования факторов не только личностных ценностей, но и противоречий в аксиосфере молодежи.

Методика исследования

Исследование факторов противоречий в ценностной сфере было проведено на выборке студентов 1-5 курсов технического вуза (п = 256 чел.). В качестве диагностических методик использовались тест аксиологической направленности личности АНЛ4.2 [9], опросник Р. Кеттелла (форма С), опросник О. Н. Маноловой ОЧХ [15].

В конструкции теста АНЛ4.2 заложены четыре шкалы остроты противоречий личностных ценностей как разность уровней выраженности ценностей:

1) социальность — индивидуальность;

2) духовное — материальное;

3) креативность — традиции;

4) процесс — результат.

Отрицательный знак остроты свидетельствует о преобладании соответственно ценности индивидуальности, материального благополучия, традиций и достижения результата в своих парах, т. е. острота противоречия характеризуется знаком, показывающим преобладание ценностей гуманистической (положительный) или прагматической (отрицательный) направленности, и уровнем выраженности в сырых баллах.

Одним из существенных условий эмпирического выделения факторов исследуемой психологической характеристики является используемый алгоритм математической обработки, существующий в статистических

пакетах, т. к. в эмпирическом исследования результаты исследования при использовании различных алгоритмов не получаются тождественными.

Традиционно при выявлении предикторов используется пошаговый регрессионный анализ, который хорошо себя зарекомендовал в большинстве задач, описываемых зависимостями, близкими к линейным [5, 16, 18]. Доступность нелинейных методов моделирования в статистических пакетах не решает проблемы, т. к. если на теоретическом уровне не доказана обоснованность использования нелинейной модели, например, закон Иеркса-Додсона [1], то ее использование в эмпирическом исследовании не приносит существенной пользы из-за высокой вариативности и несопоставимости получаемых результатов в различных выборках и условиях. Поэтому стремление исследователей к линейному моделированию остается вполне оправданным.

Если противоречие в аксиосфере рассматривается как взаимодействие двух противоположных личностных ценностей, находящихся во внутреннем единстве [5], то любая выборка испытуемых состоит из трех типов индивидов. Два типа характеризуются выраженностью одной из двух ценностей, а третий тип, который чаще стали называть амбивалентным [12], характеризуется равной представленностью обеих ценностей, входящих в противоречие, т. е. нулевым значением остроты противоречия. Понятие амбивалентности было предложено в начале XX века в психиатрии, но сейчас оно широко используется для оценки аффективной сферы личности, а также в психологии отношений.

Исходя из теоретических предположений, каждый из трех типов личности имеет свои личностные и характерологические особенности, поэтому задача выявления факторов противоречивости ценностей, стоящая перед исследователем, может решаться несколькими способами:

1) выделение факторов противоречивости в рамках каждого типа отдельно;

2) выделение факторов противоречивости одновременно для всех трех типов.

Здесь следует отметить, что состояние амбивалентности в общем

случае является особой точкой на непрерывном континууме изменения ценностей в противоречии от максимального значения одной ценности, равенства двух ценностей (амбивалентность) и заканчивая максимумом значения другой ценности. При этом принципиально не имеет значения, что амбивалентность как особая точка на этом континууме в действительности, в силу психометрических особенностей диагностирующего инструментария, представляет интервал ± 2 балла [6, 8]. Как показали наши предварительные исследования, амбивалентное состояние противоречий в аксиосфере личности представляет самостоятельный интерес, поэтому в рамках данной работы рассматриваться не будет.

Таким образом, исследование факторов противоречивости ценностей в аксиосфере будет рассматриваться только для двух типов личности, характеризующихся преобладанием одной из ценностей противоречия.

Поскольку целью исследования является выявление характерологических факторов противоречивости, то это также накладывает свой

отпечаток на план проведения исследования. С одной стороны, понятие «характер»— одно из самых востребованных и противоречивых в современной психологии. В широкой практике оно используется для описания устойчивых специфических проявлений индивидуальности: жизненного уклада, повторяющихся привычек, пристрастий, побуждений, а также для обозначения конституциональных и других внешне выраженных отличительных признаков индивида, особенностей речи, поведения. В характере эксплицируются такие свойства субъекта, как тип мышления, этические, эстетические стереотипы, специфические для данного индивида [15].

С другой стороны, характер отражает уникальность и своеобразие индивидуального опыта человека и в то же время испытывает сильное влияние со стороны его природной организации. Не случайно поэтому до сих пор остается открытым вопрос о функциональных границах, содержании понятия «характер», структурных компонентах характера, его соотношении с другими интраиндивидуальными психическими образованиями человека [15].

Для диагностики характерологических особенностей мы воспользовались опросником ОЧХ-В, разработанным на основе трехуровневой модели индивидуальности В. М. Русалова [20], позволяющей выделить структурные компоненты характера как центрального, так и динамико-содержательного свойства индивидуальности. С этих позиций характер человека трактуется как «темперамент второго порядка», формирующийся как система устойчивых поведенческих стратегий, опирающихся на позитивный и негативный личный опыт в преодолении новых, стрессовых психотравмирующих ситуаций. Черта характера рассматривается как устойчивое свойство индивидуального поведения, сформированное на базе формально-динамических (темпераментальных) свойств индивида (выносливости, пластичности, скорости, способов эмоционального реагирования) с целью достижения максимально адекватного эффекта с минимальными потерями энергоресурсов в процессе взаимодействия индивида с социумом [15]. Исследования

О. Н. Маноловой показали, что десять акцентуаций характера, согласно концепции К. Леонгарда, объединяются только в четыре латентных фактора, получивших названия: эмоциональная неустойчивость (экзальтированность, возбудимость, циклотимность); пассионарность (гипертимность, дистимность, демонстративность); эмоциональная ранимость (эмотивность, тревожность); эмоциональная ригидность (застревание, педантичность). Следовательно, шкалы опросника ОЧХ-В должны иметь высокий уровень интеркорреляций, что будет осложнять процедуру выделения факторов противоречивости ценностей. Аналогичная проблема сопровождает исследователей, использующих опросник Р. Б. Кеттелла, в котором 16 факторов также являются взаимосвязанными между собой [1].

Исходя из вышесказанного, в настоящем исследовании было использовано два алгоритма выделения предикторов:

1) пошаговый регрессионный анализ;

2) кусочно-линейный анализ как вид нелинейного многомерного моделирования [21].

Если пошаговый регрессионный анализ широко используется в психологических исследованиях, то кусочно-линейный анализ используется очень редко, поэтому рассмотрим особенности этого вида анализа.

Кусочно-линейная регрессия представляет собой линейную регрессию, имеющую точку разрыва [2], что в условиях исследования противоречивости ценностей является существенным достоинством, т. к. предполагается, что зависимость остроты противоречия от личностных качеств и характерологических особенностей будет различной до точки разрыва и после нее, причем как в количественном, так и качественном аспектах. При этом мы предполагаем, что точка разрыва должна находиться в зоне амбивалентности противоречий, поэтому в статистической процедуре вычисления регрессии был выбран режим определения точки разрыва программой, а не заданный исследователем. Еще одним достоинством этого алгоритма является использование квазиньютоновского метода поиска аппроксимирующей функции, по существу являющегося методом оптимизации типа градиентный спуск или покоординатный спуск, основанным на накоплении информации о кривизне функции по изменениям градиента наблюдаемых эмпирических точек. Однако в связи со столь значительными алгоритмическими особенностями реализации обоих алгоритмов возможно несовпадение получаемых факторов прежде всего содержательно при удовлетворительных количественных оценках качества решения.

При формировании эмпирической выборки были отсеяны все испытуемые, не прошедшие по критериям фальсификации (социальная желательность, уровень осознанности личностных ценностей), в итоге для первого этапа выявления характерологических факторов противоречивости ценностей были созданы три группы: девушки 1 курса (46 чел.), юноши-сокурсники (47 чел.) и юноши четвертого курса (18 чел.).

Статистическая обработка осуществлялась с помощью пакета STATISTIC А 10.

Результаты исследования

Результаты кусочно-линейной регрессии начнем рассматривать с противоречия ценностей социальность — индивидуальность (табл. 1).

Таблица 1

Значения коэффициентов регрессии зависимости противоречивости ценностей социальности — индивидуальности от черт характера

(девушки, 1 курс)

Превышение Ь0 Экз (bi) Цик (Ь2) Зас (Ь3) Пед (Ь4)

Социальности -0,47 -0,16 0,17 -0,18 0,15

Точка разрыва -1,5 ь0 Экз (t>i) Гип (Ь2) Дем (Ь3) Дис (Ь4)

Индивидуальности 0,38 0,29 -0,71 0,32 -0,41

Примечание: Гип — гипертимность, Зас — застревание, Пед — педантичность, Дем — демонстративность, Дис — дистимность, Цик — циклотимность, Экз — экзальтированность.

Из табл. 1 видно, что только экзальтированность является общей чертой, влияющей как на преобладание ценности соцальности, так и ценности индивидуальности, причем само влияние, судя по коэффициентам регрессии Ц, противоположное, т. е. при низкой экзальтированности наблюдается у девушек 1 курса высокий уровень ценности других членов группы, в то же время у остальных девушек того же курса с низкой экзальтированностью наблюдается высокая ценность собственного Я. Полученный противоречивый результат потребовал дополнительного исследования, в результате которого установлено, что зависимость противоречивости от экзальтированности имеет два экстремума с явно выраженной нелинейностью как в зоне положительной противоречивости (преобладание ценности социальности), так и в зоне отрицательной. Вторая составляющая модели, относящаяся к эмоциональной неустойчивости, показывает, что девушкам, ценящим других членов близкого окружения, свойственна экспрессивная форма эмоциональной активности, в то же время чувствительность к ошибкам в деятельности (педантичность). Второе уравнение, характеризующее преобладание ценности индивидуальности, полностью состоит из трех составляющих фактора пассионарности, который описывает студенток как активных, целеустремленных, возможно, авантюристичных и стремящихся к лидерству [15].

В целом кусочно-линейная регрессия имеет хорошие качественные показатели: коэффициент множественной корреляции И = 0,902 при объяснительной дисперсии 81,37%. Точка разрыва входит в зону амбивалентности ± 2 балла.

По результатам исследования степени остроты противоречия в ценностной сфере пошаговой регрессией установлено, что ценности социальности-индиви-дуальности разрешаются в сторону ценности индивидуальности при возрастании доминирования (фактор Е 16РЕ, при общей дисперсии модели 0,43). Иначе говоря, более послушные студенты тяготеют к преобладанию ценности других людей, их окружения, общения и взаимодействия, а упрямство и доминирование присущи студентам с преобладанием ценности индивидуализма, хотя линейная модель описывает не более половины всей выборки.

Рассмотрим аналогичную зависимость, полученную в группе юношей 1 курса (табл. 2).

Таблица 2

Значения коэффициентов регрессии зависимости противоречивости ценностей социальности — индивидуальности от черт характера

(юноши 1 курс)

Превышение ь0 Пед (ЬО Дем (Ь2) Эмо (Ь3) Тре (Ь4)

Социальности -0,69 0,13 0,08 0,12 -0,22

Точка разрыва -1,3 ь0 Пед 00 Дем (Ь2) Зас (Ь3) Воз (Ь4)

Индивидуальности 18,9 -0,41 -0,47 0,37 -0,52

Примечание: Пед — педантичность, Дем — демонстративность, Эмо — эмо-тивность, Тре — тревожность, Зас — застревание, Воз — возбудимость.

Из табл. 2 следует, что на остроту противоречия социальности-инди-видуальности влияют две акцентуации характера (педантичность и демонстративность), причем в противоположных направлениях. Если коэффициент регрессии при переменной «демонстративность»(Ь2) в гуманистической направленности незначителен по абсолютной величине и им можно пренебречь, то составляющая, обусловленная педантичностью, увеличивает погрешность модели. По аналогии с рассмотренным случаем закономерности ценностей девушек 1 курса дополнительные исследования показали, что в эмпирической выборке присутствовали два типа юношей. Одни были целеустремленные, работоспособные и при этом чуткие, совестливые и эмоциональные, у которых наблюдалась повышенная ценность окружающих их людей. А другие, так же как и первые, сочетали работо-способность и целеустремленность с высокой возбудимостью, проявляющейся в эмоциональной, часто грубой реакции, у которых в итоге преобладали эгоистические ценности. Не случайно при пошаговой регрессии личностных качеств по Кеттеллу были выявлены высокий уровень смелости (фактора Н 16РЕ) и низкий интеллект (фактор В 16РЕ), что в целом дополняет полученный портрет. При пошаговой регрессии акцентуаций характера было выявлено два фактора: высокая демонстративность, что совпало с кусочно-линейной моделью, и низкая гипертимность, что противоречит полученному портрету в целом, если из выборки не выделять подтип юношей — пассивных, безынициативных и мнительных, которым присущи ценность индивидуальности в большей степени, чем ценность других людей.

Кусочно-линейная регрессия имеет хорошие качественные показатели: коэффициент множественной корреляции И = 0,90 при объяснительной дисперсии 81,19%. Точка разрыва входит в зону амбивалентности ± 2 балла. При этом следует обратить в таблице 2 на одну особенность: значения угловых коэффициентов регрессии Ы в ценности гуманистической направленности в среднем почти в 3 раза меньше аналогичных коэффициентов ценности индивидуальности, что говорит о большем влиянии характерологических особенностей личности на ценности индивидуальности, нежели социальности, которые обусловлены другими составляющими личности.

Завершая рассмотрение противоречия между ценностью других и ценностью себя, сравним результаты, полученные на выборке юношей 1 курса (табл. 2) и на выборке юношей 4 курса (табл. 3).

Таблица 3

Значения коэффициентов регрессии зависимости противоречивости ценностей социальности-индивидуальности от черт характера

Превышение £оноп из&тор) Пед (Ь2) Дем (Ь3)

Социальности 0,65 -0,32 -0,32 -0,34

Точка разрыва -2,1 Ь0 Зас (Ь0 Цик (Ь2) Воз (Ь3)

Индивидуальности -1,83 -0,89 -0,27 0,39

Примечание: Зас — застревание, Пед — педантичность, Дем — демонстративность, Цик — циклотимность, Воз — возбудимость.

Из таблицы 3 следует, что один фактор (застревание) является оЗ-9 щим для противоречивости ценностей социальности — индивидуальности,

причем чем выше акцентуация, характеризующая, как писал К. Леонгард, ригидность аффекта «на уровне эгоистических побуждений»[15], тем больше в юношах преобладает ценность индивидуальности над ценностью социальности. Этот факт, с одной стороны, подтверждает эмпирическую валидность проведенного исследования, а с другой, свидетельствует о гомогенности выборки, т. е. об отсутствии подтипов среди студентов. В то же время в таблице 3 видны некоторые особенности: все коэффициенты регрессии при независимых переменных имеют отрицательное значение, что говорит о том, что преобладание ценности социальности присуще старшекурсникам с низкой эмоциональной ригидностью, зато ценность индивидуальности наблюдается у эмоционально неустойчивых молодых людей. Качественный состав характерологических факторов противоречивости студентов младших и старших курсов в целом схож, причем углы наклона аппроксимирующих прямых на четвертом курсе примерно равные, тогда как на первом курсе этого не наблюдалось. Следовательно, к четвертому курсу доля влияния характера на проявление ценности социальности увеличивается. Мы отдаем себе отчет, что при проведении исследования методом поперечных срезов такой вывод не совсем корректен, тем не менее, как гипотеза для будущего лонгитюдного исследования может быть принят.

Кусочно-линейная регрессия имеет хорошие качественные показатели: коэффициент множественной корреляции И = 0,98 при объяснительной дисперсии 96,3%. Точка разрыва несколько превысила зону амбивалентности ± 2 балла.

Перейдем к рассмотрению следующего противоречия в аксиосфере студентов — это противоречие между духовным удовлетворением и материальным благополучием. По частоте встречаемости среди публикаций это противоречие является наиболее обсуждаемым, хотя противоположностью материальному благополучию является скорее нищета, чем духовное удовлетворение. Тем не менее именно разрешение этого противоречия является предикцией развития некоторых личностных качеств [7].

В выборке девушек первого курса это противоречие определяется, прежде всего, гипертимностью как акцентуацией характера (табл. 4), которая говорит о прерогативе активности во всех ее сферах (моторная, интеллектуальная, коммуникативная) в преобладании ценности духовной удовлетворенности.

Здесь следует обратить внимание на важную, с точки зрения воспитания, сферу жизнедеятельности — общественную. Общественная жизнь предполагает в первую очередь моральные поощрения, а условием ее реализации является личностная активность, что согласуется с данными табл.

4. В то же время высокая ценность материального благополучия характерна для безынициативных, пассивных, но эгоцентричных первокурсниц, претендующих на неформальное лидерство и склонных к манипулятивному поведению.

Таблица 4

Значения коэффициентов регрессии зависимости противоречивости ценностей духовной удовлетворенности-материального благополучия от черт характера (девушки, 1 курс)

Превышение Ь0 Гип (Ь]) Цик (Ь2) Воз (Ь3)

Духовной удовлетворенности -4,84 0,38 0,21 -0,23

Точка разрыва 1,28 Ь0 Гип (Ь]) Дем (Ь2)

Материального благополучия -3,7 0,35 -0,31

Примечание: Гип — гипертимность, Цик — циклотимность, Воз — возбудимость, Дем — демонстративность.

Из табл. 4 видно, что коэффициенты регрессии в разных типах противоречивости ценности представлены равновелико, хотя качественные показатели модели получились по сравнению с предыдущими рассмотренными случаями несколько хуже: коэффициент множественной корреляции И = 0,87 при объяснительной дисперсии 75,6%. Точка разрыва вошла в зону амбивалентности ± 2 балла. Следовательно, характерологические особенности девушек в одинаковой степени представлены в предикции ценностных предпочтений.

Рассмотрим предикторы противоречия между духовным удовлетворением и материальным благополучием, наблюдаемые у юношей первого курса (табл. 5).

Таблица 5

Значения коэффициентов регрессии зависимости противоречивости

ценностей духовной удовлетворенности-материального благополучия от черт характера (юноши, 1 курс)

Превышение Ь0 Цик (ЬО Дем (Ь2) Эмо (Ь3) Экз (Ь4) Тре (Ь5)

Духовной удовлетворенности 12,5 -0,20 -0,10 -0,11 -0,15 0,22

Точка разрыва 1,3 Ь0 Цик (ЬО Дем (Ь2) Эмо (Ь3) Экз (Ь4)

Материально го благополучия 3,95 -0,35 -0,29 0,21 0,22

Примечание: Цик — циклотимность, Дем — демонстративность, Эмо — эмо-тивность, Экз — экзальтированность, Тре — тревожность.

Из табл. 5 видно, что данное противоречие обуславливается четырьмя акцентуациями характера (циклотимность, демонстративность, эмотив-ность, экзальтированность), причем последние две имеют противоположное влияние, что говорит о наличии в выборке юношей несколько подтипов и, как следствие, нескольких экстремумов в рассматриваемой зависимости. Необычность полученной модели заключается в том, что факторы преобладания ценности духовной удовлетворенности в основном имеют отрицательные коэффициенты регрессии (при положительном значении ценностного противоречия), показывающие снижение рассматриваемой

ценности при наличии данных акцентуаций у юношей. И только повышенная чувствительность, импульсивность и длительное нахождение в состоянии негативных переживаний характеризуют юношей, предпочитающих духовное удовлетворение материальным стимулам. А эмоционально неустойчивые молодые люди отдают предпочтение материальному благополучию.

Кусочно-линейная регрессия имеет хорошие качественные показатели: коэффициент множественной корреляции И = 0,84 при объяснительной дисперсии 71%. Точка разрыва входит в зону амбивалентности ± 2 балла.

У юношей 4 курса противоречие между духовным удовлетворением и материальным благополучием (табл. 6) обусловлено также четырьмя общими акцентуациями (циклотимность, демонстративность, дистимность и застревание), представляющими три латентных фактора характера.

Таблица 6

Значения коэффициентов регрессии зависимости противоречивости ценностей духовной удовлетворенности-материального благополучия от черт характера (юноши, 4 курс)

Превышение Ь0 Цик (Ь,) Дем (Ь2) Дис (Ь3) Зас (Ь4)

Духовной удовлетворенности 2,29 0,92 -1,19 2,96 -1,18

Точка разрыва 1,22 Ь0 Цик (Ь,) Дем (Ь2) Дис (Ь3) Зас (Ь4)

Материального благополучия -3,05 0,10 -0,06 -0,08 0,13

Примечание: Цик — циклотимность, Дем — демонстративность, Дис — дистимность, Зас — застревание.

В то же время значение угловых коэффициентов регрессии в модели преобладания ценности духовной удовлетворенности почти на порядок больше по сравнению с моделью преобладания ценности материального благополучия. С одной стороны, этот факт говорит о том, что на четвертом курсе предпочтение материальных стимулов у юношей определяется не характерологическими особенностями личности, а иными психологическими и социальными причинами, что отличается от закономерности, полученной на выборке юношей первого курса. С другой стороны, остается открытым вопрос о причинах этого факта: то ли это тенденция, присущая исследуемой выборке, то ли это онтогенетическая тенденция.

Для ответа на этот вопрос обратимся к результатам пошаговой регрессии противоречия от личностных качеств Р. Кеттелла. Приоритет ценности материального благополучия присущ юношам четвертого курса, отличающимся невысоким интеллектом (фактор В" 16РБ’), наивностью (фактор 16РГ), но практичностью (фактор М" 16РЕ) и упрямством (фактор Е+ 16РЕ). При этом четыре фактора Кеттелла описывают 81% общей дисперсии. Следовательно, в модели характерологических факторов явно не хватает составляющих интеллектуальной и волевой сфер личности испытуемых.

В заключение рассмотрим результаты кусочно-линейной регрессии противоречия ценностей креативности — традиции, потому что противо-

речие ценностей процесс — результат во всех группах студенческой выборки решено в пользу ценности результата, что вполне соответствует возрастным особенностям выборки, отличающейся, например, от выборки работающей молодежи [6].

В табл. 7 приведена модель зависимости противоречия ценностей креативности — традиции от характерологических факторов девушек первого курса.

Таблица 7

Значения коэффициентов регрессии зависимости противоречивости ценностей креативности-традиции от черт характера (девушки, 1 курс)

Превышение Ь0 Воз (Ь>1) Зас (Ь2) Тре (Ь3) Экз (Ь4)

Креативности -18,0 0,45 0,50 -0,61 0,63

Точка разрыва 0,04 Ь0 Воз (Ь>1) Зас (Ь2)

Традиции -11,4 0,35 -0,26

Примечание: Воз — возбудимость, Зас — застревание, Тре — тревожность, Экз — экзальтированность.

Из табл. 7 следует, что девушки, высоко ценящие творчество, эмоционально неустойчивы (высокая возбудимость и экзальтированность, по К. Леонгарду) и ригидны (застревание), но при этом рефлексивные процессы адекватны и преобладает волевая активность (низкая тревожность, по К. Леонгарду). Что касается преобладания ценности традиции, то, на первый взгляд, в табл. 7 содержатся противоречивые данные, т. к. они обусловлены нелинейностью исследуемых зависимостей. При дополнительном исследовании среди девушек, высоко ценящих традиции выявлены, два типа темперамента: одни характеризуются эмоциональной устойчивостью, т. е. спонтанны, пластичны и адекватны, однако высокая продолжительность переживаний, что позволяет их отнести к темпераменту, близкому к меланхолическому; а другие — эмоционально неустойчивы, но быстро отходчивы, т. е. эмоциональные процессы быстро затухают, что, скорее всего, можно отнести к темпераменту, близкому к холерическому. Пошаговое моделирование ценящих традиции дает один сильнодействующий фактор — это эмоциональную неуравновешенность (фактор С" 16РЕ) при 46% объяснительной дисперсии, что подтверждает существование одного из типов. Следует обратить внимание на более яркую выраженность линейной зависимости ценности креативности у девушек 1 курса (коэффициенты регрессии почти в 3 раза больше аналогичных коэффициентов факторов ценности традиций), т. е. ценность креативности девушек в большей степени обусловлена чертами характера, чем ценность традиции.

Наличие нелинейности снизило качество кусочно-линейной модели до коэффициента множественной корреляции И = 0,88 при объяснительной дисперсии 76,8% (точка разрыва входит в зону амбивалентности ± 2 балла).

Для юношей 1 курса аналогичная модель представлена в табл. 8.

Таблица 8

Значения коэффициентов регрессии зависимости противоречивости

ценностей креативности-традиции от черт характера (юноши, 1 курс)

Превышение Ь0 Воз (Ь0 Пед (Ь2) Цик (Ь3) Дем (Ь4)

Креативности 2,18 -0,32 -0,20 0,12 0,47

Точка разрыва 1,23 Ь0 Воз (Ь0 Пед (Ь2) Цик (Ь3)

Традиции 4,69 -0,68 -0,53 0,72

Примечание: Воз — возбудимость, Пед — педантичность, Цик — циклотим-ность, Дем — демонстративность.

Из табл. 8 видно, что сверстники-юноши, ценящие творчество, эмоционально более устойчивые, хотя и наблюдаются перепады активности и пассивности, но их отличает эгоцентричность, склонность к лидерству. Зато ценность традиции в большей степени присуща эмоционально неустойчивым, но интеллектуально ригидным молодым людям. Анализ результатов факторов, полученных по тесту Кеттелла, показывает, что ценят традиции в первую очередь активные и мужественные молодые люди (фактор Ни I 16РЕ, дисперсия 65%). Обращает внимание более низкий уровень коэффициентов регрессии в модели ценности креативности у юношей почти в два раза, т. е. именно ценность традиции обусловлена чертами характера на первом году обучения студентов (при нормальных показателях качества модели — коэффициент множественной корреляции И = 0,88 при объяснительной дисперсии 77,5%). К четвертому курсу эта тенденция у студентов-инженеров должна измениться (табл. 9).

Таблица 9

Значения коэффициентов регрессии зависимости противоречивости

ценностей креативности-традиции от черт характера (юноши, 4 курс)

Превышение Ь0 Воз (ЬО Цик (Ь2) Эмо (Ь3) Экз (Ь4)

Креативности 5,0 -0,46 0,11 0,17 0,25

Точка разрыва 0,44 Ь0 Воз (Ь^ Цик (Ь2) Эмо (Ь3)

Традиции -1Д -0,15 0,20 -0,07

Примечание: Воз — возбудимость, Цик — циклотимность, Эмо — эмотив-ность, Экз — экзальтированность.

Из таблицы 9 видно, что действительно значения коэффициентов регрессии в модели ценности творчества выше по сравнению с первокурсниками, что говорит о предикции ценности творчества в большей мере характерологическими особенностями личности. Ценность творчества преобладает у эмоционально неуравновешенных юношей, а ценность традиции — у спокойных, уравновешенных. Основным фактором из личностных качеств, определяющим преобладание ценности традиции, является доверчивость (фактор Ъ" 16РЕ, 76% дисперсии), т. е. юношам свойственны терпимость, благожелательность, открытость другим людям.

Качество модели получилось хорошим (коэффициент множественной корреляции И = 0,98 при объяснительной дисперсии 96,3%), точка разрыва не вышла за интервал амбивалентности.

Завершая рассмотрение результатов исследования, проанализируем значения точек разрыва в кусочно-линейной регрессии и сопоставим с допустимыми границами зоны амбивалентности противоречий. Из табл. 1-9 следует, что из девяти моделей, только в одном случае точка разрыва (табл. 3) вышла за пределы теоретически рассчитанных границ ± 2 балла [6, 8]. Следовательно, достоверность расчетов составила р < 0,11.

Таким образом, исследования зависимости противоречивости ценностей в аксиосфере студентов технического вуза от личностных качеств и характерологических особенностей показали, что в перечень факторов входят обе составляющие, дополняя или акцентируя друг друга. В то же время исследования поставили ряд новых задач, требующих своего разрешения в дальнейшем.

Выводы

По результатам проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

1. Противоречия в аксиосфере могут быть представлены в виде непрерывного континуума, полюса которого характеризуются выраженностью одной из противоречащих ценностей, а середина — состоянием амбивалентности противоречия.

2. Для выявления факторов противоречий в аксиосфере студентов апробирован алгоритм кусочно-линейной регрессии, который в случае одномодального распределения исследуемой характеристики дает валидные результаты.

3. Уравнения, описывающие обе ветви континуума относительно точки амбивалентности, содержат как общие факторы для всего континуума, так и специфические, описывающие одну из ветвей.

4. Чувствительность (значения угловых коэффициентов регрессии) противоречия в аксиосфере от характерологических факторов различна в зависимости от пола, курса обучения студентов и модальности противоречия.

5. Теоретически рассчитанные границы амбивалентности противоречий ценностей в аксиосфере студентов эмпирически подтвердились с достоверностью р < 0,1.

6. Модели противоречивости ценностей социальности-индивидуаль-ности содержат по 1—2 общих и по 2—3 специфических факторов черт характера. На 1 курсе как у девушек, так и у юношей преобладание ценности индивидуальности в большей степени обусловлено характерологическими особенностями, по сравнению с ценностью социальности. К 4 курсу влияние черт характера на обе ценности противоречия выравнивается.

7. Модели противоречивости ценностей духовной удовлетворенности — материального благополучия содержат 1 или 4 общих и по два специфических фактора черт характера и различаются по полу и возрасту испытуемых. В модели, описывающей противоречия ценностей девушек,

85

находится 1 общий фактор, а также примерно равная чувствительность обеих полюсов противоречий к изменению черт характера. В модели юношей как 1, так и 4 курсов содержится по 4 общих фактора, причем на 1 курсе черты в большей степени влияют на противоречивость в пользу материального благополучия, а на 4 курсе — в сторону духовной удовлетворенности. В выборке по характерологическим особенностям выявлено по 2 типа, имеющих одинаковые показатели противоречивости.

8. Модели противоречивости ценностей креативности-традиции содержат 1 или 3 общих и по одному специфическому фактору черт характера и различаются по полу и возрасту испытуемых. У девушек 1 курса и юношей четвертого ценность креативности в большей степени обусловлена чертами характера, тогда как у юношей 1 курса они обусловливают ценность традиции.

9. Для повышения точности описания моделей необходимо сочетание факторов черт характера и личностных качеств.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бурлачук, Л. Ф. Словарь-справочник по психодиагностике. — СПб.: Питер, 2008. — 688 с.

2. Вероятность и математическая статистика: энциклопедия / под ред. А. М. Прохорова. — М. : БРЭ, 1999. — 910 с.

3. Горбатков, А. А. К столетию закона Иеркса-Додсона в психологических исследованиях // Вопросы психологии. — 2008. — № 2. — С. 109—119.

4. Журавлева, Н. А. Динамика ценностных ориентаций личности в российском обществе. — М. : Изд-во «Институт психологии РАН», 2006. — 335 с.

5. Капцов, А. В. Изучение предикторов динамики личностных качеств субъектов взаимодействия //Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Психология». — 2011. — № 2(10). — С. 146—157.

6. Капцов, А. В. Особенности противоречивости личностных ценностей работающей молодежи // Психология образования: Модернизация психолого-педа-гогического образования : матер. VIII Всерос. научно-практ. конф. — М. : ФПОР, 2012. — С. 158—160.

7. Капцов, А. В. Противоречия в аксиосфере как фактор развития личностных качеств студентов // Теоретическая и экспериментальная психология. — 2010. — Т. 3._№2Дс.30-36.

8. Капцов, А. В. Противоречия в аксиосфере личности: сущность и методы исследования // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Психология».

— 2012. — № 1(11). — С. 153—167.

9. Капцов, А. В. Психологическая аксиометрия личности и группы. — Самара : СамЛюксПринт, 2011. — 112 с.

10. Капцов, А. В. Роль личностных ценностей в жизнестойкости современной молодежи / А. В. Капцов, Л. В. Карпушина, А. Н. Тесленко // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Психология». — 2008. — № 1. — С. 29—35.

11. Карпушина,Л. В. Психология ценностей российской молодежи / Л. В. Карпушина, А. В. Капцов. — Самара : Изд-во СНЦ РАН, 2009. — 252 с.

12. Купрейченко, А. Б. Базовое доверие/недоверие как регулятор жизнедеятельности человека / А. Б. Купрейченко, Е. В. Шляховая // Человек в экономических и социальных отношениях : матер. Всерос. науч. конф. — М. : Изд-во «Институт психологии РАН», 2012. — С. 238—242.

13. Леонтьев, Д. А. Тест жизнестойкости / Д. А. Леонтьев, Е. И. Рассказова. — М. : Смысл, 2006.

14. Лисовский, В. Т. Динамика социальных изменений (опыт сравнительных социологических исследований российской молодежи) // СОЦИС. — 1998. — № 5. — С. 96—110.

15. Манолова, О. Н. Индивидуальный характер: акцентуации и деакцентуации черт // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Психология». — 2009. — № 1(5).— С. 150—164.

16. Марютина, Т. М. Системный подход или эклектика? // Вопросы психологии. — 2007. — № 1. — С. 126—135.

17. Мудрик,А. В. Социализация и воспитание. — М., 1997.

18. Равич-Щербо, И. В. Психологические предикторы индивидуального развития / И. В. Равич-Щербо, Т. И. Марютина, В. И. Трубников, Е. С. Белова, Э. Ф. Кириаки-ди // Вопросы психологии. — 1996. — № 1. — С. 42—53.

19. Рубинштейн, С. Л. Бытие и сознание. — М. : Изд-во АН СССР, 1957. — 328 с.

20. Русалов,В. М. Взаимосвязь характера и темперамента в структуре индивидуальности / В. М. Русалов, О. Н. Манолова // Психологический журнал. — 2005.

— Т. 26. — № 3. — С. 65—73.

21. Халафян, А. А. ЭТАТКТЮА 6. Статистический анализ данных. — М. : Бином-Пресс, 2008. — 512 с.

22. Ядов, В. А. Социальная психология личности / В. А. Ядов, И. И. Палей, В. С. Магун. — Л, 1978.