В.Я. Семке, И.Я. Стоянова, С.А. Ошаев

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ТРАВМАТИЧЕСКОГО СТРЕССА НА ПРИМЕРЕ ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИХ СТРЕССОВЫХ РАССТРОЙСТВ

В статье рассматриваются особенности переживания травматического стресса на примере лиц, участвовавших в боевых действиях в Афганистане и Чеченской республике. Представлена психологическая модель реагирования личности на травматическое событие. Описываются особенности проявления психологических защит и копинг-стратегий у пациентов с по-сттравматическими стрессовыми расстройствами в зависимости от их тяжести.

Проблема изучения психогений, возникающих и формирующихся в экстремальных условиях, приобретает особое значение [1 — 5].

При чрезвычайных ситуациях психика индивида подвергается экстремальным воздействиям, вызывающим у него травматический стресс, который приводит к нарушениям в психической сфере. В этом случае, нарушается структура «самости», когнитивная модель мира, аффективная сфера, эмоциональные пути научения [4, 6, 7]. Несмотря на очевидную серьезность проблемы, вопрос воздействия психической травмы на личность остается недостаточно изученным. Это относится к психологическим приемам переработки психотравмы, к которым принадлежат особенности переживания, способы совладания с проблемной ситуацией и психологической защиты.

Термин «переживание психотравмы» определяется как эмоционально окрашенное состояние, форма активности, возникающая при невозможности достижения субъектом ведущих мотивов его жизни, крушении идеалов и ценностей, что проявляется в преобразовании его психологического мира, направленном на переосмысление своего существования. Это позволяет человеку в критической жизненной ситуации перенести тяжелые события, обрести осмысленность существования [8].

Механизмы психологической защиты направлены на уменьшение тревоги, вызванной интрапсихическим конфликтом, и представляют собой специфические бессознательные процессы, с помощью которых Я пытается сохранить интегративность и адаптивность личности (Freud A., 1936).

Способы совладания с проблемной ситуацией - это попытки ее действенного разрешения на адаптивном, частично адаптивном либо неадаптивном уровне [9]

Большинство исследователей в качестве основного стрессора при психической травме выделяют травматические события, которые формируют негативные способы реагирования личности в ситуации угрозы жизни. Нарушение чувства безопасности вызывает переживания травматического стресса, психологические последствия которого разнообразны [4, 10]. Психоэмоциональные проявления стресса нередко становятся причиной развития посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

Травматическое переживание приводит к тому, что в системе психологической защиты личности возникают нарушения, снижающие ее функционирование. В результате на когнитивном уровне происходит разделение жизни на две части - до и после травмы [7, 11]. В рамках психоаналитического подхода такое разделение рассматривается как усиление «примитивных» или «диссоциативных» защит, функция которых состоит в том, чтобы «немыслимое» не было

пережито [12]. Примитивные защиты не только служат отличительным признаком тяжелых форм психопатологии, но и являются их причиной [6].

Необходимо отметить, что интрапсихический конфликт, возникающий после переживания травматического события, является следствием диссоциации личности. Выраженность интрапсихического конфликта и способы его решения зависят как от характера травмы, так и от особенностей личности. Для разрешения интрапсихического конфликта и редукции тревоги, порожденной им, индивид использует психологические защиты и копинг-стратегии.

В настоящее время можно выделить три подхода при установлении причин формирования посттравма-тических стрессовых расстройств: с точки зрения теорий научения; с точки зрения изменения когнитивных схем и дисфункциональных когниций; биологический подход. Эти подходы вполне совместимы и успешно дополняют друг друга. Теория научения и когнитивный подход, будучи психологическими концепциями, не дают объяснения симптомам сверхвозбуждения и особенностям психофизиологических изменений, тогда как биологические воззрения на природу посттравматического стресса призваны восполнить этот пробел.

Теорией, объясняющей индивидуальные особенности переживания травматического стресса, является мультифакторная концепция [17]. В положениях данной концепции выделяются три группы факторов, сочетание которых приводит к возникновению ПТСР: факторы, связанные с травматическим событием, тяжестью травмы, неожиданностью ее возникновения. Защитные факторы - способность к осмыслению происшедшего, наличие социальной поддержки, механизмы совладания. Установлено, что те, кто имеет возможность отреагировать травматическое событие, отличаются лучшим самочувствием и реже обращаются к врачам. Факторы риска - возраст к моменту травматизации, отрицательный прошлый опыт, психические расстройства, низкие интеллект и социоэко-номический уровень.

По нашим представлениям мультифакторная концепция наиболее полно отражает всю совокупность факторов, участвующих в формировании реакции личности на травму.

Обобщенные представления различных психологических направлений, выявляющих влияние психической травмы на личность, проиллюстрированы в следующей диаграмме (см. рис. 1).

ФАКТОРЫ ТРАВМЫ

> тяжесть травмы

> неконтролируемость травмы

> неожиданность травмы

ФАКТОРЫ ЗАЩИТЫ

СОЦИАЛЬНАЯ

ПОДДЕРЖКА

ФАКТОРЫ ЗАЩИТЫ

> механизмы совладания

> способность к осмыслению происшедшего

ФАКТОРЫ ЗАЩИТЫ

МИКРОСОЦИАЛЬНАЯ

ПОДДЕРЖКА

> возможность говорить о произошедшем

ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

ФАКТОРЫ РИСКА

> возраст на момент травмы

> отрицательный прошлый опыт

> низкий интеллект

^^Н№ДАПТАЦЙЯ^^^Н

Ассимиляция травмы. Интеграция полученного жизненного опыта в целостное представление о мире и о себе (создание позитивного мироощущения и образа «Я»)

ДЕЗАДАПТАЦИЯ

Фиксация на травме. Вытеснение травмы из сознания. Стратегия избегания упоминаний о травме. «Инкапсуляция травмы». Поиск вторичной выгоды. Патологическое развитие личности.

Рис. 1. Мультифакторная модель реагирования личности на травматическое событие

(по данным литературы)

Целью настоящего исследования является выявление особенностей переработки травматического события у лиц, участвовавших в локальных военных конфликтах.

В экспериментальной работе использовались методы психодиагностики, включая опросники «Индекс жизненного стиля» (адаптирована Е.Б. Клубовой, Л.И. Вассерманом [13, 14]); копинг-поведения (автор - E. Heim, 1988); стандартизованный симптоматический опросник Александровича (вариант Б.Д. Карва-сарского, 1998). Кроме того, применялись методы математической статистики (Т-критерий Стьюдента, Z-преобразование Фишера).

Было обследовано 43 мужчины в возрасте от 19 до 44 лет с посттравматическим стрессовым рас-

стройством (ПТСР), участвовавших в локальных военных конфликтах в Афганистане и Чеченской республике.

Рассмотрим стили психологической защиты комбатантов в зависимости от клинико-патогенетической структуры посттравматического стрессового расстройства, учитывая при этом выделенные критерии взаимосвязанности психологических защит и стилей совладания.

Анализируя показатели выраженности патологической симптоматики (симптоматический опросник Александровича) в зависимости от клинико-патогенетической структуры ПТСР, можно отметить некоторые особенности (см. рис. 2 и табл. 1).

Страх, фобия^--' Депрессивные расстройства ^ _

Выраженность всех симптомов

Соматические нарушения

Беспокойство, напряжение

Нарушение сна ^

Истерические расстройства

Неврастенические расстройства

Психастенические нарушения

Ипохондрические расстройства

Трудности в социальных контактах

/ Навязчивость

Дереализация

Сексуальные расстройства

□ Неврозо-, психопатоподобный □ Патохарактерологический □ Невротический

Рис. 2. Характеристика актуального состояния больных по данным симптоматического опросника Александровича в зависимости от типологического варианта посттравматического стрессового расстройства (ПТСР)

Таблица 1

Достоверность различий в характеристике актуального состояния больных по данным симптоматического опросника Александровича в зависимости от типологического варианта посттравматического стрессового расстройства (ПТСР)

Название шкалы Достоверность различий между I и II клинической группой Достоверность различий между I и III клинической группой Достоверность различий между II и III клинической группой

t P< t P< t P<

Страх, фобия 3,32 0,01 3,36 0,01 1,19 -

Депрессивные расстройства 3,14 0,01 3,22 0,01 0,12 -

Беспокойство, напряжение 1,07 - 3,35 0,01 1,66 -

Нарушение сна 1,30 - 1,65 - 2,97 0,01

Истерические расстройства 2,55 0,05 2,93 0,01 0,16 -

Неврастенические расстройства 2,01 - 3,60 0,01 1,13 -

Сексуальные расстройства 1,81 - 1,32 - 0,56 -

Дереализация 1,36 - 3,48 0,01 2,29 0,05

Навязчивость 4,34 0,001 2,38 0,05 1,11 -

Трудности в социальных контактах 1,50 - 3,51 0,01 1,91 -

Ипохондрические расстройства 1,88 - 3,16 0,01 1,11 -

Психастенические нарушения 2,90 0,01 4,62 0,0001 1,21 -

Соматические нарушения 4,34 0,001 4,13 0,001 0,52 -

Сумма выраженности всех симптомов 3,29 0,01 4,74 0,0001 1,32 -

Представленные данные свидетельствуют о том, что тяжесть симптоматики соответствует типологическому варианту ПТСР. Наибольшие различия выявлены между невротическим (I) и патохарактерологическим (II) типом, а также невротическим (I) и психопатоподобным (III) типом ПТСР, что отражает суммарный показатель выраженности всех симптомов. При этом, между группами с невротическим и психопатоподобным типами ПТСР достоверные различия выявлены по всем шкалам опросника, за исключением шкал «нарушения сна» и «сексуальные расстройства». Максимальные отличия между этими группами отмечены в значениях шкал «психастенические нарушения» и «соматические нарушения».

Различия между группами с невротическим (I) и патохарактерологическим (II) типом ПТСР проявлялись в меньшей степени только по следующим шкалам: «истерические расстройства»; «депрессивные расстройства», «психастенические нарушения» и «страх, фобия»; «навязчивость» и «соматические нарушения».

Между группами с II и III типом ПТСР достоверные различия выявлены только по двум шкалам: «нарушение сна» и «дереализация». Из этого мы можем

предположить, что уровень проявлений в шкале «дереализация» со значениями, превышающими 20 -25%, можно рассматривать на отдаленном этапе после травмы (период более 1 года) как показатель психопа-тизации личности, так как высокий уровень дереали-зационных расстройств свидетельствует об искаженном восприятии действительности.

Характерной особенностью для всех клинических групп было незначительное проявление симптоматики, описанной в шкале «сексуальные расстройства», что можно объяснить либо отсутствием проблем в этой области, либо нежеланием пациентов обсуждать эту тему в силу культуральных особенностей или других причин.

Рассматривая выраженность психологических защит комбатантов (опросник «Индекс жизненного стиля») в зависимости от клинико-патогенетической структуры ПТСР и сравнивая их с результатами, полученными в группе условно здоровых мужчин, можно отметить следующие особенности (см. рис. 3). В группу сравнения вошли 19 условно здоровых мужчин в возрасте от 20 до 50 лет (25,53 ± 1,82 лет) со средним, средне-специальным и неоконченным высшем образованием.

Отри 90- Реактивные образования // / /\-'' //б/ : ¡\Ґ/ур0 / / 40 / ! / /р\ 30 '' '' / //1 X 20 / / / / Я / / цание Вытеснение У \ /V 4 ■ / \\ V ■ \ \ \ /1 \4 4 / 1 \ \ \ / А \ \ \ / \1 \ \ \ / \| \ \ \ / V» \ 4 4 / \1 \ \ \ / \1 \ \ \ / \» \ \ \ / 11 \ \ \ / \| \ V V

\ \ \\ \ \ \ \ \ \ \ \ \ \ \ \\ \ \ \ 1 \ \ \ \ 1 \ \ \ \ \ \ \ \ \\ \ \ \\ ' ' М \ \ д ' '1 ' ' 1 У ' ' \ у* -' ж "" Замещение ' ' _ Прое \ \ /я і 1 1 \ \ / / / ' ' \ \ / ш 1 , , \ \ / 1 / / / \ / Ш 1 * * \\ 1 / / / \ I / / / / \/ / / / / / / / \/ ! ! Компенсация кция

1 1 Психопатоподобный І I Патохарактерологический | |Невротический ЦНорма

Рис.3. Характеристика выраженности психологических защит по данным опросника «Индекс жизненного стиля» в зависимости от типологического варианта посттравматического стрессового расстройства (ПТСР)

Анализ средних величин напряженности психологических защит в группе сравнения не выявил достоверных различий с данными, представленными авторами методики «Индекс жизненного стиля». При этом можно отметить тенденцию к увеличению в группе сравнения напряженности психологических защит «отрицание» (р < 0,08 при г = 1,41), «замещение» (р < 0,08 при г = 1,42), и тенденцию к уменьшению

«интеллектуализации» (р < 0,09 при г = 1,37). Это, на наш взгляд, связано, во-первых, с образовательным уровнем, а во-вторых, с мужской полоролевой идентификацией.

В группе комбатантов с невротическим (I) типом ПТСР напряженность психологических защит проявляется достоверно в меньшей степени, чем в группах с патохарактерологическим (II) (р < 0,05 при г = 2,48)

и психопатоподобным (III) (р <0,01 при г = 3,56) типом ПТСР. Это отражает суммарный показатель выраженности всех психологических защит: при невротическом варианте он составляет 51,16 ± 3,58%о, при патохарактерологическом - 62,20 ± 2,26%о и при психопатоподобном варианте ПТСР - 72,15 ± 4,86%о. Различия в значениях этого показателя между группами со II и III типом ПТСР мы можем рассматривать как тенденцию, так как они не достигают достоверного уровня (р < 0,07 при г = 1,95). Сравнивая значение суммарного показателя выраженности всех психологических защит в группе сравнения (58,38 ± 3,40%о) и трех клинических группах, можно отметить, что достоверные различия были получены только в группе с психопатоподобными расстройствами (р < 0,05 при г = 2,32). Представленные данные свидетельствуют, что общая напряженность защит имеет тенденцию к нарастанию с утяжелением течения ПТСР.

Проанализируем напряженность отдельных психологических защит в зависимости от принадлежности комбатантов к различным клиническим группам. Так, в группе с патохарактерологическим типом ПТСР по сравнению с группой с невротическим типом ПТСР достоверно сильнее выраженность психологических защит «регрессия» (54,00 ± 5,50%о и 21,88 ± 5,38%о соответственно при р < 0,001, г = 4,15) и «замещение» (77,88 ± 1,82%о и 55,82 ± 6,77%о соответственно при р < 0,01, г = 2,48). При этом, психологическая защита «проекция» имеет тенденцию к увеличению напряженности в группе со II типом ПТСР по сравнению с III типом (59,14 ±7,18%о и 40,12 ± 6,40%о, соответственно), так как различия не достигают значимого уровня (р < 0,06 при г = 1,98).

Рассматривая различия между группами с невротическим и психопатоподобным вариантом ПТСР можно отметить ряд особенностей. При III типами ПТСР по сравнению с I типом достоверно сильнее выражены такие психологические защиты как: «вытеснение» (79,42 ± 5,68%о и 49,12 ± 7,47%о, соответственно, при р < 0,01, г = 3,00), «регрессия» (69,33 ± 9,01%о и 21,88 ± 5,38%о,соответственно прир < 0,0001, г = 4,80) и «реактивные образования» (65,00 ± 6,47%о и 42,41 ± 7,25%о соответственно при р < 0,05, г = 2,29). Вместе с тем, можно отметить тенденцию к увеличению напряженности психологической защиты «замещение» в группе с психопатоподобным типом ПТСР (74,83 ± 6,45%о) по сравнению с невротическим (55,82 ± 6,77%о), так как различия не достигают достоверного уровня (р < 0,06 при г = 1,96).

Анализ выраженности психологических защит в группах комбатантов с патохарактерологическим (II) и психопатоподобным (III) типом ПТСР позволил установить следующие особенности. При III варианте развития ПТСР по сравнению со II типом достоверно в большей степени (р < 0,01, при 1 = 2,89) проявляется психологическая защита «компенсация» (74,58 ± 6,16%о и 47,50 ± 6,85%о, соответственно). Также можно отметить тенденцию к увеличению выраженности в тех же группах психологической защиты «вытеснение» (79,42 ± 5,68%о и 62,57 ± 6,26%о, соответственно), при этом, различия не достигают достоверного уровня (р < 0,06, при 1 = 1,96).

Исследуя особенности проявления психологических защит в группе сравнения и группах с различной клинико-патогенетической структурой посттравмати-ческого стрессового расстройства можно отметить характерные детали. Для комбатантов всех групп свойственна значительная напряженность психологической защиты интеллектуализация по сравнению с группой условно здоровый (46,94 ± 5,82%о). Так, при невротическом типе ПТСР «интеллектуализация» составляет 73,88 ± 5,57%о (р < 0,001 при г = 3,34), при патохарактерологическом типе - 64,38 ± 7,03%о (р < 0,05 при г = 1,91), при психопатоподобном типе -75,25 ± 6,70%о (р < 0,001 при г = 3,19). В группе комбатантов с невротическим (I) типом ПТСР отмечается значительное уменьшение (р < 0,0001 при г = 4,20) напряженности психологической защиты регрессия (21,88 ± 5,38%о), по сравнению с группой условно здоровых (58,37 ± 6,81%о).

Структура выраженности психологических защит в группе с невротическим типом ПТСР свидетельствует об усилении функции контроля за счет увеличения интеллектуализации и снижения регрессии. В этой группе интрапсихический конфликт выражен незначительно, что может быть связано с многократными командировками в «горячие точки» (среднее количество командировок 2,59 ± 0,23) в отличие от других клинических групп.

В группе с патохарактерологическим типом ПТСР по сравнению с группой условно здоровых достоверно преобладает (р < 0,05 при г = 2,16) психологическая защита «замещение» (77,88 ± 1,82%о и 67,00 ± 4,68%о соответственно). При этом, в группе условно здоровых мужчин по сравнению с пациентами со II типом ПТСР в большей степени (р < 0,05 при г = 2,00) выражена психологическая защита «компенсация» (65,42 ± 5,81%о и 47,5 ± 6,85%о, соответственно). Структура выраженности психологических защит в группе с патохарактерологическим типом ПТСР позволяет нам предположить, что у комбатантов этой группы интрапсихический конфликт сопровождается аффективной разрядкой и снижением критики к своим действиям, что затрудняет социальную адаптацию.

Отличие группы комбатантов с психопатоподобным (III) типом ПТСР от группы сравнения заключается не только в преобладании «интеллектуализации», но и таких психологических защит, как «отрицание» (81,75 ± 5,26%о и 64,16 ± 6,27%о, соответственно, при р < 0,05, г = 2,15) и «вытеснение» (79,42 ± 5,68%о и 63,53 ± 6,41%о, соответственно, при р < 0,05, г = 1,86). Повышенную напряженность психологической защиты реактивное образование в группе с III типом ПТСР по сравнению с группой условно здоровых (65,00 ± 6,47%о и 48,63 ± 7,25%о соответственно) можно рассматривать как тенденцию, так как выявленные значения не достигают достоверных величин (р < 0,06 при г = 1,68). Таким образом, в группе с психопатоподобным типом ПТСР имеет место повышение всех психологических защит, что свидетельствует о выраженном интрапсихическом конфликте, отражающемся не только в психической деятельности, но и на соматическом уровне.

Рассматривая стратегии совладания с психотравмирующей ситуацией (опросник копинг-поведения),

можно отметить некоторые особенности, характери- наиболее часто предпочитаемые стратегии совлада-

зующие комбатантов, принадлежащих к различным ния с трудностями в зависимости от клинико-патоге-

клиническим группам. Характерные для комбатантов нетической структуры ПТСР представлены на рис. 4.

ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ СФЕР

П-1 Отвлечение П-7 Сотрудничество П-8 Обращение

КОГНИТИВНАЯ СФЕРА

К-3 Диссимуляция К-4 Сохранение

самообладания К-5 Проблемный анализ К-10 Установка собственной ценности

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СФЕР

Э-3 Подавление эмоций . Э-4 Оптимизм Э-5 Пассивная кооперация

А

ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ СФЕРА

П-1 Отвлечение П-6 Отступление П-7 Сотрудничество П-8 Обращение

КОГНИТИВНАЯ СФЕР

К-4 Сохранение

самообладания К-5 Проблемный анализ К-9 Придача смысла

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СФЕР

Э-3 Подавление эмоций Э-4 Оптимизм Э-5 Пассивная кооперация Э-8 Агрессивность

ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ СФЕР

П-1 Отвлечение П-2 Альтруизм П-4 Компенсация

■когнитивная сфераИ

К-2 Смирение

К-4 Сохранение

самообладания

К-5 Проблемный анализ

К-7 Религиозность

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СФЕРАІ

Э-3 Подавление эмоций Э-4 Оптимизм Э-5 Пассивная кооперация Э-8 Агрессивность

Рис. 4. Характерные для комбатантов наиболее часто предпочитаемые стратегии совладания с трудностями в зависимости от клинико-патогенетической структуры ПТСР (по данным опросника копинг-поведения)

В зависимости от клинико-патогенетической структуры ПТСР установлены следующие особенности стилей психологической защиты и совладания у комбатантов.

При невротическом (I) типе посттравматического стрессового расстройства у комбатантов преобладает психологическая защита «интеллектуализация». Одновременно отмечается значительное снижение психологической защиты «регрессия». При решении трудностей пациенты с I типом ПТСР чаще используют следующие стратегии совладания: уход в работу, деятельность какого-либо рода; используют сотрудничество со значимыми людьми; ищут людей, готовых помочь советом. Вместе с тем преобладают такие формы совладания, как сохранение самообладания и проблемный анализ ситуации; снижение значимости проблемы; повышение самооценки; оптимизм; подавление эмоций; пассивная кооперация с делегированием полномочий на решение трудностей другим людям. Кроме того, патологическая симптоматика выражена незначительно и, в основном, проявляется в нарушениях сна (интрузивного характера) и неврастеническими расстройствами (астения). Отмечено, что в группе с невротическим (I) типом ПТСР преобладают комбатанты, неоднократно пребывавшие в командировках в «горячих точках» и находящиеся в настоящее время на военной службе, что увеличивает вероятность возврата в боевые условия.

Вышеизложенное позволяет предположить, что в данной группе интрапсихический конфликт выражен

незначительно, в связи с тем, что у комбатантов (офицеры, «контрактники») участие в боевых действиях было осознанным и «добровольным». Это обуславливает повышение напряженности психологической защиты «интеллектуализация», необходимой для сохранения самоуважения и снижения ценности недоступного для личности опыта. В данном случае лечение в стационаре воспринимается комбатантами как необходимый реабилитационный процесс.

При патохарактерологическом (II) варианте ПТСР преобладают психологические защиты: «замещение», «интеллектуализация» и отмечается тенденция к увеличению напряженности психологической защиты «отрицание». Психологическая защита «компенсация» выражена в меньшей степени, чем в группе контроля. Вместе с тем, для решения трудностей комбатанты используют следующие стратегии совладания: изоляцию, стремясь остаться наедине с самим собой; уход в работу, хобби; используют сотрудничество со значимыми людьми; ищут людей, готовых помочь советом. А также преобладают такие копинг-стратегии, как сохранение самообладания и проблемный анализ ситуации; снижение значимости проблемы и придача проблемам особого смысла - самосовершенствование; оптимизм; пассивная кооперация; подавление эмоций; агрессивность. Патологическая симптоматика проявляется в большей степени симптомами истерического, неврастенического и депрессивного расстройства, а также нарушениями сна. В данной группе интрапси-хический конфликт приводит к снижению самооцен-

ки. В свою очередь, разрядка подавляемых эмоций, группах, и проявляется в основном в нарушениях сна,

осуществляемая в ближайшем окружении, еще более беспокойстве, напряжении, неврастенических, психа-

снижает самооценку и социальную адаптацию. стенических, истерических и ипохондрических расПри психопатоподобном (III) типе ПТСР у комба- стройствах, а также в симптомах дереализации и

тантов отмечается значительная напряженность пси- трудностях, связанных с социальными контактами.

хологических защит. Достоверно превышают значе- Таким образом, выраженный интрапсихический

ния контрольной группы психологические защиты конфликт в данной группе (III) приводит к значитель-

«отрицание», «вытеснение» и «интеллектуализация», ному напряжению психологических защит. Это про-

а также отмечается тенденция к увеличению напря- является, в первую очередь, в нарастании соматиза-

женности психологической защиты «реактивное об- ции, часто на фоне злоупотребления алкоголем и аг-

разование». Комбатанты данной группы предпочита- рессивности. Психопатизация с проявлениями вто-

ют такие стратегии совладания, как: компенсация ричной выгоды значительно снижает социальную

(стараются отвлечься и расслабиться с помощью ал- адаптацию комбатантов.

коголя); альтруизм; уход в работу, деятельность како- Выявленные особенности переработки психиче-

го-либо рода; сохранение самообладания и проблем- ской травмы позволят сформировать личностно ори-

ный анализ ситуации; религиозность; упование на ентированные программы психологической помощи

судьбу со смирением; оптимизм; пассивная коопера- пациентам с посттравматическими стрессовыми рас-

ция; подавление эмоций; агрессивность. Патологиче- стройствами.

ская симптоматика выражена больше, чем в других

ЛИТЕРАТУРА

1. Семке В.Я. Превентивная психиатрия. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1999. 403 с.

2. Александровский Ю.А. Психические расстройства во время и после чрезвычайных ситуаций // Психиатрия и психофармакотерапия. 2001. Вып. 4. С. 116 - 118.

3. Епанчинцева Е.М. Посттравматические стрессовые расстройства у комбатантов (клинико-динамический и реабилитационный аспекты): Дис. канд. мед. наук. - Томск, 2001. 182 с.

4. Тарабрина Н.В. Практикум по психологии посттравматичесгого стресса. СПб.: Питер, 2001. 272 с.

5. Сосновский Б.А. Психологические проблемы экстремальности // Подготовка и организация работы клинических психологов в учреждениях здравоохранения, социальной защиты и образования: Материалы научно-практической конференции. Москва, 21 апреля 2001 г. М., 2001. С. 89 - 90.

6. Калшед Д. Внутренний мир травмы: Архетипические защиты личностного духа: Пер. с англ. М.: Академический Проект, 2001. 368 с. («Концепции»).

7. Лихи Р., Сэмпл Р. Посттравматическое стрессовое расстройство: когнитивно-бихевиоральный подход // Московский психотерапевтический журнал. 2002. № 1. С. 141 - 157.

8. Асмолов А.Г. // Психологический лексикон. М.; СПб., 2005.

9. LazarusR.S. Psychological stress and the coping process. N.Y.: McGraw-Hill, 1966.

10. Пуховский Н.Н. Психопатологические последствия чрезвычайных ситуаций. М.: Академический Проект, 2000. 286 с. (Библиотека психологии, психоанализа, психотерапии).

11. Крюкова М.А., Никитана Т.И., Сергеева Ю.С. Экстренная психологическая помощь: Практическое пособие. М.: Изд-во НЦ ЭНАС, 2001. 64 с.

12. ЛапланшЖ., ПонталисЖ.-Б. Словарь по психоанализу: Пер. с фр. Н.С. Автономовой. М.: Высшая школа, 1996. 623 с.

13. Клубова Е.Б. Методы медицинской психологии в диагностике психологических защитных механизмов // Теория и практика медицинской психологии и психотерапии: Сб. науч. трудов / Под общ. ред. М.М. Кабанова. СПб.: Изд. ПНИ им. В.М.Бехтерева, 1994. Т. 133. С. 77 - 81.

14. Психологическая диагностика индекса жизненного стиля: Пособие для врачей и психологов / Под ред. д.м.н., проф. Л.И. Вассерман. СПб., 1998. 47 с.

15. Клубова Е.Б. Исследование структуры защитных механизмов личности у больных алкоголизмом // Обозрение психиатрии и мед. психологии им. В.М. Бехтерева. 1991. № 3. С. 70 - 71.

16. Maercker A. Therapie der posttraumatischen Belastungstoerung. Heidelberg, 1998.

17. Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Б.Д. Карвасарский. СПб.: Питер Ком, 1998. 752 с.

Статья представлена кафедрой клинического консультирования и прихотерапии психологического факультета Томского государственного университета, поступила в научную редакцию «Психология» 10 февраля 2005 г.