Ю.М. Волобуева

ПСИХОКОРРЕКЦИЯ Я-КОНЦЕПЦИИ ИНВАЛИДОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ МЕТОДОМ СОЦИАЛЬНО- ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ТРЕНИНГА

Актуальность проблемы психокоррекции Я-концепции инвалидов боевых действий обусловлена следующими обстоятельствами.

Во-первых, более 28 тысяч российских граждан, защищавших национальные интересы в военных событиях на рубеже ХХ-Х1Х веков, стали инвалидами и остро нуждаются в психологической реабилитации. Однако если ветераны с по-сттравматическим стрессовым расстройством периодически попадают в поле зрения специалистов (психологов, психиатров, медицинских и социальных работников), то лица с деструктивными трансформациями Я-концепции личности, более глубоко и драматически влияющими на ее социальную адаптацию, реализацию личностного потенциала, по существу ими игнорируются.

Во-вторых, кардинальные изменения в системе здравоохранения государства, направлены, прежде всего, на переход от создания реадаптирующей социальной среды, к адресной помощи инвалидам, активизации их внутреннего «потенциала преодоления» и превращение в активных субъектов своей жизнедеятельности.

В-третьих, состояние научной исследованности рассматриваемого вопроса не адекватно масштабам, остроте и глубине проблемы психологических последствий боевой психической травматизации и создания действенных психотехнологий оказания им психологической помощи.

Новая ориентация здравоохранительной политики в контексте заявленных государственных приоритетов, актуальность и острота проблемы психологической помощи инвалидам боевых действий и слабая научная проработанность рассматриваемой проблемы обусловили цель данного исследования - разработка модели психологической коррекции дезорганизованных Я-концепций инвалидов боевых действий.

Исследование Я-концепции личности стало устоявшейся традицией в зарубежной и отечественной психологии и осуществляется широким фронтом в рамках выделенных нами научных подходов: функционалистского (У. Джемс, Н.И. Сарджвеладзе и др.), интеракционистского (Ч. Кули, Дж. Мид,

Т. Шибутани, А.А. Налчаджан, Е.Т. Соколова, В.В. Столин и др.), когнитивист-ского (М. Розенберг, Дж. Роттер, И.С. Кон, и др.), психоаналитического (А. Адлер, З. Фрейд, К. Хорни, Э. Эриксон, М.М. Решетников, и др.), экзистен-ционалистского (Р. Бернс, К. Роджерс, С.Л. Петер и др.). Исследование разных сторон, аспектов, характеристик Я-концепции в рамках перечисленных подходов позволило выделить ее функции, структурную организацию, родо-видовые связи с другими личностными образованиями.

Однако в работах перечисленных авторов имеются существенные противоречия, касающиеся содержания, структуры, динамических характеристик, функций Я-концепции, соотношения понятий «Я», «Я-образ», «Я-концепция», идентичность и др., требующие методологического, теоретического и методического разрешения. В структурно-функциональную организацию Я-концепции недостаточно явно интегрированы конструкции, выражающие ее динамику.

Наиболее внутренне согласованную и многоуровневую схему Я-концепции предложил Р. Бернс1. Нами в эту схему были интегрированы два важных модуса самомовосприятия и самооценки - временной (отражающей свойство временной протяженности личности в прошлом, настоящем и будущем: Я-прошлое, Я-настоящее, Я-будущее) и каузальный (отражающий стратегии самовосприятия, самопрезентации и ориентации социального поведения: на себя или на социальное окружение). В результате нам удалось получить целостную структурнодинамическую модель Я-концепции, которая представлена на рис.1.

Проведенный анализ научных подходов в рассматриваемой области позволяет уточнить определение Я-концепции как динамической аутоустановочной и регулятивной системы личности, включающей: а) осознание своих физических (телесных и ценностных), социальных, интеллектуальных, духовных свойств, смыслов своего существования во временной протяженности жизни (образ Я); б) ценностное отношение к этим свойствам (самооценку); в) готовность к поведению и социальному взаимодействию в соответствии со сформировавшимся локу-сом субъективного контроля.

Изучение психологических, и особенно личностных, последствий боевой травматизации, в отличие от изучения Я-концепции, вряд ли можно отнести к популярным темам психологических исследований.

АСПЕКТЫ

МОДАЛЬНОСТИ

Я-РЕАЛЬНОЕ •Образ Я •Самооценка •Тенденции поведения

Я-ИДЕАЛЬНОЕ

•Образ Я •Самооценка •Т енденции поведения

Я-ЗЕРКАЛЬНОЕ •Образ Я •Самооценка •Тенденции поведения

НАСТОЯЩЕЕ 1 МОДУСЫ г

ПРОШЛОЕ

ЭКСТЕРНАЛЬНОСТЬ

БУДУЩЕЕ

Рис. 1. Структура Я-концепции

Можно условно выделить шесть четко выделяющихся и относительно самостоятельных научных подходов в этой области: органический (Э. Лейден, Дж. Риглер, О. Шварц. Дж. Эрикшейн, В. Эрб), аффективный (Б. Закс, Э. Крепелин, Г. Оппенгейм, Х. Пейдж, Ж.-М. Шарко, А. Штрюмпель, А. А. Кучер, А.В. Крохмалев, В. А. Мисюра, И.В. Соловьев), когнитивный (А. Бек, Т. Грининг Р. Лазарус, Г. Эмери, Р. Янофф-Булман, Н.Г. Осухова), психодинамический (А.Г. Горовиц, Д. Калшед, З. Фрейд, О. Фенихель, Э. Эриксон, Ф.В. Бассин, Н.В. Тарабрина, В.А. Агарков, Ю.В. Быховец, Е.С. Калмыкова,

A.В. Макарчук, М. А. Падун, Е.Г. Удачина, З.Г. Химчян, М.М. Решетников,

B.Е. Рожнов и М.А. Рожнова, Н.Е. Шаталова, А.И. Щепина), нозологический

(А.В. Булгаков, Е.В. Митасова, В.А. Гиляровский, Т.И. Гольдовская,

B.А. Горовой-Шалтан, И.А. Залкинд, Н.Ф. Дементьева, А.А. Дыскин, О.Н. Коржиков, Е.К. Краснушкин, С.В. Литвинцев, Е.В. Снедков, А.М. Резник,

C.В. Михалев, В.А. Могилев, А.М. Свядощ, С.Н. Пузин, Э.И. Танюхина), лично-

2 3

стный (П.П. Иванов , А.Г. Караяни, В.И. Кутьинов , М.Ш. Магомед-Эминов, А.М. Самарин, А.А. Султанова, М.М. Тавакалова и др.).

В большинстве рассмотренных подходов последствия физической травма-тизации рассматриваются как «слом», «пробой» психики человека и преимущественно ее психофизиологические последствия. При этом наиболее глубокие и драматические негативные трансформации личности и методы их психологической коррекции (преодоления внутренней дезинтеграции, рассогласованности, конфликтности, временной и каузальной дезориентированности) остаются, по существу, за рамками психологических исследований.

Специфика современного этапа и ближайших перспектив развития нашего общества делает актуальным и адекватным личностный подход к оказанию психологической помощи инвалидам боевых действий с неблагоприятными структурно-функциональными и временными изменениями - дезорганизацией - Я-

4

концепции .

Сравнение научных представлений о характере влияния физической и психической травм на внутренний мир и социальную активность личности обусловил выбор нами в качестве рабочей модели «личностный» подход к пониманию психической травмы в интерпретации М.Ш. Магомед-Эминова5. В этом подходе психическая травма рассматривается как дезинтеграции и дезориентация личности, ее внутренняя работа, связанная с установлением идентичности.

Теоретико-методологический анализ проблемы нашего исследования позволил сформулировать, а в последствии эмпирически подтвердить, что дезорганизация Я-концепции инвалидов боевых действий представляет единство процессов: 1) дефрагментации и дезинтеграции ее внутренней структуры и критического обострения конфликтов между Я-реальное и Я-идеальное, Я-реальное и Я-зеркальное, Я-физическое и Я-реальное; практического подавления Я-реального искаженным Я-зеркальным; 2) временной дезориентации личности, критического сокращения Я-будущего, заполнения Я-настоящего травматическим и посттравматическим Я; 3) блокирования важнейших функций Я-концепции, прежде всего функций поддержания целостности личности и регулирования социального поведения; 4) усиления экстернальной тенденции личности, выраженной постепенной утрате себя как субъекта своей жизнедеятельности.

Осуществленное нами комплексное многомерное исследование Я-концепции 124 инвалидов боевых действий в Афганистане и Чеченской республике, с использованием методов качественного и количественного, идиографиче-ского и номотетического анализа позволило выявить специфику перечисленных

деформаций, выделить их основные факторы (темпоральность, каузальнсть, конфликтность, активность) и, на основе их конфигурации - типы Я-концепций инвалидов - «Созидательная», «Разрушительная», «Застрявшая», «Потребительская».

ИНТЕРНАЛЬНОСТЬ

/ Тип 2 - интернал, ориентированный на прошлое («Разрушительная» Тип 1 - интернал, ориентированный на будущее («Созидательная»

ПРОШЛОЕ НАСТОЯЩЕЕ БУДУЩЕЕ

Тип 4 - экстернл, ориентированный на прошлое («Застрявшая» \ г Тип 3 - экстернал, ориентированный на будущее («Потребительская» /

ЭКСТЕРНАЛЬНОСТЬ Рис. 2. Типология Я-концепций инвалидов боевых действий

«Созидательная» Я-коштепттия («трансгресировавшая», по терминологии М.Ш. Магомед-Эминова) нацелена на достижение целей, относящихся к будущему (формулируется в терминах «я - будущий юрист, преподаватель, отец, дедушка и т.п.), созидание своей жизни и личности. Инвалиды, попавшие в эту группу имеют в подавляющем большинстве случаев интернальный локус субъективного контроля. Это видно не только по результатам методике «Уровень субъективного контроля», но и по стилю формулировок, описывающих его жизнедеятельность (я был, я поехал, я сделаю, мне не удалось, я не смог и т.д.). В этих формулировках проявляется и деятельностный, активный характер Я-образа. Разрыв между Я-реальным и идеальным здесь невелик, так как за счет высокой самооценки Я-реальное достаточно высоко. Я-реальное по существу постоянно перерастает, развертывается в Я-идеальное. Вследствие этого конфликта между данными модальностями не происходит. У человека с таким типом Я-

концепции «внутреннее убежище» - это активная деятельность. Он преодолел позицию травмированного, выжившего и осуществил трансгрессию - выход за пределы жизненной ситуации, связанной с психической травмой.

Пример. Инвалид боевых действий в Афганистане Х.Л. Возраст 56 лет. Ампутация правой ноги. Срок травмы 16 лет. Считает, что прожил интересную и полнокровную жизнь. О травме не говорит, но демонстрирует ее с шутками, иногда повергая «в шок» участников социально-психологического тренинга в ЦВТ «Русь». Активно занимается общественной деятельностью, улучшением жилищных условий, строительством гаража. Главной жизненной целью считает воспитание внуков. Настойчиво показывает фотографии внуков, рассказывает о том, как делает из них «людей». По результатам опроса по методике «Кто я?» Я-реальное и Я-идеальное не конфликтуют. Желаемыми достижениями считает «научиться управлять эмоциями». Среди его основных ценностей - общественная работа в организации инвалидов боевых действий, рыбалка, занятия с внуками. В тесте «Рисунок человека» нарисовал целого мужчину.

«Потребительская» Я-концепция («транзитная») характеризуется направленностью ее в будущее и настоящее. Однако эта направленность носит пассивный характер. Человек надеется, что социальное окружение возместит ему утраты, по достоинству оценит его жертвенность. Это проявляется в том, что формулировки Я-образа делаются в «пассивных» выражениях («мне причитается, положено», «опять не дадут», «я получу» и т.д.). Эти формулировки и результаты тестирования указывают на преобладание экстернального уровня субъективного контроля. Вследствие того, что Я-реальное насыщено негативным Я-социальным, а Я-идеальное Я-будущим-социальным, то между ними возникает выраженный конфликт. Этот конфликт ведет к тому, что Я-реальное становится по существу мифическим и приближается к Я-фантастическому. Человек живет в мире фантазий и надежд для реализации которых ничего не предпринимает. Фантазии и становятся его «внутренним убежищем».

Пример. Инвалид боевых действий в Афганистане Вал. Возраст 48 лет. Ампутация левой руки. Срок травмы 17 лет. Пассивен, принимает участие в тренинговой работе лишь «по очереди» и по просьбе ведущего. Скептически относится к процедурам тренига. Выражает сомнение в их полезности. Считает, что «психологи решают свои задачи. Поизучают нас и бросят». Говорит о том, что лучше бы «помогли ему материально». Считает, что окружающие никогда не будут хорошо относиться к инвалидам, так как брезгают ими и боятся «заразиться несчастьем». Говорит о том, что общество должно по достоинству оценить его самоотверженное служение ему. Свое возможное благополучие связывает с приходом к власти коммунистов.

По результатам опроса по методике «Кто я?» не доволен своим Я-реальным. Считает, что лучше быть «посмелее и порезче». Этих качеств ему, по-видимому, не хватает, чтобы чувствовать себя комфортнее в недружественном социальном окружении. Его «убежищем» дли-

тельное время являлся алкоголь. В тесте «Рисунок человека» схематически нарисовал человека (пол и возраст определить трудно).

«Разрушительная» Я-концепция («транзиная») отличается направленность в военное прошлое и заполнено Я-прединцедентальным и Я-инцедентальным. Она все время направляет индивида в прошлое, которое признается ценным («лучшим, что было в жизни»), настоящим, правильным, значимым Субъект такой Я-концепции часто является «волком войны», постоянно «мигрирующим» по горячим точкам (порой несмотря на наличие инвалидности). Такая Я-концепция разрушает личность, «изымает» ее из настоящего, превращает в фантом. Я-реальное здесь почти совпадает с Я-идеальным, так как индивид постоянно находится в своей мечте. Я-концепция носит действенный, активный характер. Однако эта активность часто не носит социально полезного характера. Его психологическим «убежищами» становятся агрессивность, жестокость и месть.

Пример. Инвалид боевых действий в Чеченской республике Вл. 26 лет. Тяжелое ранение правой стопы. Срок травмы 3 года. В работе тренинговой группы принимает активное участие. Постоянно приводит примеры из боевой жизни. Заинтересовался рассказом ведущего

о французском иностранном легионе. Заявил о том, что с удовольствием «поработал бы в нем». Считает время, проведенное в зоне боевых действий - лучшим этапом в своей жизни, а боевых товарищей - лучшими из людей, которых встречал в жизни. С удовольствием показывает фотографии отражающие его участи в боевых действиях. Полагает, что чеченская кампания не последняя. В связи с этим целенаправленно готовит себя и «своих пацанов» к «настоящим делам» ионии «еще покажут «чехам», где раки зимуют». Результаты заполнения анкеты «Кто я?» показали, что Вл. полностью доволен собой, таким, какой он есть. Ценностями считает спорт, силу, мужскую честь. Говорит, что в минуты душевных кризисов ему помогают спорт и работа. В тесте «Рисунок человека» нарисовал четкий образ человека в камуфляже с автоматом.

«Застрявшая» Я-концепция («Я-концепция «уцелевшего») характеризуется направленностью в прошлое и отрешение от настоящего. Я-реальное здесь практически совпадает с Я-травматическим (инвалид постоянно переживает и проживает травму). Индивид отрешен от настоящего. Я-идеальное наполнено Я-предтравматическим-социальным и, прежде всего чувством «вины уцелевшего». То есть инвалид постоянно вспоминает о том, «каким счастливым было прошлое», «какими добрыми и порядочными были люди», «какими нормальными были законы». Здесь проявляется экстернальный уровень субъективного контроля и пассивность Я-концепции. Такая Я-концепция «подталкивает» своего носителя к участию во «встречах» с прошлым, делая его завсегдатаем встреч ветеранов, реабилитационных программ (опять же ради встреч), борцов «за счастливое прошлое» в составе политических и общественных движений. Конфликт между

Я-реальное и Я-идеальное достигает максимальной силы. «Я пожертвовал собой ради счастливого прошлого, а в настоящем и будущем это - не ценность». Его психологическими убежищами становятся воспоминания прошлого и критика настоящего.

Пример. Инвалид боевых действий в Чеченской республике Т. 42 года. Травма позвоночника (активности не мешает). После нескольких занятий в тренинговой группе заявил о том, что «не собирается заниматься чепухой» и, что лучшая реабилитация - «посидеть с друзьями за чаркой». Наблюдения и беседы с медперсоналом ЦВТ «Русь» показали, что Т. программу реабилитации не выполняет, почти ежедневно выступает инициатором застолий. Почти все они превращаются вечера памяти погибших сослуживцев. Страдает сильно выраженным чувством вины. Говорит о том, что «не уберег командира». Считает, что война «сломала ему жизнь», и «если бы он отказался ехать в Чечню, то уже давно вышел бы из тюрьмы целым и здоровым». В анкете «Кто я?» преобладают негативные самохарактеристики, одна из которых - «я - трус». С окружающими ведет себя вызывающе, агрессивно. Среди ценностей отмечает дружбу и память. Является активным участником движения «Офицеры России».

Таким образом, из четырех описанных типов Я-концепций - три («Разрушительная», «Потребительская» и «Застрявшая») являются дезорганизованными. И лишь «Созидательную» Я-концепцию можно назвать сбалансированной, гармоничной.

Выделение типов Я-концепций инвалидов боевых действий позволяет видеть их не «серой массой», а в виде конкретных социально-психологических категорий, групп, отличающихся конкретными характеристиками, выделенными на основе избранной нами методологии исследования, выработанной теоретической модели Я-концепции, факторного анализа личностных черт инвалидов. Произведенная группировка выделенных факторов дает возможность формировать адекватные батареи диагностических методик, определять эффективные и адекватные типы Я-образов, разрабатывать действенные программы социальнопсихологической коррекции дезорганизованных Я-концепций инвалидов боевых действий.

Мы предположили, что психокоррекция должна осуществляться в направлении от дезорганизованных типов Я-концепции к «Созидательной» и, что наиболее эффективным способом преодоления личностной дезорганизации является социально-психологический тренинг, осуществляемый на специальных организационно-методических принципах.

Это предположение было проверено в ходе формирующего эксперимента, проведенного по экспериментальному плану для трех стратифицированных экспериментальных и одной контрольных групп с предварительным и итоговым

тестированием (тест - воздействие - ретест). Эксперимент проводился в рамках реабилитационной акции «Память и милосердие» в период с 4 по 25 ноября 2004 года и в ноябре 2006 года в Центре восстановительной терапии «Русь».

В качестве зависимой переменной в эксперименте выступила сбалансированность Я-концепции инвалида боевых действий, операционализированная в целостности ее структуры, временной (темпоральной) целостности и интерналь-ных аутоустановках инвалида.

Независимая переменная в эксперименте была представлена в виде взаимосвязанных процедур социально-психологического тренинга, основанного на психокоррекционных принципах.

Из 124 инвалидов боевых действий, с помощью батареи диагностических методик, в 3 экспериментальные группы были выбраны 42 человека, с выраженной дезорганизацией Я-концепции (12 чел. - с «Разрушительной», 14 чел. - с «Застрявшей» и 16 чел. - с «Потребительской») и 6 человек с «Созидательной» Я-концепциями). Среди членов экспериментальной группы были инвалиды с ампутациями нижних и верхних конечностей, черепно-мозговыми травмами, травмами позвоночника. Контрольная группа составляла 42 инвалидов боевых действий в Афганистане (25) и Чеченской республике (17) с травами, идентичными членам экспериментальных групп.

В каждой группе было спланировано и проведено 9 занятий по 4 часа каждое (общий объем времени на занятия - 36 часов).

Дезориентированный темпоральный модус (временная направленность) инвалидов корректировались с помощью психотехнических процедур, «открывающих», инвалиду его жизненный путь в всей его целостности: «Рефлексия «линии жизни», «Сравнение жизненных линий», «Взгляд в будущее».

Коррекция экстернальной тенденции поведения осуществлялась с помощью психотехник, объективирующих ошибочную интерпретацию инвалидом роли и установок его социального окружения: «Сон в летнюю ночь», «Меня заставили» и др.

Конфликтность Я-образов снималась приемами, порождающими конфронтацию между старыми, привычными социальными установками личности (в том числе и «на себя») и новыми («отраженными от группы»): «Визитка», «Вавилонский базар», «Ожидаю поддержки», «Мои коммуникативные качества», методиками купирования боли;

Я-концепция активизировались приемами, представляющими инвалиду возможность сравнить собственную жизненную активность с активностью инвалидов, сумевших преодолеть физическую и психическую травму: «Убеждение на примерах», «Чемодан в дорогу» и др.

Тренинг проводился в форме интенсивного курса, с соблюдением выработанных нами принципов: ресурсности группы, презумпции жалости, скрытого вспомоществования, гармонизации, жизневозвышения, «внутреннее через вне-шенее», интернализации и плацебо.

Результаты тренинга показали, что по всем направлениям психокоррекции Я-концепций инвалидов в экспериментальных группах достигнуты статистически значимые изменения по всем направления психокоррекции, зафиксированные с помощью методик: «Личностный дифференциал», «Кто Я?», «Линия жизни», «Уровень субъективного контроля», «Ситуации из жизни человека с ограниченными возможностями» и ряда игротехничских метдик.

Для расчета уровня значимости позитивных изменений был использован U-критерий Манна-Уитни. Соотношение средних значений U-критерия для экспериментальных и контрольной групп позволяет констатировать, что рабочая гипотеза нашла свое экспериментальное подтверждение: СПТ является эффективным средством личностного роста инвалидов - участников войны.

В заключение, опираясь на практическую значимость полученных результатов, сделаем ряд выводов.

1. Выявленные особенности и типы Я-концепции инвалидов боевых действий должны учитываться при оказании им психологической помощи в центрах восстановительной терапии и реабилитации.

2. Предложенные «щадящие», игровые методы выявления типа Я-концепции инвалида боевых действий позволяют преодолеть исходное сопротивление инвалидов длительным диагностическим процедурам, и получать валидную и надежную информацию о состоянии их внутреннего мира, согласованности или разбалансированности Я-образов.

3. Апробированная программа социально-психологического тренинга, система ее методического, организационного и этического обеспечения могут использоваться для коррекции Я-концепции инвалидов боевых действий, как в стационарных условиях реабилитационных центров, так и в амбулаторной схеме реабилитации.

1 Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М.: Прогресс. 1986.

2 Иванов П.П. Социально-психологическая реадаптация инвалидов боевых действий. Дис. ... канд. психол. наук. М., 2004.

3 Кутьинов В.И. Социальные стереотипы об инвалидах как фактор регуляции системы отношений их отношений. М., 2004.

4 См.: Волобуева Ю.М. Тренинг в коррекции Я-концепции раненых и инвалидов войны // Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3 Всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003 г.: В 8 т. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. Т. 2. С. 169 - 174; Воло-буева Ю. М. Социально-психологический тренинг как средство коррекции Я-концепции раненых и инвалидов войны // Психологическая реабилитация участников боевых действий. М.: Воен. ун-т, 2003; Волобуева Ю.М. Психологические особенности Я-концепций инвалидов боевых действий как субъектов образовательного процесса // Инновации в образовании. 2007. № 4.

5 Магомед-Эминов М.Ш. Экстремальная психология: В 2 т. М., 2006. Т.2. От психотравмы к психотрансформации.