3. БэндлерР., Гриндер Б. Структура магии. - СПб., 1996.

4. Гейвин К. Когнитивная психология. - СПб., 2003.

5. ЛебедеваН. М., ИвановаЕ. А. Путешествие в Гештальт: теория и практика. - СПб., 2004.

6. МакМаллин Р. Практикум по когнитивной терапии. -СПб., 2001.

7. Новодержкин Б. А., Романенко О. К. Гештальт-терапия // Приложение № 1 к Журналу практического психолога. - М., 1997.

8. Преступность и правонарушения (2001-2005): стат. сб. - М., 2006.

9. Третьяков О. Е Метафорическое внушение как способ психологического воздействия на фигуранта // Психопедагогика в правоохранительных органах. - 1997. - № 2(6).

10. Третьяков О. Е. Вербальный сбор информации и речевое воздействие в процессе профессионального общения // Информатизация и информационная безопасность правоохранительных органов. - М., 2004.

11. Третьяков О. Е. Профессионально-психологическая подготовка сотрудников ОВД к действиям в экстремальных ситуациях // Коллектив авторов. Специфика психологической работы в экстремальных ситуациях: монография. - М., 2005.

12. Третьяков О. Е. Речевые коммуникации: Вербальный сбор информации: учебно-методическое пособие. - Саратов, 2003.

13. Федоров А. П. Когнитивно-поведенческая психотерапия. - СПб., 2002.

14. Франкл В. В борьбе за смысл. - М., 1991.

15. ЧевердюкЛ. Н. Психологическое обеспечение переговорного процесса в условиях захвата заложников: учебнометодическое пособие. - Домодедово, 2004.

16. Эллис А., Драйден У. Практика рационально-поведенческой терапии. - СПб., 2002.

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД ВЫЯВЛЕНИЯ СКРЫВАЕМОЙ ИНФОРМАЦИИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПОЛИГРАФА В ЦЕЛЯХ КАДРОВОГО ОТБОРА: ВОПРОСЫ ИСТОРИИ, ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Ю. В. Романенко

Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского Начиная с первой половины XX в. в США, Канаде, Израиле, Японии и др., в последнее время и в России как в силовых структурах, так и в сфере бизнеса при проверке кадров все шире находит свое применение психофизиологический метод выявления скрываемой информации с использованием полиграфа.

Применение этого метода в ходе отбора кадров при найме на работу, впервые начатое американскими предпринимателями еще до второй мировой войны и внедренное после войны в практику деятельности спецслужб и органов правопорядка, доказало эффективность и практическую полезность проверок на полиграфе.

Помимо силовых структур общество располагает обширной инфраструктурой своего жизнеобеспечения, отдельные отрасли которой связаны с использованием государственной тайны, эксплуатацией опасных производств, особо важных или режимных объектов. Понятно, что на-

рушение нормального функционирования таких отраслей создает угрозу безопасности государства и благополучию широких слоев населения. Персонал для этих отраслей требует не меньшей строгости отбора и контроля, чем представители силовых ведомств. Однако перечисленным не исчерпывается «зона риска», требующая особого порядка отбора нанимаемого на работу персонала.

Нуждается в защите деятельность крупного, среднего и малого бизнеса, который заинтересован в охране своих коммерческих интересов, в частности коммерческой и банковской тайны. Необходимость внимательного отбора кадров особенно актуальна в тех сферах предпринимательства, где высок риск краж, подлога и обмана, имеются большие материальные ценности. Очевидно, что любой предприниматель стремится иметь в своем распоряжении квалифицированных, надежных сотрудников и не желает видеть среди них тех, кто в будущем может создать угрозу его коммерческому предприятию.

Трудовой кодекс Российской Федерации (далее - ТК РФ) предоставляет работодателю право осуществлять отбор нанимаемого на работу персонала и прямо указывает, что «не являются дискриминацией установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями, установленными федеральными законами...» (ч. 3 ст. 3).

На необходимость проведения отбора работников указывает также п. 11 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, согласно которому Закон дает работодателю право расторгнуть трудовой договор в случае предоставления работником работодателю подложных документов или заведомо ложных сведений при заключении трудового договора. Очевидно, что работодатель, чтобы не доводить дело до конфликта и расторжения в последующем трудового договора по указанной причине, вправе применить любые, не противоречащие этическим нормам доступные средства для повышения качества отбора кадров, в том числе и опрос с использованием полиграфа.

Принятый летом 2004 г. Федеральный закон «О коммерческой тайне» существенно расширил правовую основу применения проверок на полиграфе при защите коммерческих интересов предприятий различных форм собственности. В частности, введя в действие «режим коммерческой тайны», этот Закон предоставил обладателю информации, составляющей коммерческую тайну, право «определять порядок и условия доступа к этой информации» (ч. 3 ст. 7), устанавливать систему «контроля за соблюдением такого порядка» (п. 2 ч. 1 ст. 10) и применять в этих целях при необходимости любые, «не противоречащие законодательству Российской Федерации меры» (ч. 4 ст. 10). При этом Федеральный закон «О коммерческой тайне» прямо указал, что «в целях охраны конфиденциальной информации работник обязан выполнять установленный работодателем режим коммерческой тайны» (п. 1 ч. 3 ст. 11).

Таким образом, наше законодательство предоставляет работодателю возможности применения различных методов и способов, в том числе и опрос с использованием полиграфа, для повышения качества и эффективности системы по отбору и сортировке кадров.

Чтобы лучше понять суть и результативность психофизиологического метода выявления скрываемой информации с использованием полиграфа в работе с кадрами необходимо обратиться к истории его возникновения и развития.

«Полиграф» представляет собой медико-биологический прибор, служащий для одновременной регистрации нескольких психофизиологических параметров человека в момент ответа на сформулированные специ-алистом-полиграфологом вопросы в рамках определенной темы. В средствах массовой информации полиграф порой неверно называют «детектором лжи». Но « .никакую ложь или правду сам по себе полиграф выявить не может» (7, 11), так как он фиксирует уровень взволнованности человека в момент ответа на какой-либо вопрос, но не позволяет выяснять причину подобного волнения. И вызвано ли эмоциональное напряжение испытуемого в момент опроса ложью или каким-либо другим фактором - дело компетентности, опыта полиграфолога, но не самого прибора. Тем не менее исторически сложилось, что с помощью проверок на полиграфе пытаются выяснить: ложь или правду говорит человек.

Ложь и правда - взаимно исключающие понятия, появление которых обусловлено необходимостью коллективного общения людей. На заре первобытнообщинного строя, когда каждый член общины должен был выполнять определенную полезную работу для племени, «эффективность» его деятельности определялась тремя факторами: умением и физической подготовкой, личным желанием (уровнем мотивации), а в экстремальных условиях - элементами смелости (трусости) (2, 58).

В племенных общинах добросовестность деятельности отдельных членов племени определял вождь племени. Элементы трусости, приведшие к гибели членов племени, карались смертью или изгнанием из племени, что в итоге было одним и тем же. Жестокость наказания заставляла провинившегося использовать все средства для своей защиты, включая ложь. Вот тогда и возникла необходимость дифференцировать ложь и правду. Таким образом, потребность в «детекторе лжи» возникла тогда, когда коллективная деятельность стала реальностью, когда судьба одного человека стала зависеть от добросовестности другого.

В глубокой древности на Востоке в качестве «детектора лжи» широко использовалась рисовая мука. В основе данного метода лежали наблюдения древних, заметивших, что в момент сильного страха во рту человека прекращается выделение слюны. Для оценки этого состояния в рот подозреваемого вкладывалась рисовая мука, и если через определенное время она оказывалась сухой, то подозреваемого считали виновным. Данное «техническое средство» являлось более совершенным для выявления «лжи», чем субъективная оценка вождя племени.

Аналогичным по своей сути являлось испытание, применявшееся в древней Индии, когда «подозреваемому называли нейтральные и критические слова, связанные с деталями преступления. Человек должен был отвечать первым пришедшим ему в голову словом и одновременно тихо ударять в гонг. Было отмечено, что ответ на критическое слово сопровождался более сильным

ударом» (8, 11). Упоминания о подобных процедурах встречаются у разных народов, живших в разные времена и в разных частях света. Известно, что такие испытания практиковались, например, в средневековой Англии и, пережив века, встречались в изолированных культурах примитивных племен еще в середине XX столетия.

Более «информативным» был «детектор лжи» с использованием осла. Процедура «тестирования» заключалась в следующем. В полутемном помещении привязывали осла, предварительно смазав ему хвост краской. Подозреваемому давалось задание: зайти в помещение и погладить осла по хвосту. Если осел закричит - значит «обследуемый» виновен. Создатели данного «детектора лжи» были убеждены, что человек, совершивший преступление, побоится гладить осла, чтобы он не закричал, и не тронет его, следовательно, руки будут чистыми.

Жестокий способ дифференциации правды и лжи с целью дифференцировать людей по каким-либо параметрам использовали в древней Спарте. Спартанские юноши, прежде чем попасть в специальные школы, проходили определенный отбор. Юношу ставили на скале над обрывом и спрашивали, боится ли он. Ответ всегда был отрицательный. Но правду или ложь сказал опрашиваемый субъект, определяли по цвету лица. Если юноша был бледен - то он лгал. Данный тип реакции, по убеждению спартанцев, говорил о том, что юноша в бою не может быть ловким и сообразительным, и его сбрасывали со скалы. Многолетние наблюдения помогли спартанцам сделать справедливый вывод: человек, бледнеющий от страха, не может быть хорошим воином.

В Древнем Риме этим же методом отбирали телохранителей. Кандидату задавали провокационные вопросы. Если он краснел, его брали в охрану. Считалось, что если человек краснеет при предъявлении ему провокационных вопросов, он не будет участвовать в заговорах.

Как видим, уже давно перед людьми встала проблема соответствия профессиональных и личных качеств людей занимаемому ими социальному положению, профессии, для чего и применялись различные психологические, физические способы отбора, в том числе учитывалась, пусть на достаточно примитивном уровне, психофизиология человека, т. е. отображение психических процессов на характер физиологического состояния: бледность, возникающая в состоянии страха, покраснение из-за чувства стыда и т. д.

В африканских племенах при определении «виновного» использовали свой, определенный метод. Колдун совершал танец вокруг подозреваемых, интенсивно обнюхивая их, и по интенсивности запаха тела делал заключение, кто из «подозреваемых» виновен в совершении расследуемого преступления (2, 59).

Исторические хроники и литературные памятники свидетельствуют, что для уличения лжецов и выявления истины были выработаны более сложные ритуалы и изощренные ордалии (т. е. «суды божьи»).

Например, составленное в XI в. при князе Ярославе Мудром первое собрание гражданских уставов Древней Руси, получившее название Русской Правды, разрешало применение ордалий в тяжбах между гражданами, указывая, что «истец может... требовать, чтобы от-

ветчик оправдался испытанием железа... а ежели иск стоит менее полугривны... то испытывать водою».

Комментируя средневековый свод российских законов, историк Н. М. Карамзин отмечал, что «древние россияне, подобно другим народам, употребляли железо и воду для изобличения преступников - обыкновение безрассудное и жестокое... Обвиняемый брал в голую руку железо раскаленное или вынимал ею кольцо из кипятка, после чего судьям надлежало обвязать и запечатать оную. Ежели через три дня не оставалось язвы или знака на ее коже, то невиновность была доказана. Ум здравый. .. не могли истребить сего устава языческих времен... Народ думал, что богу легко сделать чудо для спасения невиновного; но хитрость судей пристрастных могла обманывать зрителей и спасать виновных» (4, 144).

Есть основания полагать, что подобные варварские методы установления истины были распространены не только на Руси, но и в иных государствах средневековой Европы: применение «судов божьих», в частности, было зафиксировано не только в древнерусском, но и в древнегерманском праве. Ордалии имели место также во внеевропейских культурах и сохранялись на протяжении веков: в начале XX столетия исследователи отмечали, что «еще сейчас встречаются ордалии... в Непале и у различных народностей Африки, например, в Сенегалии и в других местах» (5, 48).

Анализируя приведенные выше способы определения виновного, нетрудно заметить, что «дознаватели» прибегали к контролю за динамикой отдельных физиологических процессов (слюноотделение, двигательная активность рук, потоотделение). При этом требовалось наличие достаточно чувствительных регистраторов физиологических изменений в организме людей при прохождении ими испытания. Роль таких регистраторов как раз и выполняли горсть риса, специально подобранное яйцо с хрупкой скорлупой, гонг или что-либо иное.

Проблема обнаружения лжи находит свое отражение в воспоминаниях и трудах знаменитых людей прошлого. Так, в 1730 г. Д. Дефо опубликовал трактат, озаглавленный «Эффективный проект непосредственного предупреждения уличных ограблений и пресечения всяких иных беспорядков по ночам». В этом трактате великий романист обратил внимание на то, что «у вора существует дрожь (тремор) в крови, которая, если ею заняться, разоблачит его... Некоторые из них настолько закостенели в преступлении, что... даже смело встречают преследователя; но схватите его за запястье и пощупайте его пульс; и вы обнаружите его виновность» (8, 12). И хотя автор знаменитого «Робинзона Крузо» первым из европейцев предложил применить анализ пульса в целях борьбы с преступностью, сам принцип диагностики по пульсу уже был хорошо известен в кругу образованных людей того времени. В частности, выдающийся итальянский художник эпохи позднего Ренессанса Б. Челлини, вспоминая в мемуарах свое нежелание в юности заниматься музыкой и тревоги отца по этому поводу, описывал, что «когда он (отец) беседовал со мной о музыке, держа в руке мой пульс (потому что он имел некоторые познания в медицине и в латинской науке), то он чувствовал в этом самом пульсе, как только он принимался говорить о

музыке, такие великие перебои, что часто перепуганный... уходил от меня» (3, 48).

Несмотря на то что высказанное Д. Дефо предложение содержало плодотворную мысль, понадобилось почти полтора века, чтобы она начала приобретать свое материальное воплощение.

Только в конце XIX - начале XX вв. появляются аппаратурные методы для регистрации физиологии человека. В 1877 г., используя плетизмограф (инструмент для измерения кровенаполнения сосудов и изменений пульса), итальянский физиолог А. Моссо во время одного из экспериментов в клинике наблюдал, как у пациентки «...внезапно, без каких-либо видимых причин, возросли пульсации. Это поразило меня, и я спросил женщину, как она себя чувствует; ответ был “хорошо”... Я тщательно проверил прибор, чтобы убедиться, что все в порядке. Тогда я попросил пациентку рассказать мне, о чем та думала минуты две назад. Она ответила, что, рассматривая отсутствующим взором книжную полку, висевшую напротив, остановила свой взгляд на черепе, стоявшем среди книг, и была напугана им, так как он напомнил ей о ее болезни» (8, 12). Проведя серию экспериментов, А. Моссо пришел к мысли о том, что «если страх является существенным компонентом лжи, то такой страх может быть выделен» (8, 12) .

Эти идеи повлекли за собой проведение исследований с применением примитивных устройств, направленных на обнаружение скрываемой человеком информации и практически ознаменовали рождение новой отрасли науки - психофизиологии. Главенствующая роль в становлении метода обнаружения лжи через анализ физиологического состояния человека принадлежит итальянскому криминалисту Ч. Ломброзо.

В 1895 г. доктор медицины Ч. Ломброзо опубликовал второе издание своей книги «Преступный человек» (“Ь”Ношше СпшшеГ), где был изложен первый опыт практического применения психофизиологического метода «детекции лжи» для выявления лиц, совершивших преступления. В книге описан случай, когда криминалист, используя примитивный лабораторный прибор -гидросфигмограф, во время проверки подозреваемого не обнаружил заметных изменений в артериальном давлении при вопросах об ограблении, но было отмечено падение давления, когда речь зашла о хищении паспортов. Опираясь на эти данные, Ч. Ломброзо, как выяснилось позднее, правильно установил, что подозреваемый непричастен к ограблению, в ходе которого было похищено 20 тыс. франков, но виновен в краже паспортов и прочих документов.

В первые годы XX в. аппаратурный метод «детекции лжи» привлек определенное внимание некоторых ученых в различных странах, однако выполненные

Ч. Ломброзо первые опыты прикладного применения этого метода на протяжении двух десятилетий оставались уникальными и не находили последователей. Метод погрузился в «инкубационный период» лабораторных изысканий.

И только в XX в. применение полиграфа стало получать все большее распространение благодаря Л. Килеру, который сыграл решающую роль в развертывании психофизиологического метода выявления скрываемой

информации в США. Он сконструировал первый полиграф - «детектор лжи», специально предназначенный для выявления у человека скрываемой информации (1933 г.), разработал первую методику проверки с помощью «детектора лжи» (1935 г.), основал первую фирму для серийного выпуска этих приборов и первую школу по подготовке специалистов в данной области (8, 15). Именно Л. Килеру принадлежит приоритет внедрения полиграфа в систему отбора кадров и профилактику правонарушений в сфере бизнеса.

Первое упоминание о применении детектора лжи для зашиты коммерческих интересов относится к 1923 г. Американский специалист по использованию полиграфа Б. Ларсон по заявке хозяев ряда магазинов провел обследование 38 сотрудников колледжа, живших в одном общежитии, чтобы определить, кто из них крадет товар из магазина. Результаты проверки одной из девушек вызвали подозрение. После предъявления итогов тестирования девушка призналась, что систематически крала книги, одежду, что составило сумму более 500 долларов США (2, 62).

К концу 30-х гг. в США три фирмы наладили серийный выпуск «детекторов лжи», около сотни полицейских подразделений в двадцати восьми штатах страны активно использовали эти приборы в своей работе, а десятки банков и коммерческих фирм северных штатов внедрили полиграф для проверки персонала при найме на работу и в ходе служебных разбирательств.

С началом Второй мировой войны Американское психологическое общество предпринимает специальное исследование для оценки надежности применения проверок на полиграфе в интересах государства. Проведя тщательный анализ достигнутого на тот момент уровня развития «технологии» проверок на полиграфе и практики применения этого метода в правоохранительных целях и в бизнесе, исследовательский комитет констатировал, что «методы детекции лжи разработаны в достаточной мере, существуют необходимые технические средства и имеется в наличии определенное число хорошо подготовленных специалистов. Из перечисленных трех факторов наиболее важным является человеческий, так как именно от него зависит успех или неуспех усилий по детекции лжи» (8, 15).

В итоге применению этого метода в интересах государственных органов США был дан «зеленый свет», и в начале 40-х гг. он стал применяться в целях защиты государственной тайны. «Детектор лжи» был применен для проверки персонала, работавшего над созданием атомной бомбы в исследовательском центре Оук-Ридж. Эти проверки на полиграфе выполняли (по контракту) специалисты одной из частных фирм.

В годы Второй мировой войны американская армия уже располагала группой полиграфологов. В конце войны перед армейскими полиграфологами была поставлена важная задача по проверке 274 немецких военнопленных, выдвигавшихся на высшие полицейские должности в послевоенной Германии. Команда из семи опытных полиграфологов при проверке устанавливала принадлежность к нацистской или коммунистической партии, участие в саботаже или диверсиях, службу в СС или гестапо, совершение серьезных преступлений и пр.

Результаты показали, что 156 человек (57,0%) пригодны к выдвижению на руководящие посты. Относи-

тельно восьми проверявшихся (3,0%) мнения специалистов разошлись, а остальные 110 кандидатур (40,0%) было рекомендовано отклонить. Из числа последних были выявлены и сознались в принадлежности к нацистской партии, СС или гестапо 27 человек (в том числе и казначей этой партии середины 30-х гг.), в принадлежности к германской компартии - три человека и т. д.

Результативность проверок на «детекторе лжи» не осталась незамеченной, и этот метод стал активно внедряться в деятельность силовых структур США. Созданное в 1947 г. Центральное разведывательное управление (ЦРУ) США стало использовать полиграф в ходе своих специальных операций, а также при отборе кадров. К концу 40-х гг. проверке на «детекторе лжи» подвергались все без исключения лица, поступавшие на службу в ЦРУ С 1948 г. американская армия начала готовить кадры полиграфологов в открывшемся в том же году Институте Л. Килера (г. Чикаго) - единственном в стране учебном заведении данного профиля.

Для нашей страны знаменателен факт исследований в области обнаружения скрываемой информации психологом А. Р. Лурия (позднее - академик АПН СССР). Он усовершенствовал весьма популярный в экспериментальной психологии тех лет ассоциативный метод. В 1923 г. в специальной лаборатории при Московской губернской прокуратуре он применил разработанный метод для выявления скрываемой информации у лиц, совершивших тяжкие преступления. Но эти исследования были приостановлены Генеральной прокуратурой как антинаучные.

Негативное отношение к проверкам на полиграфе, сформировавшееся в предвоенные годы, не основывалось на каких-либо научных данных (скорее, наоборот, формировалось вопреки им) и было обусловлено всецело конъюнктурными мотивами. При этом полагалось очевидным «ошибочное представление» о том, что можно сделать «заключение по физическим симптомам о мимолетном умственном процессе, сопутствующем лжи» (6, 119-120).

В послевоенные годы применение полиграфа осуществлялось только в рамках деятельности КГБ СССР: в 1975 г. было создано специальное подразделение по прикладному применению психофизиологического метода «детекции лжи» по приказу Председателя КГБ Ю. В. Андропова.

Для обеспечения безопасности предпринимательства и ротации кадров полиграфное тестирование стало применяться в 1993 г. Первыми пользователями стали некоторые московские частные охранные предприятия и коммерческие банки.

В настоящее время в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске и других городах сформировался круг коммерческих фирм, корпораций и банков, которые на постоянной основе применяют полиграф как средство профилактики возможных правонарушений на рабочем месте, т. е. проверки нанимаемого и работающего персонала. По свидетельству президента охранно-сыскной ассоциации “Lions” С. Степнова, при отборе кандидатов на какую-либо должность «последние вопросы (является ли кандидат “внедренным” сотрудником другой фирмы, были ли у него сложности на предыдущем мес-

те работы, зависим ли он от алкоголя и пр.) задает не руководитель фирмы, а оператор полиграфа» (1, 58-59).

Приведенный здесь исторический экскурс в историю использования полиграфа для решения кадровых проблем позволяет сделать вывод, что применение проверок на полиграфе имеет научно-историческую основу. Перед человечеством всегда стояли задачи обезопасить жизнь и деятельность людей от случайностей, порочных или непрофессиональных работников, что побуждало к изучению человека и его свойств и использованию этих познаний для обеспечения безопасности и стабильности деятельности. Исходя из изложенного становится понятным, почему современные коммерческие предприятия и банки, в том числе в нашей стране, проявляют повышенный интерес к использованию полиграфа в работе: профессиональное применение данного психофизиологического метода выявления скрываемой информации служит надежным средством в решении широкого круга задач, когда требуется соблюсти чистоту кадров, предупредить возможные нарушения на рабочем месте. Тем более что законодательство на-

деляет работодателя полномочиями для принятия мер по отбору и сортировке кадров. Например, в ст. 85 ТК РФ говорится о том, что работодатель вправе получить информацию о каждом конкретном человеке, необходимую ему в связи с трудовыми отношениями, так называемые «персональные данные работника».

ЛИТЕРАТУРА

1. Аккуратов И. Персональное дело. Как брать на работу людей, чтобы самому не оказаться безработным // Эксперт. -1996. - № 46.

2. Варламов В. А., Варламов Г В., Власова Н. М и др. Углубленные кадровые проверки. - М., 2003.

3. Жизнь Бенвенутто Челлини. - М., 1958.

4. Карамзин Н. М. Предания веков. - М., 1988.

5. Липпман О., Адам Л. Ложь в праве. - Харьков, 1929.

6. Полянский Н. Проблема «механизации» уголовного процесса в США // Сов. гос-во и право. - 1941. - № 1.

7. Холодный Ю. И. Полиграфы («детекторы лжи») и безопасность: справочная информация и рекомендации. - М., 1998.

8.ХолодныйЮ. И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений. - М., 2000.