ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ СТАНОВЛЕНИЕ СУБЪЕКТА В СОЦИОНОМИЧЕСКИХ ПРОФЕССИЯХ: СПЕЦИФИКА ФЕНОМЕНА ИЛИ НОВЫЕ ГРАНИ ПСИХОЛОГИИ?*

© В. А. Толочек

Толочек

Владимир Алексеевич

доктор психологических наук, профессор

ведуший научный сотрудник лаборатории психологии способностей им. В. Н. Дружинина

Институт психологии РАН

tolochek@psychol.ras.ru

В статье рассмотрены &ва аспекта проблемы профессионального становления субъекта в соииономи-ческих профессиях: прагматический и научный. Сформулированы основные тен&ениии в разрешении научного аспекта проблемы на современном этапе.

Ключевые слова: профессиональное становление, профессионализм, профессия, эволюция, периодизация, карьера, субъект, диада, триада.

ПРОБЛЕМА: На протяжении XX столетия феномены профессионального становления людей рассматривались преимущественно в сциетисткой традиции, на моделях социотех-нических профессий, в связи с успешностью и перспективой работы человека в рамках одной профессии и должности, ориентированно на исполнителя (рабочего, специалиста). На рубеже XX и XXI столетий, размышляя об эволюции профессионального становления субъекта (ПСС) в социономических профессиях (профессиях типа «Человек — человек», по Е. А. Климову»), мы должны признать возрастающую весомость фактора «понимания» человека человеком, важную и неоднозначную роль активности «других» в нашей биографии, необходимость различать и выделять этапы и зоны изменения позитивного влияния одного субъекта на другого на негативное, учиться выделять «точки бифуркации» в профессиональной эволюции.

* Исследование поддержано грантом РГНФ

ц 09-06-00199а

Можно выделить два аспекта актуальности проблемы — прагматический и научный. Прагматические аспекты, связанные с социономичес-кими профессиями, в последние два-три десятилетия становятся все более масштабными и многогранными:

• Со второй половины XX ст. в развитых странах занятость людей в сфере обслуживания и образования последовательно возрастает и сокращается в сфере материального производства. Соответственно увеличивается число и доля социономических профессий и число людей, в них занятых. Вместе с этим усиливается конкурентность в профессиональной среде, иначе — спонтанно порождаются новые системные свойства профессий, едва ли нейтральные по их влиянию на людей. В XX столетии социальная и профессиональная успешность специалиста и управленца определяется уже не только собственно профессиональными и личностными качествами, как ранее, но теперь и его умениями самопрезентации.

• Для многих профессий стала актуальной необходимость многократной профессиональной переподготовки в течение трудовой жизни человека, эффективность которой низка вне и без адекватных личностных изменений, без развития психологической и социально-психологической компетентности.

• Увеличение продолжительности жизни людей, уровня образования и профессиональной подготовленности сопряжено с возрастанием вариативности их профессиональной карьеры. Во второй половине XX столетия стали нормой неоднократные (5-7 раз и более) изменения людьми характера профессиональной деятельности (изменения специальности и профессии, места работы, типа карьеры и пр.), по-новому ставящие проблемы управления персоналом организаций, планирования карьеры, развития и использования человеческих ресурсов.

• В конце XX столетия стихийно сложилось устойчивое разделение подготовки субъектов: «узкопрофессиональной» — в рамках средних и высших учебных заведений и «коммуникативной» — в сфере коммерческих тренингов, что имеет множество издержек.

Научные аспекты актуальности затронутой проблемы рассмотрим более обстоятельно, выделив некоторые, наиболее очевидные из них.

1. На протяжении минувшего столетия имела место активная эволюция едва ли не всех профессий: изменение и усложнение технологий, исходных материалов и средств труда, появление новых специализаций, новых составляющих «дизайна работ» (Зеер Э. Ф., Климов Е. А., Пряж-ников Н. С., Романова Е. С., Толочек В. А., ШесЫ1ег Е., НоеЫ Е.и др.). Историческая эволюция профессий и форм организации труда не может не затрагивать параллельную и сопряженную с ними эволюцию человека-деятеля.

2. Возрастающая на протяжении XX столетия динамичность «внешних условий» жизни современного человека по-новому ставит тему «внутренних условий», через которые они «преломляются» (С. Л. Рубинштейн). Очевидно, что здесь можно и нужно различать как личностные инварианты, так и вариативные составляющие, обеспечивающие перманентную адаптацию человека к динамичной социальной среде. Процессы развития и стабилизации, сохранности личности и субъекта (Абульханова-Слав-

ская К. А., Анцыферова Л. И., Брушлинский А В., Знаков В. В., Сергиенко Е. А. и др.), понятно, не могут не быггь бесконфликтными. Но их сложная взаимная динамика только в последние годы начинает предметно рассматриваться на примере отдельных профессий (Безносов С. П., Бодров В. А., Орел В. Е., Maslach C., Jackson S. и др.).

3. Во второй половине XX столетия выкристаллизовались новые сферы деятельности, такие как маркетинг, реклама, НР, принципиально по-новому формирующие взаимодействия людей в сферах предложения товаров и услуг. С одной стороны, это постоянное, сильное и дифференцированное воздействие на потенциальных потребителей, с другой — значительное повышение роли и активности людей как субъектов-пользо-вателей, субъектов-потребителей, возрастание их активности не только в формировании видов и форм предлагаемых им услуг, но и в формировании самих сущностных свойств товаров и требований к компетенциям представителей сферы облуживания, их компетентности в разных областях (Бернет Дж., Мариарти С., Орлов А. С., Орлов В. И., Салмон Р., Якунина Ю. Е. и др.). Аналогичные изменения активности субъекта потребителя происходят и в других сферах — в образовании, здравоохранении, производстве оргтехники, в работе государственных органов и пр.

Другими словами, функционирование социономических профессий сопряжено с историческим возрастанием активности, роли, прав, возможностей воздействия второго взаимодействующего субъекта — подчиненного, ученика, клиента, пациента, заказчика, потребителя товаров и услуг на формы существования самих профессий, границ их пространства, траекторий и перспектив развития профессиональной сферы и даже самих субъектов-деятелей (Климов Е. А., Орлов В. И., Пряжников Н. С., Салмон Р., Толочек В. А., Якунина Ю. А. и др.). Новые отношения в системе «субъект-деятель — субъект-пользователь» фактически смещают, деформируют, усложняют и видоизменяют само «пространство профессиональной деятельности» субъекта-деятеля, траектории эволюции и профессии и профессионалов.

4. Активизация роли второго, пространственно и временно отдаленного субъекта совместной деятельности — субъекта-пользователя находит свое отражение в психологии, в частности, как расширение анализируемого учеными пространства профессиональной деятельности исполнителя. Новые измерения этого пространства включают представления потенциальных потребителей товаров и услуг — клиентов, посетителей, учащихся и др. — о «должном», их действенную активность по формированию этого «должного» — на выставках, презентациях, при социологических опросах. Согласно мнению ведущих специалистов, необходимость учета пожеланий субъектов-потребителей как в формах организации предлагаемых им услуг и товаров, так и в сущностных свойствах товаров и услуг, становится все более важным фактором развития как частных компаний, так и государственных организаций (Бернет Дж., Мариарти С., Салмон Р.).

Другими словами, новые измерения пространства профессиональной деятельности субъекта-деятеля необходимо включают личность и актив-

ность другого человека, представляющего другой полюс человеческой деятельности, длительное время игнорируемые наукой (Толочек В. А., Якунина Ю. Е. и др.), полюс уже не столько пассивного субъекта-потребителя, но точнее для новых исторических условий — выступающего уже как активный субъект-пользователь.

5. Выделим еще один важный аспект обсуждаемой комплексной проблемы. Функционирование субъекта в рамках социономических профессии сопряжено с расширением спектра его социальных ролей. Последнее наглядно проявляется, например, как возрастание числа функции управления руководителя, выделяемых учеными на протяжении XX в., и прежде всего — как усиление блока социально-педагогических и психологических функций и ролей (Журавлев А. Л., Зазыкин В. Г., Занковский А. H., Косов Б. Б., Кричевский Р. Л., Левин К, Ревенко H. В., Тейлор Ф., Файоль А., Фидлер Ф., Филиппов А. В., Haus R., Mitchell T., Minzberg H., Mocker R. J., Schein E. H., Tannenbaum R., Schidt W. H. и др.). На протяжении лишь одного столетия имело место заметное усложнение профессии управленца, становление в ней «тонких материй», средств и способов как прямого, так и косвенного воздействия на людей, средств и способов, ориентированных как на получение близкого и краткосрочного эффекта, так и отдаленных, отставленных по времени изменений. Если в середине XX столетия исключительно только в психотерапии рассматривались такие «тонкости», как различия феноменов «роста» и «развития» личности (Роджерс К. и др.), то в конце минувшего столетия целый спектр подобных феноменов стал объектом воздействия современного менеджмента. В этой сфере стали выделять и стремиться инструментально использовать такие организационные формы, как актуальный и потенциальный резерв на выдвижение, мобильный резерв, личные планы развития и т. п.

Тенденции усложнения профессии управленца еще часто рассматривают исключительно как позитивные процессы. Однако именно представители социономических профессий — руководители, менеджеры, обслуживающий персонал, работники правоохранительных органов и социальных служб, педагоги, медики — чаще и в большей степени подвержены профессиональным деструкциям и профессиональным деформациям личности (Безносов С. П., Зазыкин В. Г., Зеер Э. Ф., Маркова А. К., Орел В. Е., Maslach C., Jackson S и др.). Расширение социальных ролей и трудовых функций субъекта оказалось сопряженным с его личностными и профессиональными деформациями («психологическим выгоранием», «стрессами белых воротничков» и т. п.).

Очевидно, что здесь мы также можем констатировать порождение новых системных свойств в исторически усложняющейся системе «человек — профессия». Тонкая грань и баланс свобод и ограничений представителя социономической профессии легко разрушаемы. Следовательно, необходима дальнейшая разработка проблемы, а также технологий психологического сопровождения в кризисных ситуациях и коррекции поведения представителей этих профессий.

6. Изменения содержания и смысла труда в течение жизни человека, сопряженны со значительными изменениями личностных ценностей и смыслов на протяжении профессиональной карьеры, только в последней четверти XX столетия становится темой, приковывающей внимание ученых и практиков (Казакова О. А., Марков В. H., Льютенс Ф., Ньюстром В., Девис К., Синягин Ю. В., Frieling E., Sonntag K. H., Herzberg F., Mausner B., Snyderman B. B., Robbins R.).

7. Сопряженной с динамичностью смыслов и ценностей людей является проблема нестабильности личности высококвалифицированного профессионала. Если до 1980-х годов полюс высшего профессионализма подразумевался как желанный и почти беспроблемный, как цель профессионального и личностного развития человека, то в конце минувшего столетия ученые все чаще стали констатировать, что именно при безусловно позитивном отношении человека к профессии — увлеченности, преданности, мотивах служения делу и людям — часто фиксируются эмоциональное выгорание, деформации, деструкции, соматические и психические заболевания (Бодров В. А., Пономаренко В. А., Полунина О. А., Сиваш О. Н. и др.).

8. Новую и своеобразную проблему порождает историческое удлинение жизни и профессиональной карьеры людей, которое в сочетании с ростом уровня образования и профессиональной подготовленности требует более дифференцированного и детализированного вычленения ее этапов, сравнительно с «классическими», выделенными в середине XX столетия (Бодров В. А., Бюллер Ш., Климов Е. А., Левинсон Д., Кеган Р., Сьюпер Д., Фельдштейн Д. И., Эриксон Э. и др.). Первые периодизации профессиональной эволюции людей были ориентированы на типичных для начала и середины XX столетия работников: одно — единственное базовое образование, чаще не высшее, а среднее или, в лучшем случае, среднее специальное; стабильные семьи, в которых воспитываются трое — семеро детей, и т. п.; а сами периодизации подразумевались как негибкие, социально фиксированные стандартные процессы типового, обязательного для всех людей прохождения возрастных фаз. Историческое удлинение периода ученичества, увеличение этапов периодической профессиональной переподготовки требует уже не линейно-последовательных моделей, а иных, не только качественного описания типовых этапов (Зеер Э. Ф., Маркова А. К., Сьюпер Д. и др.), а количественной оценки процессов эволюции, ее условий, детерминант и разрушающих факторов.

9. Удлинение и усложнение форм статусно и функционально неравных деловых отношений людей, в свою очередь, также порождает новые социально-психологические эффекты. Взаимодействия функционально связанных субъектов в психологии долгое время рассматривались преимущественно как однозначные — позитивные или негативные (зона ближайшего развития, лидерство, руководство, наставничество, воспитание, обучение, тренировка, консультирование и др.). Но такие сложные процессы не могут быть исключительно «позитивными» или «негативными» в отношении каждого из включенных в совместную деятельность субъектов на протяжении всего процесса, измеряемого годами и десятилетиями, по

отношению к разным формальным и неформальным взаимодействиям людей. Скорее, высокий авторитет выдающихся ученых, первыми описавших такие феномены — Л. С. Выготского, К. Левина и др., — подавляет сомнения и критичность анализа тех же феноменов учеными в настоящую историческую эпоху, теперь уже как новых социальных реальностей, как новых проявлений (про-явлений) развития социальных объектов.

10. Все более актуальной становится тема «понимания», заявленная еще на заре становления психологии как науки, но до настоящего времени вызревавшая исключительно в рамках гуманитарной парадигмы на модели специфической профессии — психотерапии (Василюк Ф. E., Роджерс К. и др.). В новых исторических условиях уже во многих социономических профессиях все более актуализируется и даже становится определяющим успешность совместной деятельности фактор интуитивного и спонтанного «понимания» человека человеком. Этот феномен опять вызывает к жизни обсуждаемую в психологии на протяжении XIX-XX столетий проблему «двух психологий» — «понимающей» и «объясняющей», двух парадигм — «гуманитарной» и «сциентистской», разных научных методов как более или менее адекватных разной психологической реальности (Вунд В., Виндель-банд В., Риккерт Г., Шлеермахер Ф., Дильтей В., Штерн В., Брунеер Дж., Выготский Л. С., Рубинштейн С. Л., Аллахвердов В.А., Василюк Ф. E., Копь-ев А. Ф., Цапкин В. Н. и др.). Только на рубеже веков эта тема становится предметом изучения академической психологии (Знаков В. В. и др.).

К сожалению, академическая и практическая психология («психологическая практика», по Ф. E. Василюку) до настоящего времени все еще занимают довольно жесткие и чаще не согласующиеся позиции (Василюк Ф. E., Кольцова В. А., Копьев А. Ф., Цапкин В. Н., Юревич А. В.). Прямым следствием этого является несогласованность методологии и понятийного аппарата двух психологий, жесткое разделение сфер практической деятельности людей как предмета изучения и воздействий.

11. В современной акмеологии преобладают радужные, безмерно оптимистичные модели личностного и профессионального развития человека (Агапов В. С., Бодалев А. А., Деркач А. А., Кузьмина Н. В., Степанов Ю. С., Степнова Л. А. и др.). В акмеологии и психологии развития социальная и профессиональная «вершина» развития человека «приписывается» второй половине жизни и, соответственно, чаще трактуется упрощенно. Но «вершина» в начале или в середине карьеры и жизни в последующем не может не становиться драматичным фактором профессиональной и личностной эволюции субъекта. В контексте геронтологической психологии развитие также нередко оптимистично трактуется как многовекторный и полистадиальный процесс поэтапного развертывания и поэтапного же угасания разных, сменяющих друг друга функций (Анцыферова Л. И., Франкл В., Эриксон Э., Hevigherst R., Heil F., Krempen G.).

Между тем проблема профессионального «пика», приходящегося на начало и середину жизненного пути и профессиональной карьеры (Ананьев Б. Г., Ильин E. П., Рыбалко E. Ф., Толочек В. А. и др.), не может не иметь своих драматических следствий в личностном плане (Бодров В. А.,

Демин А. Н., Гончарова Г. Н., Хомутов В. С., Шпикалов А. Ю. и др.) и колоссальных потерь человеческих ресурсов в широком социальном аспекте — в масштабах отдельных организаций и государства в целом. Однако до настоящего времени эта проблема не получила должной научной оценки. Специфика двойной по существу профессиональной карьеры в спорте, в вооруженных силах и силовых структурах, ожидаемые, но несостоявшиеся карьеры в бизнесе, менеджменте, науке, искусстве для многих людей, необходимость в середине жизни «начинать все заново» (Демин А. Н., Стамбулова Н. Б.) по тем или иным причинам — вынужденная миграция, состояние безработного, серьезное заболевание еще не стали актуальной научной проблематикой. Взаимосвязи профессиональной успешности людей в первой и второй половине карьеры не сопоставляются.

12. В проблематике стилей делового общения (Абрамов Г. С., Андреева Г. М., Бодалев А. А., Исмагилова Г. А., Леонтьев А. А., Петровская Л. А., Субботин С. В. и др.) еще только обозначены возможные издержки неадекватных, а часто просто несогласованных стилей взаимодействующих партнеров. Стилевые конфликты иерархически неравных партнеров (педагог — ученик, тренер — спортсмен), выделенные в рамках проблематики индивидуального стиля деятельности (Климов Е. А., Толочек В. А.), еще не стали темой пристального внимания исследователей.

13. Проблематика психофизиологически адекватных индивидуальности человека методов обучения и тренировки в отечественной психологии, к сожалению, оказалась исторически преходящей (Вяткин Б. А., Ильин Е. П., Сальников В. А и др.). В рамках организационной психологии адекватность методов обучения персонала преимущественно связывают с корпоративной культурой, мотивацией, удовлетворенностью работой (Льютенс Ф., Ньюстром В., Девис К., Bandura A., Kirchler E. и др.). Тема психофизиологически и психологически адекватных субъекту методов обучения и режимов работы в отечественной и зарубежной психологии еще не стала центральной. Но очевидно, что здесь таятся колоссальные, еще не разработанные учеными ресурсы развития человека, включенного в общественное производство.

14. Пожалуй, самыми малоизученными среди вышеназванных остаются вопросы позитивных и негативных следствий взаимосвязанной эволюции субъектов совместной деятельности, длительно функционирующих в тесных профессиональных связках — «диадах», «триадах», «тетрадах». Эволюция одного субъекта не может не быгть сопряженной с эволюцией другого взаимосвязанного с ним субъекта (руководителя и подчиненного, мастера и начинающего специалиста, воспитателя и воспитанника, преподавателя и студента и т. п.). Вероятно, в подобных процессах можно выделять этапы и зоны изменения позитивного влияния «других» на негативное, выделять «точки бифуркации», в которых эволюция субъекта с равной вероятностью может пойти как в позитивном, так и в негативном русле. Эта тема также еще не стала значимой для науки, но такая постановка вопроса в гносеологическом плане актуализирует проблему психологических «единиц» (отдельных субъектов, диад, триад и других малых

групп), в онтологическом — сопряженных психических и иных процессов эволюции взаимодействующих людей.

15. В завершение обзора состояния проблемы эволюции субъекта в социономических профессиях отметим, что в конце ХХ-ХХ1 столетия усиливается хаос в методологии и понятийном аппарате, ориентированных на изучение профессиональной пригодности и профессиональной успешности субъекта. Учеными вводятся новые и новые понятия (способности, ПВК, компетенции, стратегии, компетентность, потенциал, ресурсы, стили, роли и пр.), содержание и отношения между которыми не становятся предметом методологической рефлексии.

Обобщая вышеизложенное, можно констатировать, что профессиональное становление субъекта (ПСС) в социономических профессиях есть перепутье и центросплетение ряда фундаментальных и частных проблем психологии. ПСС в социономических профессиях есть область с исторически изменчивой, еще не определившейся и не устоявшейся методологией и понятийным аппаратом исследования, неструктурированным методическим инструментарием, с доминированием качественных методов описания и номинальных оценок. Она еще не стала областью надежного приложения устоявшихся научных подходов и методов, количественных оценок выделяемых феноменов, современных языков научного описания фактов, процессов, состояний.

Социономические профессии как фрагменты реальности представляют собой область активной и, возможно, ускоряющейся эволюции социальных объектов, скорее, еще не достигших стадии своего устойчивого функционирования. Решение вышеназванных взаимосвязанных практических и научных проблем потребует разработки методологии и методов анализа соответствующих классов психологических реалий. Но прежде мы должны признать, что проблема ПСС в социономических профессиях есть «рубикон» развития психологии как науки: останется ли она в рамках первоначальных представлений об идеалах науки, в качестве образцов которых в конце XIX — начале XX столетия выступали естественные дисциплины, или же «классическая» психология активно начнет осваивать ресурсы гуманитарной парадигмы с их последующей интеграцией. Можно предполагать, что в изучении профессионального становления субъекта в социономических профессиях ключевыми аспектами выступает не специфика феномена, а необходимость открытия новых граней психологии, необходимость перехода научной дисциплины в новое состояние.

Professional becoming of subject in sicionomic trades: specificity of the phenomenon or new sides of psychology

V. Tolochek

In clause considers two aspects of a problem of professional becoming of the subject in socionomic trades: pragmatic and scientific. The basic tendencies in the sanction of scientific aspect of a problem at the present stage are formulated.

Key words: professional becoming, professionalism, a trade, evolution, a periodization, career, the subject, a diad, a triad.