УДК 159.923 ББК 88:37 Х 20

Е.В. Харитонова

Кандидат биологических наук, доцент кафедры педагогики и психологии Кубанского государственного университета; E-mail: veha_2000@mail.ru

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ВОСТРЕБОВАННОСТЬ ЛИЧНОСТИ: ГЕНДЕРНОВОЗРАСТНЫЕ АСПЕКТЫ

(РЕЦЕНЗИРОВАНА)

Аннотация. Представлены результаты эмпирического исследования особенностей развития профессиональной востребованности в онто- и профессиогенезе личности. Показано, что профессиональная востребованность личности (ПВЛ) развивается в онтогенезе в соответствии с задачами личностного и профессионального развития; имеются гендерные и возрастные различия как развития, так и деформации метасистемы профессиональной востребованности.

Ключевые слова: профессиональная востребованность личности, онтогенез, профессиогенез.

E.V. Kharitonova

Candidate of Biology, Assistant Professor of Pedagogy and Psychology Department of the Kuban State University; E-mail: veha_2000@mail.ru

PROFESSIONAL DEMAND OF THE PERSON: GENDER AND AGE ASPECTS

Abstract. The paper provides the results of empirical investigating the features of development of a professional demand in onto- and professional genesis of the person. The professional demand of the person is shown to develop in ontogenesis according to objectives of personal and professional development. There are gender and age distinctions both in development and in deformation of metasystem of a professional demand.

Keywords: a professional demand of the person, ontogenesis, professional genesis.

В последние годы увеличилось количество исследований, выполненных на стыке психологии труда, психологии личности, социальной психологии, экономической психологии (ГГ. Горелова, А.Н. Демин, Л.Г. Дикая, Е.П. Ермолаева, А.Л. Журавлев, Ф.С. Исмагилова, А.Б. Купрейченко, В.А. Хащенко, Б.А. Ясько и др.), что позволило ряду авторитетных исследователей в области социальной психологии и психологии труда (А.Л. Журавлев, Ю.К. Стрелков) говорить о необходимости выделения новой отрасли психологического знания -социальной психологии труда, в которой, как мы полагаем, одним из центральных феноменов может выступить профессиональная востребованность личности. Не являясь объектом и предметом исследований, профессиональная востребованность как значимость для другого прочно вошла в последнее десятилетия в научный обиход и в основном косвенно рассматривается во многих исследованиях [1, 2, 4 и др.]. Анализ теоретических источников и результаты проводимых эмпирических исследований (2002-2009 гг.) [8-12] позволили нам разработать концепцию профессиональной востребованности личности. В рамках одного из циклов исследований, посвященных различным ее аспектам, был разработан и стандартизирован опросник «Профессиональная востребованность личности» [12], целью последующих циклов был анализ результатов исследования психологии профессиональной востребованности личности. В данной статье представлены результаты одного из циклов этого исследования. В качестве гипотезы выступило предположение о том, что развитие профессиональной востребованности в онтогенезе характеризуется гетерохронностью, проявляющейся в неравномерном развитии структурных компонентов и усилении

дифференциации профессиональной востребованности за счет влияния различных факторов (пола, этапов профессионального развития и др.); имеются гендерные и возрастные различия деформации метасистемы профессиональной востребованности.

Методы и организация исследования. Для получения аналитических данных проведена статистическая обработка первичных результатов. Проверка на неоднородность дисперсии осуществлялась с помощью критерия Ливена. Для сравнения независимых подвыборок были использованы параметрический ^критерий Стьюдента и непараметрический и-критерий Манна-Уитни. В качестве диагностического инструментария применен авторский опросник «Профессиональная востребованность личности» [12]. Опросник состоит из 47 утверждений и работает как единая шкала «Общий уровень профессиональной востребованности личности» (ОУПВ). Утверждения опросника, основанные на представлениях о строении профессиональной востребованности личности как системы субъективных отношений к себе как значимому для других профессионалу, формируют восемь шкал, выделенных в соответствии с основными компонентами профессиональной востребованности: удовлетворенность степенью реализации

профессионального потенциала (УРПП), принадлежность к профессиональному сообществу (ППС), переживание профессиональной востребованности (1111В), отношение к себе как к компетентному (ПК) и авторитетному профессионалу (ПА), оценивание результатов профессиональной деятельности (ОРПД), отношение других (ОД) и самоотношение как к значимому для других профессионалу (СО). В данном цикле исследования приняли участие 385 мужчин и 621 женщина в возрасте от 17 до 74 лет. Совокупная выборка составила 1006 человек.

Результаты и их обсуждение. В юношеском возрасте выявлены самые низкие показатели параметров профессиональной востребованности (ПВЛ) по сравнению с остальными возрастными периодами. Важным условием участия юношей и девушек в исследовании был факт хотя бы кратковременной трудовой деятельности. У многих респондентов этот опыт в основном был связан с такими видами работ, как раскладка товаров в супермаркетах; промоутерство; работа на заправках; сезонные работы в качестве разнорабочих и др. Все эти виды работ не связаны с выбранными респондентами специальностями (математика и информатика, связи с общественностью, педагогика и психология, менеджмент, юриспруденция и др.) и не способствуют достижению высокого уровня отношения к себе как к значимому для других профессионалу. Другим фактором, обусловливающим низкие значения ПВЛ, является отсутствие возможности на практике проверить правильность профессионального выбора.

Наибольший рост параметров ПВЛ отмечается при переходе к первому периоду средней взрослости (р < 0,01), что соответствует окончанию специальных и высших профессиональных образовательных учреждений и переходу к непосредственному осуществлению профессиональной деятельности. При этом у мужчин достоверно не изменяется лишь переживание профессиональной востребованности, а у женщин -отношение к себе как к компетентному профессионалу. Более низкий уровень ПК у женщин по сравнению с мужчинами (р < 0,05) на фоне отсутствия достоверных различий в выраженности других параметров обусловливает и в целом более низкие значения общего уровня профессиональной востребованности (р < 0,05).

При переходе от первого ко второму периоду среднего возраста в мужской подвыборке достоверные различия отсутствуют, в то время как в женской среде отмечается значительный рост удовлетворенности степенью реализации профессионального потенциала (р < 0,001), принадлежности к профессиональному сообществу (р < 0,01), отношения к себе как к компетентному и авторитетному профессионалу, оценивания результатов профессиональной деятельности (р < 0,001), самоотношения как к значимому для других профессионалу (р < 0,05) и общего уровня ПВЛ (р < 0,001). При этом у женщин по сравнению с мужчинами выявлены более высокие значения удовлетворенности степенью реализации профессионального потенциала (р < 0,01), принадлежности к профессиональному

сообществу, оценивания результатов профессиональной деятельности, а также отношения других как значимому профессионалу (р < 0,05).

Многие авторы отмечают, что к моменту выхода на пенсию профессионал достигает вершин своего мастерства и компетентности [4, 6, 7 и др.], что объясняет рост у мужчин отношения к себе как к компетентному профессионалу при переходе к пожилому возрасту (р < 0,01) на фоне положительных изменений оценивания результатов профессиональной деятельности и общего уровня ПВЛ (р < 0,05). Более высокие значения отношения к себе как к компетентному профессионалу у мужчин по сравнению с женщинами (р < 0,01) могут быть связаны с рядом причин, одной из которых является продолжение осуществления профессиональной деятельности после наступления пенсионного возраста, в том числе при сохранности высокого профессионального статуса (в частности, 6 из 41-го опрошенных мужчин пожилого возраста продолжают осуществлять профессиональную деятельность в качестве топ- и мидл-менеджеров общеобразовательных учреждений).

Кроме того, интерес представлял анализ особенностей параметров ПВЛ у востребованных и невостребованных респондентов разного пола. У востребованных респондентов результаты практически не различаются. Психологический портрет невостребованных респондентов имеет выраженную гендерную специфику. Так, для невостребованных юношей по сравнению с девушками характерны более низкие значения отношения к себе как компетентному (р < 0,01) и авторитетному профессионалу и отношения других как к значимому профессионалу (р < 0,05). Крайне низкие значения (5 баллов и ниже) по ряду параметров позволяют утверждать, что вне зависимости от пола психологической сущностью кризиса профессиональной востребованности в юношеском возрасте являются неудовлетворенность степенью реализации профессионального потенциала, низкие значения принадлежности к профессиональному сообществу, оценивания результатов профессиональной деятельности, отношения других и самоотношения как к значимому профессионалу. Уравновешивают метасистему ПВЛ переживание профессиональной востребованности и отношение к себе как к компетентному, а у женщин - еще и как к авторитетному профессионалу.

В первом периоде среднего возраста портреты невостребованных респондентов разного пола практически идентичны, лишь для невостребованных мужчин по сравнению с женщинами характерен более высокий уровень переживания профессиональной

востребованности (р < 0,05). Во втором периоде среднего возраста для невостребованных женщин, по сравнению с мужчинами свойственны более высокие значения отношения к себе как к авторитетному профессионалу (р < 0,05) и отношения других как к значимому профессионалу (р < 0,01). В среднем возрасте наибольший вклад в деформацию метасистемы профессиональной востребованности вносят низкие значения удовлетворенности степенью реализации профессионального потенциала, отношения к себе как к компетентному и авторитетному профессионалу. Уравновешивают метасистему в этот период у мужчин переживание профессиональной востребованности, оценивание результатов профессиональной деятельности и самоотношение как к значимому для других

профессионалу, у женщин помимо указанных - принадлежность к профессиональному сообществу и отношение к себе как к компетентному профессионалу. Во второй период среднего возраста у мужчин все параметры ПВЛ находятся практически на одном уровне, у женщин в качестве уравновешивающих метасистему можно назвать оценивание результатов профессиональной деятельности и отношение других как к значимому профессионалу.

Максимальные различия параметров ПВЛ у невостребованных респондентов разного пола наблюдаются в пожилом возрасте. У невостребованных мужчин по сравнению с женщинами выявлены более высокие значения переживания профессиональной

востребованности (р < 0,05) и самоотношения как к значимому для других профессионалу (р < 0,01) и более низкие значения принадлежности к профессиональному сообществу (р < 0,01), отношения к себе как к авторитетному профессионалу и отношения других как к значимому профессионалу (р < 0,05). Наибольший вклад в деформацию метасистемы

профессиональной востребованности у респондентов не зависимости от пола вносит неудовлетворенность степенью реализации профессионального потенциала, а у мужчин еще и обрушившиеся принадлежность к профессиональному сообществу, отношение к себе как к авторитетному профессионалу и отношение других как к значимому профессионалу. Уравновешивают метасистему ПВЛ у мужчин переживание профессиональной востребованности и самоотношение как к значимому для других профессионалу. У женщин параметры ПВЛ находятся примерно на одном уровне.

Для более дифференцированной оценки возрастных изменений, а также с целью более детального анализа включенности параметров ПВЛ в профессиональный цикл нормативных кризисов мы изучили особенности параметров ПВЛ мужчин и женщин на разных этапах профессионального развития согласно периодизации, предложенной З.Ф. Зеером [3]. В целом, полученные результаты свидетельствуют о медленном поступательном росте параметров ПВЛ от кризиса профессиональной ориентации к кризису социальнопрофессиональной адекватности. Наибольший подъем изучаемых параметров отмечен у мужчин при переходе от кризиса профессиональных экспектаций к стабильному периоду 2122 лет и от кризиса профессиональной самоактуализации к стабильному периоду 43-54 лет, резкое снижение - от стабильного периода 34-39 лет к кризису профессиональной самоактуализации. У женщин резкий подъем наблюдается при переходе от кризиса профессиональной ориентации к кризису профессиональных экспектаций.

Анализ кризисов профессионального развития в контексте проведенного нами исследования позволяет наполнить их новым содержанием с выделением гендерных аспектов их протекания. Так, кризис профессиональной ориентации, согласно нашим данным, более тяжело протекает у девушек. Сущностью этого кризиса является несформированность профессионального самоопределения и «Я-концепции» [7], что проявляется в низких значениях (ниже 10 баллов) таких параметров, как удовлетворенность степенью реализации профессионального потенциала, принадлежность к профессиональному сообществу, отношение к себе как к авторитетному профессионалу, самоотношение как к значимому для других профессионалу и отношения других как к значимому профессионалу и в целом низких значениях общего уровня ПВЛ. Подтверждением более мягкого протекания данного кризиса у юношей являются более высокие значения по сравнению с девушками принадлежности к профессиональному сообществу, переживания профессиональной востребованности (р < 0,001), оценивания результатов профессиональной деятельности (р < 0,01), отношения других (р < 0,05) и самоотношения как к значимому профессионалу (р < 0,001) и общего уровня ПВЛ (р < 0,01). Важно отметить, что при внешней схожести первого профессионального опыта юношей и девушек (кратковременность; при отсутствии необходимости материального обеспечения возможность потратить на себя дополнительные средства и др.) имеется ряд существенных различий между ними, что и обусловливает столь существенное расхождение в параметрах ПВЛ. Первый профессиональный опыт большинства юношей, несмотря на уже сделанный выбор в пользу получения высшего образования, связан с низко квалифицированным тяжелым физическим трудом. Кратковременность выполнения деятельности в тяжелых условиях не дает возможности прочувствовать всю тяжесть труда, не отражаясь на физическом здоровье, но при этом компенсируется достаточно высоким уровнем материального, а по свидетельству многих респондентов, еще и морального удовлетворения при наличии высокой оценки результатов труда близкими людьми.

Подтверждением более тяжелого протекания кризиса профессионального обучения у мужчин обучения выступает на фоне выравнивания большинства параметров ПВЛ в обеих выборках более высокий уровень восприятия отношения других как к значимому профессионалу у девушек по сравнению с юношами, значительный вариативный разброс полученных показателей (стандартное отклонение) в мужской подвыборке, а также резкое падение переживания профессиональной востребованности (р < 0,001). Желание во время обучения в ССУЗе или ВУЗе заниматься «подработкой» [7] часто вступает в противоречие с

невозможностью поддерживать высокий уровень учебно-профессиональной деятельности, а также со сложностями в поиске работы, график которой не совпадает с учебным.

Прохождение кризиса профессиональных экспектаций существенно отличается у мужчин и женщин. На фоне отсутствия достоверных различий параметров ПВЛ от данных предыдущего и последующего периодов в женской подвыборке в мужской подвыборке фиксируется резкий подъем по сравнению с кризисом профессионального обучения, удовлетворенности степенью реализации профессионального потенциала, принадлежности к профессиональному сообществу (р < 0,05), переживания профессиональной

востребованности (р < 0,001), отношения к себе как к компетентному и авторитетному профессионалу (р < 0,01), оценивания результатов профессиональной деятельности (р < 0,01), отношение других как к значимому профессионалу (р < 0,001) и общего уровня ПВЛ (р < 0,001). Полученные результаты могут свидетельствовать о некоторой «эйфории» от наступившего или скоро предстоящего окончания вуза, возможности обеспечить свою материальную и, как мы полагаем, психологическую независимость от родителей. Это состояние достаточно быстро проходит, свидетельством чему может выступать тенденция к снижению ряда параметров ПВЛ, а также снижение переживания профессиональной востребованности (р < 0,05) в период кризиса профессионального роста.

Свидетельством тяжелого протекания кризиса профессиональной карьеры у мужчин является снижение выраженности практически к уровню кризиса профессионального обучения большинства параметров ПВЛ, а также более низкие значения у мужчин по сравнению с женщинами удовлетворенности степенью реализации профессионального потенциала, переживания профессиональной востребованности, отношения к себе как к компетентному и авторитетному профессионалу, отношения других как к значимому профессионалу, а также общего уровня ПВЛ (р < 0,05). Обращает на себя внимание накопленное снижение удовлетворенности степенью реализации профессионального потенциала, начиная от кризиса профессиональной карьеры (р < 0,001), и столь же медленное его восстановление практически к кризису утраты профессиональной деятельности (р < 0,001).

Анализ различий выраженности параметров ПВЛ у мужчин и женщин 55-60-летнего возраста в зависимости от профессионального статуса показал следующее. Для женщин пенсионного возраста, продолжающих осуществлять профессиональную деятельность, по сравнению с неработающими характерны более высокие значения переживания профессиональной востребованности (р < 0,05) и самоотношения как к значимому для других профессионалу (р < 0,05). Для работающих мужчин 55-60-летнего возраста по сравнению с неработающими характерны более высокие значения принадлежности к профессиональному сообществу, отношения к себе как к авторитетному профессионалу, оценивания результатов профессиональной деятельности и общего уровня ПВЛ (р < 0,05). При этом для работающих мужчин по сравнению с женщинами, вышедшими на пенсию, но продолжающих осуществлять профессиональную деятельность, характерны более высокие значения отношения к себе как к компетентному профессионалу (р < 0,05). В период кризиса утраты профессиональной деятельности для женщин, вышедших на пенсию, по сравнению с женщинами 43-54-х летнего возраста характерны более низкие значения принадлежности к профессиональному сообществу и самоотношения как к значимому для других профессионалу (р < 0,05). Наличие непосредственно кризиса угасания (утраты) профессиональной деятельности можно увидеть у мужчин 55-60-тилетнего возраста в случае невозможности осуществления профессиональной деятельности. Подтверждением этому выступают низкие значения по сравнению с женщинами таких параметров, как отношение к себе как к авторитетному профессионалу (р < 0,05), оценивание результатов профессиональной деятельности (р < 0,01) и восприятие отношения других как к значимому профессионалу (р < 0,05). Показатели принадлежности к профессиональному сообществу при этом у мужчин остаются на достаточно высоком уровне. Сравнительный анализ выраженности параметров ПВЛ у мужчин 43-54-хлетнего возраста, по сравнению с

работающими мужчинами 55-60-тилетнего возраста не показал достоверных различий, в то время как с неработающими выявлено 5 различий. Для неработающих 55-60-тилетних мужчин по сравнению с 43-54-хлетними мужчинами характерны более низкие значения переживания профессиональной востребованности, отношения к себе как к авторитетному профессионалу (р < 0,05), оценивания результатов профессиональной деятельности (р < 0,01), самоотношения как к значимому для других профессионалу и общего уровня ПВЛ (р < 0,05). Полученные данные совпадают с результатами, полученными М.В. Ермолаевой. Исследователем было показано, что пожилые люди, продолжающие трудовую деятельность, по сравнению с их хронологическими ровесниками-пенсионерами более высоко оценивают себя как профессионала, компетентного специалиста, успешного в своей профессиональной деятельности, ценимого и уважаемого коллегами, самодостаточного и реализовавшего себя человека [4].

Анализ выраженности параметров ПВЛ период 61-64-х лет и кризиса социальнопрофессиональной адекватности по сравнению с предыдущим возрастным периодом, в обеих выборках показывает отсутствие достоверных различий между ними, что достигается за счет чрезвычайно высокой вариативности разброса данных у неработающих респондентов.

Представленные эмпирические данные и проведенная их интерпретация позволяют сделать ряд выводов.

1. Профессиональная востребованность развивается в онтогенезе в соответствии с задачами личностного и профессионального развития. Наибольшее расширение метасистемы профессиональной востребованности у мужчин происходит при переходе от юношеского к первому периоду средней взрослости, у женщин - по ряду параметров еще и при переходе от первого ко второму периоду среднего возраста, что соответствует их вторичному выходу на рынок труда после рождения ребенка.

2. Имеются гендерные и возрастные различия деформации метасистемы

профессиональной востребованности. Вне зависимости от пола и возраста большой вклад в развитие кризиса профессиональной востребованности вносят низкие значения

удовлетворенности степенью реализации профессионального потенциала, в юношеском возрасте и у мужчин пожилого возраста - принадлежности к профессиональному сообществу, в среднем возрасте - отношения к себе как к компетентному и авторитетному профессионалу. Крайне низкие значения большинства параметров профессиональной востребованности у невостребованных респондентов юношеского возраста и мужчин пожилого возраста свидетельствуют о существенной деформации метасистемы

профессиональной востребованности и тяжелом протекании кризиса ПВЛ.

3. В процессе профессиогенеза происходит медленный поступательный рост параметров профессиональной востребованности от кризиса профессиональной ориентации к кризису социально-профессиональной адекватности. Наиболее благоприятные периоды для становления метасистемы профессиональной востребованности отмечены у мужчин при переходе от кризиса профессиональных экспектаций к стабильному периоду 21-22 лет и от кризиса профессиональной самоактуализации к стабильному периоду 43-54 лет. У женщин -при переходе от кризиса профессиональной ориентации к кризису профессиональных экспектаций. Резкое снижение параметров ПВЛ от стабильного периода 34-39 лет к кризису профессиональной самоактуализации свидетельствует о значительной деформации метасистемы профессиональной востребованности в этот период.

4. Анализ кризисов профессионального развития в контексте проведенного нами исследования позволяет наполнить их новым психологическим содержанием с выделением гендерных аспектов их протекания. Более тяжело у женщин протекают кризисы профессиональной ориентации, профессиональных экспектаций и профессиональной карьеры, а у мужчин - кризисы профессионального обучения, профессиональной самоактуализации и стабильный период 43-54 лет.

5. Кризис утраты профессиональной деятельности можно наблюдать у нормативно вышедших на пенсию пожилых людей, что сопровождается деформацией метасистемы

профессиональной востребованности: у женщин за счет снижения переживания

профессиональной востребованности и самоотношения как к значимому для других профессионалу; у мужчин - за счет снижения принадлежности к профессиональному сообществу, отношения к себе как авторитетному профессионалу, а также оценивания результатов профессиональной деятельности.

Полученные результаты подтверждают первоначально сформулированную гипотезу. Знание возрастных и гендерных особенностей динамики профессиональной востребованности позволяет наполнить новым содержанием взгляд на развитие личности в онто- и профессиогенезе, обеспечить не только своевременное выявление, но и адекватное психологическое сопровождение личности, переживающей кризис профессиональной востребованности.

Примечания:

1. Акидинова И.А. Особенности самоактуализации личности в профессиях различного уровня социального престижа: автореф. дис. ... канд. психол. наук. М., 2000.

2. Волкова Е.Н. Субъектность педагога: теории и практика: автореф. дис. ... д-ра психол. наук. М., 1998.

3. Зеер Э.Ф. Психология профессий. М.; Екатеринбург, 2003.

4. Ермолаева М.В. Психолого-педагогическое сопровождение пожилого человека: субъектный подход: автореф. дис. ... д-ра психол. наук. М., 2010.

5. Исмагилова Ф.С. Профессиональный опыт специалистов и управление им в условиях формирования рыночной экономики: дис. ... д-ра психол. наук. М., 2000.

6. Климов Е.А. Введение в психологию труда. М., 1998.

7. Пряжников Н.С., Пряжникова Е.Ю. Психология труда и человеческого достоинства. М.,

2004.

8. Харитонова Е.В. Проблема профессионально-личностной невостребованности в условиях современного российского предпринимательства // Психология адаптации и социальная среда: современные подходы, проблемы, перспективы. М., 2007.

9. Харитонова Е.В. Психология профессиональной востребованности личности на поздних этапах онтогенеза // Вестник АГУ. 2008. Вып. 7 (35).

10. Харитонова Е.В. Востребованность личности с позиций системного подхода // Российский психологический журнал. 2009. Т. 6, № 1.

11. Харитонова Е.В. Востребованность личности: постановка проблемы и обоснование понятия // Психологический журнал. 2010. Т. 31, № 5.

12. Харитонова Е.В., Ясько Б.А. Опросник «Профессиональная востребованность личности» (ПВЛ): руководство. Краснодар, 2009.