УДК 159.923.2 ББК 88.4 Е 74

Е.П. Ермолаева

Кандидат психологических наук, старший научный сотрудник лаборатории психологии

труда Российской академии наук Институт психологии РАН; E-mail: ermlen @yandex. ru

ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ ТЕНЕВЫХ ФУНКЦИЙ В СОЦИАЛЬНО ЗНАЧИМЫХ ПРОФЕССИЯХ

(РЕЦЕНЗИРОВАНА)

Аннотация. Актуальность темы исследования обусловлена ростом социальнонеадекватных профессиональных решений и поступков в условиях современного кризиса и экономической нестабильности. Цель данной статьи: дать психологический анализ проблемы теневых функций профессионалов и предложить методы их выявления. Представлена классификация профессий, в которых теневые функции наиболее типичны, и методические принципы их оценки в реальных условиях в зависимости от специфики профессии.

Ключевые слова: психология профессионала, социально значимая профессия, теневая психология, теневая функция профессиональной роли, психологическая оценка.

E.P. Yermolaeva

Candidate of Psychology, Senior Scientist of Labour Psychology Laboratory of the Russian

Academy of Sciences, E-mail: ermlen@yandex. ru

PROBLEMS OF THE PSYCHOLOGICAL ESTIMATION OF SHADOW FUNCTIONS

IN SOCIALLY SIGNIFICANT TRADES

Abstract. The urgency of a theme of research is caused by the increase of socially-inadequate professional solutions and acts in the conditions of modern crisis and economic instability. The purpose of the paper is to give a psychological analysis of shadow functions of professionals and to offer methods of their revealing. The author provides a classification of trades in which shadow functions are most typical, and methodical principles of their assessment in actual practice, depending on specificity of a trade.

Keywords: psychology of the professional, socially significant trade, shadow psychologists, shadow function of a professional role, a psychological estimation.

В условиях социально-экономической нестабильности психология и практика профессионалов в социально значимых сферах труда часто утрачивает гуманистическую направленность и принимает теневой характер. Распространение «теневых функций» в социально значимых профессиях связано с их статусом как незаменимого звена функционирования и стабилизации общества и обусловлено потенциальной возможностью использования должности в качестве рычага социального и политического влияния, несовершенством законов, противоречивостью ведомственных инструкций, бюрократическими традициями и обыденной практикой «втянутости» должностного лица в ту или иную сферу интересов. А механизмом реализации этих функций является трансформация ценностных ориентаций личности в условиях, не позволяющих проявлять морально-этические установки, даже если они и были сформированы.

Наиболее подвержены теневым функциям следующие профессии:

• Традиционно закрытые от общественного контроля, потенциально опасные (по методам или последствиям) профессии, ориентированные на корпоративные

принципы больше, чем на общечеловеческую мораль, и формирующие психологию элитарности у специалистов и вседозволенности у управленцев.

• Гуманитарные профессии контактного типа, от которых непосредственно зависит повседневная жизнь, здоровье и психологический комфорт людей.

• Профессии властного типа, предназначенные быть посредником между гражданами и властью, но выступающие чаще в качестве буфера между конкретными интересами человека, формально-абстрактными интересами общества и корпоративными интересами ведомств или властных структур.

• Судебные и правоохранительные структуры, о которых принято говорить, что они «способны изменить страну»; но пока еще понятие «судебная ошибка» ассоциируется с этой сферой больше, чем понятие «правосудие».

Качественное своеобразие этих групп профессий обусловлено разным сочетанием и степенью выраженности в них трех типов социальных функций, которые мы приводим здесь по признаку убывания легальности их осуществления: явные, провозглашаемые публично (удовлетворять потребности и защищать интересы человека и общества); подразумеваемые, одобряемые руководством (защита корпоративных и государственных интересов); теневые - скрытое от публики и от руководства не соответствующее социальной морали достижение корыстных личных целей посредством должностной роли. В неблагоприятных для самоутверждения условиях искажение социальных функций профессионала происходит главным образом в направлении отказа от явных в пользу подразумеваемых и теневых. Теневая функция — результат трансформации ценностных ориентаций в сознании «массового профессионала», сложившихся под влиянием внешних или случайных факторов (мода на профессию, проходной балл в вуз, доступность, зарплата) и включенных в «социальный контекст». Распад контекста, т.е. разрушение временного тандема между субъектом, социумом и профессией, приводит к обнажению истинных потребностей и «сбрасыванию маски», т.е. ценности «умозрительные» и реально действующие меняются местами. Степень и характер разрушения системы ценностных ориентаций такого «среднего» профессионала зависят от внезапности, силы, длительности и устойчивости негативных макросоциальных изменений.

Подмена декларируемого назначения профессии скрытым личным или корпоративным интересом влечет психологические изменения в сферах общественного сознания (социальный резонанс), индивидуального сознания потребителя профессиональных услуг (эффект клиента), ментальности и ценностной структуры личности самого профессионала (эффект бумеранга), социального и психологического содержания профессии и профессиональных функций (профессиональная трансформация). Негативное влияние теневых функций сказывается на всех уровнях и компонентах профессиональной структуры. На уровне общества следует различать: «распыление» общественного сознания потребителей (как отражение деградации социальной функции профессии) и потерю имиджа (смещение иерархического положения профессии как социального института среди других). На уровне самой профессиональной деятельности и психологии профессионала - это деградация функциональной структуры и потеря идентичности. На уровне индивида как объекта профессионального воздействия происходит социальная дезадаптация и стирание определенности его самосознания. Целевая направленность теневых функций просматривается в социальной сфере как «подпольное» осуществление иных, не «прописанных» в должности функций (коррупция) и оказание влияния на общество, индивидуальное и общественное сознание, в том числе социально-правовое (власть); а на индивидуальном уровне - как «теневое самоутверждение» маргинального профессионала.

Можно выделить три адаптационные разновидности теневой функции -компенсация, замещение и защита, выступающие соответственно как: преодоление

комплекса профессиональной и психологической неполноценности путем теневого самоутверждения; замещение социального непризнания; замещение недостаточности материального вознаграждения; замещение отсутствующих в обществе легальных механизмов социального подавления, контроля, информирования, профессиональной консолидации; и, наконец, защита от клиентов, конкурентов, государственного и криминального рэкета, нестабильности валютного рынка.

Некоторые из этих теневых функций защиты и замещения возникли как своего рода социальная необходимость, но это не умаляет их опасности для остального общества. Например, невыполнение следователем или прокурором положенных действий по расследованию поступившего заявления - профессионально маргинальный акт, даже когда он несет функцию социальной защиты прокуратурой самой себя от дел, превышающих возможности ее штата и финансирования. В результате могут остаться нерасследованными действительно опасные преступления, а подмена профессионального долга социальной необходимостью или целесообразностью на деле оборачивается невыполнением социально незаменимой функции профессии.

В изменяющемся обществе некоторые теневые функции легализуются вместе с изменением социальных и экономических условий, закрепляемых законодательно. Так, частное предпринимательство из социально преступной деятельности стало социально необходимой; некоторые законы о налогах легализовали их фактическую недоплату; разрешение на возврат незаконно вывезенных капиталов снимает вопрос об источниках их происхождения. В условиях таких перемен и сами критерии социальной «полезности» или «опасности» профессии становятся расплывчатыми и неустойчивыми.

Основные психологические механизмы обеспечения теневой функции профессиональной роли — «спонтанный отказ от власти», который проистекает из психологической готовности личностей определенного склада и типа ментальности (внешний локус контроля) проявлять пассивность, послушание, конформизм, зависимость, уклонение от ответственности и риска, и «превышение полномочий», выступающее как способ теневого самоутверждения, подавления комплекса неполноценности через придание своей профессиональной роли статуса гораздо большего, чем ее социальное назначение, что приводит к коррупции и трансформации социально полезной функции профессии в социально опасную.

При конкретном исследовании теневой функции (как инверсии социального назначения профессии и как индикатора и критерия перехода от одной профессиональнопсихологической реальности к другой) следует различать «теневой потенциал профессии» и «теневой потенциал профессионала». Первый содержится в социальноправовых документах и профессиональных инструкциях, недостаточно четко предписывающих профессионалу те или иные функции в данном обществе и ответственность за их невыполнение. Второй составляют те качества личности профессионала, которые идут вразрез с социальной функцией его профессии, с учетом рангов их значимости (или «весовых коэффициентов») для той или иной сферы труда или конкретной роли в обществе, специальности, должности.

Проведение прямых исследований психологии действующих профессионалов и клиентов, анкетирования и опросов в ситуации непосредственного профессионального взаимодействия практически невозможно. Специалисты уклоняются от участия в психологическом исследовании их самих, а клиенты, активные и разговорчивые с такими же «собратьями по несчастью», как они сами, в условиях формального тестирования и требования прямых ответов на прямые вопросы становятся неоткровенными, опасаясь себе навредить.

Однако некоторые возможности исследования остаются: в условиях современной России противоречия между явной и теневой функциями в социально значимых профессиях становятся настолько заметными, что их последствия все чаще попадают в зону общественного внимания и фиксируются в формах, доступных для изучения

косвенными методами, к которым относится и метод психологической реконструкции профессионального поступка на базе разработанных нами [1] моделей исследования, в которых учитывались теории и подходы, отражающие возможности исследования социальных проекций на личность [2, 3].

Выбор нами конкретных методов реконструкции профессиональных поступков для выявления теневых функций и действующих маргиналов в разных социально значимых сферах труда проводится в зависимости от психологической специфики профессии.

Для «публичных» профессий, адресат которых — общество в лице социальных групп, цель — влияние на идеологию, общественное мнение или общественные процессы, методы воздействия на адресата — публичные акты (выступления, книги, статьи, законы), а субъект закрыт для доступа и непосредственного исследования, целесообразно применение методов косвенного психологического исследования, по времени приближенного ко времени самого профессионального события: 1) контент-анализ документов, текстов и высказываний; 2) вероятностное моделирование мотивационно-потребностной сферы с учетом известных фактов биографии, поступков и более ранних высказываний; 3) метод наблюдения за поведением во время телеинтервью, бесед с избирателями, реагирования на критические ситуации в обществе. Оценка изменения массового сознания базируется на показателях степени и динамики доверия населения к тем или иным социально значимым профессиям и структурам. Например, по социологическим опросам последних лет можно сделать вывод, что при достаточно высоком уровне декларируемого доверия к государству (от 30 до 70% по различным источникам) доверие к отдельным госструктурам или функциям государственной власти (особенно в области обеспечения личной безопасности, правопорядка, социальных гарантий) находится в диапазоне 6-17%, а уровень полного доверия к прокуратуре, например, в 90-е г. составлял лишь 1-4% при 20-процентном условном доверии (по данным СМИ). Показатель внутренней маргинальности конкретной социально значимой профессии — величина, обратная «социальной адекватности профессии».

Для «закрытых» социально-значимых профессий (атомщики, военные,

ракетостроители и т.д.), адресат которых — общество в лице государства, цель — решение практических общественно значимых задач, методы воздействия на адресата опосредованы техническими или социальными структурами, субъект решений закрыт и персонально неизвестен обществу в момент профессионального события (сведения о котором обычно обнародуются с большим отставанием), возможно применение лишь методов косвенного ретроанализа: анализ профессиональных поступков и их мотивов по дневникам, воспоминаниям, письмам, интервью, социальным последствиям результатов деятельности.

Для «открытых» массовых социально значимых профессий, специфика которых в повседневном общении с человеком как объектом профессионального воздействия, а социальное назначение — оказание конкретных квалифицированных услуг населению (правовых, медицинских, педагогических, информационных), и субъект которых доступен для непосредственного контакта в силу его профессиональных обязанностей, эффективными могут быть следующие методы эмпирического исследования профессионалов: а) участие в ситуации, а также включенное наблюдение, где исследователь выступает в качестве потребителя профессиональных услуг (клиента, пациента); б) скрытое интервью: неформальные беседы как с профессионалом в ходе служебного взаимодействия, так и с клиентами в очередях. Собственно исследование состоит в анализе поведения специалиста (или клиента) по его реакциям на тот или иной знаковый для социальной функции профессии признак, возникающим у него либо спонтанно в ходе профессионального взаимодействия с исследователем как клиентом, либо в ответ на специально подобранные для этой цели реплики или действия исследователя. Оценка влияния неадекватных профессиональных воздействий на индивидуальное сознание клиента проводится не только по прямым личным опросам в

соответствующих очередях и наблюдениям за поведением в них людей, но и по косвенным источникам (статистика, публицистика, письма граждан), позволяющим анализировать социальную динамику и пропорции разных психологических типов клиентов. Так, наблюдаемое в настоящее время снижение числа «жалобщиков» и увеличение числа «сутяжников» обусловлено политическим отказом от социального приоритета коллективизма и переориентацией на индивидуальные способы социальной защиты.

Хотя следует отметить, что иски граждан по поводу неимущественных прав, нарушаемых разными организациями (о предоставлении информации, медицинских ошибках, защите чести и достоинства), пока исчисляются единицами, а в практике некоторых судей их вообще не было. Подобные дела считаются «труднопроходимыми», и в большинстве случаев судье удается «уговорить» заявителя отказаться от иска по причине его неперспективности (по данным нашего анализа списков гражданских дел и бесед с судьями в двух районных судах г. Москвы в 1999-2001 гг.). О дефиците в судебном сообществе внутренней профессиональной этики свидетельствует и статистика. По данным Российского съезда судей, проходившего в 2000 г., около 100 судей ежегодно отрешаются от должности за проступки, не совместимые с их высоким званием. Проверки, проводимые Мосгорсудом в том же году, показали, что судебные решения, противоречащие закону, в некоторых районных судах достигают 70% (по сообщениям СМИ). Практически не исследована психология принятия решений судьями: судья может позволить себе нарушение любых статей закона, даже тех, в которых совершенно однозначно предписываются определенные действия. Как реакция на подобные явления бытует мнение, что «человек у нас вообще никаких прав не имеет» (кстати, этой «гражданской» позиции часто придерживаются и сами судьи), отражающее традиционную роль рядового члена общества как пассивного объекта манипулирования, которая навязывалась ему веками.

Тем не менее идея личной ответственности за свою судьбу постепенно завоевывает место в сознании трудоспособного населения. Так, при вынужденной смене работы все большее число людей проявляет интерес к возможности заняться частным предпринимательством, стать юристом или нотариусом. Это профессии с высоким потенциалом теневой психологии и практики. Поэтому для переквалификации в государственных структурах занятости важно отбирать претендентов с социальнопозитивной и индивидуально-эффективной моделью деловой активности и «отбраковывать» ментально и морально неадекватных и не отвечающих критериям социальной безопасности. Общество должно научиться защищаться от проникновения в профессиональную среду заведомых дилетантов, потенциально опасных для людей, которые окажутся в сфере их должностного влияния.

В целях профилактики перехода в теневую сферу и профессиональной реабилитации «вынужденных» профессиональных маргиналов, ставших безработными не в силу личностной предрасположенности, а по стечению обстоятельств, имеющих мотивацию и внутренний психологический резерв для перепрофилирования, [4] либо одну из конструктивных (адаптивную, персонализированную или преобразующую) ментальных моделей преодоления кризиса профессиональной идентичности, целесообразно применять метод превентивного психологического моделирования профессиональной ошибки в виртуальной профессиональной реальности: воображаемые ситуации, игровое моделирование ситуаций, провоцирующих ошибки, компьютерные модели профессиональных конфликтов.

В качестве основного принципа теоретического обобщения данных, получаемых в рамках описанной методической процедуры, выступает двухаспектное рассмотрение социально неадекватного профессионального действия как феномена реальной психологии профессионала: на «макроуровне» (в структуре социальной жизни) и на «микроуровне» (в структуре частной жизни — на фоне межличностных отношений,

брака, семьи, здоровья, болезни, отношения к жизни и смерти с учетом исторических и культурных традиций). Определение типичного сочетания факторов социальной и обыденной жизни, обусловливающего профессиональные ошибки, с одной стороны, и наличие высокого профессионализма, с другой,- необходимо для разработки компенсационных моделей выхода из профессиональных кризисов.

Примечания:

1. Ермолаева Е.П. Психология социальной рализации профессионала. М.: Изд-во Институт психологии РАН, 2008.

2. Мэй Р. Происхождение экзистенциальной психологии // Экзистенциальная психология. Экзистенции. М.: Апрель Пресс: ЭКСМО-Пресс, 2001.

3. Равен Д. Компетентность в современном обществе: выявление, развитие и реализация. М.: Когито-центр, 2002.

4. Пельцман Л. Стрессовые состояния людей, потерявших работу // Психологический журнал. 1992. № 1.

References:

1. Yermolaeva E.P. Psychology of social realization of the professional. М.: Publishing House of the Institute of Psychology of the Russian Academy of Sciences, 2008.

2. May R. The origin of existential psychology // Existential Psychology. Existentia. М.: April Press, EKSMO-PRESS Publishing House, 2001.

3. Raven D. Competence in a modern society: revealing, development and realization. М.: Kogito-centre, 2002.

4. Peltsman L. Stress conditions of the people who have lost work // Psychological Journal. 1992.

No.1.