Соииапьно-психопогические и педагогические аспекты деятельности правоохранительных органов

ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ СОТРУДНИКОВ ОВД В УСЛОВИЯХ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Н. А. Горбач, Ю. Г. Панюкова, Е. Н. Панина

Проблема психологического благополучия сотрудников ОВД в условиях профессиональной деятельности весьма актуальна, что подтверждается результатами изучения мнения сотрудников ОВД, которое выявило напряженность психоэмоциональной ситуации среди них и неудовлетворенность социальной и правовой защищенностью. Установлена взаимосвязь между уровнем суверенности психологического пространства личности и уровнем субъективного благополучия. Необходимо создание оптимальной среды для развития и поддержания суверенности психологического пространства. Уровень суверенности можно рассматривать как показатель психологического благополучия личности сотрудников ОВД.

Ключевые слова: сотрудники ОВД, профессиональная деятельность, психологическое благополучие, личность, удовлетворенность жизнью, суверенность, психологическое пространство.

Сравнительно недавно в аппарат психологической науки вошло понятие «психологическое благополучие» личности, однако, несмотря на широкую его распространенность в научной и научно-популярной литературе, современная отечественная психология не располагает его общепризнанным определением. Теоретические концепции субъективного благополучия в основном созданы в контексте экзистенциально-феноменологического подхода в зарубежной психологии личности (N. Bradburn, E. Diener, C. Ryff (9, 99-104) и др.). В отечественной психологии его оригинальные и самостоятельные модели разработаны рядом исследователей: А. В. Ворониной (3), М. В. Соколовой (7), П. П. Фесенко (8) и др.

Анализируя разнообразные подходы к понятию психологического благополучия, П. П. Фесенко предлагает понимать этот конструкт как достаточно сложное переживание удовлетворенности собственной жизнью, отражающее одновременно как актуальные, так и потенциальные аспекты жизни личности. Психологическое благополучие определяется как интегральный показатель степени направленности человека на реализацию основных компонентов позитивного функционирования, а также степени реализованности этой направленности,

субъективно выражающейся в ощущении счастья, удовлетворенности собой и собственной жизнью.

Наиболее разработанной является теория психологического благополучия личности американской исследовательницы С. Яуії, адаптированная П. П. Фесенко. Методологическим фундаментом данной теории послужили основные концепции, относящиеся к проблеме позитивного психологического функционирования (Ш. Бюлер, А. Маслоу, К. Роджерс, Г. Олпорт, Э. Эриксон и др.). Согласно данной теории выделяются структурные компоненты позитивного функционирования личности: автономия, управление окружающей средой, личностный рост, позитивные отношения с окружающими, наличие жизненных целей и самопринятие.

Авторами определяется уровень психологического благополучия, который может быть высоким и низким. Высокий уровень психологического благополучия обусловлен преобладанием позитивного аффекта (ощущением удовлетворенности собственной жизнью, счастья), а низкий уровень - преобладанием негативного аффекта (общего ощущения несчастливости, неудовлетворенности собственной жизнью). Подчеркивается, что каждый из уровней психологического благополучия характеризуется особой конфигурацией компонентов или структурой и степенью их выраженности.

Наметилась тенденция изучения взаимосвязи психологического благополучия с различными аспектами функционирования личности: толерантностью (Н. К. Ба-харева (1)), ценностными ориентациями и стратегиями поведения (Е. Е. Бочарова (2)), самоактуализацией (Г. Л. Пучкова (6)), осмысленностью жизни (П. П. Фесенко (8)), суверенностью психологического пространства личности (Е. Н. Панина (5)) и др.

Психологическое благополучие является составной частью здоровья отдельного человека и населения в целом. По известному определению Всемирной организации здравоохранения, «здоровье - это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов» (10, 459).

Созвучие суверенности психологического пространства с позитивными аспектами функционирования личности, а его депривированности, наоборот, - с пониженной личностной эффективностью, разными формами дезадаптации, ослаблением личной ответственности и т. п., а также малое количество исследований по проблематике связи суверенности с отдельными показателями психологической «успешности-неуспешности», делают

целесообразным изучение взаимосвязи суверенности психологического пространства с такой характеристикой личности, в которой были бы максимально обобщены все проявления ее функционирования, т. е. с психологическим благополучием.

Психологическое пространство личности соотносится с основными проявлениями психического и понимается как субъективно значимый фрагмент бытия, определяющий актуальную деятельность и стратегию жизни человека. В психологическом пространстве выделяются структурные (объем, количество измерений) и уровне-вые (устойчивость-подвижность границ) характеристики. В структуре психологического пространства выделяются шесть измерений: физическое тело, территория, личные вещи, привычки, социальные связи и вкусы (ценности), отражающие физические (территориальные и темпоральные), социальные и духовные аспекты человеческого бытия.

Наиболее важным свойством пространства является прочность его границ, которая дает человеку чувства суверенности собственного «Я», уверенности, безопасности, доверия к миру. Пространство с целостными границами обозначается как суверенное, поскольку его обладатель может поддерживать личностную автономию, а пространство с нарушенными границами определяется как депривированное.

Субъективное благополучие личности сотрудников ОВД имеет важное значение, так как от этого зависят не только психическое здоровье сотрудников, но и эффективность их деятельности, которая в современных условиях носит напряженный, порой экстремальный характер. Необходимость изучения данной проблемы подтверждается результатами исследования мнения сотрудников ОВД по поводу их социальной и правовой защищенности, психоэмоциональной ситуации среди сотрудников ОВД и т. д. (исследование осуществляется авторским коллективом СибЮИ МВД России с 1998 г.; ежегодно опрашиваются 300 сотрудников ОВД) (4).

Полностью защищенными в правовом и социальном плане (рис. 1) считают себя незначительная часть сотрудников (8,3 ± 1,6% в 1998 г. и 7,0 ± 1,5% в 2007 г., р > 0,05*), а каждый четвертый сотрудник находится в постоянной тревоге за себя и своих близких в связи с исполнением своих служебных обязанностей. Наблюдения показали сложную психоэмоциональную ситуацию среди сотрудников ОВД (рис. 2).

Хотя острота проблемы их неудовлетворенности размером денежного содержания статистически значимо снизилась (с 73,0 ± 2,6% в 1998 г. до 56,0 ± 2,9% в 2007 г.), но по сравнению с 2006 г. (45,0 ± 2,9%) доля таких лиц достоверно увеличилась (Р < 0,05).

Рис. 1. Правовая и социальная защищенность сотрудников ОВД (1998 и 2007 гг.), %

Рис. 2. Динамика неудовлетворенности сотрудников ОВД

материально-бытовыми и социальными условиями (1998 и 2007 гг.), %

Аналогичная ситуация наблюдается и по другим индикаторам. Половина сотрудников не удовлетворены медицинским обслуживанием, обеспечением путевками и организацией досуга.

Каждого третьего сотрудника не удовлетворяет режим рабочего дня, что обусловлено реалиями несения службы сотрудниками ОВД в современных условиях.

Несколько улучшилась ситуация по индикатору «Жилищные условия», однако почти половина сотрудников ими по-прежнему не удовлетворены.

Продолжает прослеживаться сильная прямая корреляционная зависимость между неудовлетворенностью размером денежного содержания и социальной незащищенностью (коэффициент корреляции равен 0,89), а также между неудовлетворенностью размером денежного содержания и желанием сменить место работы (коэффициент корреляции равен 0,78). Кроме того, наблюдается прямая корреляционная зависимость между неудовлетворенностью режимом рабочего дня и желанием сменить место работы (коэффициент корреляции равен 0,66). Следовательно, хотя индикатор «Размер денежного содержания» снизил свою значимость, он по-прежнему играет существенную роль в психоэмоциональном благополучии сотрудников ОВД, наряду с индикатором «Режим рабочего дня». Последний фактор является контролируемым.

Потенцируют ситуацию и проблемы во взаимоотношениях в коллективах ОВД (рис. 3). При этом сохраняется напряжение во взаимоотношениях как с непосредственным начальником (доля доброжелательных отношений снизилась с 74,3 ± 2,5% в 1998 г. до 68,0 ± 2,7% в 2007 г.), так и руководителем подразделения и коллегами. Вместе с тем морально-психологический климат в подразделениях, особенно в непосредственном окружении сотрудников, требует постоянного контроля со стороны руководства и психологов, выяснения причин при его ухудшении и незамедлительной коррекции.

* Р - вероятность ошибки достоверности различий показателей.

4 Психопедагогика в правоохранительных органах, 2008, № 3(34)

Рис. 3. Динамика доброжелательных отношений в коллективах ОВД (1998, 2006 и 2007 гг.), %

Следовательно, актуальность проблемы психологического благополучия сотрудников ОВД в условиях профессиональной деятельности очевидна.

Для выявления особенностей взаимосвязи суверенности психологического пространства и субъективного благополучия личности сотрудников ОВД было проведено экспериментальное исследование. В нем приняли участие 216 респондентов в возрасте от 18 до 50 лет. Базой для исследования стали Сибирский юридический институт МВД России и Учебный центр государственного учреждения Управления вневедомственной охраны при Главном управлении внутренних дел Красноярского края.

Уровень психологического благополучия респондентов изучался при помощи Шкалы психологического благополучия С. Куй; модифицированной П. П. Фесенко. Опросник характеризует субъективное благополучие личности по 7 шкалам: общий показатель благополучия, автономия, управление окружающей средой, личностный рост, позитивные отношения с окружающими, наличие жизненных целей и самопринятие.

Для получения дополнительных данных об удовлетворенности объективной составляющей качества жизни респондентов использовался опросник Н. Е. Водопьяновой, описывающий удовлетворенность качеством жизни. Этот опросник включает 10 параметров, относящихся как к общему показателю удовлетворенности качеством жизни (ИКЖ), так и к удовлетворенности в следующих аспектах индивидуальной жизни: работе, личных достижениях, здоровье, общении с близкими людьми, поддержке (внутренняя и внешняя - социальная), оптимистичности, напряженности (физический и психологический дискомфорт), самоконтроле, негативных эмоциях (настроение).

Для описания особенностей психологического пространства личности с позиции его суверенности был использован опросник С. К. Нартовой-Бочавер, включающий 7 параметров для характеристики психологического пространства: общий уровень суверенности, а также суверенность физического тела (СФТ), территории (СТ), мира вещей (СВ), привычек (СП), социальных связей (СС) и ценностей (СЦ (8).

Качественные характеристики суверенности психологического пространства личности определяют как высокий (гипертрофированный), средний (оптимальный) и низкий (депривированный) уровни. Данные характеристики уровня суверенности распространяются в отношении наиболее значимых фрагментов бытия человека: тела, территории, вещей, привычек, социальных связей и ценностей.

Результаты исследования показали, что уровнево-структурные характеристики суверенности психологического пространства находятся в значимой взаимосвязи с уровнево-структурными особенностями объективных и субъективных составляющих качества жизни. По критерию направленности эта связь является обратной для соотношения уровень суверенности - уровень субъективного благополучия (коэффициент корреляции равен -0,46) и прямой для соотношения уровень суверенности - уровень удовлетворенности качеством жизни (коэффициент корреляции - 0,52). По критерию диф-ференцированности эта связь является высокодифференцированной для среднего (оптимального) уровня суверенности и малодифференцированной для высокого (гипертрофированного) и низкого (депривированного) уровней суверенности (коэффициенты корреляции - 0,49 и 0,64 соответственно).

Выделяются отдельные параметры психологического пространства личности (пространство тела, пространство вещей и пространство ценностей), выраженность которых при гипертрофированном, оптимальном или депривированном уровнях суверенности связана как с общим уровнем психологического благополучия (высокий или низкий), так и с уровневыми показателями отдельных параметров благополучия, в частности автономии, личностного роста, наличия жизненных целей и самоутверждения.

Для респондентов с разными уровнями суверенности психологического пространства характерны различные показатели субъективного благополучия и удовлетворенности качеством жизни. Чем выше уровень суве-

ренности

удо:

тавляющих ффициенты показатели я суверен-

ним уровнем суверенности.

В качестве индивидуально-психологических и индивидных особенностей уровня суверенности и субъективного благополучия личности выделены тревожность, интроверсия и сензитивность, высокие показатели которых определяют низкие характеристики как уровня суверенности, так и объективных и субъективных составляющих качества жизни.

Для мужчин и женщин определены значимые различия и в уровневых, и в структурных характеристиках суверенности психологического пространства и субъективного благополучия личности: для мужчин значимо выше уровень суверенности по большинству параметров (территория, вещи, социальные связи, привычки, ценности) и удовлетворенности качеством жизни по всем параметрам, а для женщин характерны значимо более высокие показатели уровня суверенности по параметру территории и субъективного благополучия по всем параметрам.

Возрастная специфика уровнево-структурной организации суверенности психологического пространства и субъективного благополучия заключается в том, что респонденты младших возрастных групп (19-33 года) демонстрируют более высокие показатели удовлетворен-

ности качеством жизни и низкие показатели субъективного благополучия, а респонденты старших по возрасту групп (34 и более лет) - наоборот.

Таким образом, актуальность проблемы психологического благополучия сотрудников ОВД в условиях профессиональной деятельности подтверждается результатами исследования мнения сотрудников ОВД по поводу их социальной и правовой защищенности, психоэмоциональной ситуации среди них.

В целом исследование демонстрирует важность взаимосвязи между уровнем суверенности психологического пространства личности и уровнем субъективного благополучия, обоюдный характер которой позволяет определить, с одной стороны, необходимость создания оптимальной среды для развития и поддержания суверенности, а с другой - рассматривать уровень суверенность как показатель психологического благополучия личности сотрудников ОВД.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бахарева Н. К. Субъективное благополучие как системообразующий фактор толерантности: автореф. дис. ... канд. психол. наук. - Хабаровск, 2004.

2. Бочарова Е. Е. Взаимосвязь ценностных ориентаций, стратегий поведения и субъективного благополучия личности: автореф. дис. ... канд. психол. наук. - Саратов, 2005.

3. Воронина А. В. Оценка психологического благополучия школьников в системе профилактической и коррекционной работы психологической службы: автореф. дис. . канд. пси-хол. наук. - Томск, 2004.

4. Изучение и формирование общественного мнения о деятельности органов внутренних дел (1998-2007 гг.): отчет о НИР (заключ.): 06-02 / рук. Д. Д. Невирко; исполн.:

Н. А. Горбач и др. - М., 2007. - Инв. № 03070718.

5. Панина Е. Н. Взаимосвязь суверенности психологического пространства и психологического благополучия личности: автореф. дис. ... канд. психол. наук. - Красноярск, 2006.

6. Пучкова Г. Л. Субъективное благополучие как фактор самоактуализации личности: автореф. дис. . канд. психол. наук. - Хабаровск, 2003.

7. Соколова М. В. Шкала субъективного благополучия. -Ярославль, 1996.

8. Фесенко П. П. Осмысленность жизни и психологическое благополучие жизни: автореф. дис. . канд. психол. наук. - М., 2005.

9. Ryff C. D. Psychological Well-Being in Adult Life // Current directions in psycholoqical Science. - 1995. - V. 40.

10. WHO: The first ten years of the world. - Geneva, 1958.

ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ КУЛЬТУРЫ ДЕЛОВОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ БУДУЩЕГО СПЕЦИАЛИСТА ОВД

Е. В. Руденко

В статье даются определение и основные признаки культуры делового взаимодействия будущего специалиста ОВД. Приводятся ведущие идеи, положенные в основу системы принципов процесса формирования культуры делового взаимодействия будущего специалиста в вузе МВД России.

Ключевые слова: культура делового взаимодействия будущего специалиста; компоненты культуры делового взаимодействия; процесс формирования культуры делового взаимодействия; принцип формирования культуры делового взаимодействия; развивающее взаимодействие.

Одной из важнейших тенденций в развитии высшего образования в России является переход от использования в управлении педагогическими процессами парадигмы «воздействия» к реализации парадигмы педагогического «взаимодействия», что предполагает формирование у субъектов образовательной деятельности культуры делового взаимодействия. Демократизация жизни в стране и образовательного процесса в вузах вызывает необходимость использования полисубъектного управления, которое также невозможно реализовать без формирования культуры делового взаимодействия субъектов. Переход специалиста в режим самоорганизации личности после окончания вуза требует достаточно высокого уровня развития способности к эффективному взаимодействию в системе «человек-человек». Среди наиболее важных компетенций, которыми должен обладать специалист в соответствии с Болонскими соглашениями, называется умение работать в команде, а развитие такой компетенции предполагает достаточно высокий уровень культуры делового взаимодействия.

Культура делового взаимодействия будущего специалиста органов внутренних дел представляет собой меру и способ творческой самореализации личности в организации и осуществлении совместной учебно-профессиональной и служебной деятельности. Она включает в себя три взаимосвязанных и взаимообусловленных компонента: мотивационный, компетентностный и личностно-творческий, которые определяют направленность личности специалиста в деловом взаимодействии, ее позицию, используемые стратегии и тактические приемы поведения, ценностное отношение к партнерам и способам осуществления интеракций, объем и содержание научных знаний, опыта других субъектов для проектирования ориентировочной основы делового взаимодействия, а также способ использования индивидуальных особенностей личности, ее возможностей и ограничений, творческого потенциала для достижения успеха в совместном решении профессиональных и служебных задач.

При разработке модели процесса формирования культуры делового взаимодействия слушателей и курсантов вуза МВД России мы опирались на следующие концептуальные идеи:

1. Идея использования в качестве главного педагогического средства формирования культуры делового взаимодействия «развивающего взаимодействия» субъектов (В. А. Сластенин) в процессе выполнения совместной деятельности.

Мы называем развивающим такое межсубъектное деловое взаимодействие, которое: способствует развитию субъектных функций индивидов, участвующих в нем, повышению уровня самостоятельности в принятии решений, регуляции совместной деятельности, определении способов выполнения совместной деятельности; побуждает к духовному росту, усвоению духов-