№ 4,2003

ПРОБЛЕМЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОДИАГНОСТИКИ ПЕРВОЙ ТРЕТИ ХХ в.

C.C. Малявина, ст. преподаватель кафедры дошкольной педогогики и психологии МГПИ им. М.Е. Евсевьева

Статья посвящена проблеме подходов к исследованию психики в российской психологии первых тридцати лет XX в. Автором анализируются методы исследования психики, теоретико-методологические основы психодиагностики, прикладные области применения диагностических программ, конкретные результаты проведенных исследований. Материалы данной статьи позволят исследователям выявить новые грани исследования психики, интерес к которым проявляли отечественные психологи первой трети XX в., и творчески их использовать.

The article deals with approaches to investigation of mentality in Russian psychology of the 1st thirty years of the XX century. Methods of mentality exploration, theoretical and methodical fundamentals of psychodiagnostics, applications of diagnostic programmes, and the results of research performed are analysed.

Проблема диагностики — одна из самых интересных проблем всех областей психологии, поскольку именно с помощью специально организованных исследований можно изучать психические явления, определять закономерности психики. Очевидная значимость разработки диагностических методик требует от науки детального изучения прошлого этой проблемы, выявления подходов, применявшихся исследователями в предыдущие периоды, забытых, но сохранивших свою эвристичность и для современной науки, подходов, признанных несостоятельными уже в то время. Знание истории поможет избежать возможных ошибок в будущих исследованиях.

Цель данной статьи заключается в изучении направлений диагностики психики, которые существовали в первой трети XX в.

Начало XX в. — один из самых ярких периодов отечественной науки, переломный этап отечественной психологии. В связи с внедрением в нее экспериментальных методов исследования психики в корне менялась вся методология науки, стремительно расширялся круг ее проблем. В это время активно развивались все области психологии — педагогическая, детская, возрастная, клиническая, психотехника, психология труда и др. В каждой из них разрабатывались специфичные методы исследования.

Осознание важности и актуальности экспериментального изучения человека быстро охватило все области науки и практики. Проблемой усовершенствования методического и методологического

оснований психодиагностических исследований занимались В.Б. Альтшулер, П.П. Блонский, В.М. Бехтерев, В.Я. Вайн-берг, М. Коренблит и М. Надольская, К.Н. Корнилов, А.Ф. Лазурский, С.А. Левитин, Л.Е. Оболенский, А.Е. Петрова, Г. Роков, В.К. Соловьев, А.И. Сырцов, Е.И. Тихеева, Г.И. Челпанов и другие психологи.

Одна из самых популярных идей в психологической диагностике заключалась в подчеркивании важности комплексного многопланового исследования, которое кроме изучения собственно психических особенностей должно было включать анализ социально-бытовых условий, общую характеристику здоровья, антропометрических измерений. Для изучения психических особенностей отечественные психологи начала XX в. предлагали широкий круг методов: лабораторный и естественный эксперимент, опрос, наблюдение, антропометрические измерения, тестирование, проективные методики (метод свободного рисования) и др. Большинство исследователей, занимавшихся диагностикой индивидуальности, полагали, что для получения наиболее достоверных результатов диагностических исследований необходимо использовать не один, а совокупность психодиагностических методов. Таким образом, в отечественной психологии начала XX в. активно обсуждались методологические и методические вопросы диагностики индивидуальности. Психологи, интересовавшиеся этими проблемами, создавали фундамент для дальнейшей работы по ди-© С.С. Малявина, 2003 149

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

агностическому изучению индивидуальности.

Чтобы понять, как велись диагностические исследования индивидуальности в отечественной психологии рассматриваемого периода, необходимо ответить на три вопроса: Кого диагностировали психологи? Что они диагностировали? Как они это делали?

Поиск ответа на первый вопрос дает достаточно широкий спектр объектов. Это и дети, и представители разных национальностей, разных социальных статусов, профессий, разных возрастов; исследовались гендерные различия и др.

Одним из самых распространенных направлений в диагностике индивидуальности было исследование различных особенностей детей (возрастных, национальных, социальных, отличительных особенностей детей по степени их успешности в школьном обучении, различий одаренных, трудных, детей с психическими и физическими отклонениями от нормы). Эти вопросы разрабатывали Ф.С. Асфонский, М.Я. Басов, П.П. Блонский, В.Я. Вайнберг, А. Гарант, Е. Сигова, Е.И. Зверев, В.П. Кащенко, М. Корен-блит и М. Надольская, А.А. Краснов-ский, А.Ф. Лазурский, М.А. Левина, Е.А. Гершензон, В.О. Милявская, А.П. Нечаев, С. Полянский, Г. Роков, Г.И. Россолимо, А.И. Сырцов, В.А. Трей-тер, А. Феоктистов и др.

Для изучения детей ученые использовали экспериментальные программы, разработанные ранее зарубежными и отечественными исследователями, и создавали свои диагностические проспекты. Так, работа Ф.С. Асфонского была ориентирована на изучение навыков и знаний детей, поступающих в школу. М.Я. Басов исследовал особенности широкого спектра психических функций ребенка. А.П. Нечаев — «умственную сферу» детей-дошкольников.

Исследование М.Я. Басова было направлено на изучение «особенностей психических функций» ребенка-до-школьника. Для этого автором была разработана схема оценки конкретных индивидуально-психологических особенностей, включающая в себя восемь ос-

новных блоков: двигательная деятельность, восприятие, воспроизведение, творческое или комбинирующее воображение, мышление, речь, чувствования (эмоциональная сфера, выражаясь современными терминами); регулятивные процессы (внимание, воля), в каждом из которых выделялись несколько качественных особенностей психических функций, характеризующихся конкретными качественными проявлениями. Например, к особенностям восприятия М.Я. Басов причислял обилие или бедность, точность, остроту, информацию о которых следовало получать на основе наблюдений (см.: Басов М.Я. Иллюстративная схема конкретных проявлений качественных особенностей психических функций в поведении ребенка дошкольного возраста // Хрестоматия по возрастной и педагогической психологии / Под ред. И.И. Ильясова, В.Я. Ляудис. М., 1980. С. 18—23).

Среди активно разрабатываемых исследований индивидуально-психологических различий следует назвать этнопсихологические. В этом направлении трудились Т. Баранова, С. Балаубаев, А. Голяховская, С. Рахматуллина, И. Бик-чентай, А.П. Голубева, Е. Гранат, Е. За-горжельская, А.В. Запорожец, А.Р. Лу-рия, В.К. Соловьев, А. Шеповалова, A.M. Шуберт и др. Этими учеными были совершены научные экспедиции на Алтай, в Северо-Байкальский, Северо-Кавказский районы, Бурят-Монголию, Узбекистан и другие отдаленные районы Советского Союза. Исследованию были подвергнуты не только представители далеких окраин страны (буряты, ойроты, тунгусы и др.), но и народы, проживающие в средней полосе России.

Разрабатывая задачи экспедиций, ученые обязательно включали в программы изучение условий жизни — климата, особенностей быта, культуры, а также физического развития, некоторых особенностей психики (интеллекта, памяти, внимания, мышления, эмоциональной сферы и др.), апробацию диагностических программ с учетом специфики каждого народа, региона, особенностей жизнедеятельности, культуры, обычаев и т.д. Суть адап-

111!111Й1И1!Ш № 4,

тации теста заключалась в насыщении его специфическим для данной культуры содержанием, понятным для той или иной народности, т.е. в учете культурных и бытовых особенностей жизни.

И. Булановым, А.В. Запорожцем и другими исследователями для изучения интеллектуального развития детей тунгусов и ойротов применялись методы Бине—Симона (в редакции Шуберт), Пинтнера—Петерсона и краткий метод Россолимо. К сожалению, ни в одной из работ нет подробного описания этих методов. Обследование интеллекта обнаружило, что с возрастом происходит постепенное незначительное снижение 10. И. Буланов особо отмечал, что это не может свидетельствовать о «деградации детей тунгусов». Он высказал предположение, что результаты, полученные по тестам Бине детьми десятилетнего возраста и старше, возможно, находятся в зависимости от школьной культуры (европейские дети обучаются в школе с семилетнего возраста в отличие от обследованных тунгусских детей, которые начинают обучение позже). Кроме того, сравнение результатов словесных и наглядных тестов (по первым тунгусы давали наихудшие результаты, по вторым — наилучшие) привело исследователя к мысли о зависимости показателей 10 от специфических способностей, свойственных «примитивным народам», лучше разбираться в «зрительных реальных формах», нежели в вербальных конструктах. И. Буланов отмечал, что любое сравнение результатов детей разных национальностей должно быть очень условным; например, дети-тунгусы отстают от детей европейско-американской культуры (к этой культуре автор причислял и русских) в решении некоторых умственных задач, но опережают их в других заданиях, например в стрельбе в цель (см.: Буланов И. Материалы по изучению поведения ребенка-тунгуса // Педология. 1930. №2. С. 194—207).

Специальное направление диагностических программ в отечественной психологии начала XX в. составило изучение людей разного социального статуса, которое было ориентировано на выявление

различий в психике, порождаемых особенностями жизненного уклада людей разных общественных слоев. Этой проблемой занимались И.А. Арямов, Р. Виленкина, Л.С. Гешелина, Е.И. Нечаева, С. Полянский, Л.А. Сыркин и др. Они исследовали типические особенности разных социальных групп (рабочих, крестьян, служащих, интеллигенции) и пытались понять причины обнаруженных различий. Содержательно эти ракурсы диагностики были очень разнообразны: изучение физического и психического состояния, когнитивной сферы, специфики речи, особенностей изобразительной, игровой и трудовой деятельности детей той или иной социально-классовой группы, характерные черты среды, влияющей на ребенка разных общественных укладов.

Цель большинства подобных исследований по сути заключалась в доказательстве того, что социально-средовые условия оказывают глобальное воздействие на психику человека и, следовательно, формирование психики человека обусловлено общественным статусом. Так, Л.С. Гешелина, изучив особенности начала речи детей, принадлежащих к семьям рабочих и служащих, обнаружила, что до 1 года произносят свои первые слова 51,2 % детей из семей рабочих и 53,5 % детей из семей служащих; от 1 года до 1,5 лет — 25,3 и 35,4; от 1,5 до 2 лет — 11,4 и 4,7; и наконец, в возрасте от 2 до 3 лет начинают говорить 12,1 и 6,4 % соответственно. Проанализировав также различия антропометрических характеристик, начала ходьбы, прорезывания зубов, Л.С. Гешелина пришла к выводу, что ведущим, доминантным фактором в физическом и психическом развитии является именно среда (социальноэкономическое положение семьи), так как при ее улучшении в семьях рабочих происходит уравнивание «кривой» соотношения показателей роста и развития детей рабочих и служащих (см.: Гешелина Л.С. Среда и социально-биологическая характеристика современного дошкольника// Педология. 1928. Кн. 1. С. 113—136).

Еще одним направлением диагностических исследований было изучение

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

представителей различных профессиональных групп. Целью подобных исследований было выяснение особенностей психики, необходимых для работы в той или иной профессии. Диагностические программы подобного типа разрабатывали А. Болтунов, Н.Д. Левитов, А.А. Люблинская, П.М. Петров, Н.А. Рыбников, Г.Я. Смышляев, С.А. Яманов, И.Л. Сты-чинский, В.Г. Штефко и др. Этими исследователями были созданы разнообразные профессиограммы, в которых авторы пытались отразить весь спектр психических и физических особенностей, наиболее значимых для определенной профессии, т.е. создать «тип профессии». Это должно было открыть новые возможности для профориентационной работы, снизить травматизм на работе и профессиональную вредность.

Примером подобного исследования является работа Ф. Барановского, в которой он пытался выявить границы профпригодности «ездовых профессий (шофера и вагоновожатого)». Всего было обследовано 1 042 чел. в возрасте от 17 до 35 лет, 510 из них не имели никакого стажа работы в этих профессиях, 532 имели стаж от нескольких месяцев до пяти и более лет. Диагностическое исследование проводилось по методике Г.Я. Смышляева, которая включала в себя изучение «простой реакции», «реакции выбора», объема и распределения внимания, расчета скоростей, силы сжатия обеих рук, «глазомерного уклонения». Результаты каждого испытуемого соотносились с нормами профпригодности, установленными на предварительных исследованиях «заведомо хороших, средних и плохих шоферов и вагоновожатых». Анализируя полученные данные, Ф. Барановский сформулировал ряд показателей, неблагоприятных для работы в этой профессии: ослабление внимания; чрезмерная медлительность; быстрота, но ошибочность; замедление реакции и ошибки. Автор подчеркивал, что серьезным показателем профнепригодности является наличие комплекса (двух и более) отрицательных показателей (например, внимание и ошибки реакции, ошибки при расчете скоростей и замедленные реакции) (см.: Барановский Ф. Влияние национального признака на пригодность к ездовым профессиям //

Психотехника и психофизика труда. 1929. № 2/3. С. 175—180). Диагностика показателей профпригодности у выпускников школ позволит повысить эффективность профотбора.

Еще одно направление — диагностические исследования групп, разделенных по половому признаку. Ряд исследований был направлен на изучение специфических особенностей представителей одного пола, другие — на сравнительный анализ психологических особенностей мужчин и женщин. Эта проблема разрабатывалась в трудах Н.Е. Румянцева, Е.С. Федоровой, М.М. Штейнгауз и других психологов начала XX в.

Е.С. Федоровой, в частности, были обследованы дети обоего пола в возрасте 10—11 лет. Диагностика проводилась в форме трех серий тестовых заданий. Изучались: житейская осведомленность детей, умение находить сходства, различать детали, ассоциативная память, заполнение пробелов, механическое запоминание, умение сосредоточиться на механической работе и т.п. Полученные результаты привели автора к выводу о том, что «интеллектуальный профиль» полов различен. У мальчиков преобладает умение логически мыслить, у девочек — устойчивое внимание, умение заниматься однообразной работой (см.: Федорова Е.С. Умственная одаренность мальчиков и девочек // Вопросы изучения и воспитания личности (педология и дефектология). 1929. № 3/4. С. 17—23).

Таким образом, поиск ответа на вопрос «Кого диагностировали отечественные психологи начала XX в.?» обнаруживает несколько основных направлений, в рамках которых апробировались существующие и создавались новые методики диагностирования психики детей разных возрастов, представителей разных национальностей, социальных групп, профессий, мужчин и женщин.

На вопрос «Что диагностировали психологи начала XX в.?» возможны два варианта ответов. Согласно первому это — психика человека в целом (А. Красногорский, А.Ф. Лазурский,

А.П. Нечаев, Н.А. Рыбников, А.И. Сырцов), второму — отдельные психологические и психофизиологические особенности человека (М.Я. Басов, Н.Ф. Добрынин, А. Зачиняев, А.А. Люблинская,

№ 4,2003

В.О. Милявская, А.Е. Петрова, Н. Тычи-но, И.Н. Xолчев, Г.И. Челпанов).

Изучая психику человека в целом, исследователи формулировали конкретную проблему иначе: они диагностировали личность ребенка и взрослого, учащегося школы, характер и т.п., в действительности подразумевая под той или иной формулировкой диагностику познавательных процессов, совокупности нравственных, религиозных, эстетических представлений, представления по вопросу социальных отношений, самооценки человека, представления человека о деятельности.

Интересы ученых, занимавшихся диагностикой собственно психологических индивидуальных особенностей, в первую очередь были направлены на исследование познавательных процессов. В то время в отечественной науке экспериментальным путем изучались наблюдательность, внимание, память, мышление, воображение, ощущение и восприятие. Исследовались общие закономерности, свойства, характеристики, виды этих процессов. Проводились эксперименты, обращенные на изучение соотношения скоростей психических и психофизических процессов. Результаты подобных экспериментов не подтверждали и не опровергали взаимосвязь скорости этих процессов. Авторы подчеркивали необходимость разработки нового диагностического инструментария для решения данной задачи, значимость проведения дальнейших исследований в этом направлении.

Анализ работ, посвященных диагностике индивидуальности, позволяет предположить, что форма исследования (групповая или индивидуальная), т.е. ответ на третий вопрос «Как проводилось исследование?», определялась автором исходя из метода, выбранного для исследований, а тот, в свою очередь, находился в прямой зависимости от цели проводимой работы. Чем шире, масштабнее была цель (например, диагностика личности учащегося), тем большее количество методов было необходимо: эксперимент, наблюдение, опрос, тест и др. Эти методы давали возможность проводить массовые диагностические исследования. Напротив, работа, цель которой

была достаточно узкой, конкретной (например, изучение индивидуальных особенностей скорости психических или психофизиологических процессов), требовала от психологов лабораторных исследований с помощью специальной аппаратуры. Подобные исследования можно было проводить, только работая с каждым человеком отдельно, т.е. в индивидуальном эксперименте. Соответственно разница между выборкой персональных и массовых диагностик была значительна. Выше мы отмечали, что практически все исследователи подчеркивали необходимость использования нескольких методов диагностирования психики человека.

Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы:

— в рассматриваемый период в отечественной науке активно осуществлялась разработка теоретико-методологических основ психологической диагностики, методического инструментария;

— для этой цели использовался достаточно широкий круг методов — опрос, эксперимент, наблюдение, антропометрические измерения, тестирование, проективные методики;

— большинство отечественных исследователей понимали важность использования не одного, а комплекса, комбинации диагностических методов, так как только в этом случае можно составить наиболее цельное описание психики;

— диагностические исследования велись в самых различных направлениях и областях — педологии, психотехнике, этнопсихологии, социальной, возрастной психологии;

— в отечественной психологии данного периода исследовались психика как целостное психическое образование и отдельные психические процессы;

— в зависимости от цели исследования диагностическая работа велась в форме массовых или индивидуальных методов.

Все диагностические исследования, проводившиеся в отечественной психологии в первой трети XX в., представляют собой несколько взаимосвязанных направлений. Эта связь основывается на понимании авторами того, что их исследования являются отдельными звеньями цепи изучения психики человека.

Поступила 27.06.03.

153