ЛД Соииально-психопогические \Д и педагогические аспекты ^ ^ деятельности / правоохранительных органов

ПРОБЛЕМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПСИХОЛОГА И ПСИХИАТРА ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

А. В. Метелев

Подчеркивая важность назначения психологической экспертизы при посттравматическом стрессовом синдроме (ПТСС) и необходимость учета особенностей проявления постстрессовых расстройств, отметим, что до сих пор нет четкого понимания предмета и видов назначения экспертизы у психологов и психиатров. Например, Г. С. Човдырова (2003 г.) высказывает категоричное мнение о том, что «знание вопросов об уменьшенной вменяемости для психологов, занимающихся личным составом МВД, не актуально, так как лица с психическими аномалиями на службу не принимаются или отсеиваются при психодиагностических исследованиях» (14, 72).

Это утверждение представляется не совсем верным. Во-первых, «знания об уменьшенной вменяемости» относятся к специальным психологическим познаниям, применяемым при производстве различных видов психологических экспертиз (ПЭ, СПЭ, КСПЭ, ККСПЭ) и предполагают наличие в исследуемой ситуации единства юридического, медицинского и психологического критериев. При профессионально-психологическом отборе в ОВД, как правило, используются медицинский, психологический и социальный или деонтологический (соответствие избранной профессии) критерии. Во-вторых, эти вопросы возникают при оценке поведения сотрудника в юридически значимых ситуациях, которые являются предметом психологической оценки психических состояний, обусловленных действием травматического стресса. В-третьих, в процессе служебной деятельности, особенно в ситуациях, связанных с риском, опасностью и угрозой, у сотрудников возникают специфические психические состояния, близкие к пограничным, но, тем не менее, относящиеся к психологической норме. В-четвертых, экстремальный индивидуальный боевой профессиональный опыт может приводить к закономерным личностным изменениям в виде комбатантной акцентуации (8) (ПТРЛ - по М. Ф. Лукманову), что, в свою очередь, тоже является предметом психологической экспертизы. В-пятых, природа посттравматических стрессовых расстройств феноменологически включает в себя определенные стадии развития - ТС - ОСР - ПТСС - ПТСР. В любом из этих видов стрессовых состояний главным экспертным вопросом являются оценка выраженности психического состояния и его влияние на способность

Ижевский филиал Нижегородской академии МВД России адекватно оценивать ситуацию, сознавать значение своих действий и руководить ими (т. е. изучение психологического критерия). В-шестых, существуют особенности проявлений психических состояний, обусловленных влиянием экстремального боевого опыта и травматического стресса, выраженные в специфических признаках, описанных в научной литературе, а также установленных в ходе нашего исследовании. Например, наличие «флэшбэк»-эффекта (специфического симптома ПТСР), рассматриваемого как непроизвольное вторжение в психику человека воспоминания травматического факта события (упорные и яркие видения, связанные с эпизодами событий) и являющегося по сути одним из видов временного расстройства психики, которое характеризуется утратой способности отдавать отчет в своих действиях и руководить ими.

Временные психические расстройства личности называются исключительными психическими состояниями. Лицо, находящееся в этом состоянии и совершившее общественно опасное деяние, в том числе посягательство на жизнь другого человека, признается невменяемым (ст. 21 УК России). При определении вменяемости-невменяемости экспертами-психиатрами обязательному установлению подлежит не только медицинский, но и «психологический критерий невменяемости» (11). По сути, Г. С. Човдырова ведет речь о «практическом игнорировании необходимости конкретного использования профессиональных психологических познаний при установлении вменяемости-невменяемости» посттравмати-ческих стрессовых расстройств (состояний) (11, 34).

Как мы уже отмечали, необходимость в назначении психологической экспертизы ПТСС может возникнуть, когда возникает предположение, что психическое состояние могло повлиять на способность субъекта правонарушения в полной мере сознавать значение своих действий или руководить ими (1; 2, 96-98; 3; 7; 10). Следует отметить, что практически все характеристики эмоционального состояния и его динамики на высоте аффективного напряжения являются объективно малодоступными рефлексии. Поэтому данный этап работы эксперта-психоло-га самый сложный и диагностически наиболее тонкий, чреват вероятностью возникновения ошибок, приводящих к неверному экспертному решению.

Именно поэтому автор уделяет внимание сравнительному анализу аффекта (как наиболее хорошо изученного и представленного в теории и практике производства судебно-психологических экспертиз) (12; 13). Нами рассматривается также психическое состояние, являющееся предметом нашего исследования - пост-травматический стресс, обусловленный участием в контртеррористической операции и влиянием критического инцидента экстремального боевого профессионального опыта.

Как показывает судебно-психологическая экспертная практика (9), квалификация состояния физиологического аффекта требует соответствия большому числу жестко заданных критериев, в то время как динамика протекания эмоциональных состояний, сопровождающихся выраженной дезорганизацией деятельности, носит полиморфный характер. Вариантностью отличаются все этапы протекания аффекта. Так, на высоте эмоционального возбуждения не обязательно присутствуют двигательные стереотипы, может наблюдаться смена операционального состава, орудий, способов действий. В редких случаях аффективная реакция несколько «отставлена» во времени от последнего конфликтного столкновения, и взрыв определяется внутренней переработкой переживаний (речь идет о «кумулятивном аффекте»). Наименее унифицированный характер, в отличие от физиологического аффекта, приобретает стадия выхода из острого эмоционального состояния. Наряду с явлениями физической и психической астении достаточно часто встречаются случаи, когда некоторое эмоциональное возбуждение характеризует состояние субъекта и после совершения правонарушения (не происходит аффективной разрядки). Нередко встречаются такие случаи, когда в период после совершения преступления поведение субъекта представляется достаточно целесообразным. Однако при тщательном психологическом анализе обнаруживаются внутренняя дезорганизация деятельности, трудности осмысления ситуации. Внешняя же упорядоченность зачастую объясняется актуализацией привычных стереотипов поведения (4).

Для разграничения состояния аффекта и ПТСС приведем следующие аргументы. К числу диагностических признаков аффекта относятся:

1. Внезапность возникновения, вызванная насилием. Аффект возникает, как правило, в ответ на сильный раздражитель, содержит прямую провокацию действий внешнего раздражителя, подчеркивая их противоправность и аморальность, бурность и яркость протекания, взрывной характер, с немедленным отреагированием. Происходят полная или частичная захваченность психики, концентрация и фиксация на аффективно значимых переживаниях в исследуемой криминальной (инкриминируемой) ситуации, в результате чего возникает особое психическое состояние, снижающее способность лица понимать значение своих действий или руководить ими. Внешне это выражается в нарушении адекватности, целенаправленности и последовательности поведения. При этом человек совершает действия, обращенные на ближайшие объекты и цели, без учета возможных последствий. Отметим, что при диагностике аффек-

та в рамках судебно-психологической экспертизы психического состояния объективная сторона деликта характеризуется установлением причинно-следственной связи между противоправными действиями виновного и наступлением смерти потерпевшего. Законодатель акцентирует внимание на том, что убийство в состоянии аффекта является противоправным умышленным лишением жизни другого человека, совершенным при смягчающих обстоятельствах. При психологической экспертизе аффекта важно\установить, что насилие со стороны потерпевшего, вызвавшее аффект у виновного лица, было противоправным.

2. В качестве обязательного признака объективной стороны убийства, совершенного в состоянии аффекта, выступает провоцирующая обстановка, созданная потерпевшим непосредственно перед посягательством на его жизнь. Это может быть выражено в соответствующем поведении потерпевшего: насилии; издевательстве; тяжких оскорблениях; иных противоправных действиях; иных аморальных действиях; систематическом противоправном или аморальном поведении, обусловившем длительную психотравмирующую ситуацию.

3. Субъективная сторона деликта, совершенного в состоянии аффекта, характеризуется умышленной формой вины. При этом умысел может быть как прямой, так и косвенный. Однако во всех случаях для квалификации по ст. 107 УК России необходимо, чтобы умысел на совершение убийства возник внезапно, в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, спровоцированного перечисленными в диспозиции ст. 107 УК России действиями со стороны потерпевшего.

С субъективной стороны важно: чтобы сильное душевное волнение у виновного возникло внезапно, в качестве ответной реакции на внезапное насилие, иные противоправные или аморальные действия со стороны потерпевшего; чтобы умысел на убийство у виновного, находящегося в состоянии аффекта, возник также внезапно; внезапной должна быть и реализация умысла на убийство.

При этом юридически значимые периоды развития аффекта рассматриваются как предкриминальный, собственно криминальный и посткриминальный периоды.

Специфика психологической экспертизы ПТСС в рамках служебной проверки (расследования) обусловлена следующими положениями.

ПодШридически\3,начимой\СитуациейШы понимаем ситуацию профессиональной или социальной деятельности периода постэкстремальной адаптации, имеющую административно-служебное и психолого-реле-вантное значение, по которой проводится служебная проверка (расследование).

Юридически значимую ситуацию можно разделить на периоды, в которых разворачивается та или иная психическая деятельность подэкспертного лица, оцениваемая с использованием юридических критериев. При этом юридически значимыми периодами психологической экспертизы ПТСС являются: а) период «критического инцидента», содержащий индивидуальный боевой профессиональный опыт экстремального периода профессиональной деятельности, представляющий собой

начало развития состояния; б) постэкстремальный период (от 6 месяцев и более) включает посттравмати-ческий стрессовый фонд, т. е. развитие стрессового состояния; в) собственно период служебной проверки (расследования) - проявление ПТСС, обусловленного экстремальным индивидуальным боевым профессиональным опытом (ИБПО).

Психолого-релевантными мы называем ситуации, требующие использования специальных психологических познаний при оценке явлений, имеющих психологическую природу.

При экспертизе ПТСС субъективное восприятие объективной стороны правонарушения детерминировано действием критического инцидента экстремального ИБПО, пережитого ранее и перенесенного на исследуемую экспертную ситуацию. Важное значение при этом имеют психологический постстрессовый фон и сложившееся в целостную картину восприятие объективных и субъективных факторов травматического стресса, присутствие «сложноорганизованногоНубъектив-ного\дбраза\дбъективной\действительности» в виде психической реальности, «субъективногоЮбразаЯри-тическогоЫнцидента»\йли«совокупного\дубъектауг-розы'йЮпасности».

При исследовании обстоятельств служебной проверки (расследования) и экспертизы ПТСС действия потерпевших не имеют явного провоцирующего, противоправного характера и объективно могут не носить признаков угрожающей опасности - немедленной и непосредственной угрозы, как при аффекте. Имеется лишь психический постстрессовый фон и психическое образование в виде субъективного восприятия (переживания) реальности угрозы, опасности (психически действующая реальность) либо мнимой угрозы (5).

При диагностике ПТСС объективной стороной, определяющей действия сотрудника, является установление взаимосвязи между событийным компонентом критического инцидента в ситуации травматического стресса, имеющегося в опыте подэкспертного, и исследуемой ситуации правонарушения в постстрессовый период, являющейся объектом служебной проверки (расследования).

В ходе психологической оценки субъективной стороны действий сотрудника в определенной юридически значимой ситуации мы должны исследовать две неразрывные, взаимосвязанные стороны - профессиональную и личностную субъектность. Необходимо исследовать сформированный профессиональный опыт действий сотрудника в профессиональных ситуациях и личностный опыт разрешения конфликтных, стрессовых ситуаций во внеслужебных отношениях (в социуме).

Реализуя методологический принцип единства 'Прошлого и 'Настоящего ШПосттравматическом \дтрессо-вом\ПереживанииЦсостоянии),\при экспертной профессионально-психологической оценке связи субъективной стороны юридически значимой'ситуации (правонарушения) с поведением в ней сотрудника, мы должны ответить на главные вопросы экспертизы ПТСС:

1. Каковы индивидуально-психологические особенности личности подэкспертного и как они проявились в

исследуемой ситуации и обстоятельствах дела? Обусловлены ли они действием травматического стресса периода участия в боевых действиях и оказали ли они существенное влияние на поведение подэкспертного в исследуемой ситуации? Имеются ли в индивидуальных особенностях личности признаки «комбатантной акцентуации»?

2. В каком психическом состоянии находился подэк-спертный в момент совершения правонарушения? Обусловлено ли это состояние действием травматического стресса и экстремальным боевым опытом, и если да, то как оно повлияло на способность подэкспертного сознавать значение своих действий и руководить ими в исследуемой ситуации?

3. Существует ли взаимосвязь между опытом поведения в ситуациях боевых действий и специальных операций (обстоятельства) и поведением (действиями) подэкспертного лица в ситуации правонарушения или должностного проступка?

Ответы на эти общие и специальные вопросы содержат необходимую информацию о субъективной стороне расследуемого случая, что, с нашей точки зрения, повышает обоснованность юридической оценки психического состояния, поведения и личности сотрудника ОВД-участника КТО, обеспечивает адекватность правовых санкций.

Главное условие разграничения оценки стрессовых и постстрессовых состояний от иных психических состояний - это наличие посттравматического стрессового фона и психологического механизма переноса на расследуемую ситуацию фиксированных эмоциональных и поведенческих реакций, опыта действий, сформированных в экстремальных условиях. Тогда «критический инцидент», «травматический стресс», «острое стрессовое расстройство» можно квалифицировать как актуальное психическое стрессовое состояние, детерминированное воздействием психической травмы и критического инцидента, содержащихся в экстремальном индивидуальном боевом профессиональном опыте.

Подчеркнем, что разграничение диагностики аффекта и ПТСС подразумевает проведение определенного вида экспертизы - психологической или комплексной психолого-психиатрической. Практический психолог ОВД - эксперт - должен владеть специальными познаниями в пограничной области - психопатологии -и быть сведущим в разрешении вопросов «уменьшенной вменяемости».

При производстве психологической экспертизы ПТСС в психолого-релевантных ситуациях служебной проверки (расследования) необходимо установление взаимосвязи между критическим инцидентом в ситуации травматического стресса, имеющегося в экстремальном ИБПО подэкспертного, и его поведением в исследуемой ситуации (например, правонарушения) в постстрессовый период, определение на этой основе актуального (аффект, фрустрация, страх, ОСР и т. д.), отсроченного (ПТСС) либо хронического (ПТСР) психического состояния и способности\К\йроизеолъной\регуляции поведения\й\деятелъности.

В нашем исследовании выявлены дополнительные признаки и особенности проявления ПТСС: наличие

психического образования в виде «субъективного образа критического инцидента» и/или «совокупного субъекта угрозы и опасности»; действие психологического механизма переноса (возвращения) в ситуацию критического инцидента, детерминированного психической травматизацией и экстремальным индивидуальным боевым профессиональным опытом; перенос опыта боевых действий в экстремальных условиях на оценку ситуаций в условиях повседневного несения службы или во внеслужебные отношения (обстоятельства дела); наличие выраженных признаков посттравматической стрессовой дезадаптации; субъективное возвращение в прошлый опыт (экстремальный ИБПО) при оценке выбора способов и средств разрешения в ситуации экспертизы в постэкстремальном периоде; наличие и совпадение объективных и субъективных признаков опасности и угрозы ситуации.

При диагностике проявления ПТСР вводится времен-ноиШритерий, разграничивающий виды психических состояний. С нашей точки зрения, развитие ПТСР выглядит следующим образом: травматический синдром -во время критического инцидента и сразу после него -до 2 суток; ОСР - от 2-4 недель; ПТСС - возникает от-сроченно, спустя шесть месяцев и более, и носит характер постстрессового фона. ПТСР отличается от ПТСС выраженностью проявления, болезненностью, страдательностью, существенностью влияния на человека. Поэтому ТС и ОСР являются актуальными (здесь и сейчас) стрессовыми психическими состояниями, ПТСС носит характер отсроченного стрессового действия субъективного восприятия (тогда и там), а ПТСР - болезненное хроническое константное проявление (везде и всегда).

Исходя из результатов нашего исследования и их анализа, мы предлагаем авторскую схему возникновения и развития ПТСР. Она не противоречит общепринятой, но отличается тем, что в основе развития постстрессовых состояний, с нашей точки зрения, лежит критический инцидент: КИ - ТС - ОСР - ПТСС - ПТСР.

Тогда при проведении психологической экспертизы ПТСС в рамках служебной проверки (расследования) актуальными стрессовыми психическими состояниями будут: состояние КИ, состояние ТС, ОСР, которые являются предметом психиатрической либо комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Диагностика признаков этих состояний описана в МКБ-10, Б8М-1У.

Отсроченное ПТСС является предметом психологической экспертизы, комплексной психолого-психиатрической экспертизы, комиссионной психологической экспертизы либо комиссионной комплексной психологопсихиатрической экспертизы (5). Диагностическими признаками ПТСС при этом будут служить диагностические критерии специфических признаков ПТСР: проявление симптомов В-«вторжения» (вторгающиеся неприятные воспоминания травматического события, возвращающиеся сновидения о травматическом событии); «флэшбэки» травматического события; физиологическая реактивность под воздействием стимулов, связанных с травмой; интенсивный психологический дистресс; сим-

птомы С «избегания» (попытки избегать мыслей и чувств, связанных с травмой; попытки избегать деятельности, мест или людей, вызывающих воспоминания о травме, неспособность вспомнить какой-либо важный аспект травмирующего события).

Дополнительными признаками ПТСС, эмпирически обоснованными в нашем исследовании, служат: 1) проявление психического образования в виде «субъективного образа критического инцидента» и/или «совокупного субъекта угрозы и опасности» при наличии специфического посттравматического фона; 2) пост-травматическая стрессовая дезадаптация (ПТСД), разработанная на основе показателя нарушения психической деятельности и шкал Опросника травматического стресса И. О. Котенева (1996); 3) наличие детерминированной связи между исследуемыми объектами психологической экспертизы ПТСС - ситуацией КИ, психическим состоянием, поведением и индивидуально-психологическими особенностями личности, проявившейся в ситуации травматического стресса и наличной расследуемой ситуации экспертизы; 4) действие психологического механизма переноса ИБПО, сформированного в экстремальных условиях на ситуации, и деятельность в пост-экстремальный период адаптации; 5) восприятие и оценка ситуации правонарушения или должностного проступка как субъективное возвращение в ситуацию «критического инцидента», обусловленную психической травматизацией и индивидуально-боевым профессиональным опытом; 6) субъективное возвращение в прошлый экстремальный боевой профессиональный опыт при оценке выбора способов и средств разрешения актуальной ситуации в постэкстремальном периоде; 7) наличие и совпадение объективных и субъективных признаков актуальной и отсроченной юридически значимой ситуации; 8) проявление фиксированных эмоциональных и поведенческих реакций, автоматизированных действий (профессиональных стереотипов), обусловленных экстремальным боевым профессиональным опытом.

При этом должно соблюдаться как минимум три условия. Первое: посттравматическая стрессовая дезадаптация должна быть обусловлена влиянием событийного компонента психической травмы критического инцидента (выходящего за пределы профессионального, жизненного опыта, психических состояний, испытанных ранее, жизненных ситуаций), изменившего и зафиксировавшего в опыте определенный стереотип реакций и действий в ответ на воздействие сильного стрессфакто-ра. Второе:Этот стереотип рефлекторно переносится на другие ситуации, по субъективным или объективным параметрам напоминающие ситуацию критического инцидента. Третье: обязательность переживаемости психической травмы критического инцидента, страдательности проявления, нарушающих в последующем профессиональную или социальную адаптацию. Хроническое психическое состояние (ПТСР) является предметом психиатрической экспертизы либо комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Диагностика признаков состояния описана в МКБ-10, Б8М-1У При этом указанные признаки должны носить характер стра-

дательности и болезненности, тотально нарушающих постэкстремальную адаптацию.

ЛИТЕРАТУРА

1. АлексееваШ.В.Шракт'шум по судебно-психологической экспертизе. - Тюмень, 1999.

2. ЕнгалычевВ.\Ф. Диагностика психического воздействия в процессе судебно-психологической экспертизы // Методы психологии: мат-лы II Всерос. науч. конф. по психологии Российского психологического общества. - Ростов н/Д, 1997.

3. Енгалычев\В.\Ф., ШипшинС.С.Судебно-психологичес-кая экспертиза: методическое руководство. - 2-е изд. - Калу-га-Обнинск-Москва, 1997.

4. Заключение судебно-психологической экспертизы по уголовному делу № 10/960 от 26 ноября 2003 г. // Личный архив А. Метелева.

5. КопотееС.Ш. Практикум по судебной психологии: учебное пособие. - Ижевск, 1999.

6. КоченовШ.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. - М., 1980.

7. КудрявцевШ.А. Комплексная судебная психолого-пси-хиатрическая экспертиза. - М., 1999.

8. ЛукмановМ.[Ф. Клинико-социальные особенности алкоголизации и пограничных психических расстройств у ветеранов войны в Афганистане: автореф. дис. ... канд. мед. наук. -Архангельск, 1995.

9. РатиноваЖА.,Г£авинаШ.[Ф. Некоторые методические принципы проведения комплексных психолого-психиат-рических экспертиз по делам об агрессивно-насильственных правонарушениях // Социальная и судебная психиатрия: история и современность / под ред. Т. Б. Дмитриева. - М., 1996.

10. Сафуанов\ФЖ. [Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. - М., 1998.

11. СитковскаяШ.Щ. Психологические основания уголовной ответственности (психология и проблемы Общей части уголовного законодательства). - Баку, 1992.

12. СитковскаяШ.Щ. Судебно-психологическая экспертиза аффекта: методическое пособие - М., 1983.

13. СитковскаяШ. Щ., [КонышеваШ. П., ГКоченовМ. М.. Новые направления судебно-психологической экспертизы: справочное пособие. - М., 2000.

14. Човдырова\Е\Е. Введение в экстремальную патопсихологию (по материалам органов внутренних дел): учебное пособие. - М., 2003.

ПРАКТИКА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СОТРУДНИКОВ ДПС ГИБДД С УЧАСТНИКАМИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ

Приоритетными направлениями деятельности подразделений ГИБДД признаны «повышение уровня защищенности граждан от дорожно-транспортных происшествий и их последствий, укрепление доверия со стороны участников дорожного движения к сотрудникам ГИБДД», вследствие чего рекомендуется «организация работы по психологической подготовке сотрудников ГИБДД, прежде всего, непосредственно контактирующих с участниками дорожного движения, с привлечением профессиональных психологов, педагогов, социологов» (13).

Ежедневно взаимодействуя с гражданами при исполнении служебных обязанностей, именно сотрудники ДПС, численность которых составляет более 70% от численности сотрудников Госавтоинспекции, определяют в итоге характер взаимоотношений между ними и Госавтоинспекцией.

По данным исследований, проведенных О. П. Конда-уровой, основная часть рабочего времени сотрудников ДПС затрачивается на непосредственное общение с участниками дорожного движения (9), А. А. Зырянов отнес сотрудников ДПС к одной из «наиболее коммуникабельных категорий сотрудников органов внутренних дел» (5).

Вместе с тем, по результатам исследований, из опрошенных 8910 лишь 490 человек (1,8%) ответили, что проявляют доверие к сотрудникам ДПС (3). Это связано, по нашему мнению, прежде всего, с тем, что в подразделениях ГИБДД по-прежнему преобладающим в деятельности сотрудников ДПС является установление и пресечение административных правонарушений. С другой стороны, усиление административно-надзорной функции представляет ответную реакцию на возрастание ко-

А. В. Гайнуллина

Академия управления МВД России

личества ДТП и рассматривается в практической деятельности многих подразделений ДПС как необходимая профилактическая мера.

В обращении министра внутренних дел России Р. Нургалиева к сотрудникам Госавтоинспекции указано: «Непросто вернуть доверие к службе и преодолеть весь этот накопившийся за последние десятилетия негатив, но делать это необходимо безотлагательно, на конкретном посту, перед конкретным человеком, в каждой жизненной ситуации на дороге» (6).

Несомненно, введение системы автоматической фиксации нарушений ПДД не только значительно сократит количество конфликтных ситуаций на дорогах, исключит дифференциацию по отношению к нарушителям ПДД, но также позволит перераспределить значительные силы на решение приоритетной задачи дорожно-патрульной службы - «сохранение жизни, здоровья и имущества участников дорожного движения, защиту их законных прав и интересов» (12).

В связи с этим актуальным, по нашему мнению, становится вопрос об эффективном взаимодействии сотрудников ДПС с участниками дорожного движения на благо повышения безопасности дорожного движения, ведь «два субъекта взаимодействуют, если хотя бы один из них помогает, или препятствует другому» (11).

В основном приказе, регламентирующем деятельность сотрудников дорожно-патрульной службы, инспекторам ДПС вменяется в обязанность содействие гражданам в следующих ситуациях:

- в организации оказания первой медицинской помощи пострадавшим в ДТП и доставления их в лечебные учреждения;