№ 1, 2011

Таким образом, результатом реализованной психолого-педагогической структуры совместной деятельности выпускающей кафедры и психологического центра является эффективное решение двух задач: 1) создания условий для детского развития в рамках психо-лого-педагогического пространства, 2) практико-ориентированной подготовки будущих специалистов — психологов образования, обладающих высоким уровнем профессиональной компетентности.

список

ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Володько, Н. В. Антропологический принцип построения психолого-педагогического пространства как службы сопровождения процесса детского развития / Н. В. Володько // Гуманизация образования. — 2007. — № 9. — С. 62—67.

2. Инновационная образовательная программа МГППУ «Формирование системы психологического образования в университете как базовом ресурсном центре практической психологии». — М., 2007. — 67 с.

3. Сорокина, Т. М. Развитие профессиональной компетентности будущих учителей начальной школы / Т. М. Сорокина. — Н. Новгород : НИРО, 2002. — 124 с.

Поступила 20.06.2010.

ПРОБЛЕМА ПОНИМАНИЯ ПСИХИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ ЧЕЛОВЕКА (психолого-педагогический аспект)

М. В. Алаева (Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева)

Одну из актуальных проблем межличностного познания составляет понимание психического состояния другого человека. Автором обозначаются новые требования к рассмотрению проблемы, раскрываются особенности понимания психического состояния другого человека, при этом акцент делается на эффективном слушании, эмпатическом процессе и их значении в понимании психического состояния другого человека.

Ключевыге слова: психология познания; понимание психического состояния другого человека; субъектно-субъектный подход; активное слушание; эмпатия.

Среди проблем, которые в последнее десятилетие интенсивно разрабатываются психологической наукой, одно из первых мест принадлежит психологии познания людьми друг друга. Возросшее внимание со стороны психологии к закономерностям и механизмам этого познания и вообще к феноменологии можно объяснить действием причин, как относящихся к внутренней логике развития самой психологической науки, так и находящихся вне ее, но определяющих характер ее движения вперед.

Познание людьми друг друга есть процесс актуализации психологического содержания личности, которое выражается в признаках внешности, поведения, общения и деятельности человека.

На сегодняшний день раскрыты многие аспекты проблемы познания людь-

© Алаева М. В., 2011

ми друг друга: возрастной, гендерный, этнический и профессиональный (М. И. Лисина, В. Н. Панферов и др.); характеристика человека как объекта познания (А. А. Бодалев, М. М. Бахтин и др.); механизмы выразительного поведения человека и прочтение окружающими этого человека людьми (В. Н. Куницына, В. А. Лабунская и др.); межличностное познание как содержательный компонент общения (Н. В. Крогиус, Н. Н. Обозов); связь межличностного познания и совместной деятельности (Г. М. Андреева, А. А. Бодалев и др.); формирование процессов межличностного познания (Л. А. Петровская, К. М. Романов и др.) и т. п. [5].

Одной из малоизученных проблем психологии межличностного познания остается проблема понимания состояния

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

другого человека. Между тем решение этой проблемы имеет большое практическое и теоретическое значение.

Понимание человека человеком составляет одну из содержательных сторон процесса общения, где личностная сущность человека представляет собой предмет психического отражения. Как личность человек вступает в общение с другими людьми, проявляет себя в учении, труде, в отдыхе, воспринимается и оценивается окружающими его людьми.

Современные психологическая и педагогическая науки диктуют новые стандарты, связанные прежде всего с активностью личности. Поэтому сегодня познание требует своего исследования в рамках субъектно-субъектного подхода как система познавательных действий субъекта, направленных на субъективное воссоздание личностной реальности познаваемого человека в форме образов или понятий. При этом субъект познания представляется изначально активным, способным не только расшифровать внешне наблюдаемое поведение человека, но и актуализовать его собственную активность своими реальными поведенческими актами — содействиями [5]. В контексте данной интерпретации каждый человек должен быть рассмотрен одновременно как субъект и объект познания, как активный участник в условиях любой реальности. Только так, путем переходов и трансформации субъектных образований, становятся возможными глубокое познание и понимание другого человека. При этом акцент делается в первую очередь на процессуальной стороне межличностного понимания, где объект анализа — образ и его зависимость от самых различных факторов; характеризуется динамика отражения человека человеком в целом, а не порождающие его процессы и познающие действия субъекта.

В рамках обозначенной проблемы важнейшим атрибутом взаимодействия выступают доминирование позиции субъекта, отказ от привычной односторонней схемы «субъект®объект»; на первый план выходит идея о наличии двух взаимодействующих равноправных

субъектов: субъекта выражения и субъекта понимания (слушания) [6].

Одним из основных способов объективирования каждым человеком своей личностной сути и своего потенциала как субъекта познания, труда и общения является его речь, а также возможность вести диалог.

В зависимости от действий, позиции субъектов в диалоге процесс общения может быть эффективным и неэффективным. Главная причина неэффективного общения заключается в неумении слушать, поскольку именно оно приводит к недоразумениям, ошибкам и проблемам. Наибольший интерес для нас в русле изучаемой проблемы представляет эффективное слушание. В качестве синонимичных понятию «эффективное слушание» используются понятия «активное слушание», «понимающее слушание». При этом активное слушание часто обозначается как искусство понимания. Активный слушатель должен уверить говорящего, что все произносимое будет верно понято им. Понимающий слушатель как бы сообщает говорящему: «Я забочусь о Вас, я принимаю Вас. Я хочу понять Ваш опыт, Ваши чувства и состояние». Такое послание, данное человеку в качестве базовой основы разговора, влияет на его образ мыслей и чувства (по отношению к себе и другим).

Еще один из видов слушания — эм-патическое слушание — предполагает понимание чувств, переживаемых собеседником, и ответное выражение своего понимания данных чувств. К. Роджерс отмечает, что эмпатия — это не состояние, а процесс, особые взаимоотношения, включающие в себя несколько аспектов: вхождение во внутренний мир переживаний другого человека и свободную ориентацию в нем; тонкую чувствительность к изменяющимся процессам, протекающим в этом мире; проживание «жизни другого человека» — деликатно, без оценок, не пытаясь открыть больше, чем он готов проявить, но делая переживание более полным. Цель эмпатиче-ского слушания — уловить эмоциональную окраску высказываемых идей и их значение для другого человека. Соб-

111!111Й1И1!Ш № 1,

ственно, полноценная эмпатия есть глубинное понимание и сопереживание на основе личностного принятия того, кому эмпатируют [6].

Эмпатическое слушание — не самостоятельный прием, а, скорее, цель, к которой нужно стремиться, закономерный венец понимающего слушания. Оно не сводится к овладению каким-то техническим правилом или даже множеством правил, проявляясь во внутреннем стремлении (установке) как можно глубже и полнее понимать своего собеседника. Эмпатический ответ — не изощренная техническая уловка, а результат способности к эмпатии, «вчувствования» в другого человека.

Установлено, что одним из условий эффективности процесса слушания является формулирование слушателем цели получения информации. По мнению специалистов в области социальной коммуникации, целями процесса слушания могут быть понимание, запоминание, анализ и оценка содержания информации, а также доверительные отношения с собеседниками. Цель «слышать, чтобы понять» предполагает поиск ключевых слов и фраз, в обобщенном виде формулирующих основные проблемы обсуждаемого вопроса.

Определяя активное слушание как понимание, нужно обозначить следующие моменты, посредством которых можно достигнуть понимания: желание понять; желание и возможность создать вокруг себя атмосферу понимания; готовность запрашивать информацию и проверять услышанное, чтобы прояснить то, что мы «понимаем».

С. Л. Братченко отмечает, что активное слушание полезно в ситуациях проверки правильности восприятия эмоционального состояния другого человека субъектом слушания; в ситуации с проявлением сильных эмоций; при выраженной эмоциональности проблемы другого человека; в ситуации принуждения субъектом выражения субъекта слушания принять то же решение, что и он сам.

Способность внимательно слушать и понимать невысказанные или частично высказанные мысли, чувства и состоя-

ния — это и процесс, и конечный результат слушания. Сложность понимания других колеблется от поверхностного до глубокого, от очевидных эмоций до понимания сложных, скрытых причин текущего поведения [2].

Реальное понимание активно, ответно и представляет собой начальную подготовительную стадию ответа. Говорящий и выражающий свое психическое состояние субъект всегда рассчитывает на такое слушание-понимание, он надеется на проявление ожидаемой реакции: согласия или возражения, сомнения или поддержки. Процесс выражения психического состояния тесно связан с процессом его понимания [4].

Межличностное понимание часто выражается через восприятие настроений и чувств других людей; понимание, основанное на слушании и наблюдении, с целью прогнозировать и готовиться к реакциям окружающих; понимание отношений, интересов, потребностей и перспектив других людей; понимание причин скрытых долгосрочных отношений окружающих, моделей их поведения или проблем.

Важнейшим приемом процесса понимания признается отражение чувств, обозначаемое как стремление показать другому человеку, что его чувства поняты. Оно помогает говорящему лучше и полнее осознать свое эмоциональное состояние. При этом субъект слушания, как зеркало, отражая чувства собеседника, становится своего рода врачевателем его души. Собственные же эмоции, переживания могут выполнять функцию барьера, быть причиной снижения способности слышать другого.

Интересна точка зрения И. О. Кула-го, который отмечает, что психическое состояние, являясь качественным соотношением трех психических центров (интеллектуального, эмоционального, двигательного) в процессе взаимодействия человека с окружающим миром, определяет глубину восприятия при взаимодействии. Автор подчеркивает важную роль состояния в процессе познания, взаимодействия субъекта со знанием, что соответствует глубине понимания знания,

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

а в целом и возможности правильного развития человека вообще. Отсюда следует вывод: психическое состояние формирует механизм мышления, применяемый человеком в познании. Таким образом, психическое состояние рассматривается как новое основание для познания и развития человека [3].

Особая роль эмоциональных связей в построении межличностных отношений подчеркивается в работах представителей самых разных концептуальных направлений. На теоретическом уровне М. М. Бахтин приходит к необходимости дополнить понимание сочувствием и говорит о «сочувственном понимании», которое не сводится просто к «отображению», а «воссоздает всего внутреннего человека» [1, с. 91]. Правда, философ настаивает также на том, что «овладеть внутренним человеком» «путем слияния с ним, вчувствования в него» нельзя [1, с. 338]. Такое «вчувствование» в проблему собеседника лишь открывает двери для откровенного разговора, показывает, как глубоко мы его понимаем, дает уверенность, что можно раскрыть самые тонкие движения своей души.

Отметим, что рассматриваемая проблема достаточно актуальна для сферы образования, где межличностные отношения интерпретируются как объективно проявляющиеся взаимосвязи людей, отраженные в содержании и направленности реального их взаимодействия, общения и порождающие субъективное видение своей позиции и положения других. Все это задает определенный характер межличностных взаимосвязей, обусловливает степень интенсивности и «знаковую» направленность целого комплекса аттитюдов, диспозиций, социальных стереотипов, нормативных предписаний, выступает в качестве той стимульной определяюще-отправной платформы, которая и формирует именно этот, а не какой-то иной тип и выраженность социально-психологических феноменов, эффектов межличностного восприятия и личностных диспозиций в конкретной груп-

пе в конкретных условиях совместной деятельности и общения. В основе межличностных отношений лежат разнообразные эмоциональные состояния взаимодействующих людей, их психологические особенности, опирающиеся на умения ясно выражать свои мысли, слышать партнера по общению и понимать его психическое состояние.

Сказанное выше позволяет говорить о том, что проблема понимания состояния другого человека является достаточно открытой и включает множество вопросов, на которые нет однозначного ответа. Ее рассмотрение требует применения особого, активно-деятельностного, подхода, при этом важнейшим атрибутом взаимодействия становится доминирование позиции субъекта слушания, основная задача которого — раскрыть внутренний мир переживаний другого человека путем «проникания в его жизнь» и актуализации собственной активности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бахтин, М. М. Эстетика словесного творчества / М. М. Бахтин. — М. : Искусство, 1979. — 424 с.

2. Братченко, С. Л. Межличностный диалог и его основные атрибуты [Электронный ресурс] / С. Л. Братченко // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии. — М., 1997. — Режим доступа: http:/ /alteredu.ru, http://www.elitarium.ru.

3. Кулаго, И. О. Психическое состояние как новое основание для познания и развития человека [Электронный ресурс] / И. О. Кулаго // Материалы VI Междунар. науч. конф. «Вопросы валео-логии и эниовалеологии». — 2003. — Т. 1. — Режим доступа: http://www.gdvsale.ru/?show=06_ps1.

4. Осипова, И. С. Вербальные способы выражения психического состояния в юношеском возрасте : автореф. дис. ... канд. психол. наук / И. С. Осипова. — М., 2009. — 28 с.

5. Романов, К. М. Психология межличностного познания / К. М. Романов. — Саранск : Изд-во Мордов. ун-та, 1993. — 148 с.

6. Rogers, С. R. Empatie : an unappreciated way of being / С. R. Rogers // The Counseling Psychologist. — 1975. — Vol. 5, 2. — P. 2—10.

Поступила 05.02.10.