Пспхопогпя

правонарушаюшего

поведения

ПРОБЛЕМА ДЕСТРУКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ СОТРУДНИКОВ ОВД

Канд. психол. наук К. В. Злоказов,

доктор филос. наук, профессор В. Б. Куликов

Уральский юридический институт МВД России,

г. Екатеринбург

Специфика профессиональной деятельности сотрудников милиции приводит к истощению психологических ресурсов внутреннего мира личности, нервно-психической напряженности и, как следствие, отклонениям в эмоциональной, когнитивной и мотивационно-смысловой сфере личности. При этом формируется отклоняющееся поведение, проявляющееся как в виде единичных, ситуативных реакций, так и целостных стратегий поведения и жизненного стиля конкретного человека или социальной группы. Основным признаком такого поведения выступает ориентация на удовлетворение собственных потребностей в противовес потребностям общественным.

В современной психологии, начиная со второй половины XX в., проблема отклоняющегося поведения подвергается комплексному анализу в русле культурноисторической, феноменологической, экзистенциальной и гуманистической психологических традиций и многих других отечественных и зарубежных школ. Однако проблема факторов и форм деструктивного поведения, способов психологической диагностики, коррекции и профилактики остается по-прежнему актуальной. Более того, отсутствие единой психологической теоретико-методологической концепции затрудняет теоретико-практическую деятельность.

В связи с этим уделим внимание теоретическим положениям, применяемым нами в ходе исследования деструктивного поведения. Таковыми выступают: концепция о сущности личности и ее психологической структуре (С. Л. Рубинштейн, 1946; Б. Г. Ананьев, 1966; Б. М. Теплов, 1961; А. Н. Леонтьев, 1972; К. К. Платонов, 1975; В. П. Зинченко, 1996), континуально-генетическая концепция личности (А. В. Брушлинский, 1981); учение об акцентуированных личностях и акцентуациях характера (К. Леон-гард, 1968; Г. К. Ушаков, 1975; А. Е. Личко, 1983); теория индивидуальных поведенческих стереотипов (В. В. Белоус, 1968; А. В. Брушлинский, 1977; В. Н. Дружинин, Е. А. Климов, 1968; Б. С. Братусь, 1988); концепция об аномальной личностной изменчивости и пограничной

аномальной личности как промежуточном диапазоне конституционального пространства (И. В. Боев, 1995;

О. А. Ахвердова, 1999).

Деструктивное поведение рассматривается в связи с личностными особенностями: тревожностью (Ф. Б. Березин, 1971; Л. Е. Панина, В. П. Соколова, 1977; Н. Д. Левитов, 1978; Ю. А. Александров, 1983; и др.), стрессовыми состояниями (Ц. П. Короленко, 1975; О. А. Прохоров, 1998; К. В. Судаков, 1999; и др.); саморегуляцией (О. А. Конопкин, 1980; А. К. Осницкий, 1990; В. И. Мо-росанова, 1995; и др.); эмоционально волевой регуляцией (А. Ц. Пуни, 1969; В. И. Селиванов, 1971; Б. И. Додо-нов, 1972; Б. А. Вяткин, 1998; В. П. Прядеин, 1999;

А. И. Ильин, 2002; и др.); спецификой мотивационносмысловых и ценностных (Б. Н. Алмазов, 1995; В. Е. Каган, 1984; и др.) личностных сфер.

Деструктивное поведение понимается нами как дез-адаптивно-направленный процесс взаимодействия личности со средой, опосредованный индивидуальными особенностями субъекта, имеющий форму внешних действий - поступков. В психологическом смысле деструктивное поведение характеризуется отклоняющимися от конвенциональных (общепринятых) норм ситуационными реакциями, психологическими состояниями, а также развитием личности, приводящими к дезадаптации в обществе.

Социально-психологическая дезадаптированность личности, в первую очередь, выражается в неспособности к разрешению собственных потребностей и притязаний. С другой стороны, личность, имеющая нарушения психологической адаптации или полную дезадаптиро-ванность, не в состоянии удовлетворительно идти навстречу тем требованиям и ожиданиям, которые предъявляют к ней социальная среда и собственная социальная роль, ее ведущая в данной среде профессиональная или иная мотивированная извне и изнутри деятельность. Одним из значимых признаков социальнопсихической дезадаптированности личности является переживание ею длительнык внутренних и внешних конфликтов без нахождения психических механизмов и форм поведения, необходимы« для их разрешения.

Современные исследования показывают, что адаптивность субъекта зависит от выраженности целостной совокупности разноуровневых структур психического, детерминирующих процессы адаптации и стрессовла-дания в условиях осуществления жизнедеятельности. Литературные данные свидетельствуют о наличии обоб-

щенно трех условных областей анализа психики и ее проявлений, заключающих в себе специфические факторы, обусловливающие отклоняющееся поведение. В связи с этим необходимо выделить три направления исследования психологических проблем:

- изучение характерологических и конституционально-биологических особенностей личности;

- исследование саморегуляции личности;

- анализ особенностей ценностно-смысловой сферы личности.

Выделение данных групп не исчерпывает все возможные варианты детерминант деструктивного поведения, но является иллюстрацией междисциплинарных и межпарадигмальных различий, сложившихся в психологии в настоящее время.

1. Конституционально-биологические свойства и характерологические особенности личности следует считать тем внутренним фактором, внутренним условием, без которого невозможно формирование психического как «живого процесса» (1). Реакции субъекта на деструктивное воздействие социальных факторов профессиональной деятельности зависят от степени выраженности акцентуации характера, психотипологических предпосылок развития. Взаимодействие внешних и внутренних факторов способствует формированию личностной и поведенческой изменчивости в конституциональном пространстве от психологической нормы - акцентуации до пограничной аномальной личности и далее до диапазона психопатии (И. В. Боев, 1995).

Как отмечает Ц. П. Короленко, адаптация человека к экстремальным условиям во многом определяется существующими у него высшими адаптивными психофизиологическими уровнями. Применение тех или иных адаптационных стратегий обусловлено в большой мере особенностями психического склада человека (25). Указанные психологические особенности во многом связаны с физиологическими характеристиками. По выражению Ю. А. Александровского, индивидуально-типологическое своеобразие человека зависит от особенностей его нервно-психической деятельности, сочетания врожденных и приобретенных свойств (2). В качестве одного из возможных механизмов, связывающих физиологические особенности индивида с его устойчивостью к стрессу, рассматривается индивидуальный профиль межпо-лушарной асимметрии. Так, в условиях хронического стресса, обусловленного экстремальными климатогеографическими условиями, показатели психоэмоционального напряжения у лиц с относительным доминированием правого полушария оказались в 1,5 раза ниже, чем у обследованных с левополушарным преобладанием, а показатели тревожности и агрессивности - в 2 раза ниже (8).

Социально-стрессовые, экстремальные факторы, деструктивно влияющие на конституционально-типологическую основу личности, приводят к снижению функциональной активности индивидуального барьера психической и психологической адаптации, истощают психобиологические резервы личности. Общим результатом является неустойчивая адаптация «пограничной» личности во внешней среде, проявляющаяся не только

личностными и поведенческими аномалиями, но и патологическими формами деструктивного поведения, пограничными психическими расстройствами. О. А. Рогожиной экспериментально показано, что у представителей пограничной, деструктивно-направленной личности под влиянием деструктивных факторов внешней среды легче и быстрее формируются состояния конституциональной психологической декомпенсации, что приводит к выраженной аномальной личностной изменчивости, т. е. регистрируются аномалии по вектору «норма-патология». В случае сверхзначимых и жизнеопасных экстремальных воздействий наблюдается формирование пограничных психических расстройств невротического уровня, свидетельствующие не о постепенной конституциональной изменчивости, а о скачкообразном переходе к вектору «здоровье-болезнь» (30).

2. Исследование саморегуляции личности и совокупности ее составляющих. Стрессовые условия профессиональной деятельности, требующие навыков саморегуляции в когнитивной, эмоциональной, волевой сферах выступают значимыми предпосылками к формированию деструктивного поведения сотрудников милиции. Невротические состояния, являющиеся предвестником пограничных, в клинической психиатрии рассматриваются как варианты единого психогенного заболевания - синдрома психической дезадаптации, связанные между собой многочисленными переходными и смешанными формами (2). Актуальность исследования механизмов психологической регуляции и саморегуляции личности, способствующих гармоническому разрешению противоречий, не вызывает сомнений. В отечественной психологии концептуальные подходы изучения саморегуляции связаны с исследованиями С. Л. Рубинштейна, 1989; А. В. Петровского, 1995;

В. И. Селиванова, 1992; Г. С. Никифорова, 1989; Л. Д. Сто-ляренко, 1997; Н. М. Пейсахова, 1997; С. А. Шапкина, 1998; А. А. Крылова, 1999; В. Н. Куницына, 1999; Е. П. Ильина, 2000 и др.

Саморегуляция личности - стержневое, системное, многоуровневое образование, функционально присутствующее на различных уровнях анализа психического и проявляющееся в ходе всей человеческой жизнедеятельности. Саморегуляция представляет собой системно организованный процесс внутренней психической активности человека по инициации, построению, поддержанию и управлению разными видами и формами произвольной активности, непосредственно реализующей достижение принимаемы« человеком целей (24, 54).

Критерием эффективности саморегуляции В. И. Мо-росанова полагает развитость звеньев структуры осознанной саморегуляции. К индивидуально-типическим, или стилевым особенностям саморегуляции автор относит два уровня звеньев регуляции:

1. Индивидуальные особенности регуляторных процессов, реализующих основные звенья системы саморегулирования, таких как планирование, моделирование, программирование и оценка результатов. Основные линии индивидуальных различий заключаются в дифференцированной развитости этих процессов или в различиях индивидуального «профиля» регуляции.

2. Стилевые особенности, которые характеризуют функционирование всех звеньев системы саморегуляции и являются одновременно регуляторно-личностными свойствами (например, самостоятельность, надежность, гибкость, инициативность). Последние могут быть как предпосылками создания стиля регуляции в силу их системного характера, так и новообразованиями в процессе его формирования.

При выраженности внутриличностной конфликтности у испытуемых с высокой степенью осознанной саморегуляции наблюдается использование способов неосознаваемой саморегуляции (психологических защит), причем с преобладанием более зрелых их видов (по классификации Е. Г. Соколовой) (32). Исследования показали, что если человек при высоком индивидуальном уровне саморегуляции прибегает к средствам интрапсихи-ческой защиты, то таковыми будут: рационализация, позволяющая находить при помощи интеллектуальных операций доводы в пользу самооправдания или дискредитации внешней ситуации, а также изоляция, при которой характерно отделение аффекта от интеллекта. При менее развитой общей саморегуляции у испытуемых наблюдаются: проявление ригидности, мешающей своевременно менять цели и способы их достижения соответственно требованиям реальной ситуации, механизмы идентификации (с сильным другим) и проекции (приписывание другим людям своих вытесненных чувств).

3. Исследование мотивационно-смысловой сферы и направленности личности. Следует отметить, что важнейшим индикатором уровня развития личности является возможность опосредования, регулирования собственного поведения. В основе механизмов саморегуляции лежит трансформация смысловых систем, прежде всего, ценностно-ориентационной сферы. Поэтому понимание регулятивных механизмов личностного функционирования непосредственно связано с анализом своеобразия иерархии и динамики ценностных структур деструктивно-ориентированной личности, которое носит дезадаптивный характер и лежит в основе различ-нык форм нарушения личностной регуляции поведения.

По мнению А. Г. Здравомыслова, ценности выступают важным связующим звеном между обществом, социальной средой и личностью, ее внутренним миром (18). Типологии личности или характера на основе различий в ценностных ориентациях в отечественной (как, впрочем, и в зарубежной) психологии конструировались преимущественно на основе направленности на какую-либо доминирующую ценность или группу ценностей.

При наличии высокой мотивации совершения противоправного поступка личность внутренне уже готова к антиобщественному акту с нарушением всех социальных норм. Искажение мировоззренческой позиции, наличие так называемой антиобщественной установки, тесно связанной и с деформацией ценностных ориентаций личности, служит важным показателем склонности лица к деструктивному поведению (8, 63-70).

Наиболее отвечающим современным представлениям является понимание криминогенного значения психических аномалий, которые в основном состоят во взаимодействии с социально приобретенными особенно-

стями, облегчающими совершение правонарушения (17, 149-153). При этом личностные аномалии выступают в качестве внутренних условий, а не причины совершения противоправных действий.

В работе (5) показано, что криминогенность и деструктивный характер поведения субъекта определяется не какими-либо их врожденными индивидными свойствами, а особенностями их смысловой сферы, ведущими к нарушениям мотивации поведения. Системы ценностных ориентаций и связанная с ними направленность личности являются центральным звеном, в конечном счете определяющим законопослушность либо противоправность поведения человека.

Мотивационно-смысловая сфера деструктивной личности, по мнению В. В. Лунеева, «... сдвинута от общественного к личностному, от социального к индивидуальному, от объективного к субъективному, от культурного к естественному (витальному), от духовного к материальному, от внешнего к внутреннему, от должного к желаемому, от устойчивого к ситуативному, от перспективного к сиюминутному, от рационального к эмоциональному» (15, 189).

Модель психологической диагностики деструктивного поведения. Деструктивное поведение базируется на индивидуально-типологических особенностях активности личности (особенностях высшей нервной деятельности, нейробиологических и психофизиологических составляющих), которые обусловливают направленность личности (потребностно-мотивационную сферу) и стиль ее саморегуляции (эмоционально-волевой, когнитивной, ценностно-смысловой) в условиях воздействия негативных внешних (природные, климатические, экологические и др.) и социальных (социокультурные нормы, традиции) факторов.

Психологические проблемы деструктивного поведения могут быть рассмотрены в целостной совокупности составляющих: конституционально-биологического, обусловливающего активность, регуляторного, связанного с регуляцией деятельности, и мотивационно смыслового, определяющего направленность личности. Учет перечисленных факторов производится нами в структурной модели диагностического опросника деструктивного поведения (табл.).

Изучение характерологических, конституциональнобиологических особенностей в контексте исследования деструктивного поведения и его психологических механизмов дает возможность прогнозирования, профилактики и коррекции стрессовых и пограничнык невротических состояний, детерминированных условиями профессиональной деятельности сотрудников органов внутренних дел.

Представление о саморегуляции личности утверждает актуальность исследования регуляторных механизмов и их составляющих в контексте исследования деструктивного поведения в целях прогнозирования и профилактики ранних стадий дезадаптивности, формирующихся в процессе профессиональной деятельности.

Исследование ценностно-мотивационной сферы позволяет своевременно корректировать направленность личностного развития сотрудников милиции, предупреждая актуализацию асоциальных мотивов и ценностей и их проявление в деятельности.

Структурная модель диагностического опросника деструктивного поведения

Компоненты Составляющие

Деструктивность Профессиональная деформация Аддиктивность

Характерологические особенности Импульсивность Ригидность Сензитивность

Особенности саморегуляции личности Автономность -зависимость Ответственность Дефекты саморегуляции

Особенности ценностно-смысловой сферы Асоциальные ценности Асоциальная мотивация Асоциальные установки

Дальнейшее направление наших исследований предполагает разработку:

- диагностического инструментария по исследованию детерминант деструктивного поведения, его разностороннюю валидизацию и проверку на надежность в ходе лонгитюдного исследования особенностей отклоняющегося поведения на материале изучения курсантов образовательных учреждений МВД, с последующим выходом на генеральную совокупность исследования -сотрудников органов внутренних дел;

- методических рекомендаций по коррекционнореабилитационной работе с проявлениями деструктивного поведения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Абдульханова-Славская К. А. Деятельность и психология личности. - М., 1980.

2. Александровский Ю. А. Состояния психической дезадаптации и их компенсация. - М., 1976.

3. Аналитический обзор. - М., 2004.

4. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. - Л., 1968.

5. Антонян Ю. М., Бородин С. В. Преступность и психические аномалии. - М., 1987.

6. Анурин В. Ф. Ценностные ориентации и их влияние на формирование потребностей // Социология высшей школы. Подготовка специалистов для народного хозяйства: сб. науч. тр. - Горький, 1982.

7. Афанасьев В. С., Гилинский Я. И. Девиантное поведение и социальный контроль в условиях кризиса российского общества. - СПб., 1995.

8. Березин Ф. Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека.- Л., 1988.

9. БобневаМ. И. Социальные нормы и регуляция поведения. - М., 1978.

10. Братусь Б. С. Аномалии личности. - М., 1988.

11. Братусь Б. С. К проблеме развития личности в зрелом возрасте // Вестник Московского ун-та. Сер. 14, Психология. - 1980. - № 2.

12. Брушлинский А. В. Проблема субъекта в психологической науке // Психологический журнал. - 1991. - N° 6.

13. Будинайте Г. Л., Корнилова Т. В. Личностные ценности и личностные предпосылки субъекта // Вопросы психологии. - 1993.- Т. 14. - № 5.

14. Гилинский Я. И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других отклонений. - СПб., 2004.

15. Гульдан В. В. Мотивация преступного поведения психопатической личности // Криминальная мотивация. - М., 1986.

16. Дикая Л. Г., Семикин В. В., Щедрое В. И. Исследование индивидуального стиля саморегуляции психофизиологического состояния // Психологический журнал. - 1994. -Т. 15. - № 6.

17. Закалюк А. П., Коротченко А. И., Москалюк Л. И. Допреступное поведение и механизм совершения преступления при нарушении критичности пограничного характера // Проблемы изучения личности правонарушителя. - М., 1984.

18. Здраеомыслое А. Г. Потребности, интересы, ценности. - М., 1986.

19. Зейгарник Б. В., Братусь Б. С. Очерки по психологии аномального развития личности. - М., 1980.

20. Зейгарник Б. В., Холмогороеа А. Б., Мазур Е. С. и др. Саморегуляция поведения в норме и патологии // Психологический журнал. - 1989. - Т. 10. - № 2.

21. Зманоеская Е. В. Девиантология - М., 2003.

22. Китаее-СмыкЛ. А. Психология стресса. - М., 1983.

23. КлейбергЮ. А. Психология девиантного поведения. -М., 2001.

24. Конопкин О. А., Моросаноеа В. И. Стилевые особенности саморегуляции деятельности // Вопросы психологии. -1989. - № 5.

25. Короленко Ц. П. Психофизиология человека в экстремальных условиях. - Л., 1978.

26. Кудряецее В. Н. Социальное и биологическое в антиобщественном поведении // Биологическое и социальное в развитии человека. - М., 1977.

27. Марищук В. Л., Еедокимое В. И. Поведение и саморегуляция человека в условиях стресса. - СПб., 2001.

28. МенделееичВ. Д. Новые проблемы психологии и психопатологии девиантного поведения в период социальных перемен // Психиатрия и общество: сб. науч. работ, посвященный 80-летию ГНЦ ССП им. В. П. Сербского. - М., 2001.

29. Никифорое Г. С. Самоконтроль человека. - Л., 1989.

30. Рогожина О. А. Психологическая коррекция конституционально-типологической недостаточности у подростков, воспитывающихся без семьи: дис. ... канд. психол. наук. -Ставрополь, 2004.

31. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / под ред. В. А. Ядова. - Л., 1979.

32. СоколоеаЕ. Г. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. - М., 1989.

33. Харитоноеа И. В. Дизадаптивные проявления у людей с различным типом темперамента при эмоциональном стрессе: автореф. дис. ... канд. мед. наук. - СПб., 1997.

34. Шостакоеич Б. В. Клинические варианты расстройств личности (психопатические расстройства) // Александровский Ю. А. Пограничные психические расстройства. - М., 2000. - С. 189-216.