Заключение

Таким образом, сравнение ССПМ на зрительные стимулы в случае оценки их длительности и без нее позволило обнаружить комплекс позитивно-негативных компонентов (N400, N450-550, Р№50-500, Р500-800), появляющийся спустя 400 мс после начала стимула и вероятно отражающий поиск и извле-

чение СЭВ из долговременной памяти, сравнение СЭВ с длительностью предъявленного сигнала, вербализацию и озвучивание результата оценки.

Методом дипольной локализации установлено, что источники этих компонентов ССПМ предположительно находятся в полушариях мозжечка, височной коре и островковой доле мозга.

Литература

1. Лупандин В.И., Сурнина О.Е. Субъективные шкалы пространства и времени. - Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1991. - 126 с.

2. Сурнина О.Е., Лупандин В.И., Ермишина Л.А. Некоторые закономерности изменения субъективного временного эталона // Физиология человека. - 1991. - Т. 17. - № 2. - С. 5-11.

3. Пасынкова А.В., Шпатенко Ю.А. О механизме субъективного отражения времени // Вопросы кибернетики. Проблемы измерения

психических характеристик человека в познавательных процессах. - М.: ВИНИТИ, 1980. - 172 с.

4. Махнач А.В., Бушов Ю.В. Зависимость динамики эмоциональной напряженности от индивидуальных свойств личности // Вопросы психологии. - 1988. - № 6. - С. 130.

5. Luscher M. The Luscher color test. - L-Sydney, 1983. - 207 p.

6. Delorme A., Makeig S. EEGLAB: an open source toolbox for analysis of single-trial EEG dynamics including independent component analysis // J. Neurosc. Meth. - 2004. - V. 134. - P. 9-21.

7. Kavanagh R., Darccey T. M., Lehmann D. and Fender D.H. Evaluation of methods for three-dimensional localization of electric sources in the human brain // IeEe Trans Biomed Eng. - 1978. - V. 25. - P. 421-429.

8. Иваницкий А. М. Главная загадка природы: как на основе работы мозга возникают субъективные переживания // Психол. журн. - 1999.

- Т. 20. - № 3. - С. 93-104.

9. Наатанен Р. Внимание и функции мозга: Учеб. пособие: Пер. с англ. под ред. Е.Н. Соколова. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1998. - 560 с.

10. Madison G. Functional modelling of human timing mechanism // Acta Universitatis Upsaliensis. Comprehansive Summaries of Upsala Dissertations From the Faculty of Social Sciences. - 2001. - V. 101. - 77 p. Upsala. ISBN 91-554-5012-1.

11. Ivry R. and Mangles J. The many manifestations of a cerebellar timing mechanism // Presented at the Fourth Annual Meeting of the

Cognitive Neuroscience Society, 1997, March 23.

12. Ivry R. and Keele S. Timing functions of the cerebellum // J. Cognitive Neurosc. - 1989. - V. 1. - P. 136-152.

13. Jeuptner M., Rijntjes M., Weiller C. et al. Localization of cerebellar timing processes using PET // Neurology. - 1995. - V. 45. - P. 1540-1545.

14. Hazeltine E., Helmuth L.L. and Ivry R. Neural mechanisms of timing // Trends in Cognitive Sciences. - 1997. - V. 1. - P. 163-169.

Поступила в редакцию 22.12.2006

УДК 159.92

Н. А. Чуешева

ПОНЯТИЕ «ОБРАЗ МИРА» В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКЕ

Барнаульский государственный педагогический университет

Понятие «образ мира» не ново для современной науки. Оно активно используется философами, психологами, лингвистами. Понятие «образ мира» зачастую заменяется рядом близких по смыслу понятий — «картина мира», «схема реальности», «модель универсума», «когнитивная карта». Традиционно под образом мира понимается некоторая совокупность или упорядочная многоуровневая система знаний человека о мире, о себе, о других людях и т.д, которая опосредует, преломляет через себя любое внешнее воздействие [1]. Ранее на данное понятие обращалось внимание только культорологией, историей культуры, этнологией и лингвистикой, которые занимались изучением картины мира разных народов. В рамках философии подчеркивается, что индивидуальное сознание в своем становлении опирается на научную кар-

тину мира, которая трактуется как структурный элемент системы научного знания. Картина мира, в отличие от мировоззрения, есть совокупность мировоззренческих знаний о мире, «совокупность предметного содержания, которым обладает человек» (Ясперс) [2, с. 201]. Лингвисты утверждают, что образ мира формируется на основе того или иного языка и определяется его спецификой. В культурологии изучаются вопросы опосредования образа мира субъекта особенностями культуры, к которой данный субъект принадлежит. Социологи акцентируют свое внимание на отражении в субъективном образе мира человека различных социальных объектов, явлений и связей между ними.

Проблема образа также относится к числу важнейших проблем психологической науки. По мнению

Н. А. Чуешева. Понятие «образ мира» в психологической науке

многих исследователей, разработка проблемы образа имеет большое значение не только для теоретической психологии, но и для решения многих практических задач. В психологии картина мира рассматривается в контексте мира конкретного человека и мира в целом.

Введение этого понятия в психологическую науку связано, главным образом, с разработкой общепсихологической теории деятельности (Леонтьев А. Н., 1979). Ключевой идеей А. Н. Леонтьева было утверждение о том, что в процессе построения образа предмета или ситуации главное значение имеют не отдельные чувственные впечатления, а образ мира в целом [3].

Рассматривая процессы порождения и функционирования образа, А. Н. Леонтьев обращается к самому человеку, к его сознанию. Он вводит понятие о пятом квазиизмерении, в котором открывается объективный мир. Это — смысловое поле, система значений. Введение данного понятия позволило понять, как в процессе деятельности индивид строит образ мира, в котором он живет, и его действия, которыми он переделывает и частично создает образ, т.е. каким образом функционирует образ мира, опосредствуя деятельность индивида в объективно реальном мире. Индивид строит, по мнению А. Н. Леонтьева, не Мир, а Образ, «вычерпывая» его из объективной реальности. В результате процесса восприятия получается образ многомерного мира, образ объективной реальности.

Кроме того, А. Н. Леонтьев утверждает, что мир в его отдаленности от субъекта амодален. Модальности возникают только при возникновении субъектнообъектных связей, взаимодействий. В картину мира входят невидимые свойства предметов: амодальные — открываемые экспериментом, мышлением и сверхчувственные — функциональные свойства, качества, которые в «субстрате объекта не содержатся» [3, с. 261]. Сверхчувственные свойства предмета и представлены в значениях. В картину мира входит не изображение, а изображенное. Образ мира не является некоторой наглядной картинкой или копией, оформленной на «языке» той или иной чувственной модальности.

Данное положение послужило толчком для дальнейшей разработки проблемы, определило тематику последующих работ, которые, в свою очередь, подчеркивали, что «в психологии проблема восприятия должна ставиться как проблема построения в сознании индивида многомерного образа мира, образа реальности» [3, с. 258].

Дальнейшая разработка проблемы связана с именами С. Д. Смирнова, А. С. Зинченко, В. В. Петухова и др. В их работах понятие «образ мира» приобретает иной статус, чем в работе А. Н. Леонтьева, и является ключевым понятием при изучении и анализе познавательных процессов.

Принципиальным, ключевым положением для С. Д. Смирнова (1981) стало различение между «ми-

ром образов», отдельных чувственных впечатлений и целостным «образом мира» [4].

При определении образа мира С. Д. Смирнов указывает на понимание того, что не мир образов, а образ мира регулирует и направляет деятельность человека. Раскрывая такое противоречие, он отмечает основные характеристики образа мира:

- амодальный характер образа мира, так как в него входят и сверхчувственные компоненты, такие, как значение, смысл. Представление об амодальном характере образа мира позволяет утверждать, что в него входят не только те свойства объектов, которые обнаруживаются на основе взаимодействий «объект-субъект», но и те свойства объектов, для обнаружения которых необходимо взаимодействие двух или нескольких объектов. Образ мира человека является формой организации его знаний;

- целостный, системный характер образа мира, т.е. несводимость к совокупности отдельных образов;

- многоуровневая структура образа мира (наличие в нем ядерных и поверхностных образований) и проблема носителей отдельных составляющих образа мира, эволюции его как целого;

- эмоционально-личностный смысл образа мира;

- вторичность образа мира по отношению к внешнему миру.

Таким образом, С. Д. Смирнов показывает, как понятие «образ мира» в том аспекте, который был предложен А. Н. Леоньевым, позволяет сделать решительный шаг к пониманию того, что познавательные процессы имеют активную природу.

Анализ вышеуказанных проблем показывает круг вопросов, связанных с введением понятия образа мира в проблематику чувственного познания.

В. В. Петухов показал необходимость дальнейшей разработки понятия «образ мира» и представил операциональное содержание этого понятия применительно к психологии мышления.

Рассматривая различные средства и приемы решения мыслительных задач, он определил специфику адекватной единицы эмпирического изучения представления мира. Такой единицей, по его мнению, должно быть определенное единство ядерных и поверхностных структур [5].

Ф. Е. Василюк исследовал образ мира с точки зрения типологии жизненных миров и развил принципиальное свойство образа — субъективность, и таким образом вывел на первый план эмоциональный компонент образа мира [6].

Проблема взаимосоотношения субъективного опыта и образа мира является центральной в исследованиях Е. Ю. Артемьевой. Она указывает, что такое интегральное образование, как субъективное представление мира (образ мира), несет в себе «следы всей предыстории психической жизни субъекта» [7, с. 17]. Таким образом, должна существовать структура, которая способна быть регулятором и строительным

материалом образа мира, и таковой является структура субъективного опыта. В эту структуру входят три слоя. Первый, самый поверхностный — «перцептивный мир» (Артемьева, Стрелков, Серкин, 1983). Перцептивный мир обладает четырьмя координатами пространства, а также характеризуется значениями и смыслами. Специфичность этого слоя заключается в том, что его «строительный материал», его фактура — модальные [7, с. 20]. Этот слой соотносится с поверхностными структурами образа мира.

Следующий слой — семантический. В этом слое зафиксированы следы взаимодействия с объектами в виде многомерных отношений. По природе они близки «к семантикам — системам так или иначе понимаемых “значений”». Следы деятельности зафиксированы в виде отношений и являются результатом трех ступеней генеза следа (сенсорно-перцептивного, пред-ставленческого, мыслительного). Этот слой является переходным между поверхностными и ядерными структурами (при сопоставлении со слоями образа мира). При описании членения субъективного опыта по слоям это слой Е. Ю. Артемьевой назван «картиной мира».

Третий, наиболее глубокий, соотносим с ядерными структурами образа мира и формируется при участии понятийного мышления — слой амодальных структур, образующийся при «обработке» семантического слоя. Этот слой обозначен в узком смысле образом мира.

Картина мира находится в своеобразном отношении с образом мира. Картина мира является некоторой совокупностью отношений к актуально воспринимаемым объектам, тесно связана с восприятием. Она более подвижна, в отличие от образа мира, и управляется образом мира, а строительный материал поставляет «перцептивный мир» и восприятие.

Интересный подход к пониманию картины мира представлен в работе Н. Н. Королевой [8]. Ею была предпринята попытка разработать понятие «картина мира» в плане личностного подхода к мировосприятию человека. С точки зрения указанного подхода картина мира личности представляет собой сложную субъективную многоуровневую модель жизненного мира как совокупность значимых для личности объектов и явлений. Определены базисные образующие картины мира личности, которыми являются инвари-ативные смысловые образования как устойчивые системы личностных смыслов, содержательные модификации которых обусловлены особенностями индивидуального опыта личности. Смысловые образования в картине мира выполняют репрезентативную (представление жизненного мира субъекту), интерпретативную (структурирование, интерпретация жизненных явлений и событий), регулятивную (регуляция поведения человека в жизненных ситуациях) и интегративную (обеспечение целостности картины мира) функции. Смысловая организация картины мира

имеет «синхронический» план, задающий основные классы объектов смыслового поля личности и представленный системой смысловых категорий, и «диахронический», отражающий базисные параметры интерпретации, оценивания и динамики картины мира и представленный системой смысловых конструктов. На наш взгляд, данный подход позволяет глубже проникнуть во внутренний мир личности и воссоздать ее индивидуальное своеобразие.

Понимание содержательной стороны образа мира представлено в работе Ю. А. Аксеновой [9]. Ею вводится понятие «картина мироустройства», бытуемая в индивидуальном сознании и понимаемая как одно из измерений картины мира субъекта. Картина мироустройства (индивидуальная или универсальная) представлена как способ описания мира, способ, с помощью которого человек понимает мир и себя. Выбирая тот или иной способ описания мира, человек проявляет себя, структурируя мир в своем сознании, утверждает свое место в этом мире. Таким образом, от выбора способа описания мира зависит полнота освоения и умение проявить свое глубинное, сущностное начало.

Е. В. Улыбина рассматривала диалогическую природу обыденного сознания и знаково-символические механизмы функционирования данного конструкта. В результате процесса символизации происходит преодоление материально-предметной конкретики явлений объективного мира. Проведенные психологические эксперименты позволили реконструировать значимые аспекты картины мира субъекта [10].

Е. Е. Сапогова построение образа мира в индивидуальном сознании рассматривает как способность человека произвольно управлять процессами отражения, а отражение, в свою очередь, представляет опосредование знаковыми системами, которые позволяют человеку присваивать общественно-культурный опыт цивилизации. По ее мнению, «образ мира» имеет деятельностную и социальную природу. Сформировавшись в онтогенезе, образ мира становится «порождающей моделью» действительности. В своей работе «Ребенок и знак» Е. Е. Сапогова ссылается на В. К. Вилюнаса, считающего, что «именно глобальная локализация отражаемых явлений в «образе мира», обеспечивающая автоматизированную рефлексию человеком того, где, когда, что и зачем он отражает и делает, составляет конкретно-психологическую основу осознанного характера психического отражения у человека. Осознавать — значит отражать явление «прописанным» в главных системообразующих параметрах образа мира и иметь возможность в случае необходимости уточнить его более детальные свойства и связи» [11, с. 45].

Трудно не согласиться с мнением А. П. Стеценко, считающего, что необходимо обращаться к понятию «образ мира» в том случае, когда перед исследователем стоит задача «... выявления особых структур психического отражения, обеспечивающих ребенку воз-

E. H. Галактионова. Жест как фактор психического развития ребенка

можность достижения специфически человеческих целей — целей ориентирования в мире социальной, предметной реальности, т.е. в мире «людей и для людей», — с перспективой осуществления в дальнейшем управления процессом такого ориентирования» [12, с. 27]. Иначе говоря, решение такого рода задач позволит определить закономерности возникновения, механизм развития в онтогенезе специфических человеческих способностей познания. Все это, по мнению А. П. Стеценко, является фундаментом формирования процессов познания и является предпосылкой последующего развития ребенка.

Рассматривая понятие «образ мира» в рамках теории психологических систем (ТПС), необходимо указать, что данная теория является вариантом развития постклассической психологии [13]. ТПС понимает человека как сложную, открытую самоорганизующуюся систему. Психическое рассматривается как то, что порождается, возникает в процессе функционирования психологических систем и тем самым обеспечивает их самоорганизацию и саморазвитие. «Суть ТПС заключается в переходе от принципа отражения к принципу порождения особой пси-

хологической (не психической) онтологии, представляющей собой системный конструкт, который опосредует взаимоотношения между человеком и миром “чистой” объективности (“амодальным миром”), что и обеспечивает превращение амодального мира в “освоенную” человеком и ставшую его индивидуальной характеристикой “действительность” [13, с. 70]. Человек как психологическая система включает в себя субъективную (образ мира) и деятельностную компоненту (образ жизни), а также саму действительность, которая понимается как многомерный мир человека. Образ мира представлен как целостная и системно-смысловая действительность, представляющая собой мир данного человека, в котором он живет и действует.

Подводя итог, необходимо указать, что несмотря на то, что на сегодняшний день накоплено большое количество теорий, раскрывающих понятие «образ мира», строение, психологические механизмы и другое, каждая из представленных теорий изучает свои аспекты проблемы. В результате этого невозможно субъекту сформировать целостное представление о раскрывающейся картине мира.

Литература

1. Словарь практического психолога / Сост. С.Ю. Головин. - М., 1997. - С. 351-356.

2. Философский энциклопедический словарь / Под ред. Е.Ф. Губский, Г.В. Кораблева, В.А. Лутченко. - М., 1997.

3. Леонтьев А.Н. Образ мира // Избр. психологические произведения: В 2 т. - М., 1983. - С. 251-261.

4. Смирнов С.Д. Мир образов и образ мира // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. - 1981. - № 2. - С. 13-21.

5. Петухов В.В. Образ мира и психологическое изучение мышления // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. - 1984. - № 4. - С. 13-21.

6. Василюк В.Е. Методологический анализ в психологии. - М., 2003. - 272 с.

7. Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики. - М., 1999. - 350 с.

8. Королева Н.Н. Смысловые образования в картине мира личности: Автореф. дис... канд. психол. наук. - СПб., 1998. - 16 с.

9. Аксенова Ю.А. Символы мироустройства в сознании детей. - Екатеренбург, 2000. - 272 с.

10. Улыбина Е.В. Психология обыденного сознания. - М., 2001. - 263 с.

11. Сапогова Е.Е. Ребенок и знак: психологический анализ знаково-символической деятельности дошкольника. - Тула, 1993. - 264 с.

12. Стеценко А.П. Понятие «образ мира» и некоторые проблемы онтогенеза сознания // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. - 1987. - № 3.

- С. 27-33.

13. Клочко В.Е., Галажинский Э.В. Самореализация личности: системный взгляд. - Томск, 2000. - 154 с.

Поступила в редакцию 21.06.2006

УДК 159.922.7

Е. Н. Галактионова

ЖЕСТ КАК ФАКТОР ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА

Барнаульский государственный педагогический университет

В последнее время растет интерес к проблемам невербальной коммуникации, что можно проследить по увеличению числа опубликованных работ (А. Пиз, Д. Фаст, В. А. Лабунская, Е. И. Исенина, Е. А. Петрова, А. Я. Бродецкий, Г. Е. Крейдлин и др.). Активно развиваются представления о значении различных видов невербальной коммуникации, ценности жесто-

вого общения в развитии человека, которые получили определенное отражение в ряде работ по общей и специальной психологии, психологии общения и др. В литературе необходимость изучения и развития невербальных средств коммуникации рассматривается как одно из условий наиболее успешной адаптации человека в любой обстановке, установления комму-