УДК 159.922.1+159.923 ПОЛОВОЗРАСТНЫЕ АСПЕКТЫ В ИССЛЕДОВАНИИ ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИХ ТИПОВ

Басыгысова Татьяна Анатольевна, медицинский психолог

Городская психиатрическая больница № 3 им. И.И. Скворцова-Степанова член лаборатории фундаментальных проблем психологии и антропологии (ФППА) Санкт-Петербургского союза учёных, г. Санкт-Петербург, Россия Tatiana. basygysova@gmail. com

В результате изучения половой специфики в распределении характерологических типов в подростково-юношеской популяции обнаружено, что в женской части выборки достоверно чаще встречаются истероидные (42,4 %) и психастенические (20,7 %) черты характера, образующие тип характера или микст; в мужской части - шизоидные (28,8 %), эпилептоидные (44,7 %) и неустойчивые (15,2 %) черты. Однако проявления эпилептоидных черт в популяции могут являться транзиторными. В целом выборка представлена преимущественно эпилептоидными (39%), истероидными (34,7%) и шизоидными (23,2%) чертами характера.

Ключевые слова: характер; тип характера; черты характера;

половозрастные отличия, популяционные нормы.

SEX AND AGE ASPECTS IN CHARACTEROLOGICAL TYPES RESEARCH

Basygysova Tatiana, clinic psychologist

Mental hospital № 3I.I. Skvortsova-Stepanova member of the laboratory offundamental problems of psychology and anthropology Union of Scientists Saint-Petersburg, Russia Tatiana. basygysova@gmail. com

The study of sex characteristics in characterological types distribution of pubertal and adolescent population showed that histeroid character traits (42,4 %) andpsychastenic character traits (20,7 %) which form a character type or a mixture occur more often in a female sampling group; schizoid (28,8 %), epileptoid (44,7 %) and unstable character (15,2%) traits are common for a male sampling group. However epileptoid character traits manifestation in a population can be transient. In general, selected groups are mainly represented by epileptoid (39%), histeroid (34,7%) and schizoid (23,2%) character traits.

Keywords: character, character typology, character traits, sex and age differences, population norms.

Как известно, учет параметров полового диморфизма и дипсихизма [1] в психологических исследованиях является традиционным. Данная процедура позволяет определить специфичность исследуемого признака или её отсутствие у мужчин и женщин и, тем самым, уточнить популяционные нормы, а также определить возможные варианты изменения признака.

В соответствии с эволюционной теорией пола В.А. Геодакяна [2], в стабилизирующей среде (в практически не меняющейся среде существования) половой диморфизм и дипсихизм отсутствует, т.е. мужские и женские особи обладают одним и тем же эволюционно выгодным значением признака. В движущей среде, при которой наблюдается резкая смена условий, задачи

отбора меняются, и уже в первом последующем поколении обнаруживается генотипический половой диморфизм. Вариативность признака свидетельствует о фазе эволюционного процесса. В дивергентной фазе в мужской выборке вариативность выше, чем в женской, что указывает на начало эволюционного процесса. Затем наступает параллельная фаза, при которой дисперсии в обеих группах примерно равны. В конвергентной фазе, характеризующейся повышением вариативности в женской выборке, происходит завершение эволюционного процесса по данному признаку.

Говоря об учете параметров полового диморфизма и дипсихизма в психологических исследованиях, можно утверждать, что они (исследования) осуществлены на всех уровнях индивидуальности, под которой мы подразумеваем всё многообразие индивидуально-типологических особенностей человека, а именно «уникальное сочетание индивидных свойств, темперамента, характера, общих и специальных когнитивных и креативных способностей, личностных свойств, целокупно представляющее данного индивидуума» [3]. Таким образом, в индивидуальности выделяются следующие компоненты -биологически детерминированные (индивидные) свойства, темпераментальные, характерологические, личностные и когнитивные свойства.

Обратимся к темпераментальным свойствам и обнаруженным половым различиям в структуре темперамента. Исследователями обнаружено, что показатели эргичности, пластичности и индивидуального темпа у мужчин достоверно выше, чем у женщин, в свою очередь у женщин были диагностированы высокие показатели социальной пластичности и эмоциональности, а также общей эмоциональности [4; 5].

В исследовании Н.В. Куприяновой было выявлено, что значимые различия между мальчиками и девочками увеличиваются с возрастом. В младшем подростковом возрасте из 38 изучавшихся показателей достоверно значимые отличия получены по двум, из которых следует, что девочки данной возрастной

группы более сензитивны (по данным детского варианта индивидуальнотипологического опросника Л.Н. Собчик ИТДО) и эмоционально устойчивы (фактор С по Кеттеллу). В группе старшего подросткового возраста отличия выявлены уже по 8 показателям, которые свидетельствуют о более выраженных у девочек коммуникативных склонностях (тест «Коммуникативные и организаторские склонности»), экстраверсии (свойство диагностировано с помощью теста Айзенка, ИТДО и теста на определение когнитивного стиля), нейротизме (по Айзенку), сензитивности и эмотивности (ИТДО). По шкалам теста Кеттелла и по особенностям интеллектуальной деятельности (понимание, вербальная и образная беглость, вербальная и образная гибкость, количество выделенных групп в тесте на когнитивный стиль) достоверные отличия не выявлены. Из полученных результатов автор исследования сделала вывод, что половые отличия в большей степени проявляются в темпераментальных свойствах (коммуникативные склонности, экстраверсия, нейротизм, сензитивность и эмотивность), в меньшей - в личностных [6].

Обратимся к следующему компоненту в модели индивидуальности -характеру. Достоверные половые и возрастные различия в характерологических особенностях подростков были выявлены в исследовании Н.Я. Иванова. Автором было обнаружено, что в мужской подростковой выборке достоверно выше показатели шизоидных и сензитивных черт характера, а также показатель маскулинности, а у девушек выше только показатель фемининности. Также было обнаружено увеличение с возрастом частоты неустойчивого, гипертимного и эпилептоидного типов в мужской выборке, лабильного и неустойчивого - в женской и снижение частоты конформного типа в обеих группах [7].

Половозрастные отличия также обнаружены в личностных свойствах, например, в социальной и личностной идентичности. Так, по данным О.В. Ходаковской, в социальном самоопределении юноши осмышляют свое

место в более широком, многообразном социальном пространстве, чем девушки. При переходе от ранней юности к поздней у юношей наблюдается резкий скачок от высокого уровня достижения личностной идетичности-самотождественности в социальном мире к его снижению, тогда как у девушек уровень самотождественности в социальном мире стабилен [8].

В соответствии с интегративной моделью индивидуальности, основанной на принципе генетико-иерархической структурно-уровневой организации (ГИСУО), характер занимает срединное положение между темпераментальным и личностным уровнями индивидуальности [3]. Согласно принципу ГИСУО, качественно новый уровень функциональной системы закрепляет старые этапы в виде уровней морфологической организации, продолжающих выполнять свои функции под руководством верхнего новообразования [9]. Соответственно, как темперамент основывается на свойствах нервной системы, так и характер имеет в своей основе темпераментальные свойства и, в тоже время, координируется личностными свойствами [10]. Таким образом, в соответствии с данной моделью характер можно определить как биопсихологический феномен, в отличие от темперамента и личности.

Данное положение позволяет высказать мнение, что характерологические особенности в популяции, в силу значительной генетической детерминированности, будут незначительно меняться с течением времени, и феномены, выявленные в разные временные периоды, будут являться стабильными [3].

Таким образом, данное исследование было организовано, во-первых, с целью изучения половозрастных различий в распределении характерологических типов в современной подростково-юношеской выборке, что позволит уточнить популяционные нормы; во-вторых, с целью сопоставления полученных результатов с ранее проведенными исследованиями. Отсутствие изменений в распределении характерологических типов в

современной популяции и более ранних сведениях будет свидетельствовать о стабильности данного свойства. И.А. Горьковая в результате исследования характерологических особенностей подростков-правонарушителей пришла к выводу, что макросоциальные факторы, обусловленные общественным строем, социально-экономической и политической структурой общества, не влияют на распространенность и частоту встречаемости определенных типов характера, а также не отразились на личностных аномалиях подростков с устойчивым противоправным поведением [11]. Хотя предполагалось, что именно на данный контингент подростков макросоциальные факторы окажут значительное влияние.

Однако можно предположить, что отличия в распределении характерологических типов в срезовых исследованиях всё-таки будут обнаружены, отражая тем самым системно-эволюционные процессы. Так, в соответствии с филогенетическим правилом полового диморфизма, сформулированным В.А. Геодакяном, наличие популяционного полового диморфизма (разница в средних арифметических по данному признаку) свидетельствует об эволюции этого признака от женской (материнской) формы к мужской (отцовской). То есть значения признака, существующие в мужской выборке, являются эволюционно выгодными. Иначе говоря, если в исследуемой выборке обнаруживается половое отличие в выраженности признака, то в дальнейшем признак будет приобретать значения именно мужской части выборки.

Гендерные отличия в данной статье рассмотрены не будут, поскольку учет социокультурного проявления пола в исследовании характерологических особенностей, на наш взгляд, требует отдельного изучения.

В существующем разнообразии типологий характера клиникопсихологическая классификация А.Е. Личко занимает особое положение, что подтверждается наличием описания данной типологии в ряде современных

учебных пособий по психологии [12; 13; 14]. По мнению Ю.Б. Гиппенрейтер, в типологии А.Е. Личко, во-первых, ассимилированы основные идеи предшествующих типологий, во-вторых, она самая дифференцированная, т. е. содержит наибольшее число типов, наконец, данная систематика охватывает как психопатии, крайние варианты нормы, так и акцентуации [15]. Также данная типология является естественной классификацией, что является её достоинством [16; 17].

Разработанный на основе клинико-психологической типологии Патохарактерологический диагностический опросник (ПДО) благодаря высокой степени валидности (0,85) и надежности (0,71) по сей день позволяет диагностировать как характерологические типы (гипертимный (Г), циклоидный (Ц), лабильный (Л), астеноневротический (А), сензитивный (С), психастенический (П), шизоидный (Ш), эпилептоидный (Э), истероидный (И), неустойчивый (Н) и конформный (К), так и сопутствующие индивидуальнотипологические особенности подростков и юношей в возрасте 14-18 лет (указанная степень надежности ПДО получена в исследовании В.А. Шаповал путем ретестирования здоровых социально адаптированных юношей) [18; 19]. Описанные в клинико-психологической классификации паранойяльный и меланхолический типы акцентуаций намеренно исключены А.Е. Личко из опросника, по его мнению, проявления данных типов характера приходится на более зрелый возраст (к 30-40 годам).

Данное психодиагностическое средство использовалось нами в настоящем исследовании с целью диагностики типа характера.

Описание выборки

Объем выборки составил 323 человека: 131 юноша (40,6 %), 192 девушки (59,4 %), возрастной диапазон от 13 до 23 лет, средний возраст составил 17,1 лет. На момент исследования респонденты являлись учащимися средних общеобразовательных школ (СОШ) №217 и №255, ССУЗов и ВУЗов Санкт-

Петербурга (факультеты экономики и «Вычислительные машины и системы, комплексы, сети» (средне-профессиональное образование) Государственного университета аэрокосмического приборостроения (ГУАП); филологический, психолого-педагогический факультеты, а также факультет музыки Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена). Сбор материала осуществлялся с марта 2009 г. по декабрь 2010г. Социальнопсихологические характеристики выборки представлены в таблице 1.

Таблица 1

Социально-психологические характеристики выборки

Учебный статус Всего (п) Муж (%) Жен (%) Средний возраст

Учащиеся СОШ 90 65,6 34,4 15,5

Учащиеся ССУЗов 57 70,2 29,8 16,2

Учащиеся ВУЗов 176 18,2 81,8 18,3

Методы математико-статистической обработки

Обработка полученных результатов осуществлялась с помощью следующих непараметрических критериев:

1) с помощью критерия углового преобразования Фишера была сопоставлена частота встречаемости признака (тип характера) в мужской и женской выборках;

2) определение взаимосвязи качественных и количественных признаков (пол, возраст и тип характера) осуществлялось посредством использования коэффициента корреляции Кендалла (т).

Результаты эмпирического исследования

Поскольку у 52,3% испытуемых был диагностирован «чистый» характерологический тип, а 44,9% были отнесены к смешанным типам (микстам), оказалось уместнее говорить не о диагностируемых характерологических типах, а о чертах характера и их распределении в популяции. Соответственно, если у респондента диагностирован гипертимно-

истероидный микст, то данный испытуемый попадал в группу представителей как с гипертимными, так и с истероидными чертами характера, поскольку далеко не всегда было возможно определить доминирующую черту. Именно поэтому в таблицах сумма процентных показателей превышает 100%. Также необходимо отметить, что у 2,79% испытуемых не удалось диагностировать характерологический тип или микст, поскольку данные испытуемые не набрали так называемое минимальное диагностируемое число (МДЧ) для определения типа характера (см. табл. 2).

Таблица 2

Распределение характерологических черт в популяции (N=323)

Диагностированные черты (%) "Чистый" тип (%) Микст (%) Тип не диагнос тирован (%)

Г Ц Л А С П Ш Э И Н

17,3 2,5 5,9 1,9 5,3 14,2 23,2 39,0 34,7 8,4 52,3 44,9 2,8

Примечательно, что в данной выборке не был диагностирован конформный тип характера или микст. По мнению А.Е. Личко, конформный тип долгое время не включался в клинические систематики, поскольку психопатии этого типа характера не существует, и встречается он только в форме акцентуации [18; с. 133]. По данным Н.Я. Иванова, частота встречаемости конформного типа характера составляет для подростков мужского пола 14-15 лет 11%, 16-17 лет - 3%; для подростков женского пола 14-15 лет 1%, 16-17 лет - 3% [7]. Главной чертой данного типа характера является постоянная и чрезмерная конформность к привычному окружению, к своей среде, однако при изменении среды наблюдается легкая, быстрая смена взглядов и установок. Конформность сочетается с некритичностью к поступаемой извне информации (достоверно и достойно внимания то, что разделяется людьми своего круга) [18]. Исходя из полученных нами результатов следует, что среди современных подростков не встречаются субъекты с выраженными конформными чертами. Вероятно, данный тип

характера не был выявлен в исследуемой выборке в первую очередь из-за основного возрастного признака - нонконформизма, а не потому, что среди современных подростков нет представителей данного типа. Надо отметить, что конформный тип характера также не был диагностирован в исследованиях И.А. Горьковой [11] и А.Ф. Филатовой [20].

С помощью критерия углового преобразования Фишера (ф*эмп) была определена достоверность различий в представленности тех или иных черт характера в указанных выборках (табл. 3).

Таблица 3

Распределение характерологических черт в мужской и женской выборках

Пол Кол-во испытуе мых (К) Диагностированные черты (%)

Г Ц Л А С П Ш Э И Н

Муж 131 20,5 3,0 5,3 0,8 7,6 6,8 28,8 44,7 23,5 15,2

Жен 192 14,8 2 5,9 2,5 3,5 20,7 19,2 35 42,4 3,5

ф*эмп 1,27 0,56 0,37 1,28 1,56 3,34** 2* 1,83* 3,76** * * ,7 3,

*-1---------1-----1-----1-----1-----1-----1------1---

Различия достоверны на 5%-ом уровне значимости

**

Различия достоверны на 1%-ом уровне значимости Можно утверждать, что в мужской выборке достоверно чаще встречаются индивидуумы с неустойчивыми, шизоидными и эпилептоидными чертами характера. В женской выборке - представительницы с психастеническими и истероидными чертами.

В соответствии с феноменологией указанных типов следует, что, например, для юношей с неустойчивыми чертами характерны уклонение от трудностей, неприятностей и ориентация на удовольствия, развлечения и праздность, отношение к будущему скорее безразличное, поскольку актуально только настоящее. Межличностные контакты характеризуются поверхностностью, в то же время подобные индивидуумы очень зависимы от влияния окружающих людей и собственных побуждений [18; 21].

Полученное нами распределение практически соответствует данным А.Е. Личко и сотрудников, которые описывают частоту типов акцентуаций характера у подростков мужского пола (см. табл. 4). Так, выборка представлена преимущественно неустойчивым, эпилептоидным, шизоидным и гипертимным типами характера. Смешанные типы психопатий и акцентуаций оценивались по чертам типа доминирующего [18, с. 61]. Результаты опубликованы в 1983 г.

Таблица 4

Частота (в %) типов акцентуаций характера у подростков мужского пола по данным А.Е. Личко

Пол Кол-во испытуемых (К) Диагностированные черты характера (%)

Г Ц Л А С П Ш Э И Н К Не установлен

Муж 374 8 3 0 0 4 1 9 11 3 21 3 27

Девушки, обладающие психастеническими чертами характера, отличаются повышенной склонностью к самоанализу, нерешительностью, тревожной мнительностью в виде опасений за будущее (свое или близких), а также неспособностью дифференцировать второстепенное от главного, поскольку всё является одинаково важным. Если же выражен истероидный радикал, то, вероятнее всего, субъектам будут присущи коммуникабельность, целеустремленность, демонстративность, эгоцентризм и энергичность, порой сменяющаяся быстрым истощением [18; 21].

Однако обнаруженная в мужской части выборки отрицательная корреляция между возрастом и эпилептоидными чертами характера (т=-0,16, р<0,01) может свидетельствовать о транзиторности данных характерологических особенностей; положительная взаимосвязь между возрастом и психастеническими чертами (т=0,17, р<0,001) может указывать на то, что в зрелом возрасте эти черты характера наблюдаются чаще.

В женской части выборки также обнаружена отрицательная корреляция между возрастом и эпилептоидными чертами характера (т=-0,10, р<0,05). Из полученных нами результатов следует, что данная тенденция характерна для популяции в целом. Также в женской подвыборке выявлена положительная взаимосвязь между возрастом и астеноневротическими чертами (т=0,12, р<0,01), что указывает на более частую встречаемость этих черт характера в более старшем возрасте.

Согласно онтогенетическому правилу полового диморфизма, наличие популяционного полового диморфизма по определенному признаку указывает на то, что в онтогенезе, в процессе жизнедеятельности отдельной особи, этот признак меняется, как правило, от женской (материнской) формы к мужской (отцовской) [2; 5]. То есть, можно предположить, что по прошествии времени представленность шизоидных и неустойчивых черт характера в женской части выборки будет более выражена (ф*эмп=2 и ф*эмп=3,74 соответственно).

Как известно, ПДО дает возможность дифференцировать выраженность характерологических черт в рамках определенного типа (от уровня акцентуации до уровня психопатии). Например, данная оценка может быть осуществлена путем подсчета индекса психопатии.

Поскольку распределение индекса психопатии в указанной выборке можно считать нормальным (%2=12,83, при у=10, М=4,1, о=27,7), следовательно, выраженность характерологических особенностей в выборке соответствует популяционной, генеральной совокупности.

В указанной выборке представители мужского пола достоверно чаще обладают характерологическими особенностями в степени акцентуации (т=-

0,11, р<0,01), а выраженность характерологических черт девушек чаще достигает уровня психопатии (т=0,11, р<0,01).

Нами установлено, что мужская выборка не специфицируется по признаку наличия того или иного типа акцентуации или психопатии, поскольку не было

выявлено значимых корреляций между индексом психопатии и чертами характера в мужской выборке.

Женская выборка по данному признаку оказалась более вариативной. Так, лабильный и неустойчивый типы представлены в женской выборке уровнем акцентуации (т=-0,10, р<0,05 и т=-0,13, р<0,01 соответственно), а шизоидный тип - уровнем психопатии (т=0,13, р<0,01). Полученные данные могут свидетельствовать о завершении эволюционного процесса в изменении данного признака, а именно степени выраженности характерологических особенностей в популяции.

Описывая подростковую выборку в целом, можно сказать, что лабильный и неустойчивый типы характера достоверно чаще представлены уровнем акцентуации (т=-0,10, р<0,05 и т=-0,14, р<0,01 соответственно), а шизоидный и истероидный - уровнем психопатии (т=0,12, р<0,01 и т=0,10, р<0,05 соответственно).

Обратимся к популяционным данным, полученным в более ранних исследованиях.

В цитированных ранее данных Н.Я. Иванова мужская выборка отличалась от женской достоверно высокими показателями шизоидных и сензитивных черт характера. Также было обнаружено увеличение с возрастом частоты неустойчивого, гипертимного и эпилептоидного типов в мужской выборке, лабильного и неустойчивого - в женской и снижение частоты конформного типа в обеих группах [7].

Наиболее распространенными в выборке И.А. Горьковой оказались гипертимный (26%), шизоидный (18%) и лабильный (16%) типы характера. Респонденты являлись учащимися СОШ Санкт-Петербурга, исследование осуществлялось в виде четырех срезов в 1989 г. (92 испытуемых), 1994 г. (259 чел.), 1996 г. (65 чел.) и 2004 г. (200 чел.), т.е. всего обследовано 616 испытуемых [11]. Как отмечалось выше, сведения, полученные в четырех

срезах, не отличались, соответственно, данное распределение соответствует всем указанным временным периодам.

Выборка А.Ф. Филатовой представлена психастеническим (19%), гипертимным (16%), лабильным (15%) и шизоидным (12%) типами характера. 7% подростков имеют смешанный тип характера (микст). Исследование осуществлено в 1992-1995 гг., респонденты являлись учащимися 8-9 классов школ г. Омска, объем выборки составил 100 человек [20].

В исследовании Т.В. Ивановой в подростковой выборке преобладающими являлись гипертимная (39%) и истероидная (30%) акцентуации характера. Респонденты являлись учащимися 10-11 классов академической гимназии Санкт-Петербургского государственного университета и СОШ №306, объем выборки составил 164 человека [22].

Как можно увидеть из полученных нами данных (см. табл. 2), распределение характерологических черт в описанной выборке отличается от распределений, описанных выше. Причиной тому могут быть как специфика выборки (нами были расширены возрастной диапазон и образовательный уровень респондентов), так и системно-эволюционные процессы, которые, на наш взгляд, обнаружились в описании распределения характерологических черт в мужской и женской частях исследуемой выборки (см. табл. 3).

Заключение

Полученные нами результаты свидетельствуют о специфичности распределения характерологических черт в мужской и женской частях популяции. Среди женской части выборки достоверно чаще встречаются психастенические и истероидные черты характера, которые образуют тип характера или микст, а в мужской части - шизоидные, эпилептоидные и неустойчивые черты. Однако проявления эпилептоидных черт в популяции могут оказаться преходящими и сглаживаться с возрастом.

Сопоставление полученных нами результатов с ранее проведенными исследованиями свидетельствуют о временном тренде (в течение десятилетий) в распределении характерологических черт. Вероятно, основой выявленных феноменов являются системно-эволюционные изменения, а не влияние макросоциальных факторов. Безусловно, полученные нами результаты и сделанные на их основе выводы являются предварительными и требуют дальнейшей разработки.

Литература

1. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. - Л.: ЛГУ, 1969. - 339 с.

2. Геодакян В.А. Теория дифференциации полов в проблемах человека // Человек в системе наук. - М.: Наука, 1989. - С.171-189.

3. Беломестнова Н.В. Индивидуальность как интегративная категория // Интегративный подход в психологии: Сб. научных статей. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2003. - С. 70-90.

4. Русалов В.М. Пол и темперамент // Психологический журнал. Т. 14. 1993. - №6. - С. 55-64.

5. Нартова-Бочавер С.К. Дифференциальная психология: Учебное

пособие. 2-е изд., испр. - М.: Флинта, Московский психолого-социальный институт, 2006. - 280 с.

6. Куприянова Н.В. Связь биологического и психологического пола с особенностями личности подростков: автореф. дисс... канд. психол. наук. -СПб., 2006. - 19 с.

7. Иванов Н.Я. Популяционные нормы для определяемых с помощью ПДО показателей акцентуации характера у подростков // Психологическая диагностика при нервно-психических и психосоматических заболеваниях: Сб. научн. тр. - Л.: Изд. Института им. В.М. Бехтерева, 1985. - С. 44-46.

8. Ходаковская О.В. Социальная и личностная идентичность в юности: автореф. дисс... канд. психол. наук. - СПб., 2006. - 22 с.

9. Беломестнова Н.В. Системный подход в психологии // Вестн. Оренбург. гос. ун-та. 2005. - № 10. - С. 43-54.

10. Беломестнова Н.В. Иерархическое соотношение темперамента и

характера: Системно-эволюционный подход // Теоретические и эмпирические проблемы индивидуальности: музыкальность, эмоции, религиозность,

патология: Сб. научных статей. Том 1 / Отв. ред. Т.А. Адмакина. - СПб.: Свое издательство, 2011. - С. 53-77.

11. Горьковая И.А. Личность подростка-правонарушителя. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2005. - 236 с.

12. Маклаков А.Г. Общая психология. Учебник для вузов. - СПб.: Питер, 2008. - 583 с.

13. Панферов В.Н., Микляева А.В., Румянцева П.В. Основы психологии человека. Учебное пособие. - СПб.: Речь, 2009. - 432 с.

14. Рогов Е.И. Общая психология. - М.: ИКЦ «МарТ»; Ростов-на-Дону: Издательский центр «МарТ», 2008. - 560 с.

15. Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию: курс лекций. - М.: АСТ: Астрель, 2008. - 352 с.

16. Беломестнова Н.В. Естественно-системный подход в построении психологических моделей // Материалы IV Всероссийского съезда Российского Психологического Общества, в 3-х томах - Москва - Ростов-на-Дону: Изд-во «Кредо», 2007. - т.1, с. 93.

17. Платонов К.К. О системе психологии. - М.: Мысль, 1972. - 216 с.

18. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. - СПб.: Речь, 2009. - 256 с.

19. Шаповал В.А. Об оценке надежности ПДО путем ретестирования у здоровых социально адаптированных юношей // Психопатические расстройства

у подростков: Сб. науч. тр. - Л.: Изд-во института им. В.М. Бехтерева, 1987. -С. 74-76.

20. Филатова А.В. Характер подростка как субъекта учебной деятельности и делового общения: автореф. дисс... канд. психол. наук. - СПб., 1997. - 20 с.

21. Дворщенко В.П. Тест личностных акцентуаций. Модифицированный вариант методики ПДО. 3-е изд., испр. - СПб.: Речь, 2008. - 96 с.

22. Иванова Т.В. Детерминанты становления личности девиантного подростка с противоправным поведением: автореф. дисс. канд. психол. наук. - СПб., 2002. - 19 с.

Рецензент:

Александров А.А., доктор медицинских наук, профессор кафедры психологии и педагогики Северо-западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова.