Я.Б. Частоколенко

«ПЕРВИЧНОЕ» ТВОРЧЕСТВО КАК РАЗНОВИДНОСТЬ КОММУНИКАЦИИ

В статье рассматривается проблема актуализации первичной креативности. Предложен вариант решения одной из наиболее парадоксальных проблем психологии творчества - «организованной спонтанности творчества». Описана модель тренинга креативности, в которой центральное место занимает первичное творчество.

Современная жизнь остро ставит задачу изменения не просто способа хозяйствования, а коренного изменения мировоззрения, «парадигмы» существования человека. Один из путей изменения парадигмы - гармоничное развитие личности, синтезирующее в себе развитие не только интеллекта, но и чувств, опирающееся на духовный опыт. О важности и необходимости творческого развития личности сказано много, но, тем не менее, вопросов остается больше, чем ответов. Как, когда, какими средствами развивать креативность, на что делать упор - на «организацию» или «самоорганизацию» творческого процесса? Особую актуальность приобретают идеи о самоактуализации через творческое развитие личности (К. Роджерс, 1959; А. Маслоу, 1960), и принятие позитивной свободы спонтанного творчества (Э. Фромм, 1947). Триада «творчество - свобода -спонтанность» является своеобразным «ключом» для тех исследователей творчества, которых интересуют возможности актуализации креативности в специально организованных формах, таких как тренинги креативности, творческие мастерские.

Одна из самых интересных и парадоксальных проблем психологии творчества - как провоцировать спонтанное творчество, иными словами парадокс «организованной спонтанности». О значимости спонтанного творчества мы можем судить по словам Э. Фромма: «Только лишь те качества, которые являются результатом нашей творческой активности, основанной на спонтанных проявлениях, придают личности силу и тем самым создают основу ее целостности» [1. С.318].

Следующая проблема связана с возможностями актуализации первичной креативности. О первостепенной значимости первичной креативности в творческом развитии и самоактуализации личности говорят многие авторы: А. Мас-лоу, Де Боно, Д. Ниренберг, А. Мелик-Пашаев и др.

Мы приняли рабочую гипотезу о том, что первичное творчество позволяет решить обе указанные выше проблемы: «организовать» спонтанное творчество и непосредственно выйти на уровень первичной креативности. Среди задач работы были: 1) сформулировать понятие «первичное творчество», рассмотрев его в коммуникативном контексте. 2) отвечая на современные тенденции развития психологии и педагогики творчества, предложить модель тренинга креативности, базирующуюся на первичном творчестве.

1. СУЩЕСТВУЮЩИЕ ПОДХОДЫ К ТВОРЧЕСТВУ

Определения креативности таких авторов, как Д. Гилфорд (1967); П. Торренс (1974); Н. Роджерс (1990); АЛ. Сгор1еу (1992); Н.Ю. Хрящева, С.И. Мак-шанов (2001) свидетельствуют, о том что креативность понимается как внутренний потенциал и способность к творчеству. Творчество понимается как процесс, в котором проявляется и раскрывается творческий потенциал. Таким образом креативность - потенциал, способность к творчеству, а творчество -процесс актуализации, реализации этой способности.

Анализ соотношений понятий креативность - интеллект позволил выделить два основных подхода:

первый (Л. Термена и К. Кокс, 1926) сводит креативность к интеллекту. Второй подход (Н. Коган и М. Воллах; В.Н. Дружинин, 1996, 2000) утверждает, что креативность и интеллект не сводятся друг к другу. В дальнейшем мы опираемся на подход, не сводящий креативность к интеллекту.

Теоретический анализ позволил выделить две логики, лежащие в основе практических подходов к развитию креативности:

1. Решения творческих проблемных ситуаций. (Г. Альтшуллер, 1973; Я. Пономарев, 1976;. S. Boles, 1990 и др.). Это «логика преодоления», тяготеющая к «абстрактному познанию». Практические формы работы связаны с решением интеллектуальных творческих задач.

2. Переживания творческих состояний. (G. Kneller, 1965; R. May, 1975; Ф.Е. Василюк, 1984; D. Sapp, 1992). Это «логика встречи с тайной», тяготеющая к «эстетическому постижению». (А. Маслоу, 1960) Первая логика разработана более тщательно. С одной стороны, это ее плюс, а с другой - она замкнута на себя и новые факты рассматривает через свою завершенность. Вторая разработана слабо, но обладает преимуществом - открытостью, нацеленностью на поиск новых форм опыта.

В настоящее время в психологии творчества доминируют интеллектуалистичские подходы «решения творческих задач», но в тоже время осознана необходимость активного поиска новых путей. В качестве одного из таких путей представляется сфера искусства. Но тут мы сталкиваемся с еще одной, очень серьезной проблемой. Попытки обратиться к сфере искусства часто несут в себе подход логики «преодоления», в которой практически непреодолимым барьером встает необходимость вторичных, «технических» художественных навыков. По отношению к сфере искусства безотказно работает стереотип, гласящий: «чтобы самовыражаться средствами искусства, надо владеть художественными средствами, а чтобы овладеть этими средствами, надо очень долго учиться». Обучение навыкам, где присутствуют такие понятия, как «правильно» и «неправильно», создают еще более прочные барьеры для проявлений первичной креативности. Важное соображение по поводу творчества и искусства высказал в своих работах Эдвард де Боно [2], подчеркнувший, что хотя у художника и не бывает двух одинаковых картин, нередко оказывается, что его произведения не имеют никакого отношения к творчеству, а являются «изопродукцией», результатом реализации чисто технических, «ремесленнических» навыков. Казалось бы, замкнутый круг. С одной стороны, очевиден колоссальный потенциал сферы искусства для актуализации первичной креативности, а с другой - непонятно, как же конкретно преодолевать «технические» художественные барьеры.

Не лучше обстоят дела и со спонтанным творчеством. На примере существующих моделей тренингов креативности очень хорошо видно, как происходит блокировка «спонтанности творчества». Центральным звеном ведущих концепций тренингов [3, 4] является ломка стереотипов мышления через активное внешнее влияние, содержание тренинга - интеллектуальная творческая деятельность. Необходимым условием полагается готовность участников тренинговых групп к активному, осознанному и целенаправленному изменению себя. Обращает на себя внимание способ мотивировки к участию в тренинге. Например, предлагается примерно такой способ мотивировать участников, не очень жаждущих решать предлагаемые творческие задачи: «уважаемые участники, ничего невозможного в этих задачах нет, их неоднократно решали. Неужели ВЫ глупее ИХ!?» [5]. Какая уж тут «спонтанность»? В концепциях не рассматривается ситуация, при которой в тренинг может включаться личность такой, какая она есть, без обязательной «ломки» себя, без внешнего активного давления. Кстати, методики свободного креативного пространства также не гарантируют выхода в спонтанное творчество. Страх перед свободой, ощущение бро-шенности в неизвестное пространство вызывают у личности страх перед неизвестностью. Этот страх является одной из мощнейших блокад спонтанного творчества. Принятие позитивной свободы или бегство от «пугающей» свободы далеко не равновеликие величины в «свободном креативном пространстве». Наши наблюдения говорят о том, что в случае предоставления «полной» свободы все-таки доминирует бегство от свободы [6]. Без принятия личностью позитивной свободы никакое «спонтанное» творчество не получается. Опять та же самая проблема, как и с использованием средств искусства: понятно, что «это» надо, но не очень ясно, как конкретно это делать.

Как видно из приведенного анализа, в существующем теоретическом пространстве психологии творчества ни проблема организованной спонтанности, ни проблема «прорыва» к первичной креативности не решаются. Следовательно, необходим выход на новый уровень теоретического анализа и осмысления психологии творчества.

Практический вопрос, в котором концентрируются нерешенные проблемы спонтанного творчества и «прорыва» к первичной креативности - актуализация первичной креативности в специально организованных формах (тренингах креативности, творческих мастерских и т.п.).

2. ПЕРВИЧНАЯ КРЕАТИВНОСТЬ И ПЕРВИЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Первичная креативность определяется как способность к «вдохновенному» творчеству (А. Маслоу, 1960) и представляет собой потенциал, внутренний творческий ресурс человека, присущий ему с рождения. Первичное восприятие определяется как пробуждение неосознаваемого и предсознательного, по мнению А. Маслоу [7], его можно назвать поэтическим, метафорическим, мистическим, примитивным, архаичным, детским. Характеристиками первичного вос-

приятия будут следующие: принятие существования «здесь и сейчас», сопровождающееся отказом от аналитичности, рациональности; состояние детского, наивного принятия себя, мира и себя в мире; принятие свободы растворенности в мире, что влечет за собой уход страхов перед неизвестностью, неопределенностью; встреча с тайной, которая на фоне принятия свободы растворенности в мире создает позитивные установки и предает забвению «преодоления», «борьбу» и «конфликты»; доминирование эстетического постижения вместо абстрактного познания.

Большая проблема «прорыва» к первичной креативности разбивается на две «подпроблемы»:

1) возврат к первичному восприятию, который считается необходимым условием проявления первичной креативности. На этом сходятся многие авторы: А. Маслоу, Д. Ниренберг, А. Мелик-Пашаев и др.

2) поиск специфической предметности, позволяющей непосредственно воплощаться первичной креативности в предметной сфере. Решение проблемы «первичной предметности» многие исследователи видят в сфере искусства и, в частности, художественного творчества (А. Маслоу, 1960; Л. Маффеи, 1978; Т. Селли, 1981; И. Ренчлер, 1988).

О неполноте понятийной связки «первичное восприятие - первичная креативность» свидетельствуют попытки исследователей найти термин, охватывающий целостный процесс творчества, в частности П.П. Блонский (1989) использует термин «естественное творчество». Представляется целесообразным шагом формулировка нового понятия, которое бы уточняло понятие «естественное творчество» и связывало его в единое целое с понятиями первичная креативность и первичное восприятие.

Р. Арнхейм в работе «Искусство и визуальное восприятие» указывает на поразительное сходство между элементарной деятельностью чувственного восприятия и более высокой деятельностью логического мышления и делает вывод о допустимости считать процесс видения творческой деятельностью человеческого разума: «На сенсорном уровне восприятие достигает того, что в царстве разума известно под названием «понимание». Каждый взгляд человека - это предвосхищение изумительной способности художника создавать модели, которые объясняют жизненный опыт средствами организованной формы. Человеческий взгляд - это внезапное проникновение в сущность». [8. С. 57 - 59]. Те же самые идеи звучат в работе В.П. Зинченко «Продуктивное восприятие»: «...такие понятия, как «визуальное мышление», «живописное соображение» отнюдь не являются метафорой. Вклад зрительной системы не ограничивается репродуцированием реальности. Зрительная система выполняет весьма важные продуктивные функции». [9. С. 41] Таким образом, «первичные творческие приоритеты» отдаются продуктивным функциям первичного восприятия и первичного зрительного восприятия.

А. Маслоу особо подчеркивал необходимость возврата к первичному восприятию: «Необходимым элементом личностной интеграции является пробуждение неосознаваемого и предсознательного, того, что и составляет суть первичного восприятия» [7. С.81].

Возврат к первичному восприятию А. Маслоу считает обязательным условием для проявлений первичной креативности.

Схожие идеи звучат у К. Роджерса: «Творчество самоактуализирующейся личности кажется более похожим на наивное и всеобъемлющее творчество неиспорченного ребенка. Это, по-видимому, фундаментальная характеристика человеческой природы, потенциал, данный от рожденья каждому. Большинство людей теряет его в процессе приобщения к культуре, но некоторые оказываются способны либо сохранить этот свежий, наивный и простой способ видения жизни, либо, потеряв его подобно остальным, затем вновь обретают его» [10. С. 170]

Используя термин «продуктивное восприятие», авторы подразумевают наличие в восприятии «творческой компоненты», практически ставя знак равенства между продуктивностью и творчеством. Нам кажется, что термин первичное продуктивное восприятие требует уточнения, так как в классических определениях творчества ключом является «новизна». Взяв за ключ творчества контакт с неизвестностью, определим широкое поле восприятия как ось «известное - неизвестное». «Известное» в данном случае понимается как не требующее при своем восприятии творческой компоненты. Способность воспринимать известное как неизвестное, видеть неожиданные грани исследователи творчества полагают одной из важнейших характеристик творческой личности. Ригидная, зажатая личность проявляет склонность воспринимать неизвестное как известное, блокируя у себя проявления креативности. Дополнительной осью будет «неизвестное как известное - известное как неизвестное». Первичное продуктивное восприятие принадлежит области пространства восприятия, соединяющего «неизвестное» и «известное как неизвестное».

Рис. 1. «Пространство» неизвестности

Первичное восприятие потенциально несет в себе переживание встречи с неизвестностью, ситуацией или явлением. Если «встреча» состоялась, актуализируется творческое начало, первичная креативность. На наш взгляд, процесс актуализации первичной

креативности - недостающее звено в понятийном аппарате психологии творчества. Уместно ввести новое понятие, обозначающее этот процесс. Назовем его «первичное творчество». Первичное творчество -процесс актуализации первичной креативности. Первичное творчество и возврат к первичному восприятию в данном случае можно считать не двумя разными процессами, а двумя сторонами единого процесса спонтанного («естественного», «природного») творчества. Это согласуется с представлениями о первичном восприятии А. Маслоу и К. Роджерса, так как в их трактовке первичного восприятия присутствует убежденность в том, что первичное восприятие несет в себе в «свернутом» состоянии первичную креативность. Понятие «первичное творчество» существенно дополняет эти представления, так как оно отражает динамический процесс «разворачивания» первичной креативности. Другими словами, первичное восприятие формирует внутренний план первичной креативности, являясь интериоризацией. Первичное творчество, раскрывающее, «разворачивающее» первичную креативность, является экстериоризацией.

Обращает на себя внимание тот факт, что некоторые авторы пытаются пользоваться термином «естественное творчество», как бы подразумевая, что есть еще какое-то «неестественное» или «противоестественное» творчество. Этот термин неудобен тем, что «естественность» распространяется на очень широкий диапазон явлений. Взаимодействие страха и интереса в творчестве вызывает как одну из возможных естественную реакцию бегства от свободы, поиск путей творчества на базе репродуктивного мышления. Такое творчество вполне «адаптативно», вполне способно «порождать новое», если следовать логике большинства определений творчества, берущих за «ключ» определение «новизны». Ясно, что П.П. Блонский под термином «естественное творчество» понимал нечто совсем другое. В этом термине соединились два момента - путь «прорыва» креативности и специфическая предметность, простота которой происходит из природных закономерностей, из природной эстетики. В таком виде термин «естественное творчество» слишком расплывчат, допускает широкий диапазон толкования. Понятия первичная креативность и вторичная креативность плохо соотносятся с расплывчатым термином «естественное творчество», так как они свидетельствуют о двух сторонах процесса творчества, которые равным образом естественны. Обращение же к термину «естественное творчество вынуждает авторов либо соотносить «первичную креативность» с «естественностью», относя вторичную к противоестественным, либо делить вторичную креативность на «естественную» и «неестественную». Термин «естественное творчество» своеобразным мерилом «твор-ческости» делает эстетику, и в частность первичную эстетику. Вопрос о содержании понятия «естественное творчество» напрямую связан с упоминавшейся выше «подпроблемой» естественной предметной базы для воплощения первичной креативности.

А. Маслоу и многие его последователи видели выход в первичную креативность через обращение к сфере «неканонизированного» искусства, и в частности художественного творчества.

Эстетику, так же как и креативность, можно представить в двух частях - первичной и вторичной. К первичной отнесем способность к целостному, неабстрагирующему постижению через эстетическое переживание. Ко вторичной отойдут процессы «канонизации» эстетического постижения в разнообразные языки и формы искусства. «Первичная» эстетика чрезвычайно интересна тем, что в ней осуществляется процесс трансляции «высших идей» естественными, простыми природосообразными средствами и формами. Гармония простоты и лаконичности далека от упрощений и примитивизации. Упрощение - это уже «вторичность». «Первичная» эстетика во многом созвучна первичной креативности. У нас есть «генетическая предрасположенность» к ней, есть потребность, есть естественные природосообразные формы проявления и воплощения. Первичные природосообразные формы предметного воплощения первичной эстетики некоторые авторы и обозначают термином «естественное творчество» [11]. Связка «креативность» - эстетика отмечается во многих работах [11 -13]. Попытаемся рассмотреть связку «первичная креативность - первичная эстетика». Естественно, сразу же возникает соблазн погрузиться в «биологические аспекты эстетики» [14]. Так многие авторы и делают, относя «первичность» к «биологичности», ставя знак равенства между этими понятиями. Но «первичная эстетика» целостна, она включает и захватывает всю иерархию коммуникативного мира личности. В ней происходит слияние состояния «мудреца» и «ребенка» [15], когда мудрец оказывается способным вернуться в состояние наивной детскости и выражать высшие идеи простым языком, а ребенок, словно незамутненный приемник, воплощает с той же простотой внеличностные основы мироздания.

В работах И. Ренчлера, Т. Селли, Л. Маффеи, Б. Херцбергера, Д. Эпстайна [14] отмечается, что очень многие (в том числе «биологические») характеристики инсайта в «классическом» варианте творческого акта совпадают с характеристиками эстетического переживания. Если обратиться к труду Л. Выготского «Психология искусства», мы можем увидеть в его трактовке явления катарсиса как «... превращении аффектов, в их самосгорании, во взрывной реакции, приводящей к разряду тех эмоций, которые тут же были вызваны» [16. С. 251] большое сходство с описанием проявлений первичной креативности в работе А. Маслоу. [7] Эстетическая реакция, согласно Л. Выготскому, в сущности «сводится к катарсису, т.е. сложному превращению чувств». Первичная креативность, согласно А. Маслоу, эмоционально-чувственна, сконцентрирована в «мгновениях озарения и вдохновения», непосредственно включена в «высшие переживания». А. Маслоу подчеркивал именно «канал искусства» как наиболее оптимальный для выхода в первичную креативность, при условии, что мы четко отделяем состояние «высшего переживания» от создания «художественного продукта». Первичная эстетика захватывает «ось» инсайт - катарсис. В то же время «первичная эстетика» не сводится к понятию «первичная креативность». Первичную эстетику можно представить как своеобразную проекцию первичной креативности в поле эстетического восприятия.

Первичное эстетическое переживание допустимо понимать как свидетельство состоявшейся встречи с тайной. «Самое прекрасное, что мы можем испытать -это ощущение тайны» - в этих словах А. Эйнштейна чрезвычайно ярко звучит мотив эстетического переживания встречи с тайной, дающей выход в творчество.

В исследовании, проводившемся на ФП ТГУ (2000

- 2004 гг.) и в детской творческой студии «Образ» (1994 - 2004 гг.) изучалось явление первичного художественного творчества. В работах, описывающих это исследование [6, 17], на примере обращения к «первичному художественному творчеству» показан практический путь и инструментарий решения проблемы поиска «специфической предметности», когда предметность рассматривается не как средство для выражения рожденных идей, а как пространство, в котором непосредственно происходит рождение этих идей. Использование средств первичного художественного творчества выводит личность на первичное эстетическое чувство, которое можно рассматривать как «камертон», настроенный на проявление и восприятие природной гармонии. Пробуждение природного эстетического чувства, его первые звуки, похоже на то, как пробуждается звук в струне. Если есть источник звука, а рядом поместить гармонирующую струну, то она начинает звучать. Так и во взаимодействии с миром -есть внешний образ, гармония мира, и личность вступает с ними в эстетический резонанс и в этом резонансе творит. Первичное художественное творчество понимается как актуализация первичной креативности в пространстве эстетических переживаний.

Введение понятия первичное творчество существенно дополняет понятийный аппарат психологии творчества и служит основанием для теоретического решения проблемы прорыва к первичной креативности и ее практического использования в концепции тренинга креативности.

3. ПЕРВИЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО В КОММУНИКАТИВНОМ КОНТЕКСТЕ

Очевидно, что, введя на теоретическом уровне новое понятие «первичное творчество» и связав его с существующими понятиями, мы не решим практическую проблему «возврата к первичному восприятию».

Для осуществления «возврата» в психологической литературе предлагаются самые разные, иногда диаметрально противоположные методы: от «погружения в холотропные состояния сознания» [18] до «репродуктивной игры» в предметных сферах [5]. Возникает вопрос, а можно ли вообще миновать этап «возвращения» как некоего длительного процесса, сопровождаемого согласно психологической литературе широким комплексом условий, многие из которых достаточно сложны и требуют изначально высокой степени мотивированности?

Для поиска ответа на этот вопрос обратимся к коммуникативному контексту творчества, представив творческое взаимодействие с неизвестностью в виде четырех уровней:

Контакт-столкновение (ведет к проблемной ситуации, негативным эмоциям).

Контакт-восприятие (ведет к эмоциональному ощущению тайны, пассивному принятию состояния контакта).

Контакт-вовлеченность (ведет к игре с неизвестностью, состояние активно-деятельное).

Контакт-переживание (ведет к преображающему переживанию).

На уровне «контакт-столкновение» вряд ли вообще возможно «возвращение в первичное восприятие» без трансформации состояния «столкновения». Если присмотреться к логике «возвращения», принятой в психологической литературе, как правило, изначально подразумевается наличие именно «столкновения». Далее, в качестве условий «возвращения» предлагается примерно следующий набор [7]: «отключение защитных механизмов и самоограничений»; «сила и мужество»; «доверчивость вместо борьбы»; «отказ от страхов». На уровне декларации остается красивая сказочка о «готовности принять», на деле предлагается кардинальная «ломка» себя. Что такое на практике «отказ от страхов»? Как можно «выключить» «защитные механизмы и самоограничения»? Тут два пути -либо ломка себя, либо трансформация ситуации «столкновения» в такую форму, когда страхи уходят сами, нет необходимости проявлять «силу и мужество» и т.п. Из наблюдений за естественным творчеством маленького ребенка следует, что ребенок изначально не имеет страхов, у него нет самоограничений, поэтому и нет причины проявлять «силу и мужество». Ребенок пребывает в «первичном восприятии», ему нет необходимости туда «возвращаться». У ребенка наличествует одновременность первичного восприятия и первичного творчества, выражающегося в том самом «естественном творчестве». Нет такого, что «сначала» «первично воспринимаем», а «потом» творим. «Естественность» содержит «одновременность» как имманентное свойство. Есть основания полагать, что при работе с взрослыми вполне можно снять проблему «возврата» к первичному восприятию и необходимость строгой последовательности «сначала «возврат» - потом творчество». Самое важное - не имитация работы ребенка, а тот же коммуникативный принцип, в основе которого лежит первичная коммуникабельность миру. В первичном детском творчестве первичная коммуникабельность миру проявляется через вовлеченность в творческую игру. Моделирование ситуации вовлеченности позволяет уйти от ставшей классикой в психологической литературе иерархичности и последовательности в моделировании творческих ситуаций.

Один из укоренившихся в психологии творчества мифов - миф о строгой последовательности и иерархии процессов, составляющих творчество. Классическая последовательность «фаз» творчества выглядит так: фаза «произвольного логического поиска, интуитивного решения, вербализации интуитивного решения, формализации вербализированного решения» [5]. С учетом представлений о точке креативной фрустрации схема несколько меняется: «подготовка - фрустрация - инкубация - инсайт - разработка» [4]. Общим для всех вариаций этой схемы является «начальный пункт», которым считается «осознание проблемноконфликтной ситуации» [19]. Ломка этого иерархиче-

ского стереотипа началась с представлений о первом инсайте. G. Kneller (1965) предложил рассмотреть в процессе творчества еще одну стадию, названную им «первый инсайт» [20]. Именно на этой стадии возникает еще очень невнятная, но оригинальная идея. Может быть, даже не сама идея, а ее предчувствие. D. Sapp (1992) вносит несколько уточнений в понимании «первого инсайта»: в этот момент индивид переживает состояние вдохновения. Это состояние намного слабее, чем то, которое возникает в момент «настоящего» инсайта, но, тем не менее, оно схоже с ним. Второе уточнение - «первый инсайт» это не столько стадия, сколько момент, яркая искра [21]. К тем же выводам пришел R. May (1975), представляя эту точку как свидание или неожиданную встречу [22]. Из представлений о первом инсайте логически следует, что в «прорыве» к первичной креативности вовсе нет последовательных цепочек «фаз». Непосредственное эмоциональное переживание контакта с неизвестностью лежит перед «осознанием» этого контакта. К тем же самым выводам пришел О.К. Тихомиров и его последователи, показавшие ведущую роль эмоций в творческом мышлении. В случае интеллектуального творчества, вслед за переживанием первого инсайта может «пристраиваться» вся цепочка «фаз». У детей и взрослых, обращающихся к «неинтеллектуальному» творчеству, переживание первого инсайта рождает другое переживание, которое вообще может не выходить на «осознание». Вопрос, что «вперед» - первичное восприятие или творчество, теряет смысл.

Единый процесс со сторонами «первичное восприятие» и «первичное творчество» допустимо называть термином «естественное творчество».

Графическая схема естественного творчества с двумя сторонами - первичное восприятие и первичное творчество представлена на рис. 2.

Первичное

творчество

ее

S

а

я

м

К

а

® / v *

\ а

\ н /

\ w /

\ X

\ л

Первичная'

креа-

Чтивносгь/

в

а

т

К

а

о

К

а

V

н

\ Первичное /

продуктивное У восприятие

Рис. 2. Естественное творчество с двумя сторонами: первичное восприятие и первичное творчество

На рис. 3 схематично обозначены две области, связанные с единым процессом естественного творчества - коммуникативная матрица и «предметность как язык».

Коммуникативная

Матрица

Первичное )

/ /—рУ \

творчество / \ \

7 / Первичная \ |

I I ^ креа- \ 1 1

1 V ТИВНОСТК I I

\ лС Первичное

\ / ш

( восприятие

я Предметность I

I как 1

I язык I

Рис. 3. Области естественного творчества

Если обратиться к универсальной схеме творческой коммуникации «человек - неизвестность» [6] и соотнести ее со схемой естественного творчества, то получим модель, в которой ядром творчества является первичная креативность, разворачивающаяся в коммуникации «человек - неизвестность» через первичную коммуникабельность миру и естественное творчество. Графически модель представлена на рис. 4.

Коммуникативное

творчество

( Л )

\ Первичная \ коммуника-\ бельность \ миру

^Первичное} ______—\

/ ' 1—/творчество / V-------------

I \ \

Человек I креа- | неизвестность

I I Угивносгь/ I I

\ ^ Первичное /

~ (восприятиеУ ' ~~------

Естественная \

/ предметность \

I V )

Естественное предметное творчество

Рис. 4. Первичное восприятие и первичное творчество в коммуникации «человек - неизвестность»

Первичное творчество и первичное восприятие представлены как единая конструкция. На пересечении двух осей «человек - неизвестность» и «первич-

ная коммуникабельность миру - естественная предметность» лежит первичная креативность, которая, «кристаллизуясь» в процессе первичного восприятия и актуализируясь в процессе первичного творчества, проявляется в «коммуникативном творчестве» и в «естественном предметном творчестве». Эпицентром контакта с неизвестностью становится прорыв к первичной креативности.

На факультете психологии ТГУ (исследования 2000 - 2003 гг.) была разработана модель тренинга креативности, в которой были интегрированы разработанные концептуальные положения о творческой коммуникации и первичном творчестве. В ходе трехлетних исследований было установлено, что модель решает основные проблемы прорыва к первичной креативности и «организованной спонтанности».

Первичное творчество в тренинге структурирует вокруг себя ряд условий, которые являются базовыми для раскрытия творческого потенциала личности. Первичное творчество происходит не через «преодоление конфликтов», а через чарующую «встречу с тайной». Первичное творчество пробуждает первичное восприятие, первичное восприятие разворачивает «пружину» первичного творчества. Происходит вовлеченность в творческую игру, выводящую на эстетическое переживание. Эстетическое переживание позволяет проявиться природному эстетическому чувству, «инстинкту» восприятия гармонии. Вхождение в резонанс с природной гармонией как бы открывает дремавшие до той поры способности к резонансной самонастройке. Чрезвычайно важный фактор -переживание состояния творческой успешности. Первичное творчество не требует никаких изначальных «умений» и «навыков», и поэтому сразу снимаются страхи и барьеры перед «не знанием», «не умением». Переживание успешности в первичном творчестве открывает «клапан», сдерживающий стремление личности к творческому саморазвитию. Приход к первичному восприятию и первичному творчеству в едином процессе естественного творчества прежде всего знаменует встречу с самим собой. Сложно говорить о «саморазвитии» и «самоактуализации», минуя самый первичный этап - встречу с собой.

Основная идея тренинга - организация в реальных группах открытых творческих ситуаций, складывающихся из транскоммуникативных микрособытий, в которые может свободно включаться личность как она есть. Рождение нового психологического опыта происходит без потери «первичности», естественности творческих проявлений. Происходит яркая встреча с самим собой в совершенно новом, неожиданном для личности качестве, гармонизируя разноуровневые миры человека. Цель тренинга - переживание творческих состояний. Подчиненными этой цели являются задачи по созданию многомерной творческой ситуации в тренинге. Идея многомерности ситуации заключается в следующем. Ситуация может восприниматься поверхностно как игра и развиваться на уровне игры, может восприниматься как способ самопознания и как средство духовного роста. Таких слоев прочтения ситуации может быть очень много. Они никак не озвучиваются и не предлагаются тренинговой группе. В ходе тренинга происходит самоорганизация

и саморазвитие сложной системы «личность - творческая деятельность - ситуация неопределенности», причем ситуация развивается как по «горизонтали» слоев прочтения, так и по вертикали, захватывая их и синтезируя. Многомерная ситуация порождает события, состояния и синтезы как на уровне личности, так и на уровне группы. Особенность соотношения «группа - личность» заключается в том, что в тренинге они представлены не как «система» и «подсистема», включенная в нее, а как равновеликие и равнозначные коммуникативные системы. Личность и группа взаимно совмещаются и взаимореализуются. Каждая личность и группа выбирает и определяет свою собственную стратегию, реализуемую в ходе тренинга. Содержание и динамика тренинговой группы ориентированы на события, порождающие творческие переживания, и на развитие событий в новые цепочки событий, порождающих новые переживания.

Структуру тренинга составляют четыре слоя: свободное взаимодействие со средствами и способами первичного художественного творчества; свободное соединение в малые группы (либо индивидуальная работа); поведенческая свобода; свобода спонтанных высказываний и самопрезентаций. Неизвестность, свобода, спонтанность - три «кита», на которых держится тренинг. Мотивационные, когнитивные, креативные, эмоциональные психические процессы, в которых психологически зафиксированы первичные способы контакта человека с миром, в ходе тренинга оказываются максимально обнаженными и недефор-мированными в силу следующих причин: во-первых, создаются открытые творческих ситуаций без заранее определенной цели. Снятие груза изначальной «предопределенности» обеспечивает первичный контакт с неизвестностью. Ситуация такова, что для нее не существует стереотипа. Следовательно, нет этапа «ломки» или «перестройки» стереотипов. Во-вторых, базисными в работе с первичным художественным творчеством являются первичные коммуникативные способности - спонтанность и сенситивность. В третьих, стремление личности к самопреодолению, расширению собственных границ и одновременно стремление к сохранению устойчивости, сохранению себя выступает как первичное творческое противоречие, переживаемое через цепочку транскоммуникативных микрособытий, катализируемых первичным художественным творчеством.

Структура спонтанного первичного творчества определила иное содержание творческого процесса по сравнению с традиционными моделями, в которых содержанием является творческая деятельность и получение творческого результата (решение задачи или материализованный творческий продукт). Результаты, полученные в ходе апробации нашей модели, согласуются с результатами научной школы О.К. Тихомирова. В нашей модели содержанием творческого процесса является творческое переживание, отражающее самоорганизацию сложной системы личность - ситуация неопределенности - творческая деятельность. Творческое переживание является первичным по отношению к действию, об этом убедительно говорят данные, полученные на коммуникативном и эмоциональном портретах тренинга: всплеск позитивных

эмоций в самом начале; спонтанные высказывания участников, свидетельствующие о наличии творческого переживания, побуждающего к самостоятельному действию и желанию расширить и углубить диапазон творческих переживаний. Переживание и спонтанные действия сливаются в цепочки взаимопо-рождающих событий-переживаний.

Содержание творческого процесса определило русло «логики встречи» с неизвестностью, в котором проходил весь тренинг. «Детскость», «первобытность» поведения, которые отмечали у себя участники, были не подражанием детским играм, а естественным поведенческим проявлением их состояния. Коммуникативный портрет тренинга свидетельствует о том, что участники вышли на работу по тем же самым принципам и природным законам, по которым разворачивается спонтанное естественное творчество ребенка, сопровождаемое непосредственными первичными эмоциональными и физическими проявлениями (смех, визг, шум, радостное подпрыгивание, горящие глаза, «лихорадочная» деятельность). Самые простейшие, вызывающие физический отклик (смех, вскрик, удивленно открытый рот, эффект «замирания») реакции свидетельствуют о разворачивании цепочки транскоммуникативных микрособытий, вызывающих широкую гамму последствий. Центральным последствием является эмоциональное переживание первичных творческих состояний с последующей их трансформацией в образы и чувства, которые постепенно осознаются и вербализуются через спонтанные высказывания.

Отсутствие необходимости «ломать стереотипы», «безусловность» и ненасильственность - важнейшие отличительные черты нашей модели тренинга. В ходе тренинга мы наблюдаем динамичный, смыслотворческий и «эмоцио-творческий» (творящий эмоции) процесс, усматриваем гармонизацию разноуровневых миров человека, наблюдаем открытие личностью своего единения с микро- и макроуровнями творчества Природы. Суть процесса первичного творчества -транскоммуникабельна. Личность в процессе первичного творчества представлена своим единым транскоммуникативным миром и включается в процесс творчества такой, какая она есть. Подъем собственной «творческой первичности» в сочетании с соприкосновением с законами творчества Природы выводят личность на пласт транскоммуникативной Встречи с творческими основами мироздания. Личностный рост, личностные изменения в процессе первичного творчества обусловлены участием в транскоммуникативных событиях переживаниях и являются содержанием процесса. Качественный анализ спонтанных высказываний, звучавших в ходе тренинга и текстов, написанных через месяц, свидетельствует об отраженном вертикальном срезе первичного творчества: от творческого продукта в виде рисунков и творческой игры до измененных состояний сознания. Тексты студентов и анкетные данные говорят о высокой степени мотивированности на развитие полученного опыта и готовности к освоению новых форм опыта. Характер описаний говорит о глубоко личностном переживании событий тренинга и о трансформации полученного

опыта в символы первичных творческих пережива- В результате проведенных исследований было

ний. сформулировано и введено понятие «первичное твор-

Таким образом, мы получили практическую мо- чество», которое отражает процесс экстериоризации

дель тренинга, в которой удачно дополняют друг дру- первичной креативности. Исследовав феномен перга результаты, полученные в общей психологии вичного творчества, мы выявили его динамические

(О.К. Тихомиров, В.Е. Клочко) и концепции, появив- особенности, такие как наличие первого инсайта,

шиеся в русле социальной психологии, в частности взаимодействие стресса и транса. На основе теорети-

представления о транскоммуникации (В .И. Кабрин). ческих положений о первичном творчестве была раз-

Наиболее важными «точками пересечения» оказались: работана и апробирована модель тренинга креативно-

1. Выводы о ведущей роли эмоций в творчестве. В сти, в которой успешно решены две проблемы: «орга-

нашем исследовании была прослежена цепочка пере- низованная» спонтанность творчества и непосредст-

хода эмоциональных оценок и переживаний в логиче- венный выход на уровень первичной креативности.

скую и вербальную формы. В междисциплинарных связях общей и социаль-

2. Представления о творческой самоорганизации ной психологии просматриваются хорошие перспек-

сложной системы личность - творческая деятельность тивы для дальнейших исследований феномена пер-

- ситуация неопределенности в условиях многомер- вичного творчества.

ного контакта с неизвестностью.

ЛИТЕРАТУРА

1. Фромм Э. Бегство от свободы. Минск: Поппури, 2000.

2. Де Боно Э. Шесть шляп мышления. СПб.: Питер, 1997.

3. Вачков И.В. Основы технологии группового тренинга. Психотехники: Учебное пособие. М.: Ось, 2001.

4. Хрящева Н.Ю., Макшанов С.И. Тренинг креативности // Психогимнастика в тренинге / Под ред. Н.Ю. Хрящевой. СПб.: Речь, Институт Тренинга, 2001.

5. Психология творчества. Общая, дифференциальная, прикладная / Под ред. Я.А. Пономарева. М.: Наука, 1990.

6. Частоколенко Я.Б. Динамика первичного творчества в коммуникативном процессе тренинга креативности: Дис. ... канд. психол. наук. Томск, 2004.

7. МаслоуА. Дальние пределы человеческой психики. СПб.: Евразия, 1997.

8. Арнхейм Р. Искусство и визуальное восприятие. М.: Прогресс, 1974.

9. Зинченко В.П. Продуктивное восприятие // Вопр. психологии. 1971. № 6. С. 41.

10. Роджерс К. Творчество как усиление себя // Вопр. психологии. 1990. № 3. С. 156 - 175.

11. Малюков А.Н. Психология переживания и художественное развитие личности. Дубна: Издательский центр «Феникс», 1999.

12. Психология одаренности. От теории к практике / Под ред. Д.В. Ушакова. М.: Per Se, 2000.

13. Психология художественного творчества: Хрестоматия / Сост. К.В. Сельченок. Мн.: Харвест, 2003.

14. Ренчлер И., Херцбергер Б., Эпстайн Д. Красота и мозг. Биологические аспекты эстетики. М.: Мир, 1995.

15. Кабрин В.И. Транскоммуникация и личностное развитие. Томск: ТГУ, 1992.

16. Выготский Л. С. Психология искусства. Ростов н/Д: Феникс, 1998.

17. Частоколенко Я.Б. Протонойя - транскоммуникативная колыбель первичного творчества // Научно-публицистический альманах «Мы». Вып. 1. Томск: ТГУ, 2003. С. 68 - 87.

18. Гроф С. Космическая игра. М.: Изд-во Трансперсонального института, 1997.

19. Зарецкий В.К. Если ситуация кажется наразрешимой... . М., 1991.

20. Kneller G.F. The art of science and creativity. N. Y., 1965.

21. Sapp D. David. The point of creative frustration and creative process a new look at old model // Journal of Creative Behavior. 1992. V. 26(1). P. 21 - 28.

22. Мей Р. Мужество творить: Очерк психологии творчества. Львов: Инициатива, 2001.

Статья представлена кафедрой социальной и гуманистической психологии психологического факультета Томского государственного университета, поступила в редакцию «Психология» 15 декабря 2004 г.