В.Н. Петрова

ПЕРСПЕКТИВЫ ПРИМЕНЕНИЯ КОММУНИКАТИВНОГО ПОДХОДА К АНАЛИЗУ ОБРАЗА БУДУЩЕГО

Рассматриваются основные теоретические подходы к изучению образа возможного будущего, особое внимание уделяется возможности применения коммуникативного подхода к рассмотрению данного феномена.

Ключевые слова: образ возможного будущего; жизненные планы; коммуникативный подход.

Современные гуманитарные науки признают коммуникативную природу мира, когда личность рассматривается как субъект внешнего межличностного и внутреннего пространств, в которых она поддерживает и развивает коммуникативные и ментальные структуры своего «Я». Коммуникация рассматривается в качестве внутренней, сущностной основы жизненного процесса, внешней, исходной стороной которого является общение человека с миром.

Выдвижение данного подхода к рассмотрению проблемы на передний план вызвано рядом причин: во-первых, внутренней логикой развития самой психологической теории; во-вторых, происходящим бурным ростом сферы практической психологической работы с личностью в контексте ее коммуникативной природы; в-третьих, как следствие возникновением задачи осмысления подобной практики и отработки необходимых для ее успешной реализации теоретических и методологических средств. В результате возникает проблема всесторонней теоретической реконструкции понятия образа будущего с учетом его коммуникативной природы, опирающейся на теоретические и эмпирические исследования.

Актуальность постановки вопроса о природе образа будущего определяется не только ее неразработанностью и разорванностью отдельных аспектов изучения, но и необходимостью переосмысления имеющихся знаний на принципиально новом методологическом уровне с учетом онтологического подхода к человеку, неклассической концепции научного знания. Поставленная еще С.Л. Рубинштейном проблема диалектики внутреннего и внешнего требует конкретизации и выявления качественной специфики образа будущего [1]. Проблема соотношения внешнего и внутреннего миров - одна из самых фундаментальных в психологии, ее постановка и варианты решения не раз предлагались ведущими психологами и философами современности.

Проблема взаимоперехода внешних и внутренних параметров рассматривается в социальной психологии, психологии восприятия, психологии личности. При этом имплицитно предполагается, что образный континуум обладает уникальной способностью интегрировать своим существованием обе действительности: и внешнюю и внутреннюю. Интеграция может осуществляться путем объективации - «вынесения себя во внешний мир», проявления своих намерений, целей, установок. Очерченный в процессе объективации внешний мир можно рассматривать как его индивидуальное пространство, социокультурное пространство. Процесс личностного развития человека можно рассматривать как освоение внешнего пространства и превращение его с течением времени во внутренний про-

странственно-временной континуум. Согласно К.А. Абульхановой-Славской, внешнее и внутреннее пространство образуют единство [2].

Диалогичность сознания в целом и образа будущего в частности определяется вовлеченностью субъекта в различные системы связей с окружающим миром.

Применение коммуникативного подхода к изучению феномена образа будущего, как нам кажется, образует предпосылку для того, чтобы данное понятие обрело новый методологический статус в психологии. Основным условием для преодоления трудностей изучения образа будущего является, на наш взгляд, более строгое очерчивание специфических эффектов регулирующего воздействия коммуникативного мира человека на процессы формирования и функционирования образа будущего в его сознании. Тем самым феномен будущего в сознании человека может претендовать на роль одного из центральных понятий в новой неклассической психологии «изменяющейся личности в изменяющемся мире» [3] и позволяет осуществить системное психологическое осмысление триады образ будущего - непрерывный процесс внешней и внутренней коммуникации - самореализация личности в контексте человеческой жизни. Анализ этих эффектов, проявляющихся в специфических группах феноменов, позволяет уяснить характер той психической реальности, которая стоит за перечисленными выше понятиями; рассмотреть их как фиксирующие функционально различные структурные элементы единой сложно организованной системы регуляции жизнедеятельности субъекта.

Одним из первых ученых, в работах которого мы можем обнаружить проблему влияния процессов коммуникации на личность, является У. Джеймс, выделивший «Я познающее» и «Я познаваемое» [4]. Активное развитие эта идея нашла в работах представителей символического интеракционизма [5], которые интерпретировали сознание как внутриличностную коммуникацию, интериоризированную форму социальных отношений. Последующее развитие данные идеи получили в работах по изучению внутреннего диалога в психотерапевтических ситуациях [6-8], а также в работах, рассматривающих экзистенциальную природу коммуникативных процессов и понимающих коммуникацию как способ саморазвития и самоисследования личности [9, 10].

Главным ориентиром для «Я» человека является «Я» другого - представление индивида о том, что думают о нем окружающие. Ч.Х. Кули в своей теории «зеркального Я» особо подчеркивает значение субъективно интерпретируемой обратной связи, получаемой от других людей как главного источника данных о собственном «Я». Развивая эту идею, Дж.Г. Мид считал

становление «Я» как целостного психического явления социальным процессом, происходящим внутри и вне индивида одновременно. Социальному процессу присуща особая внутренняя фаза, которая становится возможной благодаря интериоризации общества человеком. Представители информационно-коммуникативного подхода видят основное назначение процесса коммуникации в адаптации человека. Ее главная задача - осмысление перцептивных данных в процессе внутриличностной коммуникации и осуществление эффективного функционирования в процессе межличностной коммуникации. С этой целью, сознательно или бессознательно, каждый человек создает свою «карту» мира, в котором он живет, или Я-концепцию, центральным звеном которой является образ будущего [11].

К.Р. Роджерс и А.Г. Маслоу рассматривают бытие человека как бытие коммуникации. Трудности межличностного общения являются результатом коммуникативных проблем, существующих внутри личности. Согласно К.Р. Роджерсу, для сохранения психологического комфорта необходимо приспособление «образа Я», включающего образ будущего, к каждой из имеющихся социальных ролей. В результате коммуникация становится средством развития конгруэнтности, принятия себя и других, эмпатии, т. е. внутриличностная и межличностная коммуникации способствуют формированию и развитию качеств, помогающих конструктивно изменяться и получать удовлетворение от общения и жизни в целом Они помогают реализовать тенденцию к самоактуализации, благодаря чему человек стремится к более сложному и полноценному развитию. А.Г. Маслоу особо подчеркивал взаимосвязь двух видов коммуникации. Преодоление дихотомии между ними приводит к гармонии внешнего и внутреннего миров, а тем самым приближает к тому, чтобы становиться и быть самоуктуализированной личностью [10].

Размышления о сущности диалога присутствуют еще у А.А. Ухтомского, отделившего собеседника от двойника и связавшего эти понятия с учением о доминанте [12].

В отечественной психологии исследуемая проблематика во многом связана с рассмотрением феноменов внутренней речи [13, 14] и внутреннего диалога [15-17], а также при рассмотрении проблемы сознания, самосознания и рефлексии [6, 18]. Проблема реализации образа будущего обсуждается при рассмотрении целей, функций и видов коммуникации в работах Г.М. Андреевой, А. А. Бодалева, А. А. Леонтьева, Б.Ф. Ломова, в трудах по социологии и культурологи [11].

Т.Н. Березина считает, что во внутреннем мире человека интегрируется личностное время и личностное пространство как единый пространственно-временной образно-мысле-чувственный континиум. Это не отрицает существования специфики каждой из составляющих. Она выделяет пространственно-временные образы - гештальты, чувственные образы как хронотоп, ментальные репрезентации объектов, темпоральные параметры [19].

В коммуникативном подходе В.И. Кабрина личность рассматривается как субъект «внешнего» межличностного коммуникативного мира и «внутреннего» духовного коммуникативного мира, в котором она

поддерживает и развивает коммуникативные и ментальные структуры своего «Я» [20].

В целом мы понимали коммуникацию как самораз-вивающийся процесс, связанный со смыслообразова-нием и самоопределением, предполагающий ценностное отношение к партнеру и самому себе, открытость и реалистичность восприятия и самовосприятия. Этот процесс предполагает динамичность, смену коммуникативных позиций, тем и центраций.

Чем более сложно и дифференцированно наполнение внутреннего мира человека, его образа будущего, чем содержательнее процессы внутриличностной коммуникации, определяющей особенности самоопределения и самоидентификации, тем богаче жизнедеятельность человека, тем шире круг его социальных принадлежностей.

Предположение о коммуникативной природе образа будущего требует разработки убедительных эмпирических моделей, в которых данный феномен был бы доступен изучению. Таковой мы считаем разработанную в данном исследовании модель семантического интеграла для анализа содержания образа будущего.

При оценке уровня сформированности образа будущего мы исследовали его проявления через интеграл трех составляющих: значения в образе будущего, его эмоциональная окраска и предельные смыслы, заложенные в образе будущего. Это позволило нам ввести саморегуляцию как составляющую в процессе внешней и внутренней коммуникации, опосредующую связь выделенных компонентов интеграла.

Значения опираются на представления о внешних и внутренних возможностях реализации жизненных перспектив, т.е. они структурируют образ будущего под углом зрения средств и условий удовлетворения потребностей (в том числе критериев, при которых это возможно). Они дифференцируют пространство образа будущего, определяя то, что будет делать сам субъект, и то, что он считает внешними условиями и где ожидает результата извне.

Под значением мы понимаем обобщенное отражение действительности, зафиксированное в форме понятия или «образа действия». Предельный смысл - отношение субъекта к миру, выраженному в значениях, выражение «пристрастности» отношения к миру активного субъекта. Эмоциональная окраска - представления, наглядные образы, впечатления, - порождаясь в практической деятельности, выступают звеном, непосредственно связующим субъект с внешним миром. Все это единое функционально целое.

Психологическая концепция значения Л. С. Выготского основывается на положении о том, что в психике индивида существует, сохраняется значение знака, в данный момент не употребляемого. Это значение есть психический феномен - образ, возникающий в сознании под воздействием каких-то впечатлений внешней или внутренней жизни (в том числе получаемых в актах коммуникации). Сам по себе этот образ невербален, синтезируется из звуковых, зрительных, моторных, ритмических, эмоциональных и т.п. впечатлений с помощью воображения как некая целостная сущность, являющаяся предметом интуитивного умозрения и рациональной рефлексии - внеязыковой сущности.

Первоначальный образ бессловесен и даже бестелесен, т.е. может не составлять сумму чувственных и словесных впечатлений, которые предстают в нашем сознании как чувственные образы. Я. Э. Голосовкер относит его к сфере имагинации, которая есть «как бы высший орган разума», его высшая деятельность - одновременно творческая и познавательная. Созерцание такого образа доступно не всегда, автор связывает этот процесс с психологическими состояниями волевого напора, концентрации внимания, сосредоточенности, когда не замечается внешний мир и нет восприятия внутреннего телесного мира [21].

Л. С. Выготский понимал под значением свернутое действие [13]. Это единица сознания, которая является связующим звеном между общением и обобщением. Сказать, что такое объект, - сказать, как он функционирует. Значение - обобщенная идеальная модель объекта, в которой фиксированы существенные свойства объекта, выделенные в деятельности. Это совокупность признаков, служащих для классификации. Кодирование, категоризация исходного содержания в знаковой, символической форме ведут к обогащению его совокупным социальным опытом, к упорядочиванию исходного содержания, его организации в формах, выработанных общественной практикой.

М.К. Мамардашвили рассматривал значение как «превращенную форму деятельности», где в качестве признаков содержатся виртуальные свойства объекта, которые могут быть раскрыты в деятельности субъекта. Предметный мир при этом понимается не как кантовская «вещь в себе», в которой законсервированы существующие безотносительно к человеку признаки и качества, а как «очеловеченный мир», как культурноисторическое бытие человека [22].

Значения, на наш взгляд, должны быть соотнесены с характером эмоциональной окраски образа будущего, которая определяется мерой затрачиваемых усилий, настойчивостью, уверенностью, точностью критериев его достижения. При этом важным является то, что субъект определенным образом соотносит внешние и внутренние условия реализации образа будущего, т.е. делит семантическое пространство на зависящее и независящее от него. В широком смысле слова эмоциональная окраска подразумевает и рефлексию, и самоконтроль, и способность соотносить свои действия с другими людьми, и способность к мобилизации сил в конкретный момент времени. Именно эмоциональные паттерны, порождающие субъективную семантику, являются достаточно устойчивыми, что обусловливает возможность детерминации настоящего образами возможного будущего.

Наконец, третьей составляющей интеграла являются предельные смыслы образа будущего. Они представляют собой форму обратной связи личности со способами ее объективации в жизни. Именно смысл фиксирует ситуативный или стратегический, ценностный или потребительский, гармоничный или противоречивый, иллюзорный или реалистический, компромиссный или принципиальный способ формирования образа будущего, что, в свою очередь, служит стимулом к дальнейшему его развитию или упрощению. Предельный смысл определяет субъективную оценку и пережива-

ние личностью психологического результата ее деятельности, соответствие этого результата исходному образу цели, без чего просто невозможно продолжение деятельности. Эта оценка у нормальной личности всегда несет и элемент критики, и ориентацию на переформирование, трансформацию значений образа будущего. Без осознанных предельных смыслов образ будущего не будет развиваться, а сама личность не получает побудителя к дальнейшему развитию.

Данный интеграл является семантическим, т.е. внутри него могут быть раскрыты более тонкие смысловые связи. Дальнейшее исследование семантического интеграла (значений, эмоциональной окраски и предельных смыслов образа будущего) обнаружило параметр простоты (огрубленности, глобальности) или сложности единиц образа будущего. Он в целом совпадает с понятиями простоты и сложности в когнитивной психологии, однако в сочетании с предыдущими он имеет большую информативность, сообщая нам, насколько субъект способен осуществить тот образ будущего, на который он «притязал» изначально, а также на степень сложности (трудно- или легкодостижимые цели) и, соответственно, структуры и пространства образа будущего.

Разработка данной модели позволила эмпирически изучить особенности существования образа будущего в процессе внутриличностной и межличностной коммуникации, его взаимосвязь с социально-психологическими характеристиками человека, выделить различные типы образа будущего.

Результаты исследования в целом можно сформулировать следующим образом: одним из основных факторов развития и реализации личности в условиях ее жизнедеятельности является активное развитие и непрерывное формирование образа будущего. Это проявляется в активизации процессов внутриличностной коммуникации, направленной на уточнение образа возможного будущего и продолжении, отражении этих процессов во внешней коммуникации, преобладании транскоммуникации способствует активной самореализации в различных сферах жизни. И наоборот: слабое развитие образа будущего (его принципиальная неопределенность, непроработанность ближней, средней и отдаленной перспектив, слабая насыщенность событиями, отсутствие связи с настоящим и прошлым, общая аффективная негативная установка, доминирующая установка на отсрочку реализации образа будущего) приводит к возникновению внутри- и межличностных проблем, неадекватной самоидентификации или неспособности к ней, отсутствию самореализации в профессиональной, семейной и других сферах жизнедеятельности. Знание особенностей существования образа будущего в процессе внутриличностной и внешней коммуникации позволяет актуализировать реализацию и развитие возможностей личности в различных сферах деятельности.

Диалогическая структура образа будущего предполагает его открытость, способность вместить новые элементы, произвести новую структуру и содержание, видоизмениться в процессе собственного существования. При этом важна не столько субъективная или объективная новизна образа будущего, сколько ее личностная значимость.

Привлечение объяснительного потенциала и коммуникативного подхода к анализу феномена «образа будущего» позволяет рассматривать его как общесистемный конструкт, определяющий процессуальнодеятельностный состав процессов самореализации человека.

Выделение в качестве специального предмета исследования динамики формирования образа будущего в процессе внешней и внутренней коммуникации открывает новые возможности взгляда на образ будущего как готовность созидания мира, другого человека, самого себя.

ЛИТЕРАТУРА

1. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2007. 705 с.

2. Абульханова-Славская К.А. Психология личности и время жизни. СПб.: Алетейя, 2001. 299 с.

3. АсмоловА.Г. Психология личности: культурно-историческое понимание развития человека. М.: Смысл: Academia, 2007.

4. Джеймс У. Психология. М.: Педагогика, 1991. 368 с.

5. Шибутани Т. Социальная психология. Ростов н/Д, 2002. 544 с.

6. Фрейд З. Я и Оно: по ту сторону принципа удовольствия. М.: Фолио: АСТ, 2007.

7. Юнг К.Г. Аналитическая психология: ее теория и практика. Тэвистокские лекции. Исследование процесса индивидуализации. М.: Рефл-бук

Ваклер, 1998. 295 с.

8. Ассаджиоли Р. Психосинтез и другие интегративные техники психотерапии. М.: Смысл, 1997. 297 с.

9. Ясперс К. Всемирная история философии. Введение. СПб.: Наука, 2000. 272 с.

10.МаслоуА. Психология бытия. М.: Рефл.-бук.: Ваклор, 1997. 300 с.

11. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект-Пресс, 2002. 362 с.

12. Ухтомский А.А. Доминанта. СПб.: Питер, 2002. 448 с.

13. Выготский Л.С. Мышление и речь // Собрание сочинений: В 6 т. М., 1982. Т. 2.

14. Ананьев Б.Г. Избранные труды по психологии. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 2007.

15. БахтинМ.М. Человек в мире слова. М.: Изд-во Рос. открытого ун-та, 1995. 140 с.

16. Измагурова В.Л. Внутренний диалог как механизма развития сознания: Дис. ... канд. психол. наук. М., 2006.

17. Кучинский Г.М. Диалог и мышление. Минск: Университетское, 2002.

18. ПетренкоВ.Ф. Основы психосемантики: СПб.: Питер, 2005. 480 с.

19. Березина Т.Н. Пространственно-временные особенности внутреннего мира личности: Дис. ... д-ра психол. наук. М.: МПСИ, 2003.

20. Кабрин В.И. Коммуникативный мир и транскоммуникативный потенциал жизни личности: теория, методы, исследования. М.: Смысл, 2005.

248 с.

21. Мещерякова Э.И. Текст в психодиагностике и консультировании. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2001. 142 с.

22. Мамардашвили М.К. Психологическая топология пути. СПб: Русск. христ. гуманит. ин-т, 1997. 547 с.

Статья представлена научной редакцией «Психология и педагогика» 1 сентября 2009 г.