S. 180-193.

3. Balzer M.M. Ethnisity without power: the Siberian Khanty in Soviet society // Slavic Review.-1983.- Vol. 42, № 4.- P. 633-648.

4. Botting D. Tschuktschen: Sowjetunion // Bild der Volker.- Bd. 3.-Wiesbaden: Brockhaus, 1974.- S. 260-268.

5. Bridge R.P. Native labour resourses and industry in Jakutskaja ASSR // Siberie I. Questions siberiennes. Economie. Ecologie. Strategic.- Paris: Institut d'Etudes Slaves, 1985.- P. 133-151.

6. Chichlo B. La collectivisation en Siberie: un probleme de nationalites // L'experience sovietique et le probleme national dans le monde ( 1920-1939 ).- T.I. Paris: Centre nat. de la recherche scientifique, 1981.- P. 279-307.

7. Dunn E. Educating the small peoples of the Soviet North: the limits of cultural change // Arctic Anthropology.- 1968.- Vol.5, № 1.- P. 1-31.

8. Idem. Urbanisation et industrialisation chez les petits peuples du Nord de 1'U.R.S.S. // Cultures et nationalites en RSFSR. Les echanges interculturels en Russie Sovietique.-Paris: 1'UNESCO, 1988.-P. 111120.

9. Eidlitz K K The revolution in the

North: soviet ethnography and nationality policy.-

Uppsala: Almqvist a. Wiksell, 1985.- 185 p.

10. Jacobsen N.K., Sveistrup P.P. Erhverv og kultur langs polarkredsen. Track af den moderne industrikulturs betydning for polarlandene.- Kobenhavn: Ejnar Munksgaards Forlag, 1950.- 140 s.

11. Kolarz W. Russia and her colonies.- 3 rd. ed. - London: Philip, 1953.- XIV, 335 p.

12. Idem. The peoples of the Soviet Far East.-London: Philip, 1954.- 194 p.

13. Krypton C. Soviet policy in the northern national regions after world war II // The American Slavic and East European Review.- 1954.- Vol.13, №

3.- P. 338- 355.

14. Idem. The Northern Sea Route and the economy of the Soviet North.-London: Methuen, 1956.-IX, 219 p.

15. Malaurie J. Langues Rationales et

intercommunication scientifique // Ethnologic et anthropogeographie arctiques. Premier dialogue franco-sovietique.-Paris: Centre nat. de la recherche

scientifique, 1986.- P. 9-23.

16. Taracouzio T.A. Soviets in the Arctic. An historical, economic and political study of the Soviet advance into the Arctic.- New York: Macmillan, 1938.546 p.

ПАРАНОРМАЛЬНОЕ1

Дубровский Д.И.

THE PARANORMAL Dubrovski D.I.

Abstract

The article is dedicated to the epistemological analysis of the sphere of the paranormal. The knowledge about the paranormal has already formed a specific system that the author calls para-knowledge or para-science. The reality of the phenomena constituting the subject of the para-science are very dubious from the point of view of the existing norms and ideals of scientific rationality. Parapsychology, paramedicine (i.e. healing practices beyond the limits of te scientific medicine), astrology, etc. belong to the sphere of the parascientific knowledge. The author tries to explain the reasons of the popularity of the parascientific knowledge in the modern world. He also tries to give an outline of the epistemological analysis of paranormal phenomena. The author considers it necessary to give the scientific information of the paranormal. In conclusion he states that the modern science has a new task nowadays -that of resisting the pseudoscience with which the study of the paranormal is often connected.

Этим термином обычно обозначают широкий круг феноменов, которые представляют необыкновенные, загадочные свойства психики или физических взаимодействий; однако, реальность такого рода феноменов остается под вопросом, поскольку их описание и объяснение не удовлетворяют объективным критериям, нормам проверки и обоснования, принятым в научном сообществе. Имеются в виду феномены

парапсихологии (телепатия, ясновидение, телекинез), парамедицины (способы целительства, выходящие за рамки официальной медицины), разнообразных оккультных практик (магия, колдовство и т.п.), астрологии, ряд других феноменов, с трудом поддающихся классификации

(полтергейст, лозоискательство, «эффект пирамиды» и др.).

Давно сложившаяся область паранаучного знания бурно расширяется в последнее время. В некоторых пунктах она соседствует с наукой и контактирует с ней, но в большей своей части противостоит научному знанию в виде мистических, оккультных воззрений, множества

«самодеятельных» дилетантских «концепции», явных блефов и наглого шарлатанства.

Паранаучные воззрения активно проникают в массовое сознание, приобретая характер своего рода религиозных символов веры. На этой почве в последние десятилетия расцвела индустрия парауслуг - поистине огромная по своим масштабам

деятельность магов, колдунов, экстрасенсов, телепатически передаваемой информации. Другая гадалок, трактовка основывается на более сильном

1. Статья подготовлена при поддержке РГНФ (проект М 02-03-0007За) Щии

ас нии.

сулящих мигом излечить любую болезнь. По неполным данным в России сейчас практикуют более 400 тысяч деятелей такого рода. Легко представить, каково же число их клиентов.

Сложился хорошо организованный рынок

парауслуг, на котором (опять-таки по весьма неполным данным) оборачивается более миллиарда долларов в год.

Есть на что покупать журналистов, прессу, вести агрессивную пропаганду и рекламу,

поддерживая соответствующий «тонус» массового сознания.

Однако, Россия в этом отношении далеко не оригинальна. Аналогичные процессы наблюдаются и в странах Европы и Америки, что свидетельствует об их глобальном характере и, соответственно, о глобальных причинах их порождающих.

Наша цивилизация вступила в новый этап своего развития - нформационное общество.

Небывалые темпы роста информационных технологий и новых средств коммуникации качественно изменили характер социальных взаимодействий, многократно умножили потоки информации, в которые вовлечен социальный субъект, число его связей с другими субьектами и вещами, резко возросла роль вненаучных форм знания (см. Касавин И.Т.). В то же время налицо острейший дефицит средств и возможностей адекватной оценки воспринимаемой информации, и это непомерно расширило сферу неопределенности (эпистемологической, аксиологической, экзистенциальной), перед которой столь часто пассуют традиционные ценностные регулятивы, способы логического рассуждения, критерии здравого смысла. В качестве компенсации в массовом сознании формируются, если гак можно выразиться, обновленные «могущественные» символы веры (т.е. веры в существование могущественных таинственных факторов, способных помочь нам преодолеть неопределенность, помочь

«определить», «решить», «узнать», «получить», «достигнуть» и т. п.). И паранормальное выступает одним из подходящих кандидатов на эту роль.

Легкость укоренения такой веры в сознании обусловлена тем, что феномены в чем-то сходные с паранормальными субъективно переживались почти каждым человеком; к тому же их вовсе не обязательно связывать со сверхестественным, тем более с верой в Бога. Многие паранормальные феномены (например, телепатия) по видимости не противоречат научному взгляду на мир, допускают разумную трактовку в качестве естественных явлений, присущих человеческому мозгу или организму в целом.

Обычно в таком случае ссылаются на нынешнюю нашу неспособность выделить комплекс

уже известных физических явлений, который выступает носителем, скажем,

который еще предстоит открыть.

Обе приведенные трактовки используются сторонниками парапсихологии. И следует признать, что взятые в таком общем виде эти предположения не могут быть опровергнуты. Они позволяют сохранять открытым вопрос о паранормальных феноменах я продолжать поиски путей научного исследования в этой области (тем более, что человеческая психика, как впрочем и психика животных, таят в себе немало явно загадочных явлений, далеких от научного объяснения).

Важно учитывать, что всякий познающий субъект находится не только в проблемной ситуации (знания о незнании), но одновременно и в допроблемной ситуации (незнания о незнании). Неустранимость этой последней легко обнаруживается ретроспективно. Проблемная ситуация вырастает из допроблемной (когда мы еще не знаем, что этого не знаем, спокойны, нового вопроса пока нет). Первый этап формирования новой проблемы нередко проходит отчетливую стадию, которую можно назвать предпроблемной ситуацией. Она связана с тем, что в поле зрения исследователя попадают странные феномены, он и явно выпадают из принятых структур объяснения, вызывают удивление и неуверенность в их реальном существовании. История науки показывает, что предпроблемная ситуация разрешается либо переходом в проблемную ситуацию, когда возникает убедительная статистика подобных феноменов, признается их реальность и ставится задача их объяснения, либо переходом в разряд псевдопроблем (в результате обнаружения ошибок наблюдения, неправильной идентификации и т.п.); известны так же многие случаи переформулировки проблемы (вспомним историю с «теплородом»). Иногда предпроблемные ситуации сохраняются на долгие годы, «тлеют» в течение десятилетий, то актуализуются, то дезактуализуются (см. подробнее: Дубровский Д.И.).

Таким образом, предпэоблемная ситуация ставит одну главную задачу: признание реальности наблюдаемых феноменов. Учитывая это, можно считать, что изучение феноменов, относимых к категории паранормальных, находится в основном еще на стадии предпроблемной ситуации; в некоторых экспериментах и статистически упорядоченных наблюдениях получены данные, представляющие серьезный научный интерес. Однако, даже в этих случаях сохраняется еще значительная степень неопределенности, не

позволяющая признать несомненное решение

указанной главной задачи.

Если иметь в виду феномены

парапсихологии, то эта неопределенность связана, прежде всего, со слабой научной разработанностью проблематики психосоматических и

психофизических взаимодействий, что, в свою очередь, упирается в проблему субъективной

реальности. Одно дето доказательство реальности данного физического явления, другое — доказательство реальности данного восприятия или мысли, данного волевого усилия и т.п., присущего данному человеку, а тем более реальности некой его психической способности (здесь помимо необходимости разграничения актуального и

диспозиционального сразу же возникает традиционный и трудный вопрос о соотношении суждений от первого лица и от третьего лица). Отсюда во многом несовершенство, уязвимость экспериментальных методов, используемых для доказательства реальности парапсихологических феноменов. Не говоря уже о невозможности строгого соблюдения принципа повторяемости эксперимента, указанные методы не могут обеспечить условий, исключающих обман и

самообман, суггестивные эффекты, тенденциозность и т.п. как со стороны испытуемого, так и со стороны экспериментатора (это хорошо показано в

многочисленных работах, посвященных

методологическому анализу экспериментальной деятельности в области парапсихологии. См., напр.: Береснев В.Д., Хензел Ч. и др.).

Задача исследования загадочных явлений психики в условиях информационного общества и

связанных с ним процессов глобализации сохраняет высокую актуальность. Ко еще более неотложной задачей науки является противодействие волне иррационализма, новомодным мистическим поветриям, псевдонаучным спекуляциям вокруг паранормального, размыванию границы между наукой и лженаукой, разоблачение шарлатанства и обмана, соучастниками которых являются многие представители средств массовых коммуникаций.

Литература.

1. Береснев В.Д. Проблема реальности паранормальных, явлений в парапсихологии // Возможность невозможного: планетарный гуманизм для России и мира. М., 2001.

2. Дубровский Д.И. Обман. Философско-

психологический анализ. М., 1994 (раздел

«Взаимозависимость знания и незнания»).

3. Касавин И Т. Миграция. Креативность. Текст. Проблемы неклассической теории познания. СПб., 1999.

4. Рицль М. Парапсихология. Факты и мнения. М., 1999.

5. Хензел Ч. Парапсихология. М ,1970.

НЕРЕФЛЕКСИВНЫЕ ФОРМЫ ПОЗНАНИЯ В КОНТЕКСТЕ КОНЦЕПЦИИ ЕСТЕСТВЕННЫХ

ИНФОРМАЦИОННЫХ СИСТЕМ1

Ю.М. Сердюков

IRREFLEXIVE FORMS OF COGNITION IN THE CONTEXT OF THE CONCEPTION OF NATURAL INFORMATIONAL SYSTEMS Yu. M. Serdyukov

Abstract

The article «Non-reflexive Forms of Cognition in the Context of Natural Information Systems Concept» deals with the cognitive structure of the subject as the unity of three natural information systems: genetic, sensory and mental. The article analyzes the concept of non-reflexive cognition forms, i.e. magic, mantic and mysticism, which make up a cultural-historical alternative to reflexive (theoretical) cognition forms, i.e. mythology, theology, philosophy, and science. The gnosiological analysis of the magic of primitive cultures is performed in the context of the methodology suggested. The true efficiency factors of the magic ritual are also singled out.

1.Естественные информационные системы

В начале двадцать первого века можно считать установленным, что процесс познания не ограничивается сенсорной и ментальной деятельностью человека. Он присущ всем организмам и является абсолютно необходимым условием их жизнедеятельности, поскольку без знания об окружающей среде и источниках энергии, живые системы существовать не могут. Наиболее точным термином, характеризующим когнитивную деятельность организмов, является информация -содержание сообщения, инвариантное его форме, а методологической системой, позволяющей объединить разные когнитивные процессы на едином основании - эволюционная эпистемология. Условно можно выделить три когнитивные

информационные системы - генетическую, сенсорную и ментальную.

Назначение генетической информационной системы состоит в наследственной передаче информации от одного поколения к другому посредством кодирования фенотипических признаков в генотипе. Материальными элементами, в которых осуществляется это кодирование, являются молекулы ДНК, РНК и прионные белки, в различной степени присутствующие у всех известных живых существ, в генотипах которых очень много общего. Содержащиеся в генотипе сведения формируют фенотип и активно на него влияют. Это воздействие простирается в диапазоне от морфофункциональных особенностей организма до высших психических функций - способности к логическому мышлению, эмоциям и т.п. В то же

39

1. Статья подготовлена при поддержке гранта РГНФ (проект,