ОТРАЖЕНИЕ ЯЗЫКОВЫХ СПОСОБНОСТЕЙ МОЛОДЕЖИ В СУБКУЛЬТУРЕ МОБИЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ

© Е. А. Помельникова

Поллельникова Елена Александровна

старший преподаватель кафедры иностранных языков Самарская

гуманитарная академия pomelnikov-home@yandex.ru

В статье рассматривается олна из наиболее обсуж-лаемых в обществе проблем, связанных с увлечением мололежи текстовой коммуникацией С ПОМОЩЬЮ срелств мобильной связи, — чрезмерное использование смайликов, что отолвитает на второй план пользование языковыми срелствами лля коммуникации. В холе исслелования локазана связь ланното факта с языковыми способностями стулентов.

Ключевые слова: коммуникативный канал, мобильные артефакты, текстовые сообщения, языковая способность, вербальный интеллект, речевая деятельность.

С приходом цифровых устройств — от плееров и компьютеров до сотовых телефонов новые технологии органично вписались в рамки молодежной субкультуры практически по всему миру. Данные события привели к рождению мобильной субкультуры, частью которой стала субкультура пользования мобильными артефактами.

Психологи, языковеды и даже журналисты по всему миру заговорили о трансформации коммуникативных практик молодежи под воздействием феномена мобильности.

Необходимо понимать, что детство и юность — это процессы перманентного социального формирования личности, ее встраиваемости в существующие в обществе коммуникативные каналы [1]. Леонтьев А. А., ссылаясь на Маркса и Энгельса, заявлял, что нет ни малейшего сомнения в той огромной роли, которую играет общение в жизни

и деятельности общества. Уже сам процесс социализации человеческой личности, процесс становления отдельного человека как «общественного» человека, невозможен без общения. Процесс общения между индивидами находится в отношениях виртуального и актуального: общение — это процесс актуализации общественного отношения, превращение его из виртуального в реальную форму, в форму «действительного» отношения, осуществляемое при определенных обстоятельствах и условиях. Эти различные условия образуют на протяжении всего исторического развития связный ряд форм общения, связь которых заключается в том, что на место прежней, ставшей оковами, становится новая, соответствующая более развитым производительным силам, а значит и более прогрессивному виду самодеятельности индивидов [5].

С приходом мобильной связи произошла смена коммуникативного канала, который сейчас соответствует особенностям социальной ситуации и культурной компетентности молодежи. В этом отношении достаточно показательно, что, даже когда имеется возможность осуществлять интеракции по стационарному телефону, молодые люди выбирают общение по мобильному. С одной стороны, наличие мобильного артефакта предоставляет молодежи большую независимость и социальную свободу. Результатом становится расширение сферы повседневности, в новых пространствах которой молодые люди получают возможность совершать более самостоятельные действия, которые они же могут лично организовать.

Но, с другой стороны, использование мобильной коммуникации позволяет молодежи завязывать и поддерживать романтические отношения, осуществлять внутригрупповую организацию без непосредственного общения лицом к лицу.

Мобильные телефоны у молодежи рассматриваются сейчас не столько как технические, а скорее как социальные артефакты, связанные с групповой и социальной идентичностью. Для участников молодежных сообществ не быть подключенным к телекоммуникационной сети означает фактическое исключение из социума [6].

Особую роль в мобильной коммуникации стали играть текстовые сообщения. Появление и развитие текстовой коммуникации обеспечило удобство в общении, заменив голосовую связь в случае ее невозможности. Но в наши дни функция передачи коротких текстовых сообщений очень популярна в мире мобильных взаимодействий. «Поколением TXT »или «клиперами» называют нынешних подростков, не представляющих жизни без SMS и иных сервисов мобильной связи. Этот термин изначально появился в Японии, и, ведя речь о новом поколении, журналисты подразумевали молодых людей моложе 25 лет, называвших себя «оуа yubi sedai», т.е. поколением, чей «большой палец участвует в гонках».

Однако при наличии множества преимуществ текстовой коммуникации сейчас начинаются разговоры о том, что молодежь становится жертвой новых культурных практик, ограничивающих свободу самовыражения [1]. Так в 2007 году появилась статья Джона Хамфриса (на нее ссылается известный лингвист Дэвид Кристал в своей статье [10]), где автор пишет,

что клиперы — это вандалы, разрушающие язык, грабящие пунктуацию, свирепствующие над предложениями и насилующие слова. По его мнению, их нужно остановить. Описывая данный факт, мы должны сказать, что в Европе проблема с текстовыми сообщениями заключается лишь в том, что язык просто сокращают. Так, основной чертой «текстинга» является использование начальных букв слова, или только букв, обозначающих согласные звуки, или цифр вместо части слова (2Ьог 2Ь— 1о Ье ог по!

1о Ье). Такая ситуация характерна не только для английского языка, но и для финского, шведского, французского и даже японского [9]. Однако сам Д. Кристал не считает это такой уж серьезной проблемой. Наоборот, он доказывает, что это развитие языка, развитие лингвистической креативности и адаптация языка к требованиям современного общества.

В России же проблемой стали смайлики. Если в Европе смайликами стало пользоваться не модно и по-детски, то в нашей стране смайлики занимают огромное место при общении в письменном виде. Корреспондент русской службы ВВС Эдмунд Харрис считает, что смайлик здесь — это не просто веяние моды, а настоящая эпидемия. Конечно, это далеко не чисто русская особенность. Но, как это часто бывает, на русской почве эта тенденция преобразовалась и стала утрированной. Ссылаясь на исследования современных лингвистов, Харрис утверждает, что смайлики уже являются полноценной частью речи, так как они позволяют выражать сложные эмоции в сжатом виде. Харрис не согласен с этим, утверждая, что в русском и английском языках прилагательные и наречия уже замечательно выполняют эту функцию, позволяя при этом давать нравственную и субъективную оценку того, о чем идет речь. Причем делается это намного более тонким способом, не заставляя читателя истолковывать примитивные, двусмысленные иероглифы [7].

19 сентября 1982 года профессор Университета Карнеги-Меллона Скотт Фалман впервые предложил использовать три символа, идущие подряд — двоеточие, дефис и закрывающую скобку — для того, чтобы обозначить улыбающееся лицо в тексте, который набирается на компьютере. Это стало серьезным пополнением электронного лексикона. За 25 лет существования «смайлик» стал неизменным атрибутом электронного общения, и многие уже не могут представить, как можно было бы без него обходиться.

Смайлик должен заменять то, чего недостает посредством чата или электронной почты, — интонацию голоса или мимику. Смайлики лучше позволяют понять собеседника, уловить его настроение, в конце концов, они забавные и вызывают положительные эмоции.

Но в нашей ситуации проблемой становится то, что смайлики проникают в письменную речь, передавая эмоции автора графическим способом, а не словами, как это делалось тысячами лет, делая художественный текст разговорным. Соответственно, у молодых людей теряется навык настоящей художественной речи, а отсюда и теряются языковые способности.

Итак, сегодня мы говорим о трансформации коммуникативного взаимодействия в молодежной сфере и связанной с этим проблеме речевых способностей. Нельзя оспаривать тот факт, что язык есть важнейшее сред-

ство человеческого общения. Уже поэтому в центре наших исследований общения должно, несомненно, стоять речевое общение. Речевое общение, бесспорно, является не только наиболее сложной, но и наиболее совершенной формой общения. Нашей целью стало проверить, есть ли взаимосвязь между гуманитарными способностями молодежи и их переход от использования языковых средств к графическим при растущей роли коротких текстовых сообщений.

Методика исследования

Первой нашей задачей стала проверка гуманитарных способностей представителей молодежи. Известно, что носитель языка, во-первых, формирует свою речевую (языковую) способность, усваивая язык в его предметном бытии и превращая его в форму деятельности. Во-вторых, и в процессе речи, при наличии уже сложившейся языковой способности, он постоянно ориентируется на систему и норму языка, чтобы не нарушить известных требований к ее осуществлению. Языковая способность, в свою очередь, является одной из трех составляющих речевой деятельности. Речевая деятельность является трехчленной системой, в которую входят языковая способность, речевая деятельность и сам язык. При порождении речи множество элементов сообщения может быть представлено при помощи распределения вероятностей [4]. При описании речевых процессов А. А. Леонтьев ссылается на многих ученых. Так, по мнению Миллера и Хомского, различные коммуникативные процессы заключаются в оперировании с этим априорным распределением и трансформировании его — в соответствии с известными условными вероятностями — в апостериорное распределение. В осгудовской модели порождения речи вероятностный принцип также играет большую роль. По Осгуду, этот процесс осуществляется параллельно на нескольких уровнях по собственным закономерностям каждого уровня. Верхний уровень — это мотивация речевой деятельности, а вот второй — это процесс кодирования. На этом уровне рождается фраза. А фраза, по определению Щербы, —это простейшие элементы связанной речи, отвечающие единым и далее в момент речи неразлагающимся представлениям. В процессе порождения речи говорящий хорошо знает заранее те лексические единицы, которые появятся в его предложении, и выбирает то, что потребуется [4].

По определению В. Д. Шадрикова, способности — это «свойства функциональных систем, реализующих отдельные психические функции, имеющих индивидуальную меру выраженности, проявляющуюся в успешности, качественном своеобразии освоения и реализации отдельных психических функций» [3, с. 175]. В процессе работы целостной психики можно выделить приобретение знаний, применение знаний, а также сохранение знаний. Процессы преобразования знаний происходят при познавательной активности, при регуляции, а также в процессе коммуникации. И способность применения знаний можно отождествлять с интеллектом, который является способностью решать задачи на основе имеющихся знаний [8, с. 21].

В связи с данными выводами о речевой деятельности и языковых

способностях как необходимых для ее порождения, было принято решение исследовать вербальный интеллект молодых людей. Важнейшим показателем наличия способностей выполнять умственную деятельность является интеллект.

Интеллект (от лат. ^еПесШэ — ум, рассудок) — общий умственный потенциал человека, степень реализации способностей, которые он целесообразно использует для приспособления к жизни. Интеллект выражает все умственные функции человека, всю совокупность его познавательных умений: ощущения, восприятие, память, представление, мышление, воображение. Благодаря интеллекту человек может сравнивать, вырабатывать абстракции, образовывать понятия, суждения, осуществлять умозаключения. Понятие «интеллект» трактуется по-разному. Различные авторы связывают понятие «интеллект» с системой умственных операций, со стилем и стратегией решения жизненных проблем, с эффективностью индивидуального подхода к ситуации, требующей познавательной активности, с когнитивным стилем и т.д.

Другой весьма распространенной точкой зрения стало мнение швейцарского психолога Ж. Пиаже (1896—1980) о том, что интеллект — это то, что обеспечивает адаптацию человека [2].

Интеллект в современной психологической науке, как уже отмечалось, связывают с процессом мышления, а мышление, в свою очередь, является познавательным психическим процессом, завершающим обработку информации, которую мы получаем из внешнего мира. Мышление формирует понятия о предметах и понимание их взаимосвязей. Важно, что возникновение понятия «интеллект«связано с попытками оценить с помощью специальных психологических тестов умственные и творческие возможности человека. Следовательно, более правильным является соотнесение интеллекта и способностей человека выполнять умственную деятельность [2].

К числу наиболее широко применяемых в России тестов структуры интеллекта принадлежит тест Р. Амтхауэра. Р. Амтхауэр рассматривал интеллект как специализированную подструктуру в целостной структуре личности, состоящей из различных факторов (речевого, счетно-математиче-ского, пространственных представлений и мнемического) [3]. Для определения вербального интеллекта использовались первые 4 из 9 субтестов.

1. Логический отбор — исследуется чувство языка.

2. Определение общих признаков.

3. Аналогии.

4. Классификации.

При выполнении тестов оценивалось чувство языка, способность к понятийной абстракции, комбинаторные способности и способность к суждению.

Второй же задачей стало исследование количественного и качественного использования смайликов студентами. Им было предложено по семи жизненным ситуациям написать письмо другу, ответив на вопросы: «Как дела? Чем занимаешься?». Далее наличие смайликов рассматривалось по двум параметрам: соотношение общего количества фраз и количества

смайликов во всех семи текстах и качество употребления смайликов. Так, в ходе исследования было выявлено, что смайлики могут ставиться студентами в конце сообщения в качестве выражения настроения или смайлики заменяли фразу, описывающую действие. В соответствии с этим студенты были разделены на три группы:

1 группа — смайликов мало, но в сообщении они заменяют фразу;

2 группа — смайликов много;

3 группа — смайликов мало и они выражают настроение.

В группу исследования вошли 73 студента СаГА1~3 курса факультетов психологии, юриспруденции и института налоговой службы. Возраст исследуемых составил 17-19 лет. В тестировании приняли участие 24 юноши и 49 девушек.

Результаты исследования

Исследование показало, что вербальным интеллектом в норме (100-115 баллов Щ) обладают 25% студентов (п=18). Количество студентов с интеллектом ниже нормы (ниже 85 баллов) составило 30% (п=22). Интеллектом выше нормы (выше 115 баллов) обладают всего 4 студента. Соответственно, удовлетворительным интеллектом (85-100) обладают 40% студентов (п=29).

Все данные заносились в общую таблицу для выявления взаимосвязи. Для определения связей была применена ранговая корреляция [4], т. е. про-ранжированы общие значения интеллекта, значения по каждому субтесту и соотношение смайликов с общим количеством фраз в текстовых сообщениях.

Из таблицы 1 мы видим, что корреляционная связь наблюдается у общего значения 10 с количеством смайликов, а также существует связь между значением четвертого субтеста (Б4), то есть способности к классификации, и количеством смайликов. Данная корреляционная связь является обратной, что говорит о том, что высокое значение 10 соответствует меньшему количеству используемых смайликов.

Таблица 1

Значения коэффициентов взаимосвязи (р<0,05) вербального интеллекта и наличия смайликов в текстовых сообщениях

Г руппы N 1(2 вз в4

1 19 -0,46 -0,32 -0,48

2 21 -0,48 -0,39 -0,41

2 гр Ж 19 0,48 -0,50 0,45

3 27 -0,40 -0,21 -0,45

Необходимо отметить, что вторую группу составили в основном представительницы женского пола (19 из 21). И коэффициент взаимосвязи у них выше, чем у юношей. Данный факт говорит о том, что девушки охотнее и с меньшим смыслом используют смайлики, чем юноши.

Выводы

Языковая способность — это то, что обеспечивает способность говорить на данном языке. Речевая деятельность — это специализированное

употребление речи для общения, это процесс кодирования и декодирования системы языка. В наших исследованиях наблюдается тот факт, что со сменой коммуникативного канала происходит смена кодировки языка. На место букв, складывающихся в слова, пришли графические изображения, большинство из которых имеют неоднозначное значение. С частым употреблением смайликов связан низкий уровень языкового интеллекта молодежи. Наши исследования показывают, что всего лишь семь человек из 73 не используют смайликов, а большая часть исследуемых заменяет ими выражение чувств и даже действий. И чем больше количество смайликов, тем ниже уровень гуманитарного интеллекта студентов.

Известно то, что для вступления в любую деятельность человеку важны языковые способности, причем речь ему важна не только для общения, но и для процесса мышления. Благодаря существованию в языке знаковых единиц (слов), выражающих отвлеченные понятия, язык дает возможность организовать знания человека в объективном мире, разделяет их и закрепляет их в сознании. Это вторая после коммуникации функция языка. И поэтому люди с высокими языковыми способностями могут достичь многого в жизни и профессии. Так, перед преподавателями вузов и даже учителями школ задача повышения языковых способностей становится более сложной, так как в реальном мире язык в своей художественной форме теряет для молодежи свою актуальность в главной своей функции — как средство общения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бондаренко,С. В. Особенности символико-смысловых взаимодействий в рамках молодежной субкультуры мобильной коммуникации // Молодежь Юга России: положение, проблемы, перспективы / под ред. В. В. Черноуса /Южнороссийское обозрение Центра системных региональных исследований ИППК РГУ и ИСПИ РАН. Вып. 31. — Ростов н/Д, 2005. — С. 28—51.

2. Гуревич,П. С. Психология и педагогика. — М., 2005.

3. Дружинин, В. Н. Психология и психодиагностика общих способностей. — М., 1994.

4. Леонтьев,А. А.Основы психолингвистики. — М., 2005.

5. Леонтьев А. А. Психология общения. — М., 2005.

6. Сидоренко, Е. В. Методы математической обработки в психологии. — СПб. : Речь, 2000.

7. Харрис,Э. Способны ли русские общаться без смайликов. URL: http://www. bbc.co.uk/russian (дата обращения: 14.04.2010).

8. Шадриков,В. Д. Психология деятельности и способности человека. — М., 1996.

9. Crystal, D. Txtng The gr8 db8. Oxford University Press, 2008.

10. Crystal, D. 2b or not 2b. URL: http://www.bbc.co.uk/russian (дата обращения: 05.07.2008).