УДК 159.9.07 113

ББК 28.903

С.Ю. Тарасова

отражение социдльно-психологичЕСкои дезадаптации младшего школьникд в физиологических показателях

Анализируются закономерные взаимосвязи между социально-психологическими и физиологическими показателями адаптации детей к условиям обучения в начальной школе. Представлены результаты лонгитюдного исследования, в рамках которого проведено пять последовательных измерений показателей тревожности и сопутствующих им психофизиологических показателей у 140 учеников 2-4 класса.

Ключевые слова:

индекс вариационной пульсометрии, концентрация кортизола, необычность поведения, нервно-психическое напряжение, социометрический индекс, тревожность, учебная деятельность.

Последние десять лет проблеме приспособления детей к обучению уделяют внимание представители разных научных дисциплин: врачи, физиологи, психоло-

ги, педагоги и др. [5, с. 15; 6, с. 1]. Согласно статистике, у 35% школьников растет социально обусловленная патология, обнаруживаются проявления повышенной тревожности вплоть до невротических симптомов [16, с. 21; 20, с. 463]. Зачастую мы имеем дело с большим количеством травмирующих обстоятельств, которые в сочетании могут нарушать гармоничность развития личности [7, с. 155; 10, с. 258]. Поэтому проблема адаптации ребенка к школе требует системного, междисциплинарного подхода. Результатом такого комплексного видения ситуации должны стать: эффективный мониторинг здоровья учащихся в условиях образовательного процесса и выделение детей группы риска школьной дезадаптации.

Как правило, дезадаптация в младшем школьном возрасте - это затруднения ребенка в учебной деятельности. Однако бывает, что признаки дезадаптации не столь очевидны. Внешним маркером может быть, например, экстравагантное, необычное поведение, которое в итоге становится не столько симптомом, сколько собственно формой приспособления (психологической защитой) к условиям среды.

В роли интегративного показателя здоровья хорошо зарекомендовали себя параметры вариабельности ритма сердца, то есть индексы вариационной пульсометрии [3, с. 125; 4, с. 346; 17, с. 6; 19, с. 77]. Изменение ритма сердечных сокращений - оптимальная реакция организма на любой вид нагрузки, будь то эмоциональная, когнитивная или физическая. Повышенный индекс напряжения (ИН) свидетельствует

о высокой «физиологической стоимости» учебной деятельности [8, с. 197; 9, с. 202]. Другой физиологический индикатор адап-

тации человека - концентрация кортизола в пробах слюны [11, с. 3; 12, с. 16].

Кроме того, возможны варианты развития дезадаптации, когда негативные изменения систем организма уже присутствуют, но объективно еще не регистрируются. Тогда на помощь приходит психологическое обследование. Психологическое тестирование способно выявить детей группы риска по школьной тревожности и дезадаптации [2, с. 15]. Удачным примером такого инструмента является опросник школьной тревожности Филлипса.

Было проведено лонгитюдное исследование учащихся младших классов, с целью выявления закономерностей взаимосвязи между социально-психологическими и физиологическими показателями адаптации детей к условиям обучения в младшей школе.

Поставленная цель исследования определила ее первоочередные задачи:

1. На основе лонгитюдного исследования определить психофизиологические показатели, наиболее чувствительные к состоянию дезадаптации у школьников младших классов.

2. На основе корреляционного анализа выявить социально-психологические показатели, наиболее сопряженные с физиологическими показателями нервно-психического перенапряжения у школьников младших классов.

Методы исследования. Для оценки нервно-психического напряжения использовались психологические и физиологические методики. Психологические методики: опросник школьной тревожности Филлипса, шкала явной тревожности для детей CMAS, социометрический тест в модификации А.Я. Каплана. Подсчитаны индивидуальные социометрические индексы: востребованность - число позитивных выборов в классе данного ребенка; изоли-

Общество

Terra Humana

рованность - число негативных выборов; статус - разница между числом позитивных и негативных выборов; удовлетворенность - количество взаимных позитивных выборов; напряженность - количество взаимных негативных выборов; фрустри-рованность - число отвергнутых положительных выборов; эгоцентричность - число востребованных отрицательных выборов.

В нашем исследовании измерялся ИН симпато-адреналового тонуса (САТ). Мы использовали портативный прибор «Вари-пульс» для оперативной регистрации и вычисления индексов вариационной пульсо-метрии [4, с. 346]. Также нами исследуется концентрация кортизола в пробах слюны учащихся, включенных в лонгитюдный эксперимент (школа 1). У классных руководителей взяты оценки успеваемости детей по математике, русскому языку (без помощи учительского журнала) и необычности поведения (причина в поведении учащегося, а не в его познавательных способностях). Педагог оценивал успехи и необычность поведения ребенка по трехбалльной шкале.

В обследовании принимало участие 140 младших школьников (с учетом 5 повторных исследований) 1996 и 1997 гг. рождения. В исследовании гормональной функции участвовал врач-эндокринолог из Института возрастной физиологии РАО.

По результатам обследования при помощи опросника Филлипса видно, что в разных классах уровни тревожности по факторам различны. Покажем на примере сравнительного анализа классов А и В школы 2 (рис. 1).

□ Класс В

Рис. 1. Средние значения факторов опросника Филлипса для учащихся классов А и В школы 2. Ось X - порядковые номера факторов; ось Y - показатели выраженности тревожности. Статистическая значимость различий:

* - р < 0,05; ** -р < 0,01; *** -р < 0,001. Над столбцами отмечены уровни значимости.

На представленной диаграмме видно, что различия между классами А и В статистически значимы по фактору 5 (Страх

ситуации проверки знаний), по фактору 1 (Общая тревожность в школе) и по фактору 8 (Проблемы и страхи в отношениях с учителем) [1, с. 165]. Разница по фактору 4 (Страх самовыражения) и по фактору 7 (Низкая физиологическая сопротивляемость стрессу) приближается к значимой.

Можно обоснованно предположить: фактор 5 важен для оценки уровня школьной тревожности и дезадаптации.

С целью выделить детей группы риска школьной тревожности и дезадаптации мы поделили выборки четырех обследованных классов двух школ именно по фактору 5: более 40 и менее 40 баллов. Полученные в классах А и В школы 2 структуры уровней тревожности по факторам показаны при помощи диаграмм (рис. 2, 3). В школе

1 получены аналогичные результаты.

Рис. 2. Средние значения факторов для учащихся класса А школы 2, разделенного на две группы по выраженности фактора 5 (Страх проверки знаний): выше или ниже 40 баллов. Ось X - номера факторов; ось Y- показатели выраженности тревожности. Статистическая значимость различий: * -р < 0,05; ** -р < 0,01; *** - р < 0,001.

Рис. 3. Средние значения факторов для учащихся класса В школы 2, разделенного на две группы по выраженности фактора 5 (Страх проверки знаний): выше или ниже 40 баллов. Ось X - номера факторов; ось Y- показатели выраженности тревожности. Статистическая значимость различий: * -р < 0,05; ** -р < 0,01; *** - р < 0,001.

Интересно, что обозначились похожие структуры уровней тревожности по факто-

рам опросника Филлипса во всех четырех классах. Наиболее информативными для оценки уровня школьной тревожности и дезадаптации можно признать следующие факторы опросника Филлипса: 1 - Общая тревожность в школе, 5 - Страх ситуации проверки знаний и 7 - Низкая физиологическая сопротивляемость стрессу.

По итогам лонгитюда подтвердилась информативность пятого и седьмого факторов для выделения высокотревожных учеников (набравших более 40 баллов по фактору) и детей группы риска (набравших более 75 баллов по фактору). По фактору 5 Страх ситуации проверки знаний в группу риска стабильно входит около 35% учащихся.

В нашем исследовании обнаружены корреляция для результатов психологических тестов и уровня концентрации кортизола в слюне. В классе А школы 1 выявлена невысокая, но значимая корреляция уровня концентрации кортизола в слюне и значений по шкале явной тревожности CMAS. Коэффициент корреляции г-Спир-мена равен 0,46, р < 0,05. В этом же классе обозначилась значительная степень связи практически по всем факторам опросника Филлипса с измерениями шкалы CMAS. Примеры связи показателей тревожности по факторам опросника Филлипса и шкалы CMAS: г = 0,83, р < 0,01 для фактора 5 (Страх проверки знаний) и шкалы явной тревожности, г = 0,59, р < 0,02 для фактора 4 (Страх самовыражения) и шкалы явной тревожности.

В связи с наличием сильных связей между переменными двух психологических методик, мы считаем возможным рассмотреть корреляцию, полученную при обследовании класса Б школы 1. Общее число несовпадений с ключом по опроснику Филлипса в целом оказалось связано с уровнем концентрации кортизола в пробах слюны: коэффициент корреляции г-Спирмена равен 0,65 при р < 0,09.

Таким образом, концентрация кортизола в пробах слюны детей возрастает при актуальном состоянии повышенной школьной тревожности и дезадаптации. Может быть, такое состояние вызвано спецификой межличностных взаимоотношений в ученическом коллективе?

Обнаружены значимые корреляции для уровня концентрации кортизола в слюне и показателей социометрического индекса Востребованность (г = 0,68, р < 0,05) и Статус (г = 0,62, р < 0,05) в классе А школы 1 (коэфф. корр. г-Спирмена). Индексы Востребованность и Статус показывают, насколько ребенок популярен среди сверс-

тников, хотят ли с ним сидеть за одной партой, приглашать на дни рождения, дружить. В нашем исследовании популярные в классе дети в то же время демонстрируют наличие высокого содержания кортизола в слюне. Последнее, как показано выше, увеличивается при повышенной тревожности и дезадаптации. Проявила себя группа риска, которую можно описать следующим образом: ребята популярны в своем классе и при этом обладают повышенной школьной тревожностью.

Такой результат согласуется с данными лонгитюдного исследования А.М. Прихожан: выявлена группа успешных в коллективе, и при этом тревожных детей [13, с. 180-181]. Корреляционный анализ не позволяет установить причинно-следственные отношения, поэтому сложно сказать, зависит ли повышенная тревожность от статусного положения в классе. Вероятно, эта связь носит сложный характер и опосредована успеваемостью по основным предметам - математике и русскому языку. Если вслед за А.М. Прихожан рассматривать тревожность как устойчивое эмоционально-личностное образование, то в младшей школе она наиболее ярко проявляется к полученным оценкам за школьные задания и мнению учителя о тебе [14, с. 44]. «Высокие притязания создают постоянное напряженное стремление к успеху...» [13, с. 180]. Такое стремление становится эмоциональной нагрузкой и в рамках психосоматического единства обретает высокую физиологическую «стоимость».

При сравнении величин социометрических индексов учащихся при высокой и низкой тревожности получаются сходные структуры связи социометрии и тревожности (пример класса Б школы 1 - на рис. 4).

□ Ф5 > 40

□ Ф5 < 40

Рис. 4. Величина индексов для учащихся класса Б школы 1, разделенного на две группы по выраженности фактора 5: выше или ниже значения 40 баллов. Ось X-номера индексов социометрии; ось Y - числовые выражения индексов. Над столбцами отмечены уровни значимости.

0,8

Общество

Terra Humana

У детей с показателем по пятому фактору более 40 баллов выше Статус (индекс 3 по оси Х) в детском коллективе и меньше Изолированность (индекс 2 по оси Х). Высокотревожные пользуются большей популярностью в коллективе. Из литературных источников известно, что в младших классах «звезды» обычно успешны в учебе и демонстрируют «прилежное» поведение [15, с. 184]. Поэтому проанализировали структуры взаимосвязи показателей по русскому языку, математике и необычности поведения для низкотревожных и высокотревожных учащихся и получили аналогичные структуры в трех из четырех обследованных классов. Под структурой связи успеваемости-поведения и уровня тревожности мы понимаем различия средних значения для групп высоко- и низкотревожных детей по показателям успехов по математике, русскому языку и по показателям необычности поведения. Продемонстрируем примером класса Б школы 1 (рис. 5).

Рис. 5. Эффективность обучения и поведение для учащихся класса Б школы 1, разделенного на две группы по выраженности фактора 5: выше или ниже значения 40 баллов. Ось X: 1 - успеваемость по математике, 2 - успеваемость по русскому языку, 3 - необычность поведения; ось Y - усредненные оценки успешности обучения и необычности поведения. Над столбцами отмечены уровни значимости.

Высокотревожные дети лучше учатся и меньше демонстрируют необычное поведение. И хотя различия для высоко- и низкотревожных групп школьников не значимы, видны похожие структуры связи показателей успеваемости-поведения и уровней тревожности. Согласно мнению Я.Л. Коломинского, в младших классах авторитет учителя высок [15, с. 180]. В нашем исследовании ценность успеваемости учеников для педагога подтверждается беседами с классными руково-

дителями и представителями администрации образовательных учреждений. Поэтому можно обоснованно предположить, что у учащихся начальной школы тревожность связана с полученной оценкой знаний.

В нашей работе делается попытка соотнести уровень нервно-психического напряжения детей с эффективностью их обучения и необычностью поведения. Мы учитываем также социальные факторы повышенного нервно-психического напряжения. Связь высокой Изолированности и необычного поведения стабильно существует в четырех из пяти обследованных классах (табл. 1).

Изолированность или «отверженность» в ученическом коллективе характеризуется пренебрежением со стороны одноклассников. Методами наблюдения и диагностического интервью показано, что школьник эмоционально переживает свои взаимоотношения с ровесниками [15, с. 161]. Такая ситуация ведет к формированию неадекватной, нестабильной самооценки, что находит выражение в экстравагантном, необычном поведении ребенка [14, с. 105, 159]. С проблемой отверженности в социальной группе (классе) специалисты увязывают проявления поведенческого компонента школьных трудностей (ШТ) у тревожных детей [17, с. 1]. Причем поведенческий компонент ШТ определяют как систематическую демонстрацию необычного поведения у ребенка в школьной среде.

В каждом из пяти классов можно наблюдать изолированных в коллективе учащихся, у которых педагог стабильно отмечает выраженное необычное поведение. На протяжении всего времени обучения в начальной школе эти дети образуют около 4% от числа всех обследуемых учеников. Именно у этих учащихся стабильно наблюдаются экстремальные значения ИН САТ (табл. 2). Обратим внимание, что нормативным значением индекса вариационной пульсометрии можно считать показатель 200 у.е. [4, с. 347].

Таблица 1

Результаты корреляционного анализа индекса социометрии Изолированность и показателей необычности поведения в динамике

Обследование в процессе обучения & э о К шциенты корреляции r-Спирмена

Класс А школа 1 Класс Б школа 1 Класс А школа 2 Класс Б школа 2 Класс В школа 2

Третий год обучения 0,39* 0,59** 0,53** 0,53** 0,45**

Четвертый год обучения 0,59** 0,54** 0,54** 0,58** n.s.

Усл. обозначение: п^. - не значимая величина; символами отмечены уровни значимости: * - р < 0,05; ** - р < 0,01.

Таблица 2

Средние показатели индекса вариационной пульсометрии и пульса для сильно изолированных в социальной группе детей

Ученик Пульс Индекс вариационной пуль-сометрии Социометрический индекс Изолированность (0-1) Оценка поведе- ния (1-3)

1 107 727 0,68 З

2 105 479 0,78 З

З 98 З08 0,46* З

4 100 400 0,43 2

5 90 2З2 0,89 З

*в этом классе самое большое значение индекса Изолированность - 0,46.

Отметим, что сильно изолированные в классе ученики (табл. 2) уже на момент поступления в школу находились под наблюдением врачей (информация взята из школьных медицинских карт) в связи с диагнозом «астено-невротические реакции». (Кроме случая 3, когда был диагносциро-ван атопический дерматит). Подобные медицинские заключения свидетельствуют

о наличии особенностей нервно-психического здоровья, которые являются, в свою очередь, фактором риска развития психосоматической симптоматики [8, с. 195].

Собранный нами психологический анамнез, материалы тестирования и данные включенного наблюдения позволяют так охарактеризовать учеников: «изгои» в своем классе (со слов классных руководителей), часто ведут себя неадекватно ситуации (например, громко поют во время урока), не включены в игры сверстников. Т.е., мы видим выраженные проявления поведенческого компонента ШТ. Но по результатам диагностики при помощи опросника Филлипса «отверженные» нетревожны. Видимо, столь экстравагантное, необычное поведение связано с характерологическими особенностями детей или с проблемами семьи [18, с. 38-40]. Можно провести параллель с данными лонгитюдного исследования А.М. Прихожан: 3-4% младших школьников

«неадекватно спокойны» - психологические опросники открытую, осознанную тревожность не выявляют [14, с. 87]. Однако скрывая тревогу от окружающих и от самого себя, ребенок вырабатывает мощные, но примитивные, грубые способы защиты. В литературе этот феномен описывают в терминологии: «подавленная», «отрицающая» или «бессознательная» тревожность [14, с. 96].

Таким образом, в нашем исследовании ИН САТ стабильно чувствителен к дезадаптации изолированных в социальной группе (классе) детей с выраженным поведенческим компонентом ШТ.

Итак, сделаем выводы.

1. В эмпирическом исследовании получено подтверждение связи проявлений тревожности с адаптацией детей к школьному обучению, с физиологическими и психологическими показателями, наблюдаемыми в их поведении, в их учебной деятельности.

2. В младших классах выявлены дети группы риска по формированию устойчивой школьной тревожности и дезадаптации. Определены информативные для оценки школьной тревожности и дезадаптации у учащихся начальной ступени факторы опросника Филлипса, повышающие его валидность и надежность при использовании на отечественной выборке:

1 - Общая тревожность в школе, 5 - Страх ситуации проверки знаний, 7 - Низкая физиологическая сопротивляемость стрессу.

3. Наиболее информативным для оценки школьной тревожности и дезадаптации у учащихся младших классов является фактор опросника Филлипса 5 - Страх ситуации проверки знаний. По этому фактору в группу риска - дети, у которых по тревожности зафиксировано более 75 баллов - стабильно входит около 35% учеников.

4. Среди нетревожных по результатам диагностики по опроснику Филлипса выделяется небольшое число учащихся, которых А.М. Прихожан относит к категории «неадекватно спокойных», отличающихся изолированностью в классе и выраженным необычным поведением. При диагностике сердечной активности (частоты сердечных сокращений и их вариативности) именно эти дети стабильно отличались высоким индексом вариационной пульсометрии, свидетельствующим о нервно-психическом перенапряжении. Эти же дети, согласно медицинским заключениям, имеют особенности нервно-психического здоровья, которые являются фактором риска развития психосоматической симптоматики.

5. Уровень концентрации кортизола в пробах слюны является физиологическим показателем нервно-психического перенапряжения у младших школьников группы риска по формированию школьной тревожности. Обнаружена взаимосвязь уровня концентрации кортизола в слюне и значений по шкале явной тревожности CMAS (г = 0,46). В этом же классе обозначена значительная степень связи показателей практически по всем факторам опросника Филлипса со значениями шкалы явной тревожности CMAS (от г = 0,55 до г = 0,83), а в группу риска -дети, у которых по страху проверки знаний зафиксировано более 75 баллов - стабильно входит около 35% учеников.

6. Содержание кортизола в пробах слюны детей связано с показателями по-

Общество

Terra Humana

пулярности ученика в социальной группе тью по основным предметам и прилеж-

(классе). Обнаружены взаимосвязи уровня ным поведением.

концентрации кортизола в слюне и зна- 8. Изолированное положение (неприя-

чений близких по смыслу социометриче- тие) ребенка в классе устойчиво связано с

ских индексов Востребованность и Статус его выраженным необычным поведением.

(г = 0,68 vs г = 0,62). Значение индекса социометрии Изолиро-

7. Проявления повышенной школьной ванность устойчиво положительно связа-

тревожности и дезадаптации связаны со но с показателем необычности поведения

статусным положением в ученическом ребенка (от г = 0,39 до г = 0,59 в разных

коллективе: разница средних значений классах и от г = 0,54 до г = 0,59 в разных

для высокотревожных и низкотревожных классах при повторном обследовании).

детей наиболее статистически значима 9. Составленная композиция психо-

по социометрическим индексам Статус логических и физиологических методик

(р = 0,006) и Изолированность (р = 0,008). важна для оценки риска возникновения

Кроме того, проявления школьной тре- повышенной тревожности и дезадаптации

вожности связаны с хорошей успеваемос- младшего школьника.

Список литературы:

[1] Альманах психологических тестов. - М.: КСП, 1996. - 397 с.

[2] Ботникова Е.А. Соматический и психоэмоциональный статус учащихся образовательных школ города и села // Ижевская государственная медицинская Академия. - Ижевск, 2004. - С. 14-19.

[3] Калиниченко И.А. Вариабельность сердечного ритма у школьников разных соматотипов // Тезисы докладов IV Всероссийского симпозиума с международным участием «Вариабельность сердечного ритма: теоретические аспекты и практическое применение» / Отв. ред. Н.И. Шлык, Р.М. Баевский. -Ижевск, 2008. - С. 124-126.

[4] Каплан А.Я. Вариабельность ритма сердца и характер обратной связи по результату операторской деятельности у человека // Журнал высшей нервной деятельности. - 1999, Т. 48 (6). - С. 345-350.

[5] Кайгородова Н.З. Эколого-физиологические аспекты исследования особенностей адаптации первоклассников к школе. Дисс. на соиск. уч. ст. доктора биол. наук. - Барнаул, 2010.

[6] Колесникова И.А. Особенности формирования здоровья и физической подготовленности детей и подростков в период школьного обучения. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. мед. наук. - Архангельск, 2008.

[7] Кубасов Р.В., Ткачев А.В., Поскотинова Л.В. и др. Особенности гормонального статуса у детей младшего школьного возраста на Европейском Севере // Физиология человека. Т. 29. - 2003, № 5. - С. 153-155.

[8] Малых Т.В., Воронина Г.А. Вариабельность сердечного ритма как индикатор функциональных состояний организма детей младшего школьного возраста // Тезисы докладов IV Всероссийского симпозиума с международным участием «Вариабельность сердечного ритма: теоретические аспекты и практическое применение». - Ижевск, 2008. - С. 195-198.

[9] Марчик Л.А., Никитина Е.О. Функциональное состояние подростков 14-15 лет и его динамика под влиянием учебной нагрузки // Тезисы докладов IV Всероссийского симпозиума с международным участием «Вариабельность сердечного ритма: теоретические аспекты и практическое применение». - Ижевск, 2008. - С. 200-202.

[10] Поскотинова Л.В., Демин Д.Б., Кубасов Р.В. и др. Сердечно-сосудистая регуляция и соотношение тестостерона и кортизола в слюне при физической нагрузке у мальчиков-подростков // Сб. научных трудов I Съезда физиологов СНГ / Под ред. Р.И. Сепиашвили. - М., 2005. - С. 258-260.

[11] Поскотинова Л.В. Вегетативная регуляция ритма сердца и эндокринный статус подростков и молодых лиц в условиях Европейского Севера России. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. доктора биол. наук. -Архангельск, 2009.

[12] Прасолова О.В. Влияние инновационных форм обучения на психосоматическое здоровье и состояние адаптационных систем школьников. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. биол. наук. - Ставрополь, 2005.

[13] Прихожан А.М. Переживание и ненасыщаемые потребности в контексте концепции Л.И. Божович // Журнал практического психолога. -2008, № 5. - С. 172-196.

[14] Прихожан А.М. Психология тревожности. Дошкольный и школьный возраст. - М.: Питер, 2009. -191 с.

[15] Реан А.А., Коломинский Я.Л. Социальная педагогическая психология. - СПб.: Питер, 1999. - 409 с.

[16] Тимербулатов И.Ф., Юлдашев В.Л., Зулькарнаев Т.Р., Сафина Р.Б., Муратшина Я.Б. Структура невротических расстройств у школьников // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. - 2008, № 3. - С. 21-24.

[17] Хрулева Л.В. Психофизиологические детерминанты школьных трудностей. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. биол. наук. - Ярославль, 2004.

[18] Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В. Психология и психотерапия семьи. - СПб.: Питер, 2001. - 651 с.

[19] Оогшап J.M., Sloan R.P. Heart rate variability in depressive and anxiety diso^ere // Am. Heart J. - 2000, Vol. 140 (4). - P. 77-83.

[20] Henningsen P., Meinck HM. Specific phobia is a frequent non-тоШг feature in stiff man syndrome // J. Neural Neuras^g Psychiat. - 2003, Vol. 74 (4). - P. 462-465.