Пспхопого-педагогическая коррекция состояний

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАДАПТАЦИИ СОТРУДНИКОВ ОВД В ПОСТЭКСТРЕМАЛЬНЫЙ ПЕРИОД

В. Н. Смирнов

Рассматриваются пути реадаптации в случаях посттрав-матических стрессовых расстройств в постэкстремальный период: медико-психологический и социально-психологический подходы.

Ключевые слова: реадаптация, психотравмирующие события.

Посттравматические стрессовые расстройства и иные негативные психические изменения в долевом соотношении уступают место позитивным психическим изменениям, которые наблюдаются у сотрудников ОВД в постэкстремальный период. Значительные позитивные психические изменения (более чем у 60%) сотрудников органов внутренних дел, выявленные в постэкстремаль-ный период эмпирическим путем в личностной, социально-психологической и профессиональной сферах, носят устойчивый динамический характер (1; 2, 90-99).

Посттравматические стрессовые расстройства (ПТСР) сотрудников могут возникать в результате непрофессиональной апперцепции и повышенной восприимчивости к психотравмирующему событию. При этом возникают такие характерные симптомы, как навязчивые воспоминания, избежание (отчуждение), гиперактивация, психосоматические расстройства.

Руководители всех уровней, работающие в экстремальных условиях или возглавляющие функциональные группы экстремального профиля, должны не только быть информированы, но и уметь визуально определять наличие психических нарушений по поведению подчиненных.

Опыт работы по социальной реадаптации специалистов, перенесших воздействие стресс-факторов различной интенсивности, показал следующее.

1. Как правило, причинами психологической трав-матизации и иных психических изменений у специалистов экстремального профиля являются недоработки в системе профессионально-психологичсеской и морально-психологической подготовки.

2. При проведении реадаптации требуется учитывать, что у человека, длительное время находившегося в экстремальной ситуации, устанавливается непривычный для большинства людей образ мыслей и манеры

поведения. В результате этого и в его психике происходят глубокие изменения, с которыми могут справиться самостоятельно далеко не все.

3. Эффективные действия по социальной реадаптации специалистов требуют нарушения искусственных границ, которые часто выдвигаются в восстановительных мероприятиях: к болезненным явлениям, порожденным экстремальной ситуацией, следует подходить нестандартными методами, выходя за пределы искусственной схемы социальной адаптации.

Изменения в психике специалистов рассматриваемого профиля, подверженных длительному или короткому, но интенсивному воздействию стресс-факторов, представляющие профессиональный интерес именно для психологов, могут носить двоякий характер. Трансформации у первой категории лиц связаны с пережитыми ими психотравмирующими событиями. Психика их подвержена травматизации, но сознание работает в обычном, не измененном режиме. Такие случаи наиболее изучены в современной психологии и с различной степенью успешности (в зависимости от востребованности помощи, опыта и квалификации психолога, психотерапевта) диагностируются и корректируются.

В основе девиантных поступков специалистов, переживших влияние психогенных факторов, лежит подсознательная потребность заглушить душевную боль. Однако такой рефлекс не помогает, он загоняет неприятные чувства вглубь. Это сопровождается эмоциональным напряжением и, следовательно, напряжением мышц тела. Выявлено, что если человек привыкает подавлять отрицательные чувства (гнев, ненависть, ревность, подозрительность), он постепенно теряет способность испытывать положительные эмоции (любовь, доброту, дружелюбие, доверие.) Это препятствует человеку полноценно жить и стремиться к лучшему. Нельзя просто забыть прошлое (в нем много положительных моментов - мужество, уверенность в себе, закалка характера). Для реадаптации специалистов первой категории применяют медико-психологический и социальнопсихологический подходы.

У второй категории специалистов изменения в психике не связаны с психотравмирующими переживаниями и болезненными эмоциями, а обусловлены неподготовленной ценностно-мотивационной сферой (моральной неустойчивостью). Они, в отличие от первой категории специалистов, обладают профессионально развитыми психологическими качествами, знаниями, умениями, навыками, часто являются авторитетом в глазах ок-

ружающих. Они зарекомендовали себя успешно в экстремальной обстановке и, на первый взгляд, способны самостоятельно пройти период реадаптации к условиям обычной жизни и не нуждаются в реабилитационных мероприятиях. Но при внимательном наблюдении за специалистами второй категории становится понятным, что система мотивов и психологически значимых ценностей у них имеет явную, а чаще - скрытую антисоциальную направленность. У них нарушена система социальных ориентиров и социального контроля за своими действиями. Лицам этой категории нужна помощь в скорейшей реадаптации к условиям обычной жизни. Их проблема связана с перестройкой системы ценностей, мотивов, типичного для экстремальных условий профессионального мироощущения, способов реагирования на конфликтные ситуации в измененном, «боевом» состоянии сознания (благоприятном для экстремальных условий), которое с течением времени может стать привычным и даже комфортным, но не отвечающим требованиям обычной жизни.

Специалисты, имеющие позитивный опыт профессиональной деятельности в экстремальных условиях и адекватную систему личностно значимых ценностей и мотивов (морально устойчивые), способны самостоятельно, используя поддержку ближайшего окружения, успешно реадаптироваться к условиям обычной жизни. Социально ориентированная ценностно-мотивационная сфера личности является базой успешной реадаптации этих специалистов и руководителей. Руководители и специалисты второй категории, с индивидуалистически ориентированной ценностно-мотивационной сферой, лишены такой возможности, в связи с чем им нужна активная помощь психолога.

С точки зрения самих специалистов, профессиональная деятельность которых проходит в экстремальных условиях, эти условия являются вполне нормальными, не только приемлемыми для работы, но и благоприятными для проявления профессионального мастерства (захватывают), а их профессиональная активность (в большинстве случаев они соприкасаются со смертью, горем и лишениями людей) при этом является не только адаптированной, но и единственно возможной, позволяющей выжить, быть успешными и в максимальной степени эффективными. Такое профессиональное отношение к экстремальным условиям входит в привычку, становится нормой всей жизнедеятельности, однако при индивидуалистически ориентированной ценностно-мотивационной сфере может помешать смотреть и реагировать на окружающее общепринятым способом.

Экстремальные условия деятельности, с точки зрения человека, адаптированного к обычным условиям, являются аномальными, а активность специалистов при выполнении ими служебно-экстремальных задач в условиях непосредственного риска для жизни носит неадаптивный характер, поведение же расценивается как осуществляемое «вне нормы». Отсюда возникает непонимание поведения, отдельных поступков, взглядов в целом таких сотрудников не только со стороны других граждан, но и руководителей, и специалистов, не работавших в экстремальных условиях. Указанные оценки

являются наиболее существенными для таких лиц, членов их семей, особо значимых для них людей и даже психологов. Непонимание окружающих не способствует, а затрудняет реадаптацию специалистов экстремального профиля. В этих условиях только адекватно сформированная ценностно-мотивационная сфера является главной на пути реадаптации к условиям обычной жизни.

Групповая изоляция и публичность деятельности личного состава функциональных групп экстремального профиля в условиях обычной жизни могут вызывать у нереадаптированных к этим условиям специалистов повышенную тревожность, агрессивность, которая при наличии индивидуалистически ориентированной ценностно-мотивационной сферы, аморальности взглядов, поведения, завышенной самооценки, притязаний, «моб-бинге» может привести не только к грубости, вспыльчивости, несдержанности, нарушениям дисциплины, но и к чрезвычайным происшествиям, самоубийствам, преступлениям. При отсутствии должной оценки у сослуживцев и руководителей подобные психологические явления могут стать составной частью субкультуры «су-пермэнов», которая будет входить в противоречие с организационной культурой функциональных групп экстремального профиля, негативно влиять, искажать ее.

В целях скорейшей реадаптации для специалистов второй категории следует использовать иные методы и приемы, чем для представителей первой категории. Для их полноценной социальной реадаптации к жизни в стандартных условиях и восстановления работоспособности нужно прежде всего восстановить психофизиологическое и социальное равновесие, которое позволило бы им чувствовать себя достаточно комфортно в изменившихся социальных условиях (коррекция системы ценностей, мотивов, осмысление своего экстремального опыта на основе новой системы ценностей и мотивов, активизация адекватных условиям целей, задач, потребностей), развитие духовно-нравственных норм, установление благоприятного внутри- и межгруппового социальнопсихологического климата.

При реадаптации специалистов, побывавших в экстремальных условиях, не следует перечеркивать их жизнь, заново учить думать и действовать. Этим людям необходимо помочь понять, что их экстремальный опыт является самоценностью, который будет востребован в их дальнейшей жизни. Для этого обучают рациональному восприятию пережитых ситуаций, приемам саморегуляции и действиям в соответствии со своей индивидуальностью, а не вопреки ей.

Для успешной реадаптации специалистов второй категории к условиям мирной жизни следует применять методики и психотехники, направленные прежде всего на коррекцию ценностно-мотивационной сферы: обсуждение итогов командировки, позитивные индивидуальные и групповые дебрифинги, упражнения по коррекции психологических ценностей, ролевые игры и т. п. Кроме того, в зависимости от состояния специалистов в процессе реабилитации можно использовать различные виды психотерапии (рациональная, телесно-ориентированная, мануальная терапия, рейкотерапия, ре-бефинг, психосинтез, негипнотическое внушение, пси-

хологическая поддержка). Однако их эффективность зависит от мотивации специалистов на восстановление психофизиологического равновесия и владения навыками регуляции психических состояний как основы стабильности психического состояния и залога успешности профессиональной деятельности в измененных условиях.

ЛИТЕРАТУРА

1. Казберов П. Н. Психологическое обеспечение позитивных личностных изменений у сотрудников ОВД, выполнявших профессиональные задачи в экстремальных условиях: автореф. дис. ... канд. психол. наук. - М., 2006.

2. Столяренко А. М. Экстремальная психопедагогика: учебное пособие. - М., 2002.

ПРИМЕНЕНИЕ МЕТОДОВ МУЗЫКАЛЬНОЙ И АРТ-ТЕРАПИИ В КОРРЕКЦИИ ПОВЕДЕНИЯ ОСУВДННЫХ

А. С. Мурзин

Статья содержит описание опыта использования методов музыкальной терапии и арт-терапии в психокоррекционной работе с осужденными. Предлагается схема применения указанных методов с учетом специфических условий исправительных учреждений, психологических особенностей лиц, отбывающих наказание. Рассматривается эффективность коррекционной работы с различными категориями осужденных, основные практические проблемы.

Ключевые слова: музыкальная терапия, арт-терапия, коррекция, осужденный, релаксация, рефлексия, вербализация.

Основными функциями деятельности пенитенциарных психологов являются прогностическая, профилактическая, диагностическая и коррекционная (4, ст. ст. 14-19). Из них наиболее значимыми представляются диагностическая и коррекционная. Что касается первой, то современная психология обладает богатым набором диагностических методов и методик, позволяющих всесторонне исследовать личность и ее особенности.

Относительно коррекционной работы возникают определенные проблемные моменты. И дело не в недостатке корректирующих программ или тренингов, которых разработано немалое количество, а в ряде причин.

Во-первых, для эффективности любого тренинга необходим или желателен ряд условий: неизменность и постоянное количество участников и регулярность проведения занятий, что затруднительно при работе, например, в следственных изоляторах, с вновь прибывшими осужденными в помещении карантина или адаптационном отряде. Во-вторых, громоздкость существующих программ, требующих много времени для проведения, создает проблемы при действиях в строгих условиях содержания или при особом режиме, тяжело согласовывается с распорядком дня в исправительном учреждении. В-третьих, имеются сложности вовлечения осужденных в качестве участников программы. Известно, что одним из основных правил ведения тренинга является добровольное участие в нем. Практика показывает, что

осужденные, имеющие в целом положительную направленность, вставшие на путь исправления, вполне охотно участвуют в предлагаемых мероприятиях. Однако психолога интересуют в первую очередь осужденные с повышенной агрессивностью, тревожностью, состоящие в «группе риска», имеющие отрицательную направленность, социально запущенные, имеющие психические отклонения. Именно эти категории труднее всего привлечь для коррекции по различным причинам: осознанное сопротивление и враждебность, недоверие, низкий интеллект и непонимание сути предлагаемой работы, сложность и длительность занятий. В результате низкая заинтересованность или ее отсутствие, т. е. у большинства нет желания участвовать в мероприятиях, а принудительное привлечение к ним, во-первых, неправомерно, во-вторых, неэффективно.

Задача заключается в создании таких схем коррекционных программ, на основе которых можно было бы легко комбинировать терапевтическую сессию, которая не растянута во времени, проста в применении и вместе с тем эффективна.

Преодолеть сразу все препятствия, естественно, не представляется возможным, и было бы неразумно на это рассчитывать. Тем не менее некоторые проблемы, связанные с коррекцией спецконтингента, необходимо постепенно снимать.

На базе Исправительной колонии № 3 УФСИН России по Омской области мы уже достаточно длительное время разрабатываем комплексную программу, которая позволит наиболее эффективно использовать доступные средства коррекции поведения осужденных. Целью разработки данной программы являются результативная коррекционная работа с охватом большого числа осужденных по снижению уровня агрессивности, тревожности, снятию эмоционального напряжения, смягчения стрессового и постстрессового состояния, установки позитивной и адекватной «Я-концепции» личности.

Из всего многообразия методов в нашей лаборатории используется музыкальная терапия и арт-терапия. Чем обусловлен такой выбор? Оттолкнемся сначала от тех проблем, которые мы обозначили выше.

1. Сеансы музыкотерапии не требуют постоянного, определенного количества участников. Если позволяет помещение, можно привлечь достаточно большое количество людей. Музыкальное произведение воспринимается каждым человеком индивидуально и оказывает соответствующий этому эффект. Присутствие одного слушателя больше способствует достижению катарсиса, повышает реактивный эффект, так как человек более искренне и полно проявляет свои эмоции в отсутствии других, что не отрицает коллективную рефлексию, если слушателей несколько, способствует поддержанию межличностных контактов, установлению взаимопонимания и доверия. Поэтому нами практикуется проведение как индивидуальных, так и групповых сеансов. Арт-терапев-тические занятия предполагают в нашем случае присутствие небольшой группы, не более шести человек, посещаемость которых легче контролировать. Занятия составляются из отдельных блоков и дополнительных заданий различной тематики, которые в случае необходимости