О. Н. Егорова

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА У ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО ПОЛНОЦЕННЫХ ПОДРОСТКОВ С ДЕВИАНТНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

Работа посвящена исследованию социального интеллекта по методике Дж. Гилфорда в выявлении нарушения поведения у интеллектуально сохранных подростков. Эксперимент показал, что несформированность социального интеллекта усложняет взаимоотношения, снижает возможности социальной адаптации и приводит к девиантному поведению.

Ключевые слова: социальный интеллект, девиантное поведение, социальная компетентность, адаптация.

O. Egorova

Features of Social Intelligence of Teenagers with Normal Intelligence and Deviant Behavior

The article deals with the study of the social intellect applying J. Guilford’s method for revealing behavior disorders of teenagers with normal intellectual development. The Experiment has shown that underdevelopment of social intellect complicates the relationships, reduces opportunities of social adaptation and leads to deviant behavior.

Keywords: social intelligence, deviant behavior, social competence, adaptation.

Усвоение системы норм отношений к миру, друг к другу определяется проявлением такого свойства личности, как социальный интеллект. В свою очередь, социальный интеллект представляет собой индивидуально-личностное свойство человека, которое проявляется в способности формировать отношение к самому себе, прогнозировать результаты своей деятельности, понимать своё поведение и поведение окружающих.

Работа интеллекта позволяет человеку воспринимать, понимать и объяснять действительность — от этого зависят и особенности (интеллектуального) овладения ситуацией, и соответственно особенности поведения в этой ситуации.

Но это не значит, что интеллект — это исключительный механизм адаптации к окружению. Напротив, интеллектуально полноценные люди, как правило, ведут себя неадаптивно, так как они в силу специфики организации своего ментального опыта видят происходящее по-другому, и их поведе-

ние фактически соответствует глубинным, заситуативным закономерностям, вступая при этом в противоречия с актуальными ситуативными требованиями.

В то же время социальный интеллект, т. е. способность правильно понимать поведение людей, необходим для эффективного межличностного взаимодействия и успешной социальной адаптации.

Впервые концепция социального интеллекта была предложена Э. Торндайком для обозначения дальновидности в межличностных отношениях [8].

Дж. Гилфорд, создатель первого теста для измерения социального интеллекта, рассматривал его как систему интеллектуальных способностей, не зависящих от фактора общего интеллекта и связанных с познанием поведенческой информации, которые, как и общеинтеллектуальные, можно описать в пространстве трёх переменных: содержание, операции, результаты [7].

Р. Стернберг рассматривал социальный интеллект как одну из форм практического

интеллекта. Практический интеллект — это «способность адаптироваться к повседневным условиям существования, формировать их и делать выбор условий, оптимальных для индивида» [4, с. 12].

В отечественной психологии понятие «социальный интеллект» было введено Ю. Н. Емельяновым. Автор под социальным интеллектом понимал устойчивую, основанную на специфике мыслительных процессов, аффективного реагирования и социального опыта способность понимать самого себя, других людей, их взаимоотношения и прогнозировать межличностные события [1]. К числу основополагающих факторов социального интеллекта ряд авторов, например, М. К. Тутушкина, относят сензи-тивность, рефлексию и эмпатию [3].

Социальный интеллект определяется В. Н. Куницыной как «глобальная способность, возникающая на базе комплекса интеллектуальных, личностных, коммуникативных и поведенческих черт, включая уровень энергетической обеспеченности процессов саморегуляции; эти черты обусловливают прогнозирование развития межличностных ситуаций, интерпретацию информации и поведения, готовность к социальному взаимодействию и принятию решений» [2, с. 470]. В структуру социального интеллекта входят:

1) коммуникативно-личностный потенциал;

2) характеристики самопознания;

3) социальная перцепция, социальное мышление, социальное воображение, социальное представление, способность к пониманию и моделированию социальных явлений, к пониманию людей и движущих ими мотивов;

4) энергетические характеристики — психическая и физическая выносливость, активность, слабая истощаемость.

Л. И. Уманский [5], М. А. Холодная [6] социальный интеллект отождествляют с практическим мышлением, определяя социальный интеллект как «практический ум»,

направляющий своё действие от абстрактного мышления к практике.

В последнее время появилась тенденция говорить о влиянии высокого уровня развития социального интеллекта на поведенческую межличностную компетентность.

Было предположено, что недоразвитие социального интеллекта может пролить свет на факторы, участвующие в возникновении девиантного поведения.

Целью работы было выявление у интеллектуально сохранных подростков роли социального интеллекта в происхождении нарушений поведения у них.

Объект исследования: 51 интеллектуально сохранный подросток специальной школы закрытого типа (средний возраст — 13,5 лет).

До поступления в специальную школу нарушения поведения у подростков этой группы отмечались в течение двух и более лет. Их противоправное поведение выражалось в хищениях имущества, в вымогательстве, хулиганстве (100%). Все подростки после неоднократных приводов в милицию решением суда были направлены в спецшколу сроком от одного до трех лет.

14,2% подростков этой группы воспитывались матерью и отцом, 70,5% — одним из родителей (матерью или отцом) и 5,9% — в семье, где были лишены родительских прав один или оба родителя. Сиротами и социальными сиротами являлись 15,3%. Противоправный образ жизни вели 5,9% родителей. Алкогольной и иными формами зависимости от психоактивных веществ страдали 15,7% родителей.

Результаты субтеста № 1 показали, что 32 подростка не способны предвидеть последствия поведения в определённой ситуации. Мальчики неверно представляют себе результаты как своих действий, так и поступков других людей. Они могли совершать поступки, не соответствующие ситуации (в том числе и противоправные действия). У 14 детей наблюдался средний уровень возможностей предвидения результа-

тов своего поведения. Лишь у 5 — высокий уровень, они были способны предвосхищать возможные дальнейшие поступки людей на основе анализа реальных обстоятельств, их прогнозы могли оказаться ошибочными лишь в случаях неординарного, нетипичного поведения других людей.

По субтесту № 2 44 мальчика продемонстрировали низкие результаты. У 7 подростков эта способность соответствовала среднему уровню. Мальчики плохо понимали язык движений тела, особенности взглядов и характер жестов. В общении, как правило, они в большей степени ориентировались на вербальное содержание сообщений. Высоких оценок по этому субтесту нет ни у кого.

Данные субтеста № 3 обнаружили, что у 47 подростков — неудовлетворительная способность понимать изменение значения сходных вербальных реакций другого человека в зависимости от контекста вызвавшей их ситуации (низкий уровень). Подростки часто «говорят невпопад» и ошибаются в интерпретации слов собеседника. У двух подростков — средний уровень понимания различных смыслов, у двух — высокий. Подростки с высокими оценками по этому субтесту могли быстро и правильно понимать то, что люди говорят друг другу в зависимости от определённой ситуации и конкретных взаимоотношений.

Субтест № 4 показал низкий уровень выполнения задания у 34 мальчиков. Подростки испытывают трудности в процессе анализа ситуаций межличностного взаимодействия. У 9 подростков — средний уровень понимания логики ситуации. У 8 — высокий, они были способны анализировать сложные ситуации взаимодействия людей, понимать логику развития этих ситуаций, чувствовать изменение смысла ситуации при включении в коммуникацию различных участников.

Обобщённая оценка по проведённому исследованию с помощью теста Гилфорда показала, что 36 подростков имеют низкий

уровень социального интеллекта; 11 — средний уровень; лишь четверо — высокий уровень социального интеллекта.

Вместе с тем низкие показатели по всем шкалам этой методики исследования социального интеллекта позволяют сделать вывод о невысоком общем уровне знаний о закономерностях начала, развития и исхода различных социальных ситуаций. Неудовлетворительны также знания подростков о нормах, регулирующих поведение людей в ситуациях взаимодействия. Наряду с этим имеются трудности распознавания информации вербального характера, необходимой для правильной ориентации при любых обстоятельствах межличностного взаимодействия. Эти отклонения являются предпосылкой для появления асоциальных форм поведения с дальнейшим возможным перерастанием их в антисоциальные.

Происхождение выявленных трудностей со знанием и возможностями применения норм взаимодействия людей носит, в первую очередь, социальный характер. Оно может быть объяснено семейнопедагогической запущенностью. Трудность формирования социального интеллекта может быть вызвана проживанием в семьях с неадекватными формами воспитания и заботы. С другой стороны, еще одним источником трудностей освоения норм социального взаимодействия становятся неформальные группы сверстников, ценности, взгляды и нормы внутри которых чаще носят асоциальный характер. Таким образом, не обладая полноценными представлениями о нормах конструктивного взаимодействия с людьми, такой подросток, скорее всего, будет склонен к девиантным формам поведения различной степени тяжести во многом из-за неумения достигать собственных целей опосредствованно, с учетом интересов окружающих, да и из-за самого качества этих целей.

Эти результаты являются показателем наличия у подростков трудностей в понимании и прогнозировании поведения людей,

что усложняет взаимоотношения и снижает разом, мы считаем, что использование теста возможности социальной адаптации и при- Дж. Гилфорда является эффективным для водит к девиантному поведению. Таким об- оценки нарушения поведения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. ЕмельяновЮ. Н. Обучение паритетному диалогу. Л.: ЛГУ, 1991.

2. Куницына В. Н. Социальный интеллект// Межличностное общение. СПб., 2001.

3. Современная практическая психология / Под ред. М. К. Тутушкиной. М.: Академия, 2005.

4. СтернбергР. и др. Практический интеллект: Серия «Мастера психологии». СПб.: Питер, 2002.

5. УманскийЛ. И. Личность. Организаторская деятельность. Коллектив: Избранные труды. Кострома: Изд-во Костром. гос. ун-та, 2001.

6. Холодная М. А. Психология интеллекта: парадоксы исследования. 2-е изд. перераб. и доп. СПб.: Питер, 2002.

7. GuilgordJ. The nature of human intelligence. N.Y.: McGrow-hill, 1967.

8. ThorndaikeE. Intelligence and its uses // Harper’s Magazine. 1920. № 140. Р. 227-235.

REFERENCES

1. Emeljanov Ju. N. Obuchenie paritetnomu dialogu. L.: LGU, 1991.

2. Kunitsina V N. Sotsial'nyj intellect // Mezhlichnostnoe obshchenie. SPb., 2001.

3. Sovremennaja prakticheskaja psihologija / Pod red. M. K. Tutushkinoj. M.: Akademija, 2005.

4. SternbergR. i dr. Prakticheskij intellect: Serija «Mastera psihologii». SPb.: Piter, 2002.

5. Umanskij L. I. Lichnost'. Organizatorskaja dejatel'nost'. Kollektiv: Izbrannye trudy. Kostroma: Izd-vo Kostrom. gos. un-ta, 2001.

6. HolodnajaM. A. Psihologija intellekta: paradoksy issledovanija. 2-e izd. pererab. i dop. SPb.: Piter, 2002.

7. Guilgord J. The nature of human intelligence. N.Y.: McGrow-hill, 1967.

8. Thorndaike E. Intelligence and its uses // Harper’s Magazine. 1920. № 140. Р. 227-235.

А. В. Олейников

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ УСТОЙЧИВОСТИ УЧАЩИХСЯ НАЧАЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

В статье затронута проблема психологической устойчивости личности в условиях современного нестабильного общества. Представлен анализ показателей для ее диагностики в группе риска ее снижения — у учащихся начального профессионального образования. В результате проведенного исследования было установлено, что психологическое благополучие и, прежде всего, такие его аспекты, как личностный рост и цели в жизни являются ведущим показателем психологической устойчивости учащихся начального профессионального образования.

Ключевые слова: психологическая устойчивость, психологическое благополучие, начальное профессиональное образование, трудные жизненные ситуации.

A. Oleynikov

Psychological Well-Beingas an Indicator of Psychological Resilience of Vocational Education Students

The issue of psychological resilience in the conditions of contemporary unstable society is discussed. An analysis of indicators for the resilience diagnostics in the higher risk group -vocational education students - is given. It is argued that psychological well-being, first of all