Вестник Томского государственного университета. 2013. № 371. С. 161-166

УДК 159.922

О.Ю. Суднева, К.Р. Шарафиева, В.Г. Цой, О.В. Каракулова

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА СТУДЕНТОВ ГУМАНИТАРНЫХ И НЕГУМАНИТАРНЫХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, проект № 12-06-33028 «Социальный и абстрактно-логический интеллект: динамика их соотношения и психофизиологические корреляты».

Рассматриваются теоретические представления и подходы к изучению социального интеллекта. На основании обзора современных отечественных и зарубежных исследований подробно описываются особенности социального интеллекта, его компоненты и условия формирования. Представлены результаты эмпирического исследования, посвящённого изучению особенностей социального интеллекта у студентов, обучающихся в вузе по гуманитарным и негуманитарным специальностям. Ключевые слова: социальный интеллект; особенности и компоненты социального интеллекта; социальная одарённость.

В настоящее время особое внимание ученых к изучению социального интеллекта обусловлено особенностями развития современного мира. Многими представителями отечественной и зарубежной психологии обозначается тенденция увеличения количества маргинальных групп, которые характеризуются высоким уровнем социальных нарушений и общей ценностной дезориентацией. Учёными отмечается, что вследствие низкого уровня развития социального интеллекта многие молодые люди не способны к успешному социальному взаимодействию, а также личностной и профессиональной самоактуализации и самореализации. Например, американскими исследователями интеллекта было выявлено, что высокий показатель академического интеллекта выпускников университетов и колледжей не коррелирует с их жизненным успехом [1]. И действительно, известны случаи, когда высокая успеваемость в обучении вовсе не гарантирует успеха и высоких показателей в профессиональной деятельности. И наоборот, изучение биографий многих российских и зарубежных выдающихся личностей, добившихся успехов в различных профессиональных сферах и заслуживших общественное признание, показывает, что во время обучения они имели достаточно низкую успеваемость (например, американский мультимиллионер Дональд Трамп, основатель компании Мо1:ого1а Пол Галвин, чайный магнат Томас Липтон, вице-мэр Москвы Владимир Ресин, актёр Михаил Михайлович Державин и многие другие).

Таким образом, исследование социального интеллекта является важной теоретической задачей, решение которой позволило бы раскрыть его особенности, выявить его компоненты, описать взаимосвязь социального интеллекта и его составляющих с индивидуальнопсихологическими и социально-психологическими особенностями личности.

Исследование социального интеллекта также ценно с точки зрения его практической значимости и применения в самых различных областях жизнедеятельности человека. Безусловно, социальный интеллект является важным фактором общественного развития, который в значительной мере определяет уровень личностного, профессионального, социального потенциала молодёжи. Именно молодым девушкам и юношам предстоит самостоятельно определить свои профессиональные приоритеты, выбрать жизненную траекторию, осознать

себя в качестве члена общества, понять себя и свои возможности наряду с пониманием своего места и предназначения в жизни. Это сложный момент вступления в новую, «взрослую» жизнь, когда особое значение имеют особенности развития социального интеллекта как одного из ведущих факторов, определяющих успешность человека, его социальную адаптивность и развитие лидерских качеств [2].

Один из ведущих отечественных специалистов в области социального интеллекта Д.В. Ушаков выделяет три основных подхода к его определению: как способность, как социальную компетентность (набор ЗУН) и как личностную черту. Автор на основании анализа существующих концепций и проведенных им исследований предложил свой способ интеграции знаний о социальном интеллекте в общую теорию интеллекта по нескольким основаниям. Во-первых, по его мнению, социальный интеллект является познавательной способностью и в целом является одним из видов интеллекта и подчиняется его общим закономерностям. Он заявил о том, что социальный интеллект объединяет и регулирует познавательные процессы, связанные с отражением социальных объектов (человека как партнера по общению, группы людей).

Во-вторых, по мнению Д.В. Ушакова, средовые условия формирования социального интеллекта во многом обусловлены (хотя, в свою очередь, и обусловливают) коммуникативными особенностями людей. Эта характеристика социального интеллекта является причиной его невысоких корреляций с другими видами интеллекта и наличия связей с личностными особенностями.

В-третьих, характерные особенности социальному интеллекту придают репрезентативные системы, которые составляют его основу: сочетание вербальной и невербальной (интуитивной) репрезентаций [3].

Д. В. Ушаков определяет социальный интеллект как феномен, в котором тесно взаимодействуют когнитивные и аффективные компоненты. С его точки зрения, социальный интеллект - это способность к познанию социальных явлений, которая составляет лишь один из компонентов социальных умений и компетентности, а не исчерпывает их. Таким образом, социальный интеллект становится им в один ряд с другими видами интеллекта, образуя вместе с ними способность к высшему виду познавательной деятельности - обобщенной и опосредованной [Там же].

Для нашего исследования интересной является попытка Н.А. Кудрявцевой соотнести социальный интеллект и общий интеллект. Ею был выделен интегративный показатель интеллектуального потенциала, который был обозначен как «единство интеллекта». По мнению автора, показатель фиксирует баланс развития разных сторон интеллекта, а именно: общего интеллекта - способность решать задачи на субъект-объектном уровне, социального интеллекта - способность решать задачи на субъект-субъектном уровне, рефлексии. Таким образом, в работе Н. А. Кудрявцевой социальный интеллект понимается как способность к рациональным, мыслительным операциям, объектом которых являются процессы межличностного взаимодействия, а важным компонентом социального интеллекта является самооценка человека [4].

Важным для нашего исследования представляется вопрос о совместимости социального интеллекта и морали, который был поднят в исследованиях Е. В. Суб-ботского и О.Б. Чесноковой [5]. По мнению О.Б. Чес-ноковой, социальный интеллект - «это способность индивида понимать интересы и намерения партнера по общению и использовать это понимание в целях ненасильственного преодоления сопротивления последнего в тех ситуациях, когда интересы индивида и партнера не совпадают» [Там же. С. 8]. Ситуацию преодоления сопротивления авторы рассматривают в контексте манипуляции и поднимают вопрос о «моральности» такого поведения. Отвечая на него, исследователи приходят к следующему выводу: у взрослых применение социального интеллекта в форме обмана и манипуляции не противоречит морали, если такое применение имеет целью достижение блага других людей и направлено на противодействие «злу» (внешний аспект). В то же время у детей применение социального интеллекта в форме обмана взрослого составляет необходимую предпосылку возникновения свободного морального выбора и последующего появления внутренней нравственной мотивации (внутренний аспект).

Попытку проанализировать особенности социального интеллекта предприняла в своей работе российская исследовательница Е.С. Саутина. Изучив труды Н.А. Аминова, М.В. Молоканова, М.И. Бобневой, Ю.Н. Емельянова, В.Н. Кунициной (специалисты по коммуникативной компетентности), она делает ряд интересных заключений о социальном интеллекте. В частности, она говорит о том, что социальный интеллект является когнитивной составляющей коммуникативных способностей личности и представляет собой набор определенных индивидуально-личностных свойств человека, которые проявляются в способности формировать отношение к самому себе, прогнозировать результаты своей деятельности, понимать своё поведение и поведение окружающих, а также в успешной социальной адаптации [6].

Важной для понимания особенностей социального интеллекта представляется работа В.Н. Кунициной [7]. Автором были выделены четыре основных аспекта социального интеллекта:

- коммуникативно-личностный потенциал: комплекс свойств, облегчающих или затрудняющих общение, на основе которого формируются такие инте-

гральные коммуникативные свойства, как психологическая контактность и коммуникативная совместимость; это основной стержень социального интеллекта;

- характеристики самосознания - чувство самоуважения, свобода от комплексов, предрассудков, подавленных импульсов, открытость новым идеям;

- социальная перцепция, социальное мышление, социальное воображение: способность к пониманию и моделированию социальных явлений, пониманию людей и мотивов их поведения;

- энергетические характеристики: психическая и физическая выносливость, активность и истощаемость.

А. И. Савенков описывает такие критерии социального интеллекта, как когнитивные, эмоциональные и поведенческие [2]. К когнитивным он относит социальные знания - знания о людях, знание специальных правил, понимание других людей; социальную память - память на имена, лица; социальную интуицию - оценка чувств, определение настроения, понимание мотивов поступков других людей, способность адекватно воспринимать наблюдаемое поведение в рамках социального контекста; социальное прогнозирование - формулирование планов собственных действий, отслеживание своего развития, рефлексия собственного развития и оценка неиспользованных альтернативных возможностей.

Эмоциональные критерии, по мнению А.И. Савенкова, - это социальная выразительность - эмоциональная выразительность, эмоциональная чувствительность, эмоциональный контроль; сопереживание - способность входить в положение других людей, ставить себя на место другого (преодолевать коммуникативный и моральный эгоцентризм); способность к саморегуляции - умение регулировать собственные эмоции и собственное настроение.

Поведенческие критерии - это социальное восприятие - умение слушать собеседника, понимание юмора; социальное взаимодействие - способность и готовность работать совместно, способность к коллективному взаимодействию и высшему типу этого взаимодействия - коллективному творчеству; социальная адаптация - умение объяснять и убеждать других, способность уживаться с другими людьми, открытость в отношениях с окружающими.

По мнению Т. Бьюзена, человек с развитым социальным интеллектом характеризуется: умением слушать людей; умением вести светские беседы в разных общественных ситуациях; умением распознавать, какие чувства испытывают в данный момент другие люди; умением «продавать» себя и свои идеи; наличием позитивной психологической установки по отношению к другим и самому себе; умением изящно выходить из неловких и затруднительных ситуаций; умением устанавливать и поддерживать хорошие отношения с людьми; умением выделяться из толпы [8].

Необходимо отметить, что в последнее время наряду с социальным интеллектом все чаще упоминают социальную одаренность - одаренность в сфере лидерства и социальных взаимодействий. Первостепенную роль в социальной одаренности Д.В. Ушаков отводит личностным характеристикам человека, таким как способность к сопереживанию, оптимизм, высокая актив-

ность, экстраверсия, справедливость, способность к принятию решений в условиях неопределенности, независимость и вместе с тем ориентация на групповые ценности, воля как твердость в реализации намерений [9].

Е.И. Власова, анализируя природу социальной одаренности, подчёркивает, что данный феномен может быть описан только через совокупность способностей. Во-первых, она говорит о психологических особенностях, которые отличают одарённых людей в целом независимо от типа одарённости (креативность, трудолюбие и увлечённость, широкие познавательные интересы и эрудированность, целеустремлённость и настойчивость, экономичность и простота решений, высокая скорость протекания психических процессов и развитый интеллект). Во-вторых, она пишет о способностях, которые проявились у социально одарённой личности в результате или процессе её специфического опыта активности в различных видах деятельности со-циономического характера. Е.И. Власова уточняет, что это такие способности, как социальная перцепция и экспрессия, просоциальное поведение, высокий уровень развития социального интеллекта и контроля [10].

В исследованиях Е.А. Панько и Я.Л. Коломинского было показано, что социальная одарённость и коммуникативные способности начинают проявляться и развиваться ещё в раннем детстве, в дошкольном периоде [11]. По их мнению, социально одарённые дети отличаются от своих сверстников активностью, ярко выраженным интересом к людям, потребностью в общении с другими детьми и взрослыми. Такие дети очень легко адаптируются и быстро заводят новые знакомства, выступая инициаторами взаимодействия. Как правило, социально одарённые дети демонстрируют искренность, открытость, эмпатию, нередко обладают лидерскими способностями.

И. В. Ивенских пишет о том, что достаточного развития социальная одарённость достигает в период ранней молодости, когда общение и социальное взаимодействие уже не являются ведущими и на их место приходит профессиональное становление и самоопределение. В этом возрасте молодые люди начинают активно проявлять себя в деятельности. По мнению автора, эффективность деятельности на данном этапе возрастного развития связана со способностями личности. И.В. Ивенских также утверждает, что в настоящее время наиболее ярко социальная одарённость проявляется в деятельности менеджера (управленца). В связи с этим предположением он говорит о таких составляющих социальной одарённости, как социальный интеллект, креативность, коммуникативно-организаторские способности, социальная мотивация и управленческие свойства личности (ответственность, высокий самоконтроль, общительность, смелость, уверенность, эмпатия, доминантность). Результатом формирования социальной одарённости, по его мнению, является социальнокоммуникативная компетентность [12].

В настоящее время достаточно большое число исследований и публикаций посвящено проблеме социального интеллекта, однако, несмотря на это, можно смело говорить о том, что современная психология продолжает испытывать необходимость в изучении данной проблематики. С.В. Щербаков указывает на то,

что до сих пор недостаточно изученными остаются вопросы, связанные с соотношением общих когнитивных способностей, психометрического и социального интеллектов [13]. И в психологии всё ещё нет четких границ между социальным интеллектом и такими близкими ему понятиями, как психометрический интеллект, практический интеллект, социальная и коммуникативная компетентность, мудрость.

Цель данной статьи - изучить особенности социального интеллекта у студентов, обучающихся в вузе по гуманитарным и негуманитарным специальностям.

Мы выдвинули гипотезу о том, что существуют значимые различия в проявлении социального интеллекта у студентов, обучающихся по гуманитарному и негуманитарному профилю.

Для проверки данного предположения нами было организовано и проведено исследование, в котором принимали участие студенты первых курсов гуманитарных и негуманитарных факультетов Томского государственного университета в количестве 420 человек.

Особенности социального интеллекта мы определяли на основе Опросника оценки выбора в конфликтной ситуации [14]. Для оценки индивидуальных особенностей первокурсников были использованы следующие методики: Опросник самоорганизации деятельности (Е.Ю. Мандрикова), Методика дифференциальной диагностики рефлексивности (Д. А. Леонтьев), Шкала са-модетерминации личности (Б. Шелдон; в адаптации и модификации Е.Н. Осина), Шкала удовлетворенности жизнью (Э. Динер; в адаптации Д.А. Леонтьева, Е. Н. Осина) [15]. Кроме того, в нашем исследовании использовалась Шкала базисных убеждений (Р. Янов-Бульман; в адаптации О. А. Кравцовой) [16].

В ходе эмпирического исследования были получены средние значения, которые находились в пределах нормативных значений, полученных авторами и разработчиками методик, используемых в исследовании.

Статистическая обработка данных не выявила достоверных различий (использовался дисперсионный анализ АЫОУА-МАЫОУА) в проявлении социального интеллекта у студентов, обучающихся по гуманитарному и негуманитарному профилю. У молодых людей негуманитарных специальностей средние значения по социальному интеллекту составили 91,3+15,9 баллов, у студентов гуманитарных - 92,4+15,4 баллов (среднее значение + стандартное отклонение). Однако нами были обнаружены значимые различия между этими двумя группами по другим показателям. Было обнаружено, что студенты, обучающиеся по негуманитарному профилю, в большей степени, чем гуманитарии, убеждены в возможности самоконтроля и в контролируемости внешнего мира (М1 = 4,20 балла, М2 = 4,02 балла, меж-групповые различия достоверны с р = 0,027). Они отличаются более высокой степенью удовлетворенности жизнью (М1 = 24,2 балла, М2 = 22,6 балла, р = 0,018). В данной группе также выявлены более высокие баллы по шкалам «Целеустремлённость» (М1 = 29,07 балла, М2 = 27,27 балла, р = 0,0009), «Настойчивость» (М1 = = 22,31 балла, М2 = 20,31 балла, р = 0,0014) и «Ориентация на настоящее» (М1 = 9,23 балла, М2 = 8,40 балла, р = 0,007), что является свидетельством того, что представители данной выборки в большей степени стремят-

ся к достижению поставленной задачи, способны структурировать поведенческую активность и завершить начатое дело, несмотря на возникающие трудности.

Вместе с тем в группе студентов, обучающихся по негуманитарному профилю, отмечается менее выраженная убежденность в доброте и справедливости людей (М1 = 3,64 балла, М2 = 3,88 балла, р = 0,0097). Также в данной группе были получены более низкие баллы по шкале «Самоорганизация» (М1 = 7,91, М2 = 9,49, р = 0,0004). Другими словами, при планировании различных дел они в меньшей степени склонны прибегать к вспомогательным средствам (ежедневники, планинги, бюджетирование времени).

Интересные данные были выявлены с помощью Шкалы самодетерминации личности. Мы выяснили, что представители группы, обучающейся по гуманитарному профилю, в большей степени, по сравнению с негуманитариями, уверены, что поступают (действуют, живут) в соответствии с системой внутренних убеждений, принципов, ценностей и верований (М1 = 27,3 балла, М2 = 29,94 балла, р = 0,0000). Они в большей мере убеждены в том, что являются творцами собственной жизни и у них есть возможность выбора.

В результате применения факторного анализа (метод главных компонент с варимакс нормализованным вращением, 18 психологических показателей) в выборке студентов, обучающихся по негуманитарному профилю, было выделено 6 факторов (характеризующих 67% дисперсии корреляционной матицы). Однако наибольший интерес для нас представляли только два из них. На разных полюсах первого фактора со значимыми нагрузками оказались «целеустремлённость и настойчивость» (0,58), «самодетерминация» (0,59),

«самокопание» (-0,77) и «фантазирование» (-0,73). На основании этих факторных вкладов был сделан вывод о том, что целеустремленность и целенаправленность сопровождаются, во-первых, высокой сосредоточенностью на разрешении актуальной жизненной ситуации, во-вторых, отказом от «самокопания» и самоанализа. Другими словами, молодым людям, которые точно знают, чего они хотят и к чему стремятся, свойственно упорно идти к достижению поставленной задачи, несмотря на трудности и собственные переживания (самокопание). В данном случае чрезмерная сосредоточенность на себе (собственных мыслях, чувствах) отвлекает от реализации актуальных в настоящем целей.

Во второй фактор со значимыми нагрузками вошли «компромисс» (0,65), «сотрудничество» (0,75), «системная рефлексия» (0,69) и «индекс рациональности» (0,67), который вычислялся как среднеарифметическое трех показателей: «планирование», «фиксация» и «самоорганизация». В данном случае можно говорить о том, что молодые люди и девушки, склонные к рефлексии, испытывают выраженную потребность в постоянном осознанном планировании собственной деятельности. В трудной или конфликтной ситуации им свойственно прибегать к таким стратегиям поведения, как компромисс и сотрудничество. Стратегия сотрудничества - наиболее эффективная стратегия поведения (с точки зрения достижения поставленной цели), когда учитываются интересы и важность решения для обеих

сторон. Однако компромисс в данном случае также неплохой вариант развития ситуации, который позволяет человеку получить хоть что-то, а не потерять все, и вместе с этим сохранить взаимоотношения с оппонентом. По мнению С.В. Щербакова и З.М. Аминевой, это оптимальные стратегии выхода из сложной ситуации, которые говорят о развитом социальном интеллекте, когда каждым из участников взаимодействия понимается и признаётся равенство прав и возможностей друг друга.

Во второй студенческой группе (обучающейся по гуманитарному профилю) мы также выделили 6 факторов (характеризующих 65% процентов дисперсии корреляционной матицы), из которых два были наиболее для нас интересными. Первый фактор объединил в себе следующие значимые показатели: «убеждение в благосклонности мира» (0,83), «убеждение в ценности собственного Я» (0,88), «удовлетворённость собственной жизнью» (0,72) и «индекс самодетерминации» (0,60). Выделенные факторные вклады, с нашей точки зрения, очень легко объяснить. Молодые люди, убежденные в том, что они творцы собственной жизни и поступают в соответствии со своими внутренними принципами и верованиями, конечно, удовлетворены жизненной ситуацией. В данном случае, как мы считаем, убежденность в благосклонности мира и вера в ценность собственного «Я» являются условием, формирующим стремление к самодетерминации и условием достижения удовлетворенности жизнью.

Следующий фактор практически повторял фактор, который был выделен в группе молодых людей, обучающихся по негуманитарному профилю. Он со значимой нагрузкой включал «индекс рациональности» (0,72), показатель «системная рефлексия» (0,65) и ориентацию на «сотрудничество» (0,60). Но в отличие от первой группы, в этот фактор со значимой нагрузкой не вошла ориентация на «компромисс». Здесь, возможно, мы можем говорить об отличительной особенности группы гуманитариев. Другими словами, студенты гуманитарного профиля (у которых достаточно развиты рефлексия и тенденция осознанного планирования собственной деятельности, а также высокая сосредоточенность на ней) при решении сложных и конфликтных ситуаций предпочтительно ориентируются на сотрудничество, избегая компромисса (в отличие от студентов негуманитарного профиля). Чтобы объяснить полученные эмпирические данные, мы обратились к результатам исследования Н.Н. Хачатуряна, который сравнивал социальный интеллект и коммуникативную компетентность у студентов технических и гуманитарных специальностей [17]. По мнению исследователя, представители технических специальностей испытывают большие трудности при взаимодействии с другими людьми. Возможно, это и объясняет то, что студенты, обучающиеся по негуманитарным специальностям, у которых сильно развита способность планировать свою деятельность и настойчиво стремиться к достижению поставленных целей, склоны прибегать как к компромиссу, так и к сотрудничеству. Очевидно, более выраженные сложности у студентов негуманитарных специальностей в процессе межличностного взаимодействия (в отличие от студентов-гуманитариев) будут

проявляться как раз в использовании стратегии компромисса.

Данная закономерность была также подтверждена при проведении корреляционного анализа. Например, в выборке студентов негуманитарного профиля была обнаружена прямая корреляция «системной рефлексии» с «сотрудничеством» (г = 0,36 при р = 0,000) и «компромиссом» (г = 0,36 при р = 0,000). Во второй группе была выявлена взаимосвязь «системной рефлексии» только с «сотрудничеством» (г = 0,30 при р = 0,000).

Корреляционный анализ также позволил нам определить некоторые новые взаимосвязи. В выборке студентов, обучающихся по негуманитарным специальностям, было обнаружено, что ориентация на сотрудничество в межличностных отношениях будет проявляться тем сильнее, чем увереннее молодые люди в собственной способности контролировать окружающий мир (г = 0,35 при р = 0,000) и различные события (г = = 0,31 при р = 0,000). Также в этой группе была выявлена прямая корреляция «сотрудничества» с «индексом рациональности» (г = 0,32 при р = 0,000) и «индексом самоорганизации» (г = 0,32 при р = 0,000). Такая взаимосвязь говорит о том, что чем выраженнее склонность у молодых людей рационально относиться к собственной деятельности, планировать ее (в том числе с помощью внешних средств), концентрироваться на ней (проявлять волевые качества и настойчивость), тем сильнее у них проявляется ориентация на стратегию сотрудничества в межличностных отношениях. Выявленные корреляции, на наш взгляд, отчетливо отражают представления А.И. Савенкова о когнитивных, эмоциональных и поведенческих критериях социального интеллекта. В выделенных (выше обозначенных) нами корреляциях когнитивный компонент представлен социальным прогнозированием (формулирование планов собственных действий, рефлексия себя и собственной деятельности). Эмоциональный критерий отражает уверенность в собственной способности к саморегуляции и самоконтролю. Поведенческий компонент в нашем исследовании непосредственно показан через способность и готовность к сотрудничеству [2].

В данной выборке, как и в группе студентов гуманитарного профиля, была также выделена корреляция между такими показателями, как «сотрудничество» и «суммарный показатель самоорганизации» (г = 0,27 при р = 0,000). Однако новым было то, что мы выделили отрицательную корреляцию между «суммарным показателем самоорганизации» и «уходом от конфликтных и сложных ситуаций» (г = -0,31 при р = 0,000). Другими словами, молодые люди и девушки, у которых достаточно сильно развита способность планировать свою деятельность, ставить цели и стремиться к их достижению, проявляя настойчивость, достаточно чётко выражена ориентация на сотрудничество и подавлена стратегия ухода от сложных ситуаций. Полученная корреляция вполне согласуется с представлениями Е. С. Саутиной о том, что социальный интеллект проявляется в способности формировать отношение к самому себе, прогнозировать результаты своей деятельности, понимать своё поведение и поведение окружающих [6].

В данной группе корреляционный анализ также позволил нам выделить несколько характерных взаимосвязей. В частности, была установлена связь «сотрудничества» с «убеждением в благосклонности мира» (г = 0,35 при р = 0,000) и «верой в доброту людей» (г = 0,31 при р = 0,000). Такую взаимосвязь очень легко объяснить. Естественно, чем больше молодые люди верят в благосклонность мира и доброту людей по отношению к ним, тем сильнее будет проявляться ориентация на сотрудничество (ведь с хорошим человеком легко работать и легко общаться). Очевидно, доверие здесь как раз и выступает главным условием готовности к сотрудничеству.

В группе студентов негуманитарного профиля была выявлена прямая корреляция «сотрудничества» с «удовлетворённостью собственной жизнью» (г = 0,28 при р = 0,000) и «целеустремлённостью» (г = 0,27 при р = 0,000). Другими словами, молодым людям с высокой степенью удовлетворенности жизнью (в силу того что они обладают значительным опытом решения жизненных проблем и способны смело браться за новые дела) присуща более выраженная тенденция следования стратегии сотрудничества. Очевидно, счастливый человек в сложной или конфликтной ситуации будет проявлять большую готовность к конструктивному обсуждению проблемы (чем человек, неудовлетворённый жизнью), рассматривая своего оппонента не как противника, а как союзника в поиске решения.

В данной группе также была выделена достаточно предсказуемая отрицательная корреляция между «целеустремлённостью» и «уходом от конфликта» (г = -0,31 при р = 0,000). Другими словами, чем сильнее у молодых людей проявляется стремление к достижению поставленной цели, тем меньше вероятность использования ими стратегии ухода в различных ситуациях межличностного взаимодействия.

Выводы. Обзор современных отечественных и зарубежных работ, посвящённых исследованию социального интеллекта, позволил определить основные подходы к данному феномену, познакомиться с особенностями социального интеллекта и его составляющими.

На наш взгляд, социальный интеллект проявляется в способности формировать отношение к самому себе (самооценке), прогнозировать результаты собственной деятельности, понимать своё поведение и поведение окружающих людей, эффективно реализовывать свой потенциал в различных сферах жизнедеятельности (социальной, профессиональной, личностной, духовной).

В ходе проведения эмпирического исследования гипотеза о том, что существуют значимые различия в проявлении социального интеллекта у студентов, обучающихся по гуманитарному и негуманитарному профилю, не подтвердилась. Однако были выявлены различия во взаимосвязях показателей социального интеллекта с индивидуально-психологическими характеристиками личности и особенностями самосознания у студентов, обучающихся по разным специальностям. Наличие таких различий ещё раз подтверждает актуальность и практическую значимость проведенного исследования, которая заключается в возможности внедрения его результатов в практику профессиональ-

ной подготовки и обучения специалистов разного про- грамм (в том числе коррекционных и адаптационных),

филя. Выявленные в работе закономерности будут спо- учитывающих специфические особенности и сложно-

собствовать разработке различных тренингов и про- сти студентов различных специальностей.

ЛИТЕРАТУРА

1. Лунева О.В. Социальный интеллект - условие успешной карьеры // Знание. Понимание. Умение. 2006. № 1. С. 53-58.

2. Савенков А.И. Эмоциональный интеллект и социальная компетентность как предикаты жизненного успеха // Химия в школе. 2009. № 2.

С. 2-6.

3. Ушаков Д.В. Социальный интеллект как вид интеллекта // Социальный интеллект: теория, измерение, исследования / под ред. Д.В. Люсина,

Д.В. Ушакова. М. : Институт психологии РАН, 2004. С. 11-29.

4. КудрявцеваН.А. Единство интеллекта: научный отчет. СПб. : СПбГУ, 1995. 222 с.

5. Субботский Е.В., Чеснокова О.Б. Совместимы ли социальный интеллект и мораль? // Национальный психологический журнал. 2011. № 1(5).

С. 8-13.

6. СаутинаЕ.С. Научное становление понятия «социальный интеллект» // Территория науки. 2007. № 1. С. 142-146.

7. Куницына В.Н. Социальная компетентность и социальный интеллект: структура, функции, взаимоотношения // Теоретические и прикладные

вопросы психологии. СПб., 1995. Вып. 1, ч. 1. С. 48-61.

8. Бьюзен Т. Могущество социального интеллекта / пер. с англ. Е.Г. Гендель. Минск : Попурри, 2004. 204 с.

9. Ушаков Д.В. Социальный интеллект как вид интеллекта ИКЬ: http://dnv-prk.info/index.php?Itemid=146&catid=62:2009-10-02-11-32-

01&id=180:2010-01-05-08-28-40&option=com_content&view=article (дата обращения: 10.03.2013).

10. Власова Е.И. Ключевые проблемы и перспективы исследования социальной одарённости. ИКЬ: sputnik.masteг_telecom.гu/biblioteka/

07_or_0204/or_0204_04.doc.

11. Психология социальной одарённости: пособие по выявлению и развитию коммуникативных способностей дошкольников / под ред. Я.Л. Коломинского, Е.А. Панько. М. : Линка-Пресс, 2009. 272 с.

12. Ивенских И. В. Развитие социальной одарённости как условие будущей профессиональной успешности // Начальная школа плюс До и По-

сле. 2010. № 9. С. 72-76.

13. Щербаков С.В. Интегральный анализ основных подходов к исследованию социального интеллекта. Уфа : РИЦ БашГУ, 2010. 46 с.

14. Щербаков С. В. Диагностика социального интеллекта студентов // Актуальные вопросы физиологии, психофизиологии и психологии : сб. науч. ст. Всерос. заочн. научн.-практ. конф. / ред. кол.: Ф.Ф. Каюмова [и др]. Уфа : РИЦ Баш-ИФК, 2010. С. 122-126.

15. АтамановаИ.В., Стариченко О.Н., Богомаз С.А. Психологические особенности магистрантов и аспирантов, обучающихся в вузах с ориен-

тацией на классическое и инженерное образование // Вестник Томского государственного университета. 2013. № 367. С. 128-135.

16. Богомаз С.А., Гладких А.Г. Психологическая безопасность и ее измерение с помощью Шкалы базисных убеждений // Вестник Томского

государственного университета. 2009. № 318. С. 191-194.

17. Хачатурян Н.Н. Особенности социального интеллекта студентов технических и гуманитарных специальностей // Вестник Донского госу-

дарственного технического университета. 2009. Т. 9, № Б3. С. 145-152.

Статья представлена научной редакцией «Психология и педагогика» 6 марта 2013 г.