IffilSlS № 2,2003 шшштш ПСИХОЛОГИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КРЕАТИВНОСТИ

К.М. Романов, профессор кафедры психологии МГУ им. Н.П. Огарева,

Н.А. Тюрьмина, аспирант кафедрыг психологии МГУ им. Н.П. Огарева

В статье рассматриваются вопросы, связанные с особенностями функционирования социальнопсихологической креативности в сфере межличностного общения. Под социально-психологической креативностью понимается способность к продуцированию новых, оригинальных идей в области познания индивидуального своеобразия окружающих людей как субъектов и как личностей, построения отношений и способов обращения с ними. Социально-психологическая креативность имеет свою специфику в содержательном плане, а также отличается происхождением, уровнем сложности, своими механизмами, местом в структуре личности и рядом других параметров.

Questions connected with functioning of psychological creativity in the sphere of interpersonal communication have been discussed in this paper. Social-psychological creativity is ability for making new original ideas in the sphere of cognition of identity of surrounding people and also for making relationship and ways of communicating with them. Social-psychological creativity has its specific character in content and also differs in origin,difficulty level,its place in the personality structure and some other parameters.

Совершенствование системы подготовки специалистов предполагает разработку и внедрение принципиально новых образовательных технологий, ориентированных на развитие творческого мышления. Психологической основой этого

мышления является такое его качество, как креативность. Именно оно обеспечивает главную особенность творческого процесса — порождение новых идей.

Решение поставленной практической задачи прямо связано с разработкой проблемы творчества на теоретическом и экспериментальном уровнях. Существующие в этой области исследования сконцентрированы на разработке самых общих вопросов творческого процесса безотносительно к его содержательному контексту, т.е. сфере функционирования. Причем основные исследования креативности построены на предметном материале (геометрическом, алгебраическом, шахматном и т.п.), а их результаты получили необоснованно широкую интерпретацию. Такая особенность исследования приводит к искажению научной истины и затрудняет разработку технологий формирования креативности, ориентированных на специалистов, работающих с людьми.

Социальное бытие человека имеет две основные формы: форму предметной деятельности и форму общения. Современными исследователями установлено,

что познавательные процессы и соответствующие им психологические механизмы, обслуживающие выделенные формы социального бытия, имеют свою специфику. Она объясняется принципиальным отличием объектов разных форм социального бытия. В одном случае им является предмет или вещь, в другом — человек как равноправный субъект и личность. Способы обращения с человеком и способы его познания существенно отличаются от способов обращения с вещью. Выражаясь словами М.М. Бахтина, человек может быть понят как таковой лишь в том случае, если он воспринимается субъектом как равноправный субъект и личность. Обращение с ним и его понимание может быть только диалогическим, а не манипулятивным, как это происходит с безликой вещью.

В последние десятилетия было выполнено множество исследований познавательных процессов, функционирующих в контексте общения и ориентированных на познание человека как субъекта, как личности и как индивидуальности. В результате были выделены специфические особенности восприятия, памяти и мышления. Для нас наибольший интерес представляет мышление, поскольку креативность можно рассматривать как одну из его характеристик. Вряд ли можно представить себе мышление, не обладающее таким важным свой-

© К.М. Романов, Н.А. Тюрьмина, 2003

131

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ством, как продуцирование новых идей. Именно на продуктивность как существенное свойство мышления указывал С.Л. Рубинштейн: «...задача мышления заключается в том, чтобы выявить существенные, необходимые связи, основанные на реальных зависимостях.» (Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. Т. 1. М., 1989. С. 361).

Мышление, позволяющее понимать не физические и биологические предметы и явления, а других людей, в содержательном плане является психологическим. Оно направлено на познание индивидуально-психологических особенностей другого человека: черт характера, способностей, интересов, эмоциональных состояний, чувств, намерений, планов и т.д. Психологическое мышление можно рассматривать как систему умственных действий, на основе которых осуществляется мысленное воссоздание психологических характеристик человека. Являясь высшей формой психического отражения субъекта субъектом, психологическое мышление представляет собой особую внутреннюю разновидность существования и функционирования. В генетическом плане психологическое мышление начинает свое развитие с внешних социальных действий (или межличностных воздействий). Полагаем, что целесообразнее называть их не действиями или воздействиями, а содействиями. По психологической сущности действия или воздействия являются актами манипуляции субъекта с неодушевленным объектом. Таким образом, субъект изменяет объект, поскольку последний не способен к самоизменению. На человека как субъекта и как личность нельзя воздействовать подобным образом. Он сам себя изменяет: сам мыслит, сам переживает, сам совершает поступки и т.д. Другие люди могут только содействовать этому с той или иной степенью успешности. Именно поэтому единицей анализа межличностного познания выступает внешнее социально ориентированное действие (содействие).

Содействие — это акт, направленный на актуализацию внешней или внутренней активности другого человека: прак-

тической, эмоциональной, интеллектуальной. (например, вопрос, приказ, похвала и пр.). Содействие не изменяет другого человека, а только создает условия для самоизменения. В зависимости от того, на воссоздание каких сфер личности они направлены, выделяются следующие виды содействий: потребностно-мотивационные, волевые, сенсорно-перцептивные, мнемические, ориентированные на внимание, на воображение, на мышление, на эмоции, на способности, на свойства темперамента, на черты характера, на самоосознание, на психомоторику, на практические действия.

В ходе развития содействия преобразуются во внутренние умственные действия. Для того чтобы сформировались полноценные внутренние действия, необходимо, чтобы лежащие в их основе внешние практические и экспрессивные содействия прошли соответствующую обработку по законам интериоризации. При этом внешние компоненты сокращаются и редуцируются при одновременном разрастании внутренних компонентов. Из конкретных, развернутых (сук-цессивных), внешних практических процессов на генетически исходной стадии они становятся максимально обобщенными, предельно сокращенными (симультанными), индивидуальными, внутренними по форме умственными действиями на завершающем этапе формирования, когда субъекту общения становятся доступны теоретические обобщения, прогнозы и логическое обоснование своих решений (см.: Романов К.М. Психология межличностного познания. Саранск, 1993; Он же. Формирование психологического мышления учителя: Учеб. пособие. Саранск, 1994).

Реальный процесс общения характеризуется достаточно высокой степенью неопределенности, сложности, непредсказуемости, неполнотой и противоречивостью условий. Решение задач с психологическим содержанием — это всегда творчество, открытие нового. Даже длительное знакомство с человеком не застраховывает нас от неожиданностей и открытий при общении с ним. Каждый человек уникален и неповторим как лич-

№ 2,2003

ность, что исключает всякие стандарты при межличностном понимании. Отсюда психологическое мышление должно быть творческим процессом. Данная функция обеспечивается благодаря такому свойству мышления, как креативность.

Под креативностью понимается способность и механизм порождения новых идей в какой-либо области жизнедеятельности. Учитывая тот факт, что социальное бытие человека имеет две основные формы: форму предметной деятельности и форму общения, можно говорить о существовании таких видов креативности, как предметная и социально-психологическая.

В научной литературе достаточно широко изучается креативность в сфере деятельности «человек—предмет», кроме этого, существует тенденция к автоматическому переносу результатов исследований, выполненных на предметном материале, в область взаимоотношений людей, т.е. к рассмотрению их как универсальных. Так, например, М.И. Ме-ерович, Л.И. Шрагина, опираясь на результаты американских исследователей, утверждают: «Креативность (способность к творчеству) имеет общую основу независимо от сферы деятельности и, наработанная на одном материале, может быть перенесена на другой» (Мееро-вич М.И., Шрагина Л.И. Технология творческого мышления: Практ. пособие. Минск; М., 2000. С. 7). Мы полагаем, что сравнительный анализ выделенных видов креативности обнаружит общие моменты, закономерности, связанные с процессом генерирования новых, оригинальных идей. Нами поддерживается критика Б.Ф. Ломова (см.: Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984) необоснованности, несправедливости полного переноса, «наложения» знаний об индивидуальной деятельности человека в мире вещей в мир людей. На наш взгляд, креативность как свойство мышления обнаруживает себя и в области общения, имеет свою специфику и требует самостоятельного научного анализа.

Обзор исследований по интересующей нас проблематике показал, что она

актуальна для многих ученых (А.Н. Бодалев, В.А. Кан-Калик, А.В. Мудрик, У.В. Кала, С.В. Кондратьева, Е.В. Цуканова, А.А. Борисов, Н.П. Ерастов, Л.А. Петровская, А.А. Кидрон, Т.Ю. Осипова и др.), но еще недостаточно глубоко изучена. Разнообразие терминов и понятий, используемых авторами, например таких, как «психологическая интуиция», «психологическая проницательность», «социальное воображение», «социальный интеллект», «социальная одаренность», «коммуникативная креативность» и др., отражает разноуровневые подходы к изучаемому вопросу.

В рамках нашей работы мы считаем целесообразным использовать термин «социально-психологическая креативность», который в полном объеме отражает как содержательную специфику, так и процессуальную сущность выделенного нами психологического феномена. Так, «коммуникативная креативность» (Е.В. Цуканова, Т.Ю. Осипова), на наш взгляд, в содержательном плане связана лишь с процессом передачи (кодирования) и расшифровки (декодирования) смысла информации. «Социальная креативность» является более широким понятием, охватывающим продуктивные процессы, участвующие в разрешении проблемных ситуаций, возникающих в социальной сфере жизни людей, политике, образовании, управлении и т.п. Примером может служить поиск оригинальных способов, средств для поддержки слабозащищенных слоев населения, в котором содержанием креативного процесса выступает социально-экономическая проблема общества или конкретного человека. В том случае, если субъекты социального взаимодействия переступят порог межличностного познания и учета индивидуально-психологических особенностей друг друга, возможно говорить о том, что социально-психологическая креативность потенциально готова заявить о себе.

Социально-психологическая креативность выступает инструментом решения именно психологических задач в области межличностного и делового общения. Она функционирует в «субъект-субъект-

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ной» сфере социального бытия человека, ее содержание представлено образами людей, характеризуется своей обращенностью к ним, но и подразумевает глубокий психологический контакт между общающимися, взаимообмен эмоциями, мотивами, целями, желаниями, намерениями, чертами характера. Взаимо-познание, взаимопонимание, взаимоотношение, взаимодействие предполагают, что индивидуально-психологические характеристики партнеров по общению становятся социально-психологическими.

Таким образом, социально-психологическая креативность — это способность к продуцированию новых, оригинальных идей в области познания индивидуального своеобразия окружающих людей как субъектов и как личностей, построения отношений и способов обращения с ними.

Социально-психологическая креативность отличается от предметной рядом существенных особенностей, обусловленных прежде всего содержанием ее объекта — человека. Это достаточно сложный и уникальный объект познания, имеющий свой собственный богатый внутренний мир: мотивы, интересы, установки, отношения с другими людьми, самооценку, уровень притязаний. Человек как предмет психологического познания и описания не сводится ни к каким априорным или окончательно зафиксированным концепциям (М.М. Бахтин, И.С. Кон, Э.В. Ильенков, К.М. Романов). Все психологические описания представляют собой лишь некоторые попытки схватить мимолетность различных проявлений человеческого бытия (психологические функции, характеристики личности, психологические закономерности и т.д.). В предметной деятельности субъект имеет дело с вполне реальными материальными объектами, свойства и закономерности которых вписываются в естественно-научную картину мира. Предметная реальность обладает формой, размером, пространственновременными координатами, физико-химическими свойствами, которые возможно воспринять органами чувств, измерить с помощью специальных приборов.

Она практически полностью подчинена воле, целям экспериментатора, который свободен в выборе средств, приемов и методов познания и воздействия.

В ходе общения обе стороны взаимодействия представлены равноправными активными субъектами и личностями. Субъект-субъектная схема взаимодействия характеризуется равенством психологических позиций участников, обоюдной активностью сторон, при которой каждая не только испытывает воздействия, но и сама в равной степени содействует другой; взаимным проникновением партнеров в мир чувств и переживаний друг друга; готовностью принять точку зрения другой стороны; стремлением к соучастию, сопереживанию; активной взаимной гуманистической установкой партнеров.

Невозможно человека как субъекта, как личность, как душевно-духовную реальность изучать как вещь, охватить всю его сущностную характеристику. Т.А. Флоренская пишет, что «проникнуть во внутренний мир личности нельзя путем безучастного и нейтрального анализа», более того, «невозможно и методом вчувствования, слияния с ним, так как мир этот таинственен и неизмеримо глубок» (Флоренская Т.А. Диалог как метод психологии консультирования (духовно-ориентированный подход) // Психол. журн. 1994. Т. 15, № 5. С. 45). Действия и поступки, отражающие внутреннюю психологическую сущность человека, порой настолько многозначны, что их расшифровывание представляет собой достаточно трудную задачу. Таким образом, даже объективным методом современной психологии невозможно проникнуть в глубины мира личности. Кроме того, нередки ситуации в жизни людей, когда воспринимаемый человек умышленно или непреднамеренно «преподносит себя» с целью продемонстрировать социально желательное поведение, произвести нужное впечатление. Все эти моменты делают социально-психологическую креативность более сложной по сравнению с предметной.

Источником формирования предметной креативности выступает взаимодей-

№ 2,2003

ствие субъекта с окружающим миром физических объектов, природных или созданных человеком предметов и явлений; социально-психологической — процесс общения с людьми. Соответственно отличительная особенность социально-психологической креативности состоит в более раннем ее происхождении. Она начинает формироваться с младенческого возраста по мере включения ребенка в систему жизненно важных отношений с окружающими людьми. В контексте непосредственного эмоционального общения с матерью, а по некоторым источникам, и в процессе внутриутробного развития ребенок начинает постигать самые сокровенные душевные переживания.

Первая потребность, возникающая у человека, — потребность в общении, предметом которой является другой человек. Через сотрудничество с другими людьми ребенок овладевает подлинно человеческой формой построения своих отношений с ними. В процессе общения появляется и формируется психическая общность с миром людей.

Предметно-манипулятивная деятельность становится ведущей с начала 2-го года жизни ребенка. Посредством нее он воспроизводит общественно выработанные способы действия с вещами и придумывает новые. Дальнейшее развитие социально-психологической креативности происходит в контексте социальных отношений, опосредованных содержанием той или иной ведущей деятельности. Таким образом, в онтогенезе социальнопсихологическая креативность имеет более раннее происхождение, чем предметная.

В структуре социально-психологической креативности функционируют особые механизмы, такие, как эмпатия, рефлексия, идентификация и децентра-ция, существование которых практически невозможно в условиях предметной деятельности.

Эмпатия — это один из способов порождения идей, связанный со стремлением эмоционально откликнуться на состояние другого человека путем сопереживания или сочувствования. При этом

субъект входит в аналогичное эмоциональное состояние, что позволяет ему непосредственно прочувствовать человека. Функционирование данного психологического механизма в мире вещей невозможно, поскольку эмоциональная сфера как объекту взаимодействия присуща лишь миру людей.

Аналогично и механизм рефлексии характерен лишь для процесса общения, под которым в социальной психологии понимается осознание индивидом того, как он воспринимается партнером, как этот другой познает тебя. Рефлексия дает возможность субъекту посмотреть на себя глазами других, т.е. понять их представления и мысли о самом себе. Эмпатия и рефлексия расширяют границы человеческого «Я» и тем самым увеличивают индивидуально-психологическое пространство человека, вероятность продуцирования оригинальных, адекватных идей в области понимания и взаимодействия в сфере «человек — человек».

Механизмы идентификации и децен-трации также являются специфическими именно для субъект-субъектных отношений, т.е. связаны с социально-психологической креативностью.

В реальных ситуациях взаимодействия субъект с помощью механизма идентификации мысленно отождествляет себя с другим и использует себя в качестве своеобразной модели понимания и принятия решений по поводу отношения и способов поведения.

Способность представить, вообразить себя на месте других людей в психологии получила название децентрации. Ее психологический механизм заключается в умении человека учитывать чужие точки зрения и координировать их со своей собственной. На ее базе становится возможным изменение своей позиции, видение мира «чужими» глазами. Так, центральная идея А.А. Ухтомского в области психологии, связанная с учением о доминанте, гласит о важности условия направленности на неповторимое «Лицо» другого, преодоления эгоцентризма, проецирования себя на другом в ходе общения: «Пока человек несвободен еще от своего Двойника, он, соб-

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ственно, и не имеет еще Собеседника, а говорит и бредит сам с собою; лишь тогда, когда он пробьет скорлупу и поставит центр тяготения на Лице другого, он получит впервые Собеседника» (Ухтомский А.А. Письма // Пути в незнаемое. М., 1973. С. 387). М.М. Бахтин, по нашему мнению, именно данный механизм креативности описывает следующим образом: «Я должен вчувствоваться в этого другого человека, ценностно увидеть изнутри его так, как он его видит, стать на его место и затем снова, вернувшись на свое, восполнить его кругозор тем избытком видения, который оказывается с этого моего места вне его, обрамить его, создать ему завершающее окружение из этого избытка моего видения, моего знания, моего желания и чувства» (Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1979. С. 75).

Благодаря децентрации преодолевается «застревание» личности на своей «Я-позиции», т.е. эгоцентризм. Эгоцентризм как личностное образование проявляется в чрезмерной фиксации индивида на собственных целях, желаниях, влечениях, переживаниях и отсутствии ориентированности на внешние воздействия и состояния других людей. Крайние формы эгоцентрической обращенности лишь к собственному субъективному пространству ведут к снижению уровня продуктивности, ошибкам взаимопонимания, атрофии у человека умения сопереживать и сорадоваться. Согласно Т.И. Пашуковой (см.: Пашуко-ва Т.И. Эгоцентризм: основные психологические характеристики, закономерности и механизмы формирования коррекции: Автореф. дис. ... д-ра психол. наук. М., 2002), благодаря сбалансированному механизму центрации-децентрации обеспечивается стабильность внутренней структуры личности. Он позволяет ей оставаться отдельной, независимой эго-системой, с одной стороны, а с другой — вступать в диалог и взаимодействия с другими людьми. Автором обнаружены как социально-психологические, так и внутриличностные причины усиления устойчивости эгоцентрической позиции: сложные жизненные об-

стоятельства, тактика семейного воспитания, стиль руководства коллективом, количество детей в семье, характер складывающихся межличностных отношений, уровень притязания, уровень тревожности, степень невротизации личности и др. В тех случаях, когда индивиду как сложной психической системе, как личности угрожает распад, у него повышается эгоцентризм. Защитная эго-позиция часто препятствует личностному росту и совершенствованию, но при этом выполняется функция противодействия разрушительным процессам. Балансный механизм центрации-децентра-ции, возможно, выступает объяснительным принципом того факта, что творческие достижения человека многие психологи сопрягают с такими личностными и социально-психологическими характеристиками, как уверенность в себе, адекватный уровень самооценки и притязаний, низкая тревожность, сотрудничество как тактика семейного воспитания, демократический стиль взаимоотношений в коллективе (см.: Дружинин В.Н. Психология общих способностей. СПб., 1999).

Таким образом, развитие креативности в случае нестабильности эго-системы будет предполагать особый путь высвобождения творческого потенциала от своего рода «зажимов». В таких случаях усилия психологов должны быть направлены на обучение тому, как правильно реагировать и преодолевать деструктивные и защитные процессы в своей эгосистеме для свободного творческого самовыражения.

Мы полагаем, что социально-психологическая креативность более личнос-тна, чем предметная. Как бы «срастаясь» с ней и выступая ее инструментом продуцирования идей, эта креативность представляет собой часть личности. Данная взаимосвязь обнаруживает себя в общении не только с другими людьми, но и с самим собой, т.е. человек способен делать открытия не только в сфере межличностного взаимодействия, но и в приемах, относящихся к сфере самосознания, саморегуляции. Можно сказать, что социально-психологическая креатив-

№ 2,2003

ность как бы встроена в структуру самосознания человека.

По нашему мнению, психологические задачи, связанные с самосознанием, саморегуляцией, предполагают генерирование идей, имеющих отношение к личностному развитию, психотерапевтическому самовоздействию. Однако в некоторых ситуациях, особенно в указанных нами выше, выполняя защитные функции, они настолько переструктури-руют или искажают «образ Я» и реальность, подчиняя их существующему са-моотношению, что уводят человека от истины. На практике психологическая защита носит по преимуществу деструктивный характер. Пытаясь поддерживать привычный уровень самоуважения, она блокирует адекватную оценку реального положения дел в социальной среде и в своем внутреннем мире, лишает человека воли, мужества и ответственности перед собой и другими. Делая социально-психологическую креативность орудием «самозаблуждения», личность не в состоянии посмотреть на себя и свои отношения с миром объективно. В таких случаях творчество имеет место, но вопрос в том, какую роль оно играет, способствует ли личностному росту, самовоспитанию. Возникает предположение о двойственной функции социально-психологической креативности в практике реальной жизнедеятельности человека: в одних случаях — созидательной, в других — деструктивной.

Деструктивная форма социальнопсихологической креативности обнаруживает себя и в тех случаях, когда высокоразвитые творческие способности, касающиеся мира людей, служат «орудием манипуляции» для достижения сугубо эгоистических, корыстных, а порой и аморальных, асоциальных целей. При этом партнеры по общению используют специальные приемы, идеи, позволяющие не только скрыть от противника реальные цели и мотивы, но и продемонстрировать ложные. Психологические манипуляции встречаются в политической борьбе, рекламе, бизнесе, военной сфере, спорте и т.д.

В связи с этим встает вопрос о взаимосвязи социально-психологической креативности с духовной реальностью человеческого бытия: ее нравственноэтическим строем, способностями руководствоваться в своем поведении высшими ценностями социальной, общественной жизни. Как известно, духовная жизнь человека всегда предполагает обращение к другому «Я», к обществу, ко всему роду человеческому.

Социально-психологическая креативность имеет очень важное значение для каждого человека как субъекта повседневного межличностного и делового общения. Психологические задачи являются наиболее широко распространенными среди людей, в реальных жизненных обстоятельствах часто требуют безотлагательного принятия решения. По сравнению с предметной креативностью здесь острее встает проблема последствий решений, которые при неудачах сопровождаются более глубокими переживаниями. Это связано прежде всего с тем, что последствия могут затрагивать жизненно важные потребности, интересы, отношения, убеждения, ценностные ориентации. Следовательно, субъект межличностного взаимодействия в большей степени ответственен за выбор содействий, связанных с принятием каких-то серьезных личностных, профессиональных решений.

Предметная и социально-психологическая креативность различны и в сферах профессионального применения. Предметная креативность должна быть хорошо развита у инженеров, архитекторов, механиков, биологов и других представителей сферы «человек — предмет». Социально-психологическая креативность необходима для представителей человековедческих профессий: педагогов, врачей, практических психологов, социальных работников, управленцев, политиков и т.п.

Чем чаще в своей повседневной жизни человек будет встречаться с примерами децентрированного образа жизни, чем чаще окружающие люди будут демонстрировать диалогическую обращенность к его индивидуальной неповторимости, тем

ИНТЕГРАЦИЯ

вероятнее формирование личности творческой, созидающей не ради эгоистического самовыражения, а для других людей.

Таким образом, проделанный нами теоретический анализ позволяет сделать следующие выводы.

1. Сложившееся в психологии понятие креативности представляется слишком общим и недостаточно дифференцированным.

2. С учетом принципиального различия между предметной деятельностью и общением как основными формами социального бытия человека можно дифференцировать креативность на предметную и социально-психологическую.

3. Социально-психологическая креативность отличается от предметной по содержанию, функциональному пространству, механизмам, уровню сложности, происхождению, месту в структуре личности и некоторым другим параметрам.

4. Социально-психологическая креативность является важнейшим внутренним условием эффективной работы специалистов с людьми.

5. Формирование социально-психологической креативности возможно лишь на основе особой технологии, которая только частично может совпадать с технологией формирования предметной креативности.

Поступила 17.03.03.

УЧЕБНАЯ МОТИВАЦИЯ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ*

Н.И. Мешков, зав. кафедрой педагогики МГУ им. Н.П. Огарева, профессор

В статье раскрывается вопрос, имеющий отношение к проблеме учебной мотивации и профессионального мышления. Отмечено, что мотивация оказывает существенное влияние на характер мышления и дальнейшее развитие профессионального мышления, которое наиболее интенсивно формируется в профессиональном учебном заведении. Управление процессом формирования профессионального мышления осуществляется как через систему решаемых задач, так и через мотивационную систему. Профессиональная мотивация на различных ступенях образования может оказывать различное влияние на качество учебной деятельности студентов.

In the article the problems relating to educational motivation and professional thinking have been investigated. It has been noticed that the motivation influences the character of thinking as well as the further development of professional thinking essentially, and the latter is being formed in professional educational institution most intensively. The shaping of professional thinking process is managed through the system of solving problems and motivational system. The professional motivation on its different stages could influence the quality of students’ education.

В современных условиях переоценки сложившихся ценностей, формирования новых экономических отношений пристальное внимание необходимо уделять системе образования как определяющему фактору обновления и развития всех сфер нашего общества. Одной из важнейших задач системы профессионального образования выступает подготовка специалистов высшей квалификации для различных сфер народного хозяйства, культуры, образования и пр.

Современный специалист в той или иной профессиональной области может

иметь адекватные притязания и высокое качество трудовой деятельности в том случае, если это специалист, обладающий профессиональным мышлением. Профессиональное мышление специалиста способно вскрыть противоречия в отражаемых явлениях, определить цель, сформулировать задачи и подобрать необходимые для их решения средства интеллектуальной и предметно-практической деятельности. Особенность профессионального мышления — в своеобразном синтезе практического и теоретического мышления при ведущей роли последнего.

* Статья издана при поддержке научной программы «Университеты России». Проект УЭР, 10.01.004

© Н.И. Мешков, 2003