УДК 159.923.2+613.83 ОСОБЕННОСТИ СИСТЕМЫ ОТНОШЕНИЙ ЛИЦ С НАРКОТИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ

Шелонина Т.В.

На данный момент в отечественной психологии проблема отношений лиц с наркотической зависимостью к различным сторонам объективной действительности недостаточно разработана. Цель данного исследования заключается в анализе различных точек зрения зарубежных и отечественных психологов на формирование системы отношений наркозависимых. Результатом проведенного анализа является построение модели изучения отношений лиц с наркотической зависимостью в триаде: субъект - субъектное отношение к наркотику, субъект - объектное отношение к другим людям, субъект - объектное отношение к себе. Наркозависимые, одушевляя и персонализируя наркотик, относятся к нему как к человеку. При этом их отношение к другим людям и к себе овеществляется. Окружающие воспринимаются как предметы для манипуляции. Самоотношение характеризуется механистичностью. Использование триадного подхода в изучении системы отношений лиц с наркотической зависимостью будет способствовать более успешной психотерапевтической работе с ними.

Ключевые слова: личность; система отношений; субъект - субъектные отношения; субъект - объектные отношения.

FEATURES OF DRUG ADDICT’S SYSTEM OF ATTITUDES

Shelonina T.V.

At the moment, the problem in domestic psychology concerning persons with drug addiction to the different sides of object reality is not widely developed. Therefore, the aim of this particular research is to analyze the different points of view of foreign and domestic psychologists forming the system of drug addicted relationships. The result of conducted analyses is to create a model of studying the relationships of drug addicted persons in triad: subject-to-subject relationship to drug, subject-to-object relationship to other people and subject-to-object relationship to themselves. At the same time, drug addicted animating and personalizing the drug, relate to it as if it was the person. Moreover, their relationships to other people and to themselves materialized. Drug addicted apperceive other people as if they were only objects for manipulations. Self-relationship characterized machinelike. Usage of triad method in studying the system of attitudes with persons who are drug addicted will definitely forward to more functional and successful psychological work.

Keywords: person; system of attitudes; subject-to-subject relationships; subject-to-object relationships.

Наркомания является одной из серьёзнейших проблем современного мира, особенно сильно она затрагивает Россию. Распространение наркомании в Российской Федерации в последнее десятилетие происходило угрожающими темпами. За последние десять лет количество наркозависимых граждан выросло на 60%. Даже по самым благоприятным прогнозам рост заболеваемости сохранится. При этом следует учесть, что выявляемость лиц с наркотической зависимостью во много раз ниже истинной распространенности. Возросло количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Среди множества общественно опасных проявлений наркомания занимает особое место, так как влечет за собой целый ряд тяжелых последствий.

На наш взгляд очень важным является изучение особенностей отношений лиц с наркотической зависимостью. Именно в сфере отношений впервые возникает почва для развития наркомании.

В.Н. Мясищев психологическое отношение человека «представляет как целостную систему индивидуальных, избирательных, сознательных связей личности с различными сторонами объективной действительности» [11, с.15], основными из которых являются: явления природы и мир вещей; люди и общественные явления; сам субъект - личность.

Таким образом, понятие отношение включает два объекта связи - субъект и объект отношения. Идея субъект - объектной связи является ключевой в теории отношений В.Н. Мясищева.

Б.Ф. Ломов [8] вводит понятие субъект - субъектных отношений при исследовании категории общения. В структуре такого отношения субъект воспринимает другого человека как равную себе самоценную и целостную личность.

Развивая идеи субъект - объектной и субъектно - субъектной связи человека с окружающей действительностью, Н.И. Сарджвеладзе [12] обращает внимание на различные подходы самого субъекта к вещам, людям, к самому себе. Человек может относиться к другому человеку и к себе как к вещи, и наоборот, к вещи как к человеку.

Данные процессы имеют место быть у лиц с наркотической зависимостью. Наиболее четко это прослеживается в теориях объектных отношений, в которых центральное место отводится потребности субъекта быть так или иначе связанным с объектом. Следует отметить, что с позиции этих теорий объекты - это люди, части людей или их символы.

Д. МакДугалл [10] указывает на то, что наркотики для лиц с наркотической зависимостью выполняют функцию матери.

Э. Люрссен [9] считает наркотик особым объектом, содержащим аспекты хорошей и плохой матери, который служит одновременно и проектом и

интроектом. В то же время, он является переходным объектом - символом, позволяющим установить связь между миром «Я» наркомана и внешним миром.

В продолжение развития позиции о переходном объекте Д. Херст [13] вводит понятие «аутистический объект». Аутистический объект - это объект внутри системы «Я», который не напоминает о матери, поддается контролю и не так часто, как люди, причиняет боль. У лиц с наркотической зависимостью наркотик выполняет роль аутистического объекта. У них создается иллюзия, что они могут контролировать свой мир с помощью наркотика.

Х. Кохут пишет: «Наркоман... нуждается в наркотике, полагая, что наркотик может исцелить центральный дефект в его Самости. Он становится для него заменой объекта Самости, покинувшего его - с травмирующей силой и поспешностью - в тот момент, когда он должен был еще чувствовать, что обладает полным контролем над его реакцией в соответствии со своими потребностями, словно тот является частью его самого. Принимая наркотик, он символически заставляет объект Самости признать его и успокоить или же он символически заставляет идеализированный объект Самости достичь полного слияния с ним и таким образом позволить ему разделить с ним магическую силу» [4, с. 63] .

Г. Кристал [3], изучая проблему совладания с тревогой и депрессией у наркозависимых, выяснил, что у них недостаточно развита аффективная толерантность по отношению к любой тревоге и депрессии. На этом фоне окружение воспринимается как враждебное, не способное принести облегчение. Поэтому все надежды возлагаются на наркотики. При этом, наркозависимые не хотят иметь никаких обязательств перед обществом, которое не сумело им помочь.

П. Куттер [5] отмечает, что люди, склонные к наркотической зависимости, не способны строить с другими людьми близкие, надежные, доверительные, наполненные чувствами отношения.

Э. Ханзян [14] обращает внимание на то, что лица с наркотической зависимостью обладают крайне нестабильной самооценкой. Им свойственно метание между самопожертвованием и эгоцентризмом. Для них наркотик является мощным средством против душевной боли, внутренней дисгармонии и чувства собственной неполноценности.

Ф. Шифер [15] указывает на наличие само-карающих, садомазохистских свойств у наркозависимых.

В свете рассмотренных точек зрения, наркотик - это либо значимый другой, либо его символ. Под влиянием наркотика у наркозависимых в отношении окружающих людей формируется отчуждённый, оппозиционный интерактивный стиль поведения. Лиц с наркотической зависимостью отличает очень неустойчивая, поляризованная самооценка. Они находятся в постоянном метании между позициями малоценности и самовозвеличивания.

В отечественной психологии особенности отношений лиц с наркотической зависимостью к окружающим миру наиболее полно изложены в работах Ц.П. Короленко, Е.В. Змановской, К.С. Лисецкого.

Ц.П. Короленко [7] считает, что у лиц с наркотической зависимостью наркотик заменяет отношения с людьми. С помощью «одушевленного» наркотика происходит удовлетворение эмоциональных потребностей наркозависимых. Люди, окружающие их, воспринимаются как объекты, которыми можно манипулировать, чтобы удовлетворить свою потребность в наркотике. Отношение к себе характеризуется механистичностью.

Е.В. Змановская [2] отмечает наличие высокой агрессивности и подозрительности у лиц с наркотической зависимостью по отношению к другим людям. Наркозависимые испытывают дефицит позитивных отношений к значимыми другим и к себе. Автор акцентирует внимание на связи между уровнем самооценки и степенью удовлетворенности отношениями с матерью.

К.С. Лисецкий характеризует зависимое поведение как форму «субъект-объектных отношений, в которых субъектом выступает предмет зависимости» [6, с. 44].

Проанализировав имеющиеся теоретические разработки проблемы отношений лиц с наркотической зависимостью, мы предлагаем рассматривать отношения наркозависимых как триаду: субъект - субъектное отношения к наркотику, субъект - объектное отношение к другим людям, субъект -объектное отношение к себе.

Субъект - субъектное отношение к наркотику. Наркотик «очеловечивается», наделяется атрибутами психической жизни человека. Эмоциональная привязанность к наркотику «персонализируется», а потеря его переживается как потеря какой-то части себя. Поведение по отношению к наркотику проявляется в его настойчивом поиске.

Субъект - объектное отношение к другим людям. Наркозависимые относится к людям как к вещам (объектам). Другой человек рассматривается ими с точки зрения полезности, приемлемости, нужности, важности, значимости для них. Симпатия испытывается только к тем людям, которые непосредственно удовлетворяют их потребности. Человек, употребляющий наркотик, готов воздействовать на другого человека, манипулировать его сознанием и поведением, навязывать ему свои мысли, контролировать его.

Субъект - объектное отношение к себе. Предметом объективизации выступает собственное «Я». Наркозависимый осуществляет инструментальный подход к самому себе. Глубинным источником этого типа самоотношения является неприятие самого себя. У лиц с наркотической зависимостью отмечается диссонанс между завышенной самооценкой с одной стороны и чувством неполноценности с другой. Их поведение носит компенсаторнозащитный характер.

Использование триадного подхода в изучении системы отношений наркозависимых будет способствовать более успешной психотерапевтической работе с ними.

В исследовании особенностей отношений лиц с наркотической зависимостью целесообразно использовать следующие проективные методики:

• Методика диагностики межличностных отношений Т. Лири;

• Семантический дифференциал Ч. Осгуда;

• Цветовой тест отношений А.М. Эткинда;

• Методика MAPS Э. Шнейдмана [1].

Список литературы

1. Горбатов С.В., Шелонина Т.В. Техника тематической апперцепции Э. Шнейдмана в изучении лиц с деструктивным поведением // Вестник СПбГУ, серия 12. 2011. Выпуск 2, С. 94-100.

2. Змановская Е.В. Клинико-экспериментальное исследование объектных отношений пограничных пациентов // Вестник психоанализа. 2006. № 1-2. С. 91- 98.

3. Кристал Г. Интеграция и самоисцеление. Аффект, травма и алекситимия. [Пер. с англ.] М.: Институт общегуманитарных исследований, 2006. 800 с.

4. Кохут Х. Анализ самости: Систематический подход к лечению нарциссических нарушении личности. [Пер. с англ.] М.: Когито-Центр, 2003. 308 с.

5. Куттер П. Современный психоанализ. СПб.: Б.С.Г.-Пресс. 1997. 356 с.

6. Лисецкий К.С., Литягина Е.В. Психология и профилактика наркотической зависимости. Самара: Бахрах-М, 2008. 224 с.

7. Короленко, Ц.П. Семь путей к катастрофе: Деструктивное поведение в современном мире. Новосибирск: Наука, 1990. 224 с.

8. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1999. 350 с.

9. Люрссен, Э. Проблема наркомании с точки зрения современного психоанализа // Энциклопедия глубинной психологии. Т. 2. Новые направления в психоанализе. Психоанализ в Восточной Европе. [Пер. с нем.] М.: Когито-Центр, 2001. С. 103-133.

10. МакДугалл Дж. Тысячелетний эрос. [Пер. с англ.] СПб.: совместное издание Восточно-Европейского института психоанализа и Б&К, 1999. 278 с.

11. Мясищев В.Н. Психология отношений: избранные психологические труды. М., 2003. 400 с.

12. Сарджвеладзе Н.И. Личность и ее взаимодействие с социальной средой. Тбилиси: Мецниереба, 1989. 170 c.

13. Херст Д.М. «Переходные» и «аутистические» феномены при аддиктивном поведении / ред. С. Даулинга. [Пер. с англ.] М.: «Класс», 2007. С. 183-196.

14. Khantzian, E.J. Understanding addictive vulnerability: An evolving psychodynamic perspective. Neuro-Psychoanalysis, 2003. Vol. 5. P 5-21.

15. Schiffer F. Psychotherapy of nine successfully treated cocaine abusers J. Subst. Abuse. 1988. Vol. 5. P. 133-137.

References

1. Gorbatov S.V., Shelonina T.V. Vestnik SPbGU, seriya 12 [St. Petersburg State University Bulletin, Series 12], no. 2 (2011): 94-100.

2. Zmanovskaya E.V. Vestnik psikhoanaliza [Journal of psychoanalysis], no. 1-2 (2006): 91-98.

3. Kristal G. Integratsiya i samoistselenie. Affekt, travma i aleksitimiya [Integration and self-healing. Affect, trauma, and alexithymia]. Moscow: Institute of humanities research, 2006. 800 p.

4. Kokhut Kh. Analiz samosti: Sistematicheskiy podkhod k lecheniyu nartsissicheskikh narushenii lichnosti [The analysis of the self: A systematic approach to the treatment of narcissistic personality disorders]. Moscow: Kogito Center, 2003. 308 p.

5. Kutter P. Sovremennyy psikhoanaliz [Modern psychoanalysis]. St. Petersburg.: B.S.G. Press, 1997. 356 p.

6. Lisetskiy K.S., Lityagina E.V. Psikhologiya i profilaktika narkoticheskoy zavisimosti [Psychology and the prevention of drug addiction]. Samara: Bachrach-M, 2008. 224 p.

7. Korolenko, Ts.P. Sem' putey k katastrofe: Destruktivnoe povedenie v sovremennom mire [Seven ways to disaster: Destructive behavior in the modern world]. Novosibirsk: Nauka, 1990. 224 p.

8. Lomov B.F. Metodologicheskie i teoreticheskie problemy psikhologii [Methodological and theoretical problems of psychology]. Moscow: Nauka, 1999. 350 p.

9. Lyurssen, E. Entsiklopediya glubinnoy psikhologii. T. 2. Novye napravleniya v psikhoanalize. Psikhoanaliz v Vostochnoy Evrope. [Encyclopedia of depth psychology. T. 2. New directions in psychoanalysis. Psychoanalysis in Eastern Europe]. Moscow: Kogito Center, 2001. pp. 103-133.

10. MakDugall Dzh. Tysyacheletniy eros [Thousand Eros]. St. Petersburg.: A joint publication of the East European Institute of Psychoanalysis and B & K, 1999. 278 p.

11. Myasishchev V.N. Psikhologiya otnosheniy: izbrannye psikhologicheskie trudy [Psychology relations: Selected Psychological Works]. Moscow, 2003. 400 p.

12. Sardzhveladze N.I. Lichnost' i ee vzaimodeystvie s sotsial'noy sredoy [Personality and its interaction with the social environment]. Tbilisi: Metsniereba, 1989. 170 p.

13. Kherst D.M. «Perekhodnye» i «autisticheskie» fenomeny pri addiktivnom povedenii [«Transitional» and «autistic» phenomena in the addictive behavior]. Moscow: Class, 2007 pp. 183-196.

14. Khantzian, E.J. Understanding addictive vulnerability: An evolving psychodynamic perspective. Neuro-Psychoanalysis, 2003. Vol. 5. pp 5-21.

15. Schiffer F. Psychotherapy of nine successfully treated cocaine abusers J. Subst. Abuse. 1988. Vol. 5. pp. 133-137.

ДАННЫЕ ОБ АВТОРЕ

Шелонина Татьяна Валериевна, аспирант

Санкт-Петербургский государственный университет Университетская наб., д. 7-9, г. Санкт-Петербург, 199034, Россия e-mail: shelonina@bk.ru

Shelonina Tatiana Valerievna, post-graduate student

Saint Petersburg state university

7-9, Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199034, Russia e-mail: shelonina@bk.ru

Рецензент:

Гранская Ю.В., кандидат психологических наук, доцент, Санкт-Петербургский государственный университет